Грачева домашнее насилие

Мы подготовили ответы на вопросы по теме: "Грачева домашнее насилие" с комментариями специалистов. Уточнить данные на 2020 год можно у дежурного консультанта.

«Семейно-охранительный подход»

Россия отказывается признавать, что женщин бьют в семьях. Что об этом думает Рита Грачева?

Сюжеты

Виктория Микиша

вт, 19 нояб. 2019 19:56:00

Замминистра юстиции Михаил Гальперин озвучил Европейскому суду по правам человека мнение правительства о проблеме домашнего насилия в России. Проблема «преувеличена». Наше государство не нуждается в законодательном регулировании домашнего насилия. Женщины, которые посмели жаловаться на истязания в семье — пытаются подорвать «правовые механизмы» страны.

Еще в июле 2019 года ЕСПЧ коммуницировал жалобы Натальи Туниковой, Маргариты Грачевой, Елены Гершман и Ирины Петраковой под общим названием «Туникова против России». Все женщины серьезно пострадали от своих мужей. В рамках рассмотрения дела эксперты ЕСПЧ направили российскому правительству вопросы по поводу проблемы домашнего насилия в нашей стране.

Как на уровне правительства оценивают проблему домашнего насилия? Признают ли российские власти ее серьезность и масштаб? Есть ли в стране законодательная база для наказания за все формы домашнего насилия и обеспечения гарантий для жертв? И есть ли в России системная проблема нарушения прав женщин и требует ли она общих мер?

Из четырех жалоб, которые сейчас рассматривает ЕСЧП, самая громкая — история 26-летней москвички Маргариты Грачевой. В декабре 2017 года муж Дмитрий Грачев, поссорившись с Маргаритой на почве ревности, отвез ее в лес и там отрубил ей кисти обеих рук. Затем доставил женщину в больницу, а сам явился в полицию и написал явку с повинной. Грачева осудили на 14 лет колонии строгого режима.

«Два года назад мне мог помочь охранный ордер или отселение от мужа, — рассказала Маргарита «Новой». — Я просила сотрудников полиции об этом, но мне отказались помочь, потому что такие меры не прописаны в законодательстве».

Потому что может

Казалось бы, в таком диком случае, как этот, не может быть разброса мнений: виноват агрессор, он должен быть наказан сообразно своему поступку. Но общество, привыкшее к обвинению жертв, не унимается и тут: мнений «довели парня» куда больше, чем хотелось бы (а хотелось бы нисколько, разумеется).

Журналисты, к сожалению, ещё не научились правильно подбирать слова для таких случаев: слишком много заголовков типа «серпуховчанин из ревности…» и «наказал за измену». Даже когда журналист пишет слово «якобы» — «за то, что она якобы была ему неверна» — это чудовищно. Нельзя, совсем нельзя искать оправдания преступлению.

Дмитрий Грачёв сделал то, что сделал, не потому что ревновал и как-то там ещё страдал, он сделал это, потому что счёл это возможным. Много кто ревнует и страдает, но мысль отвезти объект своих страстей в лес и жестоко расправиться с ним приходит в голову не каждому.

И ещё меньше людей реализует это. Точно так же Артём Исхаков убил свою соседку и надругался над её телом по этой же причине — он так и написал в своей предсмертной записке — «потому что могу». Но многие издания написали, что он сделал это «из-за неразделённой любви». Никто не убивает из-за любви или ревности. Люди убивают из-за своего убеждения, что убивать можно.

Единственная причина того, что Дмитрий Грачёв был нечеловечески жесток с бывшей женой, в «праве сильного» — идеи о том, что физически более сильный или наделённый властью человек вправе распоряжаться жизнью, здоровьем и благополучием того, кто слабее. Исторически мужчины всегда стремились подчинить женщин в силу их большей уязвимости — половой диморфизм наделяет мужчин в среднем большей мышечной силой, а период вынашивания и вскармливания детей делает женщину ещё более уязвимой и зависимой. Сколько существовало человечество, столько мужчины пользовались этой разницей в силе и ресурсах в своих интересах.

Цивилизация, движущаяся к гуманизму, стремится уравнять в правах оба пола, но это движение только начато, а момент, когда равноправие станет реальностью, непредсказуемо далёк.

«Я не знаю, как я им скажу»

Я поговорила с Маргаритой по телефону. Привожу её прямую речь без моих вопросов:

«Я пока не знаю даже близко, каким будет приговор, срок и условия содержания. Есть много нюансов. Активное сотрудничество со следствием, двое несовершеннолетних детей на иждивении (его лишили родительских прав, но приговор в силу ещё не вступил — он подал апелляцию, а апелляционный суд может случиться и через несколько месяцев, почти наверняка уже после приговора), явка с повинной убирает одну треть срока — всё это смягчающие обстоятельства. Прокурор просит 17 лет строгого режима, но с учётом этого всего ему могут дать совсем немного и потом ещё и выпустить по УДО — если у нас не получится доказать суду, что похищение было похищением — Грачёв это отрицает.

Я пока стараюсь особо не вовлекаться эмоционально, просто жду суда. Нет смысла нервничать, но, конечно же, это стресс.

Он оставил меня инвалидом на всю жизнь и мне очень страшно за себя, ведь он продолжает слать угрозы. Что будет со мной, когда он выйдет? Кто меня защитит?

Если его осудят, как он и рассчитывает, только по одной статье — причинение тяжкого вреда здоровью, он может выйти уже через три года. Будет день за полтора в СИЗО, плюс УДО.

Детям о том, что на самом деле произошло, я хотела бы рассказать сама. Пусть они лучше узнают правду от меня, чем из интернета. Я не знаю, как я им скажу. Для них это слишком жёстко. Не знаю, когда. Если когда они пойдут в первый класс — это слишком стрессово: и так смена обстановки и адаптация. Но если сказать позже — есть шанс, что они узнают от одноклассников. Пока я им сказала, что попала в аварию. Про отца они особо не спрашивают — мы уже жили отдельно к тому моменту. Пока они не интересуются…»

Читайте также

Скрепы: убойная сила. Как ставка государства на «традиционные ценности» провоцирует в обществе агрессию и что с этим делать

Члены российского правительства считают иначе. «Российское государство полностью выполнило обязательство по созданию законодательной базы, эффективно решающей проблему домашнего насилия. Правительство вновь заявляет, что нет особой необходимости в принятии конкретных нормативных актов, касающихся явления насилия в семье, до тех пор пока существующие средства правовой защиты такого же характера остаются эффективными», говорится в ответе ЕСПЧ.

Более того, российские чиновники даже не желают обращать внимания на официальную статистику МВД РФ. Согласно ей, за 2016 год в нашей стране признаны потерпевшими от насильственных преступлений в семье 65543 человека, из них 49765 женщин. В своем ответе экспертам международного суда они настаивают — настоящие жертвы домашнего насилия в России — мужчины, а вовсе не женщины.

Читайте так же:  Размер алиментов ребенка первого брака

«Даже если предположить, что большинство лиц, подвергающихся насилию в семье в России, на самом деле являются женщинами (хотя никаких доказательств этого утверждения не существует), логично предположить, что жертвы мужского пола больше страдают от дискриминации в таких случаях», говорится в ответе Минюста.

«Это нелепо и смешно, — говорит Маргарита, — в любом случае, защита от домашнего насилия нужна как женщинам, так и мужчинам. Закон о профилактике домашнего насилия необходим всем и защищать он будет всех, не важно, какого пола и сколько лет жертве».

«Мне очень страшно за себя». Маргарита Грачёва ждёт решения суда

Как мы лишали родительских прав мужчину, который отрубил руки своей жене

Мнения

Мари Давтян

вс, 30 сент. 2018 23:30:00

Осенью 2017 года Маргарита Грачева сообщила мужу, что разводится с ним. После этого Грачев избил жену, затем вывез ее в лес и угрожал убийством. Маргарита пыталась жаловаться в полицию, но участковый проигнорировал ее обращение. Финальное преступление Дмитрия Грачева стало известно всей стране: после очередного похищения супруги мужчина отрубил Маргарите кисти рук. Затем он отвез ее в больницу и явился в полицию с повинной. Защита потерпевшей добилась, чтобы Грачеву было предъявлено несколько эпизодов, включая обвинение в похищении человека и побоях.

В январе, когда Грачев уже был в СИЗО, их брак был расторгнут. Параллельно начался процесс по лишению Грачева родительских прав — у пары было двое совместных детей, трех и пяти лет. Специалист-психолог выявил, что мужчина был агрессивен, в том числе по отношению к ним. Серьезного физического насилия он к детям не применял, но имели место периодические побои и вербальная агрессия. Еще один аргумент в пользу лишения родительских прав Грачева: насилие в отношении матери напрямую повлияло на жизнь семьи в целом.

Отец оказался в СИЗО, мать получила инвалидность — условия жизни детей резко ухудшились. Фактически Грачев причинил вред не только своей жене, но и детям. Грачев был признан вменяемым. Он не мог не понимать, как и к каким последствиям для его собственных детей приведут его поступки. Во многих странах дети, живущие в таких семьях, приравниваются к потерпевшим. Эксперты говорят о вреде нормализации насилия: дети перенимают модель поведения агрессивного поведения.

Дмитрий Грачев. Скриншот Youtube

Тем не менее суду потребовалось девять месяцев для того, чтобы лишить Грачева родительских прав. Он лично участвовал в процессе, находясь под стражей, и заявлял, что он совершал насилие в отношении своей жены, а не в отношении детей.

Детей, по его словам, он любит, поэтому считает, что он должен сохранить свои отцовские права.

Сторона ответчика активно боролась за то, чтобы этот вопрос рассматривался после приговора по уголовному делу. Наличие несовершеннолетних детей является смягчающим обстоятельством, и Грачев собирался использовать это обстоятельство для борьбы за менее суровое наказание. Вполне циничная позиция: я не отрицаю, что я это совершил, но вопрос о детях удобнее решить потом.

Органы опеки и прокуратура поддерживали Маргариту Грачеву и ее представителей в требовании немедленно лишить бывшего мужа родительских прав. Суд же занимал формальную позицию и предлагал дождаться бумажки — обвинительного приговора, снимая с себя ответственность за оценку всех обстоятельств. В итоге удалось доказать, что действия Грачева причинили вред непосредственно детям, что он представляет собой прямую угрозу для детей и что все это никак не зависит от исхода уголовного дела. И это важный прецедент.

Если мы рассмотрим судебные процессы о лишении родительских прав отцов, применявших насилие к женам, то заметим два типичных обстоятельства. Во-первых, чаще всего именно жен обвиняют в том, что с ними происходило. Маргарита Грачева избежала таких обвинений лишь в силу особой жестокости преступления, совершенного в ее отношении. Во-вторых,

прокуратура часто занимает позицию, согласно которой насилие в отношении матери не приравнивается к насилию в отношении детей. Прокуроры уверяют суд, что с детьми отец ничего плохого не делал, а значит, и родительских прав его лишать не за что.

Но на примере дела Дмитрия Грачева удалось показать, что это не так.

Во многих случаях суды встают на сторону отцов, игнорируя интересы жертв домашнего насилия. В одном из уголовных дел из нашей практики обвиняемый совершил развратные действия в отношении своей падчерицы. По приговору суда он признается виновным и отправляется в тюрьму, но мы в течение года добиваемся лишения его родительских прав в отношении его собственной дочери, которая проживала в том же доме. Аргумент прокуратуры был в том, что развратные действия были совершены в отношении только одного ребенка, а второго никто не трогал. Нам приходилось доказывать, что насильственные действия в отношении одного члена семьи наносят вред каждому, но… не понимали.

Так устроены процессы о лишении родительских прав для отцов. С матерями — совсем другая история, и о ней нужно говорить отдельно.

«Они не сочувствуют женщинам»

Адвокатесса Маргариты и правозащитница Мари Давтян сказала мне следующее:

«В том, что Дмитрий Грачёв, мягко говоря, не раскаялся, нет никаких сомнений. я убеждена, что он гордится тем, что сделал.

Может быть, я ошибаюсь, и он одумается через несколько лет, но пока мне кажется, что его уверенность в том, что он всё сделал правильно и нужно закончить начатое, только окрепнет. Когда он её вёз в лес, он сказал, что если она его не дождётся, он расправится с ней и её родственниками, и потом уже из СИЗО поступила записка от него с угрозами. Сейчас он уже, конечно, ведет себя осторожнее: пишет письма, которые публикуются у его матери на странице — о том, как он любит детей и так далее, ведь если его не лишат родительских прав, то срок будет меньше.

Хорошо, что он по крайней мере перестал писать Маргарите, потому что любое письмо от него наводит на неё ужас.

К сожалению, у неё не остаётся сил и времени на психотерапию — всё время уходит на реабилитацию, двоих детей, уход за которыми сейчас значительно осложнён, и на суд. Но при этом она невероятно сильный человек. Мне даже кажется, что Грачёв просто хотел эту силу сломать — как дети ломают песочные домики. Она настолько яркая и сильная — значительно сильнее него морально, что ему просто хотелось её растоптать. Мало того, что ты от меня уходишь, ты ещё и своей жизнью смеешь жить, я тебя сломаю. Но ему не удалось.

Грачёв очень хорошо всё продумал, включая то, какое наказание он получит. Он был уверен, что больше трёх лет не отсидит. Тяжкий вред здоровью с учётом явки с повинной — максимум 5 лет, и можно выйти по УДО. Я сделаю всё, чтобы он не отделался так просто.

Мы очень долго добивались возбуждения уголовного дела по 126 статье — «похищение». Для меня это какой-то сюр, если честно. Есть очевидные вещи, и одна из таких вещей: если человек не хочет куда-то ехать, но ты его туда перемещаешь силой, это похищение.

Он сам даже не отрицает, что он вывез её против её воли. Я верю в то, что это будет признано похищением, что сразу очень сильно увеличит срок и сделает УДО невозможным. Возможно, к тому времени у нас уже появятся охранные ордера.

Читайте так же:  Развод после усыновления ребенка

Я и правозащитница Алёна Попова очень давно добиваемся принятия закона о домашнем насилии и охранных ордеров. Почему такое вообще происходит? Наше общество глубоко патриархально, законодатели в основном — мужчины. Я уверена, что большинство из них склонны к насилию, потому что оно всегда идет об руку с властью. Они не хотят признавать это проблемой именно потому что сами не хотят утратить возможность проявлять власть таким образом. Изменить это будет невероятно сложно, но делать это необходимо.

К сожалению, они не сочувствуют женщинам и боятся, что вертикаль власти, начинающаяся в семье как в ячейке общества, пошатнётся, если их лишат права проявлять насилие в сторону жён.

Обществу прежде всего нужно отрефлексировать идею того, что власть и контроль — это ненормальные отношения, что нам нужно стремиться к горизонтальным отношениям как в обществе, так и в семье.

Сегодняшний культ насилия очень способствует тому, чтобы всё это продолжалось, и прекращение эскалации насилия невозможно без разрушения вертикальной власти с её демонстрацией силы. Наша задача, возможно, на всю жизнь — построить общество с принципиально иной структурой отношений».

Почему вы не выпрыгнули из машины?

Это невероятно, но такой вопрос действительно задавали Маргарите во время суда. Ведь мы все так делаем — если понимаем, что нас везут не туда, куда бы мы хотели, просто каким-то образом открываешь заблокированные двери, выпрыгиваешь на большой скорости, и убегаешь на сломанных ногах. А твой похититель, конечно же, просто едет дальше, зачем ему тебя догонять.

Похожим образом судья спрашивала Галину Каторову из Приморья, которая в ходе самообороны нанесла мужу смертельный удар ножом: «Почему вы просто не покинули место конфликта?».

И в обвинительном заключении потом произнесла «Каторова халатно не покинула место конфликта». Женщины, чьи мужья оказались садистами, они же всесильны, как захотят — так и будет. Во всяком случае, так зачастую думает российский суд.

Старое-доброе обвинение жертвы всегда на страже.

Эта дихотомия — мужчина всегда в своём праве, а женщина всегда виновата, чтобы ни произошло, глубоко укоренена в нашем общественном сознании. Если мужчина напился и сделал что-то плохое, то его опьянение в глазах общества будет смягчающим обстоятельством — ну, напился мужик, ну с кем не бывает. Если же женщина выпила лишнего и её в беспомощном состоянии изнасиловали, то виновата будет тоже она. Надо было думать, прежде чем…

Феминицид должен быть остановлен. Женщины, не защищённые законом о домашнем насилии, гибнут в промышленных масштабах.

Маргарита Грачёва чудом выжила — её мучитель предусмотрительно заранее изучил, как не дать ей истечь кровью, а также как не дать ей потерять сознание — чтобы она в полной мере ощутила всё, чему он решил её подвергнуть.

Почти год понадобился Мари Давтян на то, чтобы лишить Грачёва родительских прав. Ещё один абсурд. Суд стоял на том, что отец любит детей и проявил жестокость лишь к их матери, а не к ним самим (их он всего лишь иногда поколачивал, для наших широт это даже не жестокость никакая). К счастью, суд удалось убедить в том, что своими действиями Грачёв и детей тоже поставил под удар — ведь с инвалидизацией матери детей качество жизни детей серьёзно снижается. Просто ужасно, что это вообще пришлось доказывать.

Надеюсь, что апелляционный суд оставит всё как есть — то есть не вернёт садисту Грачёву право воспитывать детей.

Адвокатесса Маргариты Грачёвой Мари Давтян написала текст об этом процессе, вот цитата из него: «Во многих случаях суды встают на сторону отцов, игнорируя интересы жертв домашнего насилия. В одном из уголовных дел из нашей практики обвиняемый совершил развратные действия в отношении своей падчерицы. По приговору суда он признается виновным и отправляется в тюрьму, но мы в течение года добиваемся лишения его родительских прав в отношении его собственной дочери, которая проживала в том же доме. Аргумент прокуратуры был в том, что развратные действия были совершены в отношении только одного ребенка, а второго никто не трогал. Нам приходилось доказывать, что насильственные действия в отношении одного члена семьи наносят вред каждому, но… не понимали.

Так устроены процессы о лишении родительских прав для отцов. С матерями — совсем другая история, и о ней нужно говорить отдельно».

Обществу необходимо объединиться в борьбе с таким раскладом, этот абсурдисткий порядок вещей должен исчезнуть. А для этого нам нужно разговаривать об этом, называя вещи своими именами.

В насилии всегда виноват только насильник. На насилие нельзя спровоцировать, до него нельзя довести. Садисту не место на свободе. Садист не может воспитывать детей. Садисту нельзя приближаться к тем, кто от него пострадал. Прописные истины, которые почему-то с таким трудом даются нашему обществу.

Россия написала новое письмо в ЕСПЧ: государство не отвечает за семейно-бытовое насилие, если виновники – частные лица

Российские власти написали новое письмо в ЕСПЧ (Европейский суд по правам человека), объясняя позицию государства в делах о расследовании случаев домашнего насилия. Письмо подписано уполномоченным РФ при Европейском суде по правам человека замминистра юстиции Михаилом Гальпериным, ​выдержки из него приводит «Коммерсантъ». Ранее Минюст РФ, напомним, заявлял ЕСПЧ, что масштабы домашнего насилия в России «преувеличены», а отдельный закон на эту тему не нужен, и обвинял пострадавших от насилия женщин в том, что они якобы «пытаются подорвать усилия, которые правительство предпринимает для улучшения ситуации».

Минюст РФ: масштабы домашнего насилия в России «преувеличены», а отдельный закон об этом не нужен

ЕСПЧ рассматривает дела четырех россиянок: все они жалуются на неспособность российских властей защитить их от домашнего насилия и настаивают, что домашнее насилие в их отношении необходимо квалифицировать как пытки. Это дела:

  • Маргариты Грачевой, которой бывший муж отрубил кисти рук. Она требует от государства возместить расходы на лечение и протезирование, но правительство РФ заявило, что ей не может быть выплачена компенсация материального вреда, так как вред им был причинен частным лицом.
  • Натальи Туниковой, которую регулярно избивал гражданский партнер и попытался сбросить ее с 16-го этажа. Женщина ударила его ножом, а суд признал ее виновной в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью.
  • Елены Гершман, которая пережила девять эпизодов тяжелых избиений со стороны бывшего супруга, но ей отказали в возбуждении уголовного дела.
  • Ирины Петраковой, которую избивал и насиловал муж, в том числе и после развода. Его приговорили к общественным работам, но позже и это наказание было отменено.

В своем письме Гальперин просит не признавать ответственность РФ за случаи насилия в отношении четырех женщин, ссылаясь на то, что государство не может нести ответственность за ситуации заявительниц, так как «страдания и травмы причинялись им в результате действий частных лиц (а не должностными лицами)».

Читайте так же:  Сколько надо заплатить за развод через суд

Также представитель Минюста предлагает женщинам и их адвокатам использовать главу 22 КоАП – «она предоставляет возможность подать административный иск о действии или бездействии полиции и провести для этого отдельный процесс».

Письмо в ЕСПЧ было написано уже после выхода доклада кризисного центра «Анна», который помогает женщинам, пострадавшим от семейного и бытового насилия. Согласно данным этого доклада почти каждая десятая убитая женщина в мире проживала в России, но правительство не борется с этими преступлениями. С начала 2017 года в России декриминализированы побои в семье: их перевели из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения – в том случае, если насилие было совершено впервые.

«В 2018 году российских женщин признали одними из самых незащищенных в мире – Россия набрала ноль баллов в области законодательства по защите женщин от насилия, оказавшись среди таких стран, как Либерия, Габон или Йемен», – сказано в документе.

Юристы, которые представляют интересы Грачевой и других женщин, подавших иск в ЕСПЧ, ранее заявляли, что Россия, демонстративно отказываясь защищать жертв домашнего насилия, фактически «дискредитировала себя на международной арене» и нанесла «серьезный удар по престижу государства».

«Отрубленные руки говорят о другом». Адвокат жертв домашнего насилия в России – о письме Минюста в ЕСПЧ

Также в выходные президент Владимир Путин подписал поправки к Конституции РФ, в которых есть пункт о приоритете российских законов над решениями международных судов. Это фактически ставит крест на попытках Грачевой и других жертв домашнего насилия добиться компенсации от российских властей за то, что с ними произошло – даже если решение ЕСПЧ будет вынесено в их пользу.

НовостиСМИ: власти выступили против выплат пострадавшим от бытового насилия четырём россиянкам

Дело находится в ЕСПЧ

Власти России вновь направили свой ответ ЕСПЧ по делу четырёх россиянок, которые пострадали от домашнего насилия. Об этом сообщает «Коммерсантъ». В новом заявлении уполномоченный РФ при Европейском суде по правам человека и замминистра юстиции Михаил Гальперин привёл аргументы против того, чтобы российские власти выплачивали компенсацию материального вреда пострадавшим. Среди них — Маргарита Грачёва, которой бывший муж отрубил кисти рук.

Напомним, что в ноябре 2019 года Минюст России в ответном письме ЕСПЧ по делу четырёх гражданок назвал проблемы домашнего насилия в стране «преувеличенными», заявил о дискриминации мужчин, а также о том, что законодательство РФ «эффективно» решает проблемы бытового насилия. Россиянки в своём иске указывают, что власти «не способны защитить их домашнего насилия и дискриминации». Кроме того, женщины считают необходимым квалифицировать бытовое насилие в их отношении как пытки.

«Разница между пыткой и другими видами жестокого обращения в том, что пытка — это наиболее сильная его форма, самое сильное из возможных истязаний», — поясняет старший юрист проекта «Правовая инициатива» Татьяна Саввина.

В новом ответе представитель РФ сослался на статью 3 Конвенции о защите прав и свобод человека (в которой говорится о запрете пыток) и отметил, что государство не может нести ответственность за случившееся с россиянками, так как «страдания и травмы причинялись им в результате действий частных лиц». Кроме того, «потерпевшие не имеют права оспаривать законность действий или бездействия полиции в ходе расследования в связи с привлечением к административной ответственности предполагаемого обидчика». По мнению авторов письма, пострадавшие могут подать административный иск о действии или бездействии полиции для проведения отдельного процесса согласно главе 22 КоАП.

Возместить расходы на лечение требует, например, Маргарита Грачёва. «По сути, нам говорят, что конвенция и правовая система должны защищать людей от государства, но не должны защищать женщин и детей от насилия со стороны мужчин-агрессоров. В случае Маргариты Грачёвой связь между бездействием полиции и её инвалидностью очевидна», — говорит Саввина.

Родитель Грачев

Читайте также

Родитель Грачев. Как мы лишали родительских прав мужчину, который отрубил руки своей жене

Видео (кликните для воспроизведения).

Мама Маргариты Инна Шейкина называет слова Михаила Гальперина «ожидаемыми» и «циничными». «Как будто зазеркалье какое-то, — говорит она «Новой», — жестоко, сваливать на жертву вину. Она пострадала, да еще и виновата в том, что трепыхается, и правоту свою пытается доказать. И этим, оказывается, предает родину».

В ответе Минюста экспертам международного суда подчеркивается, что государство не считает нужным вмешиваться в дела семьи: законодательство РФ «полностью соответствует семейно-охранительному подходу, согласно которому чрезмерное вмешательство государства в частную и семейную жизнь нарушает право личности на неприкосновенность частной жизни. В том числе и ее выбор урегулировать ситуацию с обидчиком ради сохранения личных отношений в семье, а не оставлять этот вопрос на усмотрение органов государственной власти».

Мать Маргариты Грачевой говорит, что верит, что российское правительство однажды примет закон о профилактике домашнего насилия.

Она внимательно следит за дискуссией вокруг этого законопроекта, общается и с его сторонниками, и с противниками. «Противники закона утверждают, что женщины будут использовать его, чтобы оклеветать мужей. Боятся, что будут отбирать детей, жилплощадь, чтобы расселить жертву и насильника, — рассказывает Инна. — Но это вопрос законодательной проработки деталей. Сам же закон, в случае принятия, может спасти тысячи людей по всей стране. Противники этого закона просто никогда не сталкивались с домашним насилием. Они даже не могут представить, каково это, когда тебя избивают, ты пишешь заявление в полицию, просишь помочь, но тебе в этот же день приходится вернуться домой к мужу, и он становится еще более агрессивным. И идти тебе некуда».

Акция в поддержку сестер Хачатурян. Фото: РИА Новости

Инна знает, о чем говорит. Ровно за месяц до трагедии, 11 ноября 2017 года она поехала с Маргаритой в Серпуховский отдел полиции Москвы, чтобы подать заявление на мужа Дмитрия. В заявлении Маргарита рассказывала о неоднократных угрозах и побоях со стороны мужа. В частности, Маргарита подробно описывала случай, как муж вывез ее в лес и ножом угрожал покалечить. В полиции жалобу принимать не хотели.

Участковый Александр Грузнов отговаривал Маргариту, убеждал, что это все пустяки, она еще помирится с Дмитрием, в противном же случае, их сыновьям заявление выйдет боком.

Мол, отца осудят и карьера в органах МВД или на госслужбе для мальчиков будет закрыта. Маргарита отказалась его слушать и подала заявление.

7 декабря Грузнов опять вызвал в отдел Инну и снова предложил забрать заявление. Женщина отказалась и предъявила ему фотографии синяков на теле дочери – следствие очередных побоев мужа. Грузнов фотографии к делу приобщил, затем закрыл папку с документами и ушел в отпуск.

Через два дня произошла трагедия.

Маргарита стала инвалидом.

Почему это важно

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Дмитрия Грачева, отрубившего жене кисти рук, приговорили к 14 годам колонии строгого режима

Поставлена точка в громком и страшном деле о нечеловеческой ревности. 14 лет колонии строгого режима получил Дмитрий Грачев, который отрубил своей жене кисти рук. Прошло около года, однако подробности этого жуткого происшествия забыть просто невозможно. Молодую и красивую женщину, мать двоих детей, муж отвез в лес для жестокой расправы. Спланировал все заранее. Просто за то, что она хотела развестись.

Читайте так же:  Защита прав ребенка информация

На оглашение приговора он идет спокойно, невозмутимо смотрит в объективы камер, не прячет глаз ни перед бывшей женой, которой в одночасье сломал жизнь, ни перед ее родителями. С собой уже знакомая всем участникам процесса тетрадка — из нее подсудимый Дмитрий Грачев вместо последнего слова зачитывал стихи. Сегодня, слушая вердикт суда, он не проронил ни единого слова. Все тот же уверенный взгляд. Никакой реакции ни на срок, ни на выкрики журналистов, которых едва вместил зал заседаний.

Жуткая история произошла в декабре прошлого года в подмосковном Серпухове. Муж, подозревая жену в измене, отрубил ей кисти рук.

«Я хотела бы максимально возможного и пожизненно, но я понимаю, что по этим статьям такого срока нет. Прокурор запрашивал 17 лет и со смягчающими – это объективно возможное наказание. Но я говорю – никакое наказание не вернет моих рук», – сказала Маргарита Грачева.

Они познакомились больше десяти лет назад, еще школьниками. На фотографиях из уже прошлой жизни Маргарита светится от счастья. Свадьба, рождение двух сыновей. На первый взгляд, крепкая семья. Но однажды Дмитрий начал изводить ее сценами ревности. Избил на глазах детей, угрожал ножом, заставил пройти детектор лжи. Не удивительно, что пара оказалась на грани развода.

Следствие доказало, что преступление Грачев заранее спланировал в мельчайших деталях. Целью было не убить бывшую любовь, а искалечить. При этом он сам привез Риту в больницу, а после сдался полиции. Явка с повинной, как известно, смягчает вину.

«Он изучал медицинскую литературу, в части, как правильно оказывать первую помощь пострадавшим с травматической ампутацией. И в это же самое время он изучал Уголовный кодекс, особенно в части смягчающих обстоятельств. На стадии предварительного следствия Грачев в содеянном не раскаялся», — сообщила старший помощник руководителя ГСУ СК РФ по Московской области Ольга Врадий.

Чудо это или высокий профессионализм, но врачам удалось спасти Маргарите левую кисть. Вместо правой теперь протез.

«Страшный был момент, когда в больнице ее перевели из реанимации. Естественно, человек вообще ничего не может делать без рук. И когда она начала какие-то подробности рассказывать, это тоже было страшно. Сейчас мне страшно при мысли, как это детям рассказать», — сказала Инна Шейкина, мама Маргариты Грачевой.

Для детей мама попала в аварию. Об отце спустя год они и не вспоминают. От уже бывшего мужа Маргарита не дождалась ни извинений, ни раскаяния. Лишь угрозы, которые он уже после задержания передавал ей через общих знакомых.

«Когда он вез меня в больницу, он повторял, что если ты не будешь меня ждать, я убью тебя и твоих родственников. Боюсь. И этот срок хоть какую-то дает мне защиту, если бы ему дали три года, это было бы еще страшнее, этот срок мне дает хоть какую-то надежность», — говорит Маргарита.

Врачи сочли подсудимого абсолютно вменяемым, отметив лишь, что Грачев обидчив и раним. Его адвокат готовится обжаловать приговор. А его бывшая жена, молодая 26-летняя женщина, учится жить с нуля. Впереди долгая реабилитация. Функции левой руки вряд ли восстановятся полностью. После Маргарита планирует налаживать личную жизнь и мечтает о женском счастье. Фактов ее супружеской неверности во время расследования обнаружено не было.

Рита Грачева, которой муж отрубил руки: «Сейчас он, наверное, жалеет, что не убил меня»

Итак, подмосковный садист, которого в СМИ прозвали «Отелло», получил 14 лет. Серпуховский суд сегодня вынес приговор 26-летнему Дмитрию Грачеву , который в декабре 2017 года вывез жену в лес и отрубил ей кисти рук. Сначала он подозревал женщину в измене, а потом решил отомстить за то, что подала на развод.

Маргарита Грачева вот уже год учится жить заново. Левую руку врачи чудом спасли, Пришили. Давали 1%, что приживется. Повезло. Рита учится управляться рукой, которая при самом благоприятном исходе сможет работать процентов на 20 от прежнего. Правая рука — протез.

Маргарита Грачева в студии Радио Комсомольская правда .Сегодня бывший муж молодой женщины, отрубившей ей руки, получил срок — 14 лет колонии. О громком приговоре и новой жизни Рита расскажет в эксклюзивном интервью Комсомолке

Пока шел суд, Рита мужественно приходила на все заседания. В который раз переживая то страшное утро 11 декабря 2017 года. На одном из заседаний ее даже «допрашивал» бывший муж, ехидно улыбавшийся из клетки.

Спустя несколько часов после оглашения приговора Маргарита Грачева дала эксклюзивное интервью в эфире Радио «Комсомольская Правда».

Маргарита Грачева вот уже год учится жить заново Фото: Александр РОГОЗА

«СЕЙЧАС ОН ЯВНО ДОДУМЫВАЕТ, КАК ЗАВЕРШИТЬ СВОЙ ПЛАН»

Грачеву предъявляли обвинение по трем статьям — «причинение тяжкого вреда здоровью», «похищение человека», «угроза убийством». Сам Дмитрий во время процесса добивался, чтобы суд две последние статьи исключил. Тогда бы ему с учетом того, что а) есть явка с повинной, б) к уголовной ответственности раньше не привлекался, вполне могло прилететь лет пять. Год провел в СИЗО (а там день за полтора), а через половину срока можно просить условно-досрочное освобождение. Так что еще через год он мог запросто выйти на свободу. Рита часто говорила в интервью, что боится такого развития событий.

— Рита, вы можете вспомнить сегодняшнее утро? С какими мыслями ехали в суд? На что рассчитывали?

— Я давно говорила, что хочу для него максимальное наказание. Но по нашим законам пожизненное за такое не дают. Поэтому сегодня утром я старалась себя не накручивать. Да, по похищению было непонятно. Если бы суд переквалифицировал дело, ему могли бы дать только 3-5 лет тюрьмы.

— Дмитрий ведь вам угрожал?

— Угрожал, когда 11 декабря вез меня из леса с отрубленными руками в больницу, потом писал записки из СИЗО: «жди меня», «дождись». Я думаю, что сейчас он явно додумывает, как завершить свой план. Наверное жалеет, что не убил меня. Я реально опасаюсь. Этот срок дает хоть какую-то гарантию на несколько лет.

— Когда вы были у нас в студии в первый раз, вы говорили о том, что подумываете о побеге. Мол, возможно придется скрываться с детьми, чтобы Грачев вас больше не нашел. Сейчас такие мысли есть?

— Если я решусь, я точно не буду рассказывать о своем переезде СМИ. Если это делать, то делать тайно. Но, честно говоря, иногда такие мысли появляются. С другой стороны, я не хочу бежать, не хочу скрываться. Я — пострадавшая. Я считаю, что это его должны от меня изолировать. После того, что со мной случилось, мне хочется, чтобы очень многое поменялось в нашем законодательстве. А для этого нужно быть здесь.

Читайте так же:  Алименты на ребенка инвалида заявление

— Что именно поменять?

— Ужесточить наказание за бытовое насилие. Столкнулась с проблемой инвалидности, ее получения, подтверждения. (Рита потеряла руки почти год назад, а инвалидность официально получила всего как несколько месяцев. И это — с объективной проблемой, после потери конечностей, — Авт.). Столько недочетов!

Левую руку Рите врачи чудом спасли Фото: Александр РОГОЗА

«КАЖДАЯ НОВАЯ МОЛНИЯ НА ОДЕЖДЕ — ДЛЯ МОИХ РУК ИСПЫТАНИЕ»

— На суде было видно, что часть друзей, ваших бывших общих друзей, встала на сторону Дмитрия. Они действительно его поддерживают?

— Да. Они как-то оправдывают его поступок. Но при это в разговорах, когда ставят себя на мое место, говорят: я бы его за такое убил. Некоторым сложно встать на мое место. Некоторые считают, что это я его довела.

— Сейчас у вас одна рука бионическая (протез нового поколения, — Авт.). Научились ею управлять? Почистить зубы, застегнуть курточку?

— Могу. Но каждая новая молния для меня испытание. Это не так, что я научилась застегивать одну молнию и мне по силам все молнии мира. К каждой новой вещи с моими новыми руками приходится привыкать, учиться ими пользоваться. Сейчас я могу самостоятельно детей из садика забирать, могу что-то приготовить дома нехитрое.

На суде Грачев удивил журналистов, попросив судью выпроваживать из зала прессу, когда он будет говорить «о своих интимных делах». Что за интимные тайны такие у 26-летнего грузчика? Некоторые решили, что в этих фрагментах шла речь о каких-то проблемах — психологических или физиологических — самого Дмитрия. Мы попросили Риту рассказать, о каком там интиме шла в итоге речь.

— На самом деле там он мне задавал те же вопросы про водителя с работы, к которому он меня ревновал. Ничего такого там не было. Судья даже спросила у него: «а в чем интимность это информации?».

«ХАЛАТНЫЙ» УЧАСТКОВЫЙ УЕХАЛ.

В Следственном комитете сегодня напомнили, что помимо завершившегося в суде основного дела об отрубании рук есть еще дело о халатности участкового. «Комсомолка» много раз писала, что за месяц до трагедии Грачев провел «репетицию». Он так же вывез Риту в лес и угрожал ей ножом, приставляя к горлу. Выбивал признание в измене. Но не получил его. Тогда Рита писала заявление в полицию. Однако участковый не стал проводить проверку и отказал в возбуждении уголовного дела. Теперь ему предъявлены обвинения по статье «халатность».

— Маргарита, как развивается это дело?

— Это тоже тянется уже около года. У меня даже была очная ставка с этим участковым. (Мужчина, кстати, уже давно уволился из органов, — Авт.). Но на текущий момент расследование приостановлено. Нам объясняют, что он работает теперь вахтовым методом в Орловской области и поэтому якобы нельзя совершать с ним никаких следственных действия.

Подмосковный садист, которого в СМИ прозвали «Отелло», получил 14 лет. ФОТО Максим Григорьев/ТАСС

— Участковым работает, надо полагать?

— Я не знаю. Последний раз следователь нам сказал, мол, не мешайте работать, не лезьте со своими заявлениями.

Дело завели после проверки СК, которая подтвердила, что участковый тупо отмахнулся от заявления женщины и ничего не предпринимал. Уголовное дело — это хорошо, это правильно. Внушительно звучит. Но если внимательно почитать Уголовный кодекс. Статья 293 часть 1, которую предъявили бывшему полицейскому, — это максимум арест до трех месяцев. Максимум! А так — либо штраф, либо обязательные работы.

О ДЕТЯХ

— Вернувшись к детям с пришитой рукой, вы сказали им, что попали в аварию. А папа уехал в другой город. Мальчики по-прежнему ничего не знают?

— Они еще слишком маленькие для такой правды. Даже ели ее преподносить мягко, без всех подробностей, это очень страшно. Я собираюсь сказать им правду, но в более позднем возрасте. Наверное, когда они пойдут в школу. Старшему сыну вот-вот исполнится 6 лет (младшему сейчас 4, — Авт.) и на следующий год он уже пойдет в первый класс. Но нужно еще посоветоваться с детскими психологами, когда лучше это сделать.

— Вы не опасаетесь, что кто-то другой расскажет вашим детям правду про их папу с топором?

— В детском саду, я надеюсь, это не произойдет. А вот в школе все-таки дети уже с телефонами, с интернетом. Но я хочу, чтобы они первыми узнали именно от меня. Хочу как-то грамотно это донести. Чтобы у них не осталось никакой злости, чтобы они не думали про месть всю свою жизнь.

— Родственники Грачева общаются с детьми?

— Нет. Изначально я была не против, чтобы это общение было. Но после того как я вижу, что вся его родня этот поступок оправдывает, я не хочу давать им детей. Что они им будут рассказывать? Что папа — молодец, а мама сама виновата? Мы живем в пяти минутах от матери Дмитрия Грачева. Каждый день вожу детей в детский сад и обратно. Мы ее никогда не встречали. Наверное, если бы она хотела видеть внуков, она бы могла подойти.

— А ребята сами не спрашивают, где папа?

— Мы на стадии развода уже не жили вместе. До этого они слышали, как он меня бил. У них очень четко отложилось в голове , что папа маму бил и что они вместе больше не живут.

14 ЛЕТ — МНОГО ИЛИ МАЛО?

В соцсетях много споров. 14 лет, которые дали Дмитрию Грачеву, за такой набор преступлений — это много или мало? Адекватное ли это наказание? Не слишком ли мягкое?

— На мой взгляд по этому пусть и резонансному, дикому преступлению, суд дал довольно серьезную санкцию, — заявил в эфире Радио «Комсомольская Правда» адвокат Андрей Некрасов . — Можно было ожидать более мягкого наказания. По сложившейся практике у нас в стране даже за убийство дают в среднем по 10 лет.

За примерами, к сожалению, далеко ходить не надо. Дмитрий Грачев отрубил жене руки в декабре 2017 года. В самом начале января 2018-го на другом конце Подмосковья , в Солнечногорске , действующий (на тот момент) полицейский зверски зарезал свою жену при похожих обстоятельствах. Ревновал, женщина решила развестись, а муж не хотел отпускать. Более того, с делом Риты Грачевой это ЧП связывало еще и то, что незадолго до убийства этот полицейский тоже нападал на супругу с ножом, и она тоже писала заявление, но участковый его проигнорировал. Приговор был озвучен на нынешней неделе. 39-летний Сергей Гусятников получил 9 лет колонии. Всего 9 лет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Никакой срок рук мне не вернет»: Рита Грачёва прокомментировала приговор бывшему мужу, отрубившему ей руки

Видео (кликните для воспроизведения).

В Серпуховском суде сегодня объявили приговор «подмосковному Оттело». В декабре 2017-го 26-летний грузчик Дмитрий Грачев, чтобы не дать жене развестись с ним, отрубил ей руки (подробности).

Источники

Грачева домашнее насилие
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here