Количество смертей при домашнем насилии

Мы подготовили ответы на вопросы по теме: "Количество смертей при домашнем насилии" с комментариями специалистов. Уточнить данные на 2020 год можно у дежурного консультанта.

Заврались. Глава МВД раскрыл реальные цифры «насилия» в российских семьях


Кампания, развернутая антисемейным лобби вокруг «ужасающих цифр» гибели женщин в российских семьях, не имеет под собой никаких фактологических оснований — об этом свидетельствует содержание официального ответа министра внутренних дел России Владимира Колокольцева, переданного 2 августа в редакцию ИА REGNUM.

Документ передан в редакцию членом комитета Совета Федерации РФ по международным делам Ольгой Тимофеевой.

Запрос министру МВД о предоставлении криминогенной статистики преступлений в семьях сенатор направила после того, как «впечатлилась» цифрами, озвученными руководителем Центра «Насилию.нет», сотрудницей работающего на иностранные гранты НКО Анной Ривиной.

Выступая в мае 2019 года на одном из тематических мероприятий, Ривина заявила, что в России за год в семье от рук мужей погибает 14 000 женщин. При этом докладчица не смогла привести источник этой шокирующей информации. Однако Ривина выступает за скорейшее законодательное внедрение в России норм «профилактики семейно–бытового насилия» (СБН). Иными словами, за криминализацию этой сферы.

Участники «флешмоба» по продвижению закона о СБН сообщают уже о 14 тыс. убитых в день (т.е. 5 млн. 110 тыс. в год!).

Однако, согласно документу МВД, количество тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений меньше 4000 (в 2016 г. — 3851, в 2017 г. — 3417, в 2018 г. — 3260). При этом подчеркивается, что речь здесь идет об общем числе особо тяжких преступлений с применением насилия в семье, а не только убийств и не только женщин.

В то же время имеются открытые данные другого источника — Росстата, согласно которым от всех преступлений (не только в семье) в год погибает 8−9 тыс. женщин. Что также не укладывается в «статистику» антисемейного лобби о «четырнадцати тысячах женщин, убитых в год мужьями».

Понять, как реально обстоят дела с убийствами женщин в семье, можно из той же статистики ГИАЦ МВД за 2015 год, обнародованной ранее. Так, в 2015 году в семье насильственной смертью погибло 304 женщины.

Таким образом, за три последних года в России число тяжких и особо тяжких преступлений в семейно-бытовой сфере сократилось более чем на 15%, а число конкретных случаев гибели женщин от рук мужей «накручено» докладчицей Ривиной и другими сторонниками «профилактики СБН» в десятки раз.

Таким же ложным является утверждение «СБН–компании» о том, что перевод ст. 116 (пресловутый «закон о шлепках») из Уголовного кодекса в поле административных правонарушений якобы привел к росту семейной преступности в РФ.

Модели, визажисты, рисованные кровоподтеки. Лож ные цифры о насилии подкрепляются «творчеством».

Редакция ИА REGNUM задается вопросом: откуда могут взяться существующие разночтения в цифрах при наличии только одного места, где ведется первичный учет и подсчет противоправных действий — ГИАЦ МВД? Сотрудники издания анонсировали проведение журналистского расследования на эту тему с использованием подробной статистики и привлечением экспертов, могущих разъяснить цифры.

Напомним, согласно анализу ряда экспертов, законопроектом «О профилактике СБН», помимо возможности вмешательства во внутрисемейные дела третьих лиц, вводятся расширительные определения «семейно-бытового насилия», под которые подпадут 100% российских семей.

Добавим также, 30 июля глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас заявил, что ответственность за так называемое «домашнее насилие» в России может стать уголовной.

Домашнее насилие в прошлом связали с повышенным риском диабета и смерти от всех причин

Фиолетовая лента — символ борьбы с домашним насилием

Ученые из Великобритании выяснили, что среди переживших домашнее насилие женщин риск смерти от всех причин на 44 процента выше. Кроме того, у них на 31 процент выше риск развития сердечно-сосудистых заболеваний и на 51 — диабета второго типа. Такие результаты ученые получили, проанализировав данные о более 90 тысячах британских женщин, из которых 18,5 тысячи сообщили о пережитом домашнем насилии. Статья опубликована в Journal of American Heart Association.

По последним данным Всемирной организации здравоохранения, во всем мире примерно каждая третья женщина когда-либо подвергалась сексуальному или физическому насилию со стороны партнера, а 38 процентов женских насильственных смертей — дело рук их партнеров. При этом домашнее насилие сказывается на самых разных аспектах здоровья и жизни женщины: например, недавно ученые выяснили, что у детей женщин, которые подвергались насилию (как физическому, так и психологическому) со стороны партнера во время беременности, ниже уровень интеллекта.

Отдельные исследования также указывают на повышенный риск развития сердечно-сосудистых и метаболических заболеваний, а также связанной с ними повышенной смертности. Тем не менее, бóльшая часть таких исследований имеет ряд важных ограничений: например, они отличаются сравнительно небольшими выборками, а также нередко сосредоточены на жительницах стран третьего мира, в которых показатели домашнего насилия самые высокие.

Кришнарая Нирантаракумар (Krishnarajah Nirantharakumar) из Бирмингемского университета и его коллеги решили оценить риски развития сердечно-сосудистых и метаболических заболеваний, а также риска смерти от всех причин у бывших жертв домашнего насилия. Для этого они собрали данные о 18547 пациентках, которые поступали в больницы Великобритании с 1995 по 2017 год: все они сообщали о применяемом к ним домашнем насилии. Каждой из участниц подобрали четырех женщин контрольной группы: они были того же возраста, имели тот же индекс массы тела и социальный статус, но не сообщали о том, что когда-либо подвергались домашнему насилию.

До окончания исследования ученые обновляли данные о здоровье женщин: в первую очередь их интересовала смертность, сердечно-сосудистые заболевания, повышенное давление и диабет второго типа. Они выяснили, что пережитое домашнее насилие связано со значимым (p

ЖизньСсылка дня: Скольких женщин осудили
за убийство в результате самозащиты

В РУБРИКЕ «ССЫЛКА ДНЯ»

мы рекомендуем материалы других изданий на темы, заслуживающие внимания.

Доля приговоров, вынесенных женщинам по части 1 статьи 105 УК, которые алгоритм связал с домашним насилием, совпала с оценками правозащитников и составила 80 процентов (1978). В 97 процентах убийств, связанных с таким насилием, как орудие убийства упоминается нож, как правило, кухонный. Часто речь идёт об одном ударе в грудь.

Читайте так же:  Алименты на ребенка в лнр

Издание «Медиазона» опубликовало лонгрид о женщинах, осуждённых за убийство из-за самообороны при домашнем насилии. Согласно собранной ими статистике, в период с 2016 по 2018 год две с половиной тысячи россиянок получили приговоры по части 1 статьи 105 УК «Убийство».

По данным Human Rights Watch, 92 % преступлений, направленных на членов семьи, совершаются в отношении женщин . Однако при попытке самообороны пострадавшая сторона попадает под уголовную ответственность. По словам адвоката сестёр Хачатурян Алексея Паршина, 80 % осуждённых по статье об убийстве женщин подвергались домашнему насилию.

При этом в 89,2 % случаев конфликт был инициирован жертвой преступления — чаще всего мужем, сожителем, отцом или братом. Алгоритм машинного обучения, который использовала команда издания, на основе двухсот уголовных дел, связанных с домашним насилием, показал, что чаще всего (97 %) орудием причинения смерти выступал кухонный нож. Зачастую речь может идти об одном ударе, нанесённом в грудь.

«Медиазона» приводит данные американских активистов движения Women’s March и «Американского союза защиты гражданских свобод», которые отмечают, что в общемировой судебной практике за убийство партнёра женщины получают до пятнадцати лет тюрьмы, а мужчины почти в два раза меньше — до шести лет. При этом уточняется, что в большинстве случаев женщины причиняли смерть, оказывая сопротивление.

О женщинах, «гибнущих в России», или Как манипулировать статистикой

Перерыв, взятый западной прессой в увлекательном деле «покажи, как в России ненавидят женщин», кончился. Европейские СМИ вновь взялись за свое, стремясь шокировать читателя умопомрачительными цифрами «антиженской» преступности в РФ, временами переходя с «десятков тысяч погибших за год» на «миллионы пострадавших».

Понятно, что проблема бытового насилия существует. Но, между прочим, не только в России. Если внимательно присмотреться к статистике «сторонников европейских ценностей», то в их государствах все далеко не так гладко, как они пытаются представить, старательно замалчивая негативные моменты и тенденции. Именно об этом — размышления, помещенные ниже. Не по принципу «Европа, сама ты дура!», а с дружеским советом: «Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться?» Совет, кстати, не новый — великий русский литератор И.А. Крылов дал его еще в 1815 году (см. басню «Зеркало и обезьяна»), но почему-то наши западные «партнеры» упорно им пренебрегают.

Проговорившиеся

Вступление я бы хотел начать с нелирического отступления. Почему — в процессе чтения станет ясно. Но без этого отступления — никак.

Выборы мне нравятся не за то, что это «высшее проявление демократии» и возможность для рядового гражданина (ленинской кухарки, например) хоть чуть-чуть поуправлять государством, голосуя за того или иного политика. Выборы стоит ценить за имеющийся перед ними период агитации. Не за бессчетное количество обещаний, отдаваемых в это время, а за желание политических партий и спорящих за место под политическим солнцем персон выглядеть лучше конкурентов. Что оборачивается возникновением момента истины, возможно не одного. Не всегда планируемого и не обязательно для кого-то приятного.

Прошедшие полгода назад выборы в европарламент не стали исключением: за несколько дней до голосования испанские кандидаты в европарламентарии здорово поцапались в прямом эфире главного телевизионного канала RTVE, сделав достоянием общественности цифры, которые в обычное время стараются если не полностью замалчивать, то, по крайней мере, сильно занижать. Чтобы соблюдение европейских ценностей не выглядело настолько плохо, как это есть на самом деле.

Выметенный из евроизбы сор (не буду останавливаться на его деталях — не хочу грузить читателя статистикой, которая для рассматриваемой в настоящий момент темы не является ключевой) испанским, немецким и французским СМИ замести под «половичок у входной двери» уже не получится — интернет помнит все. Но можно вывести нечаянно слетевшее с языка и сменившее таким образом категорию «для служебного пользования» на «доступное для всех» из теледискуссий и пресс-дебатов, переведя стрелки на «дежурного виноватого во всем, что случается плохого в мире». На Москву, Кремль и Путина. Именно поэтому в последние полгода наши западные «партнеры» с новой силой озаботились темой семейных отношений в России, вовсю стремясь рассказывать всем и каждому, насколько ужасно положение женщин в «восточном колоссе». Государстве, где мужики, судя по репликам европейских борцов за равноправие и воинствующих феминисток, все свободное (да и несвободное тоже) время проводят, избивая, насилуя и убивая представительниц прекрасного пола. Причем акция, названная последней, происходила в среднем 1 раз в 63 минуты.

Был, правда, в этом бесконечном процессе обличения у западных партнеров небольшой перерыв, пришедшийся на июль-август 2019-го. То ли по причине вновь вспыхнувших дебатов собственно в России, то ли из-за периода летних отпусков у импортных пропагандистов и агитаторов. Но, по всей видимости, силами российских феминисток и соросовских грантоедов ситуацию раскачать в достаточной степени не удалось и потому вернувшиеся к работе отдохнувшие европейские обличители, засучив рукава, вновь взялись за дело.

На днях французская Le Monde Diplomatique, зацепившись за «дело трех сестер» (Ангелины, Кристины и Марии Хачатурян, убивших своего отца) вновь взялась жонглировать цифрами, убеждая цивилизованный мир в том, «как у этих варваров все плохо», начав все с тех же данных об одной убиваемой в российской семье женщине каждые 63 минуты.

Константа «14 тысяч убитых»

Самая популярная цифра в иностранных СМИ по этой тематике — 14 тысяч. Именно такое количество ежегодно погибающих в России женщин от рук любовников, мужей и сожителей чаще всего фигурирует в данных, публикуемых инопрессой, грело душу западного общества на протяжении последних лет двадцати пяти. На фоне официальной статистики Германии, «локомотива Европы» по всем показателям, включая толерантность по отношению к насильникам в статусе беженца, выглядело просто умопомрачительно хорошо и запредельно контрастно. Там до недавнего (предвыборного) времени совершалось «не больше трех убийств и трех самоубийств женщин в неделю». На 82 миллиона населения — вполне приемлемо вроде бы.

Но в ходе избирательной кампании, когда у партий обнаруживаются свои собственные шкурные интересы, заставляющие их плевать на охрану евроценных принципов, вдруг на эту тему неприятная информация потекла, как из дырявого ведра.

«Каждая третья женщина в Европе от 15 лет и старше подвергалась домашнему или гендерному насилию. Каждую десятую пытались изнасиловать, а каждая двадцатая признается, что преступникам это удалось».

Ну да, звучали раньше изредка сообщения типа «зафиксировано, что 35% женщин в мире за год выступают объектами совершения или попыток совершения преступлений». Но тут же следовали и комментарии, в которых выделялось, что это — в мировом масштабе. То есть в «некоторых (варварских) странах этот процент поднимается под 70», а в других (цивилизованных европейских, разумеется) он «в несколько раз ниже среднего уровня».

Читайте так же:  Раздел имущества в браке ипотека

И тут вдруг неожиданно выяснилось, что только изнасилованных по культурным, образованным и интеллигентным 28 (все еще) странам Евросоюза набегает под 1,3 миллиона. Конечно, ширнармассы могли бы о столь шокирующих показателях и не узнать, но… Предвыборные кампании не щадят никого и развязывают языки похлеще скополамина. И когда немецкие политики не находят лучшего способа для обеления имиджа собственной страны, чем обвинить испанских сожителей по ЕС в «криминальной распущенности, царящей в стране», то долго ждать ответки от ребят с Пиренейского полуострова, которым «за державу обидно», не приходится.

Журналисты из дотошного издания El Confidencial сумели довольно быстро добыть и выложить ошарашившие общественность данные Федерального ведомства уголовной полиции Германии (Bundeskriminalamt — BKA). Из которых следует, что только в 2017 году 113 965 немок подвергались со стороны «своих» мужчин насилию или угрозам применения оного, 147 были убиты и еще 149 совершили самоубийство по мотивам семейных неурядиц. Чтобы читатель не отрывался на поиски в Google, напомню, что население Германии составляет 82 миллиона человек. Калькулятор вам в руки — наверняка в дальнейшем возникнет желание посчитать проценты.

Это количество погибших в Германии женщин в сравнении с российской статистикой выглядело бы просто примером безопасности жизни немецких жен, дочерей, матерей и бабушек. При одном маленьком условии: если бы фигурирующая в иностранных СМИ статистика по России хотя бы приблизительно соответствовала действительности.

Когда тысячи не впечатляют, переходим на миллионы

Откуда вообще растут ноги у цифры 14 тысяч убитых россиянок за год? Даже на фоне гуляющих по прессе данных Украины (600 в год) с учетом четырехкратного количественного превосходства российского населения над украинским такие показатели выглядят неправдоподобно.

Официальную статистику МВД по убийствам женщин в открытых источниках разыскать весьма проблематично. Впервые словосочетание «14 тысяч убитых женщин» увидело свет в 1994 году, когда, по данным МВД, в России «было зарегистрировано 32 286 убийств и покушений на убийство». Всего, а не исключительно «по семейным обстоятельствам». Но на эти «мелкие детали» почему-то ни СМИ, ни отдельные ответственные лица внимания не обратили. И пошло-поехало. 14 тысяч упоминала в своих выступлениях сенатор Екатерина Лахова, международная правозащитная организация Amnesty International, иностранные средства массовой информации, список которых займет не одну страницу (проявляющие наибольшую любвеобильность по отношению к России The Times, Deutche Welle, Le Monde, радио «Свобода» — в первых рядах).

1994 год был, как отмечалось в официальных документах МВД, «периодом всплеска преступлений против личности». Прошло 25 лет, за которые многое изменилось. Криминальная статистика тоже — показатели ее «скукожились» примерно в четыре раза. Но количество женщин, погибших в результате семейного насилия, в материалах, блуждающих по иностранным, да иногда и российским СМИ остается на редкость стабильным. Все те же 14 тысяч.

Это при том, что общее количество убийств и покушений на убийство в 2018 году, по статистике МВД, составило около 9 тысяч. Прямо «очевидное — невероятное» какое-то.

«У нас нет информации, отражающей реальное положение дел (в этой сфере), мы мечемся от родной цифры к другой. Общественные организации дают какую-то статистику, а у правоохранительных органов ее вообще нет», — признала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко.

После этих слов на Западе поняли, что по теме домашнего насилия в России можно вообще нести любой бред и настаивать на том, что это правда.

Почти тут же радио «Свобода» с удовольствием привело на своем русскоязычном сайте информацию из доклада Управления ООН по наркотикам и преступности, что «87 тысяч женщин в 2017 году стали жертвами убийств, совершенных их партнерами или родственниками». На Европу из этого количества пришлось 3 тысячи. Понятно, что из такой цифры хорошего скандала не раздуешь, поэтому «Свобода» от себя к докладу добавила, что, «по данным Росстата, в 2016 году от домашнего насилия в России пострадали 16 миллионов женщин». С такими данными уже не стыдно было раскручивать тему «семейного варварства в России».

Показатели, оказывается, взяты были совсем не с потолка, а получены в ходе интересных подсчетов, проведенных правозащитницей Аленой Поповой. Расклад такой: в России сегодня примерно 77,1 миллиона женщин. В возрасте от 16 и старше — 65,8 млн. 18% из них подвергаются вербальному насилию, 6% — физическому, 1% — сексуальному, утверждает Попова, «используя расчеты, сделанные на основе отчета «Репродуктивное здоровье населения России — 2011». Сколько представительниц прекрасного пола пострадало от косых взглядов мужей и женихов — неизвестно. Это, безусловно, недоработка общественниц.

Официальная статистика при этом утверждает, что в 2018 году от насильственных преступлений в семье пострадало (не умерло, а именно пострадало) 12 516 женщин. А если вспомнить, что на всю Европу (а в одном только ЕС проживает 510 млн человек) приходится всего три тысячи женщин, погибших в быту, то что же на долю России остается-то? И как это корреспондируется с заявлением Le Monde Diplomatic, приведенным выше?

Да, в общем-то, никак. Зато здорово укладывается в формулу «чем чудовищнее ложь, тем скорее в нее поверят.

Сторонники гипотезы «в России все плохо, женщину вообще за человека не считают», обычно козыряют фразой «большинство пострадавших от насилия в семье в полицию не обращаются». По данным международной организации Human Right Watch, таких набирается 60−70%. В московском кризисном центре «Анна» считают, что это маловато будет, и говорят о 70−90%. Звучит бронебойно и не должно оставлять места сомнениям: в России все жутко, глухо и беспросветно. Убедить может кого угодно. Кроме тех, кто хоть немного знаком с положением дел за бугром. А там, в Европе, по данным упоминавшейся выше El Confidencial, процент женщин, не жалующихся на своих мужчин в правоохранительные органы, примерно такой же — 74,5%.

Как видите, российская картина, если разобрать ее по деталям, оказывается нисколько не хуже европейской. Но наша выглядит в СМИ страшнее и объемнее благодаря искусству манипулирования статистикой и умению авторов публикаций подменять понятия. Задачу опорочить положение дел в российском обществе никто не отменял. Нужную информацию выпятить, ненужную опустить — не сегодня придумано. Как в свое время отмечал известный российский экономист Г. В. Плеханов, «напоминает одного цензора, который говорил: „Дайте мне „Отче наш“ и позвольте мне вырвать оттуда одну фразу — и я докажу вам, что его автора следовало бы повесить“». Не думаю, что в наше время умельцы «правильно» препарировать статистический материал перевелись.

Читайте так же:  Истец это кто подает заявление на развод

Сколько детей подвергаются домашнему насилию и сколько родителей несут за это ответственность?

Жизнь

Количество резонансных дел , касающихся семейного насилия в отношении детей за последнее время увеличилось в разы , но сопереживая отдельным малышам , столкнувшимся с неимоверной жестокостью со стороны самых близких людей , мы даже не можем себе представить , сколько детей ежедневно сталкиваются с насилием со стороны родителей и опекунов в нашей необъятной стране.

Исходя из официальной статистики СК , только за девять месяцев 2018 года в России от рук преступников погибли 917 детей. Сколько из них скончались по вине родственников , узнать не представляется возможным , так как в открытом доступе данных по такой щепетильной теме не так-то много.

Реальное положение дел

Чтобы составить хотя бы приблизительную картинку , мы обратимся к статистикам разных ведомств. По данным Центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского , на деле подвергаются избиениям со стороны непосредственно родителей порядка 2,5 млн ( !) детей до 14 лет , около 50 тысяч из них убегают из дома , чтобы избежать очередного нападения. Кроме того , около 30-40% преступлений происходят внутри семьи , 50% из них затрагивают детей ( дети становятся жертвами или свидетелями преступлений).

Важно понимать , что потерпевшими внутри семьи становятся дети всех возрастных категорий , но чаще всего страдают дети 6-7 лет , при чем 60-70% из них отстают в развитии , страдают физическими , психическими и эмоциональными расстройствами.

Получившие огласку

Согласно данным МВД , ежегодно становятся жертвами преступных посягательств внутри семьи порядка 26 тысяч детей , из которых от рук родителей или опекунов погибают около 2 тысяч , еще столько же совершают самоубийства , спасаясь от жестокого обращения внутри семьи , около 8 тысяч получают телесные повреждения , а порядка 14 тысяч и вовсе подвергаются преступлениям против половой неприкосновенности.

Видео (кликните для воспроизведения).

Однако зарегистрированных случаев катастрофически мало. Так по данным СК , только в первом полугодии ( !) 2018 года признали потерпевшими в следствии действий родителей , опекунов или усыновителей всего лишь 87 детей ( не тысяч , единиц!), из них 22 ребенка подверглись сексуальному насилию , в отношении 6 совершены мошеннические действия. Оставшиеся 59 наверняка подвергались избиениям. Маловато , не правда ли?

Еще страшнее становится , когда видишь , сколько людей привлекают за подобное по статье. Обратимся к УК. Статья 156 «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего» подразумевает наказание за жестокое обращение с несовершеннолетними.

  • побои и другое физическое воздействие;
  • лишение ребенка еды , воды , применение других форм издевательств;
  • применение угроз в адрес ребенка;
  • оскорбление ребенка и грубая критика в отношении него;
  • пренебрежение интересами ребенка , унижение его достоинства.

При чем проходят по статье не только родители , но и лица , на которых возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего , педагогические работники , сотрудники медицинских организаций , соцработники и др. Самое мягкое наказание — штраф до 100 тысяч или в размере дохода осужденного за период одного года , самое тяжкое — лишение свободы на срок до 3 лет.

По данным агентства правовой информации , за 2018 год по этой статье было возбуждено всего 930 дел. Из привлеченных по ней людей 283 отделались штрафом , 518 отправили на принудительные или обязательные работы и лишь 39 отправились в тюрьму.

Куда смотрят органы опеки

А теперь наглядно. В начале года мы рассказывали вопиющую историю молодой матери двоих детей из Кузьминок , которая всячески издевалась Россияне создали петицию, чтобы лишить родительских прав молодую мать из Кузьминок Органы опеки поставили семью на учет над своим младшим сыном , получившим родовую травму. Женщина недокармливала малыша , содержала в нечеловеческих условиях и обзывала собакой , позволяла старшему ребенку его бить , при чем снимала все на видео и выкладывала в интернет. Однако органы опеки решили не лишать ее родительских прав , а просто помочь выйти из кризиса , благодаря специалистам. Россиян , следящих за этой историей , возмутило подобное решение , они создали петицию с требованием забрать детей у женщины , однако все осталось по-прежнему.

Насколько органы опеки справляются со своими функциями стоит судить и по вчерашней истории 7-летней Аишы из Ингушетии. Когда родители девочки пропали без вести , ее забрала к себе тетя , судимая ранее за нанесение тяжких телесных. В течение года женщина не подавала никаких документов на оформление ребенка ( да и если бы подала , никто бы под опеку ей девочку не дал) и всячески истязала ее. Состояние регулярно подвергавшегося пыткам ребенка , привело врачей в шок В Ингушетии реанимируют 7-летнюю девочку, подвергшуюся истязаниям со стороны родственников На теле малышки обнаружены множественные увечья .

Демографический кризис

Ранее в правительстве отметили «катастрофическое» снижение В правительстве отметили «катастрофическое» снижение численности населения Вице-премьер опасается за демографию и обвиняет статистов во лжи численности населения. А буквально на днях глава Счетной палаты Алексей Кудрин, говоря о духовных и семейных ценностях россиян , привел ужасающую статистику. На 100 браков в России приходится 63 развода , на 1000 новорожденных — 5 смертей , зато страна лидирует Духовные скрепы россиян трещат по швам Кудрин привел ужасающую статистику по количеству абортов.

При этом в последнее время власти делают пытаются делать все возможное , чтобы вывести страну из демографического кризиса: предлагают ввести в школе уроки семейных ценностей В российских школах появятся уроки семейных ценностей Хоть что-то в жизни пригодится… , собираются повысить пособия Медведев предложил повысить детские пособия в 50 рублей Но не всем и даже советуют россиянкам рожать Чиновница посоветовала россиянкам рожать, а не учиться «Так лучше для самой женщины» , а не учиться. И недаром: по прогнозу ООН к 2100 году население в России может сократится К 2100 году население России сократится в два раза В ООН спрогнозировали большой демографический спад в два раза.

Ранее спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила , что « мы все должны сделать все максимально возможное и невозможное , чтобы сохранить семью и ребенка в семье. Только в самом крайнем случае , когда угроза жизни ребенка , мы должны идти на изъятие детей из семьи».

Читайте так же:  Взыскание неустойки по алиментам после совершеннолетия ребенка

Поэтому следует понимать , что сегодня государство гонится даже не за хорошей рождаемостью , а за благополучной статистикой , закрывая при этом глаза на проблемы внутри сформировавшихся семей , львиная доля которых ведет асоциальный образ жизни и не щадит своих детей.

Очередь на побои: домашнее насилие не поддается подсчету

Почти 735 тыс. человек подписали петицию с требованием принять закон о профилактике домашнего насилия. Общественники приводят пугающую статистику: около 16 млн россиянок ежегодно подвергаются насилию. Критики поправок в семейное законодательство настаивают, что эта цифра завышена, причем чуть ли не в тысячи раз. В статистике о семейном насилии разбирались «Известия».

На момент написания материала петицию подписали почти 735 тыс. человек. «Сейчас по нашим законам жертва сама доказывает, что она жертва, при этом никакой бесплатной юридической помощи для нее не предусмотрено, а насильнику предоставляется за наши налоги бесплатный адвокат», — один из пунктов, на который обращают внимание активисты.

Когда петиция появилась на портале Change.org, блогеры запустили в Instagram флешмоб #янехотелаумирать. Эту надпись участницы флешмоба (среди которых несколько блогеров-миллионников, в том числе организатор акции Александра Митрошина) нанесли на лица и тела, а вместе с ней грим, имитирующий следы побоев. В Instagram почти за месяц было опубликовано свыше 13,7 тыс. постов с этим хештегом.

Внушительные цифры и у показателей по домашнему насилию, борьбе с которым и посвящена акция, — только на этот раз эта внушительность выглядит трагически. В достоверности статистики сомневаются противники внесения поправок в законодательство.

Подсчет искажения

«Хватит врать о массовом «насилии» в семье» — плакат с таким лозунгом затесался на пикете против ювенальной юстиции, который прошел на прошлой неделе в Перми. Помимо борьбы с вмешательством соцслужб в дела семьи в центре внимания активистов общественной организации «Родительское всероссийское сопротивление» (РВС) оказался и обсуждаемый много лет проект закона о семейно-бытовом насилии.

«В России обретается порядка 16 млн избитых домочадцами-мужчинами жен, бабушек, мам, дочерей, вплоть до новорожденных детей женского пола!» — возмущаются в РВС, сомневаясь в количестве. Как минимум потому, что эта цифра содержится в докладе восьмилетней давности.

«В то время как по официальной статистике, всего от насильственных преступлений в 2018 году было 12 516 женщин, потерпевших (а не погибших!) от мужей. Искажение — в 10 554 раза», — ссылаются на ответ Росстата агентству «Красная весна» в организации.

Члена Совфеда Ольгу Тимофееву, в свою очередь, возмутила цифра о том, что каждый год в России в результате насильственных действий умирают 14 тыс. женщин. Согласно ее запросу в МВД (опубликован агентством Regnum), в 2018 году было зафиксировано 3260 тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений.

Четыре года назад число женщин, пострадавших от насилия в семье, оценивалось в 36,4 тыс. человек — такие данные приводил Росстат. В 2016 году называлась цифра 49 тыс. человек. Еще год спустя — после принятия «закона о шлепках» — 25,6 тыс. человек.

Сложная формула

В России, по данным на 2019 год, порядка 77,1 млн женщин. При расчете в 16 млн пострадавших получается, что от насилия страдает каждая пятая. Этот показатель высчитан на основе данных отчета «Репродуктивное здоровье населения России 2011», подготовленного Росстатом при поддержке Фонда ООН в области народонаселения, а также отдела репродуктивного здоровья Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC).

Юрист, специализирующийся на защите жертв домашнего насилия, один из организаторов акции Алена Попова объясняет, откуда взялась эта цифра. Во-первых, 16 млн — это пострадавшие и от эмоционального давления, и от физического насилия. В отчете говорилось, что от вербального насилия пострадали 18% женщин, от физического — 6%, от сексуального — 1% (в общей сложности 25%). Из расчета, что в 2016 году женщин от 16 и старше насчитывалось 65,8 млн, получается, что насилию за год подвергается 16,45 млн женщин, объясняет собеседница «Известий».

— Это включает в себя все виды домашнего насилия — жертвы круга близких лиц, разных возрастов, — пояснила «Известиям» Алена Попова.

Статистика по делам о семейном насилии строится на основе статьи «О побоях», но под домашнее насилие попадают и статьи об убийстве и о доведении до самоубийства — при таких случаях вообще сложно доказать вину домашнего тирана, подчеркивает правозащитница. Без прописанного в законодательстве понятия о домашнем насилии невозможно четко понимать, что в него включать.

По данным общероссийского исследования Совета женщин МГУ 2002 года «Насилие над женами в российских семьях», половина опрошенных (всего их было 2134 человека) заявила, что подвергалась физическому насилию со стороны супруга. Речь шла не об избиениях, а о причинении сильной боли иными способами — например, мужья выкручивали руки или толкали. Из этой половины 26% не единожды подвергались насилию. 3% респонденток заявили, что оно повторяется минимум раз в месяц.

Доктор социологических наук Александра Лысова в научной статье 2008 года отмечала, что большая часть женщин, заявивших о насилии, — 42,9% в возрасте 30–55 лет и 43,4% в группе 56–96 лет. А молодые девушки (от 18 до 29 лет) — 13,7% — сообщили как минимум об одном инциденте избиения.

Еще одна страшная цифра, которая ушла в народ, — «каждые 40 минут в России от домашнего насилия погибает одна женщина». Она впервые приводилась в докладе организации Amnesty International. Из расчета на год при такой формуле получается, что в год от рук мучителей гибнут 13,1 тыс. женщин.

Официальной статистики по смертности от домашнего насилия нет, поскольку это понятие не определено. За 11 месяцев прошлого года, по статистике Генпрокуратуры, в целом убийств и покушений насчитывалось 7,91 тыс., случаев умышленного причинения тяжкого вреда здоровью — 21,6 тыс.

Пора исследовать

«Мы убедились в том, что реального положения дел и аналитики у нас нет, поэтому мы мечемся от одной цифры к другой. Общественная организация дает одну статистику, у правоохранительных органов вообще ее нет. Давайте со всем этим разберемся и вместе сделаем хорошее дело по защите женщин от семейного насилия», — заявила спикер Совфеда Валентина Матвиенко в ходе представления доклада уполномоченного по правам человека Татьяны Москальковой 23 июля.

Омбудсмен еще два года назад предложила создать горячую линию для сбора статистики. «Мы практически не владеем статистикой», — утверждала она. О том, что властям нужна помощь со сбором данных, Москалькова говорила и в июле этого года на форуме «Территория смыслов». По ее словам, собирать сведения о домашнем насилии могли бы волонтеры.

В докладе за 2018 год она приводила результаты исследования ВЦИОМа, согласно которым 49% опрошенных женщин видят угрозу стать жертвой насилия в семье.

«Приходится констатировать, что действующее законодательство не в полной мере способно защитить женщину от семейного насилия. На протяжении 20 лет в обществе так и не был найден консенсус о целесообразности принятия закона о противодействии насилию в семье. В ежегодном отчете Всемирного банка Women, Business and the Law 2018, опубликованном 23 апреля, Россия попала в список стран с несовершенным законодательством по защите женщин от насилия наравне с рядом других государств», — говорится в докладе омбудсмена.

Читайте так же:  Иск о разделе недвижимого имущества супругов

Проверяйте цифры. Просим прессу не верить лжи о «миллионах избитых женщин»

Уважаемые представители журналистского сообщества!

Сегодня в России вновь поднята и истерично, с опорой на ложные, якобы «статистические» цифры, разогревается тема «домашнего» насилия в российских семьях.

Поводом для очередной «волны» послужила трагедия ингушской девочки, тётя которой подозревается в истязании ребёнка. Кроме того, на стяг поднята история сестёр Хачатурян, убивших своего отца, обвиняемого ими в сексуальном насилии.

Несмотря на то, что делами занимается Следственный комитет, целый ряд лоббистов, цинично используя эти трагедии, продвигает в правовое поле Российской Федерации так называемый закон о профилактике семейно-бытового насилия (СБН), наряду со Стамбульской конвенцией, принятия которых требует от России Совет Европы.

Принятие этих закона и конвенции является постоянной темой давления на Россию извне — в том числе и через различные НКО, признанные в РФ иностранными агентами.

Так, московская НКО «АННА» (иностранный агент на территории РФ), причастная к многолетнему распространению лжи о «домашнем» насилии в нашей стране, заявляла особо навязчиво, начиная с 2015 года, что ежегодно в России от домашнего насилия погибает 14 тысяч женщин.

Тогда как по реальной статистике МВД в 2015 году от преступных посягательств всех видов (от умышленных убийств до автодорожных аварий, халатности врачей при лечении и др.) погибло всего 9800 женщин.

Что касается так называемого «домашнего» насилия, то в 2015 году расследовано всего 1060 дел о насильственной смерти в семье 304 женщин и 756 мужчин.

Дело дошло до того, что лоббисты закона о СБН без всякого стеснения озвучивают на всю страну не только ложь о МИЛЛИОНАХ жертв семейного насилия, но и открыто признают, что цифры действительно раздуваются, но лишь для того, чтобы поскорее принять закон и пойти по пути европейских стран (глава НКО по оказанию социальных услуг семье Елена Золотилова, 24 июля в эфире радио «ФМ-на Дону»).

Необходимо особо отметить, что для всех случаев физического насилия (и не только в семье) в России существуют статьи Уголовного кодекса и соответствующие меры ответственности в зависимости от степени тяжести содеянного.

Однако как наши «зарубежные партнёры», так и представители внутрироссийского феминистского и ювенального лобби кровно заинтересованы в протаскивании инструментов, целенаправленно позволяющих целой армии чиновников, «правозащитников», «психологов», социальных работников под видом «оказания социальных услуг» и «профилактики» вторгаться в сферу внутрисемейных отношений.

При этом в случае ингушской девочки, где ситуация явным образом, согласно давным-давно существующей в России 77 статье Семейного Кодекса («Отобрание ребёнка при непосредственной угрозе жизни ребёнка или его здоровью») требовала вмешательства сотрудников опеки, эти самые сотрудники, имея полномочия, установленные законом, как руководство и правовую возможность к действию, не смогли предупредить трагедию.

Потому что сегодня, по большому счёту, чиновники от социальной защиты и органы опеки заняты иным — выявлением мнимого семейного неблагополучия и его «профилактикой». Внедрение для этих целей дополнительных инструментов, таких как закон о профилактике СБН, на деле приводит к изъятию детей и разрушению семей.

Общероссийская общественная организация защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС) на протяжении нескольких лет, в течение которых идут попытки внедрить закон о профилактике СБН в России, ведёт активную разъяснительную работу на различных правительственных, общественных площадках и в СМИ.

Согласно анализу юристов РВС, законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» содержит антиконституционные нормы и вводит расширительные определения «семейно-бытового насилия», под которые подпадут 100% российских семей.

Законопроект предполагает не только произвольное вмешательство в семью третьих лиц, но и невозможность какого бы то ни было примирения сторон (мужей и жён, вообще каждого из членов семей), так как попытка примирения квалифицируется как преследование. Отдельно необходимо отметить использованное в законопроекте выражение «репрессивные меры профилактики».

Предложенные меры, такие, как «судебный защитный ордер», «защитный ордер», скопированные из зарубежных аналогов, — это вчерашний день для нашего судопроизводства. Указанные «репрессивные меры» нарушат основополагающие принципы уголовного процесса: Статья 14. Презумпция невиновности, Статья 15. Состязательность сторон, Статья 16. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту, Статья 17. Свобода оценки доказательств и др.

Между тем, эти «репрессии» могут коснуться самих женщин, поскольку российское законодательство не освобождает женщин от ответственности по половому признаку.

Если закон «О профилактике семейно-бытового насилия» будет принят, он станет инструментом разрушения для всего института российской семьи в руках заинтересованных в этом лиц.

В сложившейся ситуации остро встаёт вопрос об ответственности средств массовой информации — редакций ТВ, ток-шоу, интернет-изданий, газет, радио, ряд которых, попав в водоворот умело раздуваемой истерии, вольно или невольно становятся ретрансляторами чудовищных ложных цифр и циничной накачки общества ужасами о насилии в наших семьях.

Уважаемые журналисты! Освещая со своих страниц, экранов, в эфирах столь важные социально значимые темы, касающиеся сферы семьи и детства, проверяйте цифры, опирайтесь на факты, а не эмоции. Требуйте называть источники цифр и других данных, которые озвучивают в эфирах ваши эксперты и гости. Пользуйтесь статистикой МВД, а не различных НКО и их иностранных кураторов! Помните о своей профессиональной ответственности перед обществом и каждым человеком, каждой семьёй!

Председатель Общероссийской общественной организации защиты семьи

Видео (кликните для воспроизведения).

«Родительское Всероссийское Сопротивление» М. Р. Мамиконян

Источники

Количество смертей при домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here