Кпрф закон о домашнем насилии

Мы подготовили ответы на вопросы по теме: "Кпрф закон о домашнем насилии" с комментариями специалистов. Уточнить данные на 2020 год можно у дежурного консультанта.

В Москве прошел митинг против закона о домашнем насилии

  • В Москве в парке «Сокольники» на митинг против принятия закона «О семейно-бытовом насилии», организованный православным движением «Сорок сороков», пришли не более ста человек.

    Участники акции, многие из которых были с семьями, считают, что закон может разрушить институт семьи, и в случае его принятия за любое наказание детей у них смогут их забрать органы опеки.

    «Ребенку сделаешь замечание, опека об этом узнает и сможет ребенка забрать. А как мы не можем делать замечаний, когда даже в священно писании написано не жалей розги для своего ребенка», — рассказала одна из митингующих по имени Ольга.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Участники акции держали плакаты с надписями: «Не трогай семьи, госпожа Пушкина», «Семья самое безопасное место на Земле», «Я против закона СБН». Перед ними на сцене выступили протоиерей Всеволод Чаплин и депутат Госдумы от «Единой России» Николай Земцов.

    Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Читайте также

    Россия отказывается признавать, что женщин бьют в семьях. Что об этом думает Рита Грачева?

    Авторы законопроекта о домашнем насилии, среди которых депутат Госдумы Оксана Пушкина, хотят ввести систему охранных ордеров и помощи пострадавшим, а также закрепить в законодательстве понятия профилактики семейно-бытового насилия и описать его виды. На прошлой неделе они сообщили, что получают угрозы в социальных сетях и на электронные почты.

    В 2017 году побои в семье вывели из-под уголовной ответственности. Если такой поступок человек совершил впервые, то это классифицируется как административное правонарушение. После принятия этого закона, согласно опросу Росстата, количество жалоб на домашних тиранов выросло: если в 2014 году кризисный центр для женщин «Анна» принял восемь тысяч звонков, то в 2017 году — порядка 26 тысяч.

    Добавьте новости «Новой» в избранное и Яндекс будет показывать их выше остальных

    А.А. Ющенко принял участие в конференции, посвященной законопроекту о профилактике семейно-бытового насилия

    Кто займется профилактикой домашнего насилия?

    Заниматься делами, связанными с домашним насилием, будут органы внутренних дел, прокуратура, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам человека, организации социального обслуживания (кризисные центры, центры экстренной психологической помощи) и медицинские организации, общественные объединения и НКО.

    Сотрудники ОВД, согласно документу, ведут профилактический учет, профилактический контроль и профилактические беседы, принимают заявления о факте насилия или его угрозе. Они же выносят защитное предписание для жертвы или же обращаются за ним в суд.

    Органы управления социальной защиты населения субъектов (к ним относятся государственные региональные органы) должны предоставлять жертвам социальные услуги, заниматься профилактическим воздействием (социальная адаптация и реабилитация жертв домашнего насилия, специализированные психологические программы), информировать органы внутренних дел о случаях семейного насилия или его угрозы.

    Организации соцзащиты предоставляют срочную помощь потерпевшим на основе заявления, поданного самой жертвой либо через законного представителя. Заявление может быть инициировано должностным лицом профильных органов и организаций.

    Надпись на плакате — отсылка к истории Маргариты Грачевой, которая лишилась кистей рук после избиения мужем. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Закон подразумевает возможность создания специализированного социального обслуживания (они могут быть негосударственными и некоммерческими) для адаптации и реабилитации жертв домашнего насилия. Они должны оказывать не только срочную социально-психологическую помощь пострадавшим, но и правовую, медицинскую помощь, педагогические и экономические услуги.

    Попова при этом указывает, что, исходя из закона «О государственной социальной помощи», рассчитывать на бесплатные услуги могут только нуждающиеся люди — например, малоимущие. Она настаивает, что признанная жертва домашнего насилия должна получать юридическую помощь бесплатно.

    Такие организации по закону тоже должны информировать сотрудников ОВД о фактах семейного насилия либо же о его угрозах или предоставлять им данные о обратившимися за помощью «в связи с проведением расследования, осуществлением прокурорского надзора или судебным разбирательством».

    Общественные объединения и НКО среди прочего могут содействовать примирению агрессора и жертвы. Против этого выступает Попова: она утверждает, что за примирением обычно следует новый эпизод насилия над потерпевшей, нередко заканчивающийся убийством.

    «Примирение означает, что жертве говорят: “Дура, сама виновата. А дети, а семья?! Примирись с Васей быстренько! ” А Вася чувствует, что за ним вся мощь государства», — говорит Попова.

    Юрист также настаивает на необходимости межведомственной коммуникации. «Статистику должны собирать разные субъекты. Полиция — свою, органы соцзащиты — свою, а медики — свою. Потому что, поверьте, статистика у них будет разная», — согласна с коллегой Мари Давтян.

    Из-за чего можно возбудить уголовное дело о домашнем насилии?

    Заявление о факте домашнего насилия может подать пострадавшая(-ий) или его законный представитель. Дело также возбуждается по решению суда, из-за, информации, поступившей от органов власти, обращений граждан, узнавших о домашнем насилии. Если сотрудник ОВД установил факт насилия, также заводится дело.

    Однако о фактах угрозы граждане могут сообщать только в том случае, если потенциальная жертва находится в «беспомощном или зависимом состоянии». «По тексту закона, если граждане сообщат до «свершившегося насилия», а угрозы высказаны жертве, которая не находится в беспомощном или зависимом состоянии, то это не будет основанием для мер профилактики», — отмечает Алена Попова.

    В законопроекте могут остаться только физические виды семейного насилия

    Спикер Совета федерации Валентина Матвиенко вчера заявила, что закон о домашнем насилии будет доработан к 1 декабря. По ее словам, и в парламенте, и в правительстве есть единодушная точка зрения о необходимости усиления борьбы с этой проблемой. Как узнал “Ъ”, в Кремле полагают, что в тексте законопроекта необходимо оставить лишь физическое насилие, а экономическое и психологическое убрать. Рассмотрения инициативы в Госдуме стоит ждать не раньше начала следующего года.

    Читайте так же:  Сколько сейчас платят алименты на одного ребенка

    Законопроект о домашнем насилии в последние недели стал одной из самых дискуссионных тем в российском обществе. Как противники, так и сторонники инициативы регулярно проводят митинги. Так, в минувшую субботу православное движение «Сорок сороков» митинговало в Москве против положений законопроекта. Его активисты считают, что запрет на домашнее насилие грозит разрушением института семьи.

    Спикер Совета федерации Валентина Матвиенко убеждена, что подобные опасения беспочвенны.

    « Сам закон о профилактике насилия — это выражение в государственной политике необходимости бороться с этим злом, с этими, я бы сказала, социальными пережитками. Это формирование в обществе неприятия вообще любых форм насилия, это понимание того, что это постыдное явление недопустимо в нашем государстве»,— заявила вчера Валентина Матвиенко.

    Сейчас законопроект находится на рассмотрении рабочей группы в Совете федерации. По словам спикера СФ, сенаторы настроены на то, чтобы до 1 декабря законопроект был доработан, в правительстве идею усиления борьбы с домашним насилием также поддерживают.

    Напомним, впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение. Вскоре депутаты начали работать над новым вариантом. Продвижением законопроекта занялась Оксана Пушкина (ЕР). Однако вместо него в 2017 году палата приняла закон о декриминализации побоев, автором которого выступила сенатор Елена Мизулина.

    Законопроектом с рабочим названием «Об основах системы профилактики домашнего насилия в РФ» занимались члены сразу трех рабочих групп: Совета федерации, Госдумы и Совета по правам человека при президенте РФ.

    Как Рамзан Кадыров и правозащитники сообща боролись против домашнего насилия

    Одним из главных моментов первой версии законопроекта было введение так называемых охранных ордеров — защитных предписаний, выдаваемых правоохранительными органами и судами для защиты пострадавших от семейного насилия. Такой документ запрещает агрессорам приближаться к своим жертвам на определенное расстояние в течение определенного времени. Среди предложений также есть норма, в исключительных случаях обязывающая домашнего тирана покинуть место совместного жительства и передать пострадавшей стороне его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. Кроме того, законопроект предполагает создание реабилитационных центров для жертв домашнего насилия в каждом из регионов страны.

    21 октября в Госдуме прошли парламентские слушания по законопроекту, а 15 ноября в Совете федерации его рассмотрела рабочая группа. Авторы в поправках уточнили понятие «преследование». Под ним понимаются «неоднократные угрожающие действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле, выражающиеся в поиске пострадавшего, ведении устных, телефонных переговоров, вступлении с пострадавшим в контакт через третьих лиц либо иными способами, посещении места работы, учебы пострадавшего, а также места его проживания, в том случае, если пострадавший находится не по месту совместного проживания с нарушителем».

    Эта норма могла бы успокоить тех, кто опасается, что новый законопроект разрушит институт семьи. «Это правильная поправка. Защитить людей нужно, но право выбора должно быть за ними, потому что органы опеки часто берут на себя слишком много. Для них уголовные дела, отобранные дети, разрушенные семьи это — форма отчетности,— сказал “Ъ” руководитель фракции ЛДПР в Госдуме Владимир Жириновский.— Супруги сами должны решать, обращаться ли в полицию или разобраться самим. Может быть, они разругались первый и последний раз в жизни, может, это несчастный случай или жалоба не оправдана. Решение в первую очередь должен принять член семьи, а не равнодушный чиновник».

    Руководитель фракции «Единая Россия» в Госдуме Сергей Неверов и первый замруководителя Андрей Исаев сказали “Ъ”, что пока текст закона не видели и не готовы его комментировать. При этом источник “Ъ” во фракции говорит, что документ пока юридически не проработан.

    Кто выживает в семейных конфликтах

    Тем не менее поддержку законопроекту оказывает спикер Госдумы Вячеслав Володин. В 2003 году он был одним из авторов законопроекта о гендерном равенстве, который, впрочем, был тогда отклонен. «Я могу смело назвать Вячеслава Володина нашим оберегом,— сказала “Ъ” Оксана Пушкина.— Если бы вся эта тема ему претила, он наверняка сказал бы «стоп» закону. Благодаря ему была организована и рабочая группа, и парламентские слушания. Во фракции разные точки зрения, но надеюсь, окончательный текст законопроекта будет понятен и принят многими депутатами. По опыту других стран, где этот закон уже существует, могу сказать, что процесс принятия такого непростого нормативного акта проходил очень сложно, но в итоге примирял представителей всех партий».

    Источник “Ъ”, близкий к администрации президента, утверждает, что есть идея убрать из текста законопроекта все, что касается нефизических видов насилия, например экономическое и психологическое.

    В любом случае основное движение по законопроекту начнется не раньше начала следующего года, утверждает источник “Ъ”.

    «Закон надо принимать, потому что ситуация выглядит запущенной, если не сказать критической. По поводу физического насилия есть понимание и четкая позиция. Наказание по отношению к абьюзерам должно быть ужесточено,— сказала “Ъ” член Общественной палаты РФ Екатерина Курбангалеева.— Что касается экономического и морального насилия, здесь, возможно, требуется еще обсуждение, потому что практика не накоплена, прецеденты не описаны. Если встает вопрос — отложить весь пакет или пока ограничиться усилением наказания за физическое насилие, то предпочтительнее второй вариант. Положение об охранных ордерах стоило обязательно включить, чтобы создать максимальную систему гарантий для тех, кто страдает от домашнего насилия».

    Источник “Ъ” во фракции «Единая Россия» утверждает, что вместо принятия отдельного законопроекта некоторые его нормы могут быть оформлены в виде поправок к существующему законодательству. «Этого недостаточно,— убеждена Оксана Пушкина.— Все понимают, что нужен комплексный подход — защита пострадавших, просвещение, мониторинг, механизмы регулирования. У этого закона есть свой предмет правового регулирования. Есть конкретная проблема, которую он должен решать. Готовится целый пакет законопроектов, так как принятие закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» потребует внесения изменений в ряд других уже существующих законов: КОАП, УПК, УК и других».

    Читайте так же:  Как избежать лишения родительских прав

    Пока рабочая группа дорабатывает законопроект, общественники ищут союзников. «Я считаю, что мы ошибочно приравниваем к абсолютным противникам этого закона РПЦ,— сказала “Ъ” член Совета по правам человека Екатерина Винокурова.— Ведь женщины, ставшие жертвами домашнего насилия, часто находят убежище в монастырях. РПЦ должна быть союзником в борьбе с домашним насилием. Конфликты возникают от недопонимания. Я бы хотела, чтобы РПЦ стала участником диалога по поводу законопроекта о домашнем насилии».

    Что такое домашнее насилие и кто может стать его жертвой?

    Согласно документу, семейно-бытовое насилие — это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

    При этом физический вред — те же побои — всегда попадает под действие либо административного правонарушения, либо уголовного преступления, говорит член рабочей группы Совфеда по подготовке закона Мари Давтян. «Юридически и технически документ составлен так, что это просто невозможно использовать», — говорит юрист.

    «По сути, физическое насилие выпало из закона».

    «[На сайте] выложили только рамочный закон, но есть еще изменения в отдельные законодательные акты, которые идут приложением, — рассказывает Алена Попова, член рабочей группы по подготовке закона в Госдуме. — В том виде, в котором он сейчас написан, закон вообще нерабочий. Когда есть насилие, всегда есть признаки правонарушения или преступления».

    К «лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию», закон относит бывших и нынешних супругов, людей с общим ребенком, близких родственников и людей, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство, «связанных свойством». Последняя формулировка важна: согласно семейному праву, «свойство» — это отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников. Получается, что в текущей редакции жертвы домашнего насилия, живущие в гражданском браке, не могут рассчитывать на защиту от государства.

    Среди принципов закона о домашнем насилии оказывается не защита жертвы от агрессора, а «поддержка и сохранение семьи». Еще один принцип — «добровольность получения помощи» жертвами семейного насилия. Исключения — несовершеннолетние и недееспособные люди.

    13 декабря 2019 г. в редакции газеты «Аргументы и факты» состоялась конференция, на которой обсуждался законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, его проблемы и перспективы.

    На конференции выступил депутат-коммунист, заместитель Председателя Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Ющенко. В своём выступлении он отметил: «Я с трудом могу себе представить ситуацию, когда в мою семью врываются люди и отбирают у меня ребёнка. Только потому, что кому-то что-то показалось. Соседям показалось, что ребёнок заплакал громче обычного. Бабе Любе из соседнего подъезда показалось жестоким, что соседскую девочку редко выпускают погулять на площадку. Баба Люба решила, что ребёнок страдает и сообщила куда следует. Учителям тоже что-то показалось, и те тоже сообщили (в благих целях, разумеется). В результате — разрушенная семья и разбитые судьбы. Это то будущее, которое нам предлагают.

    Государство предлагают сделать законным инструментом для полного уничтожения института семьи. А согласно новому законопроекту, каждый из нас может стать как жертвой семейного насилия, так и виновным.

    Давайте наводить порядок в том, что у нас есть. А у нас есть пронесённые через столетия семейные ценности. Есть традиции, обычаи и есть свобода. Внутренняя свобода каждого в пределах собственной семьи. Для каждого из нас семья — это надежный тыл, место, куда мы каждый день возвращаемся из внешнего хаоса. Новый законопроект полностью уничтожит это и превратит семью в хаос.

    Да, у нас есть факты семейного насилия. Но у нас и есть достаточные рычаги для того, чтобы работать с каждым таким случаем. Давайте наводить порядок в правоохранительной системе, заставлять работать органы опеки, образование и здравоохранение. Существующая система вполне способна помочь каждому, кто оказался в беде. Предотвратить каждый случай семейного насилия! Нам нужно наводить порядок в нашей системе, а не придумывать новую. Тем более, такую абсурдную.

    Зачем мы изобретаем велосипед?! То, что не работает нигде, должно каким-то удивительным способом работать у нас? Не будет этого! Насилия станет в разы больше, семейные ценности будут полностью уничтожены, многовековые традиции просто рухнут в одночасье! Зато мы получим целую армию НКО, которые станут средством для зарабатывания огромных денег!

    Любой законопроект должен не разделять общество, а консолидировать его. Объединять и работать в интересах человека и в нормах конституции! И если этот законопроект для людей, то давайте спросим у них, кто хочет, чтобы в его семью вторгались посторонние. Кто согласен жить под стеклянным куполом в ежедневном страхе стать жертвой государственного насилия в погоне за призраками. Только для начала людям нужно дать достоверную статистику и подробно разъяснить все нюансы и тонкости нового законопроекта, который им предлагают».

    «Это приведет к геноциду семьи»: как в Госдуме обсуждали законопроект о домашнем насилии

    В Госдуме 21 октября прошли парламентские слушания о предупреждении преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Они были организованы Комитетом по контролю и регламенту и Комитетом по вопросам семьи, женщин и детей. «Афиша Daily» рассказывает, о чем говорили на заседании и какие перспективы у законопроекта против домашнего насилия.

    Какие изменения предлагает законопроект

    В 2017 году был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный Еленой Мизулиной. До этого момента семейно-бытовые конфликты попадали под статью 116 УК РФ о побоях. Теперь же человека, бьющего своих родственников или близких, можно привлечь только к административной ответственности в случае, если это случилось в первый раз.

    Спустя год председатель СК Александр Бастрыкин заявил об участившихся случаях домашнего насилия из‑за декриминализации, а ЕСПЧ сообщил, что получил от россиянок около ста жалоб о преследованиях и побоях со стороны близких родственников. « Нужно в принципе менять российское законодательство, так как эффективной защиты сейчас нет . И так называемая декриминализация послужила сигналом к тому, чтобы ослабить и без того неразвитые гарантии защиты», — сказал судья ЕСПЧ Дмитрий Дедов.

    Читайте так же:  Развод супругов без детей без имущества

    В 2016 году депутат Салия Мурзабаева и сенатор Антон Беляков уже пытались внести законопроект против семейно-бытового насилия, но он не прошел первое чтение.

    Новый законопроект, который обсуждался на слушаниях, направлен в первую очередь на профилактику — именно этот аспект законодатели и правозащитники считают наиболее важным. Алена Попова, одна из соавторов законопроекта, рассказывала в видео на Change.org о главных нововведениях (официально документ пока нигде не опубликован. — Прим. ред.).

    Определение термина «домашнее насилие». Сейчас в законодательстве РФ он не утвержден, а значит, нет понимания того, что именно можно считать домашним насилием.

    Создатели закона выделяют четыре вида насилия: сексуальное, психологическое, экономическое и физическое.

    Введение охранных ордеров — судебных и полицейских. Это профилактическая мера, которая предусматривает запрет на угрозы, приближение, преследование, коммуникацию с жертвой и ее родственниками. В пояснении подчеркивается, что сейчас у сотрудников полиции нет полномочий для воздействия на потенциального преступника, который, например, регулярно угрожает близким. А после введения охранных ордеров ситуация изменится.

    Обязательное посещение специальных курсов по работе с гневом для насильника.

    Все дела о домашнем насилии должны стать частно-публичными. Это значит, что вне зависимости от того, пишет ли жертва заявление на насильника, государство обязано ее защитить.

    Кто поддержал законопроект

    На обсуждениях в Госдуме в поддержку проекта выступили активисты и сторонники законопроекта. Политолог Екатерина Шульман ссылалась на опыт Казахстана, где после принятия законодательства о профилактике домашнего насилия в 2009–2010 годах число насильственных преступлений в семьях снизилось на 35% за 5 лет. Адвокат по правам женщин Мари Давтян сообщила, что в год получает более тысячи обращений от переживших домашнее насилие: «Соцопросы показывают, что 97% пострадавших, которые обратились в полицию, не получили от полиции помощи . Сегодня полицейским чаще всего просто нечем помочь потерпевшим». Анна Ривина, директор центра «Насилию.нет», сказала:

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Первый замглавы комитета Совета Федерации по социальной политике Инна Святенко также высказалась за профилактику семейных конфликтов. Но отметила, что «необходимо прописать механизмы, которые могли бы развести на время противоборствующие стороны, чтобы накал страстей остыл».

    На обсуждениях выступил профессор кафедры уголовного права СПбГУ Владислав Щепельков, который представил статистику преступлений на почве семейно-бытовых конфликтов. Он отметил, что жертвами рукоприкладства в семье в 75% случаев становятся женщины. «Если за 100% принять тех, кто обратился в правоохранительные органы, заявление регистрируется только в 56% случаев, остальные теряются на этапе от обращения в полицию до регистрации заявления», — сказал Щепельков.

    Кто выступил против

    Оппоненты активистов в основном обращались к вопросу о сохранении семьи и традиционных ценностей, а также, как сообщают авторы законопроекта, не раз оскорбляли их и называли агентами Госдепа .

    Лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что главная проблема в том, что мужчина теряет статус «главы семьи»: «Это понятие у нас исчезло. Если мужчина на работе никто, дома никто, это прорывается в издевательствах над самыми близкими». По его мнению, сегодня общество не оберегает семью.

    Андрей Цыганов, руководитель совета Общественного уполномоченного по защите семьи в Санкт-Петербурге, сказал, что закон может стать причиной уничтожения семьи: «На сегодняшний день наше законодательство имеет огромное количество возможностей для предотвращения таких ужасных ситуаций [домашнего насилия]. Какую Россию пытаются построить товарищи, которые лоббируют этот законопроект? Мы, представили многодетных семей, категорически против него».

    Адвокат Анна Швабауэр заявила, что законопроект превращает семейные отношения в отношения бизнес-партнеров: «У нас сейчас вообще-то есть все определения насилия: включая «побои, клевета, оскорбления». А получается, что вы хотите сделать насилием любые действия, которые кому‑то не нравятся. По новому закону отнять у ребенка планшет — это тоже насилие».

    Андрей Комухин, представитель православного движения «Сорок сороков», считает, что общество должно культивировать идею многодетной семьи, а люди, которые разрабатывали этот закон, «не совсем многодетные»: « У меня бы не было девяти детей, если бы этот закон был принят . Потому что многодетность при этом законе не норма. Это чудовищный закон, который приведет к геноциду семьи».

    Свердловский депутат Госдумы раскритиковал законопроект о домашнем насилии

    Депутат Госдумы от Свердловской области Максим Иванов раскритиковал законопроект о домашнем насилии, который сейчас рассматривается в Госдуме и Совете Федерации. Как написал парламентарий на своей странице в соцсети Facebook, он считает принятие закона избыточным. По его мнению, приятие документа, в котором вводится понятие «психологическое страдание», может привести к тому, что «рядовые ссоры со слезами и „психическим страданием“ (муж не дал денег на помаду, жена задержалась у подруги) приведут к разрушению тысяч, сотен тысяч семей».

    «Вместо того чтобы самостоятельно договориться или призвать на помощь родителей, друзей, в дело будут вмешиваться прокуратура, уполномоченные, соцзащита и даже местное самоуправление. При этом поводом для принятия мер может послужить „обращение граждан, которым стало известно о свершившемся факте семейно-бытового насилия“. Если сосед услышал за стенкой, как вы громко поругались, он сможет „донести, куда следует“ и те же органы местного самоуправления в лице, например, мэра города придут с вами разбираться», — пишет депутат.

    По его мнению, существующие случаи физического насилия в семьях нужно наказывать в соответствии с действующим законодательством, а ссоры «можно решить внутри семьи».

    Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, разработанный в Госдуме, вызвал большую дискуссию в обществе и несколько раз переписывался. 29 ноября на сайте Совета Федерации была опубликована последняя версия документа. Но эксперты вновь раскритиковали его, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке.

    Читайте так же:  Материнский капитал сколько готовится сертификат

    В документе, в частности, предлагается ввести защитные и охранные предписания, которые будут выдаваться агрессорам. Предписания, например, запрещают нарушителям вступать в любые контакты с жертвой, помимо этого, абьюзера могут обязать покинуть совместное жилье. В декабре экспертное сообщество представило поправки к законопроекту. В них, в частности, уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров.

    Владимир Путин прокомментировал законопроект о домашнем насилии

    За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам». Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

    Согласно недавнему опросу «Левада-центра», каждый третий житель России (31%) сталкивался с домашним насилием в собственной семье и своем ближайшем окружении. По данным МВД, за девять месяцев 2019 года от домашнего насилия пострадала 15 тыс. 381 женщина. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны» показало, что 79% осужденных женщин становились жертвами насилия со стороны тех, кого потом убили.

    Путин В.В. про закон о домашнем насилии: «Не очень понимаю, люди именно за этот закон или против насилия?»

    В.Путин: Подождите.«Домашнее насилие». Вы хотите про закон спросить?

    Д.Песков: Давайте. Третий ряд, центр.

    Э.Жгутова: Добрый день, Владимир Владимирович, Дмитрий Сергеевич и весь мир, который сейчас смотрит!

    И нет у нас на сегодняшний день, оказывается, большей проблемы, чем проблема семейно-бытового насилия. Совет Федерации разработал законопроект, его повесили на официальном сайте.

    И в Совет Федерации пришло обращений от граждан больше, чем за весь год. Против этого проекта выступает Русская православная церковь, подписываются многодетные семьи. За этот проект подписываются ЛГБТ-сообщества, феминистские организации и даже профсоюз секс-работников.

    Вы сейчас говорили о том, что у нас демография, кривая демографическая вошла в штопор…

    В.Путин: Это не штопор, это ожидаемый спад – это очевидная вещь.

    Э.Жгутова: Опять же мы говорим о том, что всё-таки мы должны решать свои демографические проблемы каким-то образом. Но ведь этот законопроект содержит нормы, которые позволяют войти в любую семью. То есть некое количество мерзавцев, садистов, но, извините, нам преподносят цифры, заведомо завышенные. Я лично от своего агентства подавала запрос в ГИАЦ МВД и получила цифры, которые совершенно не стыкуются с теми, которые нам транслирует тот же самый центр «Анна», который является одним из основных…

    В.Путин: Вопрос.

    Э.Жгутова: Ваше отношение, читали ли Вы текст и считаете ли Вы, что это, возможно, будет последним гробом в крышку нашей демографии? И, собственно говоря, там содержатся нормы тотального контроля за семьёй.

    В.Путин: «Последним гвоздём в крышку гроба» демографии.

    Э.Жгутова: Нашей демографии, да, конечно.

    В.Путин: «Последним гвоздём в крышку гроба» – так говорят.

    Э.Жгутова: Да, да, прошу прощения.

    В.Путин: Ничего страшного, я понял, что Вы хотели сказать.

    Э.Жгутова: Вопрос: Ваше отношение, читали ли Вы сам проект, потому что это самая большая … Опрос Совета Федерации показывает, что большинство из этих 11 тысяч против, а ВЦИОМ публикует, что 70 процентов граждан «за». Но вциомовский опрос не подразумевает знакомства с законопроектом, а вот опрос Совета Федерации его подразумевает. В неволе не размножаются люди, мы же знаем об этом.

    В.Путин: В неволе не размножаются – это правда.

    Э.Жгутова: Я назвала это ювенальной юстицией для взрослых.

    В.Путин: В неволе размножаются: есть рождение в тюрьмах и в местах лишения свободы. Но это не важно. Вообще моё отношение, да?

    Законопроект я не читал, но Валентина Ивановна Матвиенко мне совсем недавно о нём достаточно подробно рассказывала. Отношение моё какое к этому делу? Оно смешанное. Силой не заставишь любить – первое.

    Раньше у нас обращались в месткомы, парткомы и требовали от этих организаций, чтобы они навели порядок в семье, приструнили какого-то из супругов, прежде всего и чаще всего мужчину, конечно. Но даёт ли или давало ли это какой-то позитивный эффект – я не знаю. Но в отношении чего я совершенно против – я против любого насилия, в том числе и в семье, и, конечно, прежде всего к детям и к женщинам.

    Это просто признак очень низкого уровня общей культуры, когда более сильная особь начинает качать свои права с помощью кулаков и грубой физической силы. Ничего здесь хорошего нет. Правда, за ряд правонарушений можно воспользоваться действующими нормами, в том числе за хулиганство, за нанесение побоев или тем более тяжких телесных повреждений, всё это есть в действующем законодательстве.

    Но, действительно, Вы правы в том, что подавляющее большинство опрошенных, это 70 с лишним процентов, за этот закон. Я на самом деле не очень понимаю, люди именно за этот закон или против насилия?

    Э.Жгутова: Конечно, конечно.

    В.Путин: Я тоже против насилия, как и эти 70 с лишним процентов наших граждан. Нужен ли этот закон? Давайте спокойно это обсуждать, в общественности, всё это должно пройти такую проверку. Надо понять, что написано в каждой из его статей, попробовать прогнозировать результаты, которые могут получиться после принятия и после правоприменительной практики, и потом принять окончательное решение.

    «В нынешнем виде закон нерабочий»

    Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

  • На сайте Совета Федерации появился текст законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Общественная кампания в поддержку закона идет не первый год: в 2016 году в Госдуму уже вносили документ о профилактике домашнего насилия. Тогда он не дошел до первого чтения, а в 2017-м побои, впервые «совершенные в отношении близких лиц», декриминализовали: уголовная ответственность наступает только при повторном привлечении правонарушителя. В этот раз над созданием текста законопроекта трудилась рабочая группа при Совете Федерации. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Общественное обсуждение проекта продлится до 15 декабря — до этого времени в него можно внести поправки. Корреспондентка «Новой» вместе с экспертами разобралась, что сейчас не так с законопроектом.

    Читайте так же:  Кто выдает сертификат на материнский капитал

    Оксана Пушкина сдала православных активистов в МВД

    Адвокат депутата Госдумы Оксаны Пушкиной Константин Добрынин пожаловался на православное движение «Сорок сороков» министру внутренних дел РФ Владимиру Колокольцеву. Поводом стали нападки активистов на разрабатываемый парламентарием законопроект о профилактике домашнего насилия. В опубликованных в интернете заявлениях господин Добрынин усмотрел признаки целого ряда уголовных статей: разжигание ненависти либо вражды и ложный донос, оскорбления представителя власти и посягательство на жизнь государственного деятеля.

    Пушкина и Роднина предложили расширить круг защищаемых от насилия в семье

    Депутаты Госдумы и правозащитники подготовили поправки (есть у РБК) к пока не внесенному законопроекту о домашнем насилии, подготовленному группой парламентариев. В них, в частности, прописано расстояние 50 м, на которое виновнику насилия должно быть запрещено приближаться к жертве, а также уточняется определение преследования как одной из наиболее часто встречающихся форм семейно-бытового насилия.

    Действие закона о домашнем насилии должно быть распространено не только на его жертв, но и на их иждивенцев, а также посторонних лиц, если есть основания опасаться, что виновник насилия может причинить им вред или помешать их законной деятельности, отмечают авторы документа.

    Согласно предложенным поправкам, преследование — это действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле. Они могут выражаться в поиске жертвы, попытке выяснить ее место проживания или пребывания, навязчивых переговорах, в том числе через интернет, в попытках выйти на связь через третьих лиц. Преследование — это также посещение места работы, учебы, лечения пострадавшего.

    Соавторами поправок стали депутаты Оксана Пушкина, Ольга Савастьянова, Ирина Роднина, Татьяна Касаева, Елена Вторыгина, адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и правозащитник Алена Попова. Все они принимали участие в разработке опубликованной версии законопроекта.

    Обсуждение законопроекта депутатами и сенаторами продолжается, «понимание есть», сказала РБК соавтор законопроекта, депутат Оксана Пушкина. «С каждым днем становится ясно, что кричащих против немного, — уточнила она. — Людей, которые выступают за здравый смысл, за понимание проблемы, за желание ее решить, гораздо больше». Собеседник РБК в Совфеде сообщил, что поправки депутатов к первому чтению планируется внести в законопроект.

    Что еще предлагается изменить

    Новые поправки также предлагают отнести к домашнему насилию деяния, которые попадают под административные и уголовные статьи: побои и причинение вреда. В нынешнем варианте они выведены из-под действия предлагаемого закона. Эта норма необходима, чтобы защитные предписания могли получить пострадавшие от побоев, которые в них больше всего нуждаются, считает адвокат Ольга Гнездилова. «Нынешняя норма [законопроекта] плоха, потому что пострадавшие не получают защитного предписания, которое могло бы предотвратить более тяжкие преступления, — уточнила она. — Также защитные предписания не будут выдавать тем, кому угрожают убийством, и это проблема».

    Защитный ордер или предписание, говорится в поправках, должен выдаваться немедленно на месте совершения домашнего насилия. Предписание выносится с согласия пострадавшего и без, если жертва из-за возраста, болезни, инвалидности, материальной зависимости или по какой-то еще причине не может выразить согласие.

    В документе также предлагается заменить штраф на один год лишения свободы в качестве наказания за повторное нарушение предписания. Штрафы ударят по материальному благополучию семьи, считают авторы поправок, поэтому они могут только усугубить ситуацию. В качестве иных видов наказания предлагается использовать исправительные и обязательные работы.

    В конце ноября Совет Федерации опубликовал проект закона о домашнем насилии. Его разработали сенаторы, депутаты, правозащитники и члены президентского Совета по правам человека. Предполагается, что он будет внесен в Госдуму через две недели. Глава верхней палаты Валентина Матвиенко заявила, что до внесения с законопроектом могут ознакомиться все заинтересованные стороны, общественные организации, представители Русской православной церкви и те, кто критиковал документ.

    К 6 декабря к размещенному на сайте Совфеда законопроекту поступило более 5 тыс. комментариев, сообщила зампредседателя верхней палаты Галина Карелова. По ее словам, замечания будут приниматься и обсуждаться до 15 декабря.

    Изначально обсуждались разные версии законопроекта: из последней, как писал РБК, были исключены гражданские браки, в ней не уточнялось расстояние, на которое преследователю запрещено приближаться к жертве. Также в законопроекте прописали обязанность общественных организаций содействовать примирению жертвы с виновником насилия.

    Противники и сторонники закона

    Поручение разработать законопроект о домашнем насилии сенаторам дала спикер Совфеда Валентина Матвиенко. Мнения общества об этой инициативе разделились. О поддержке законопроекта заявил секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак, а пресс-секретарь президента Дмитрий Песков признавал, что в России существует проблема домашнего насилия.

    Патриарх Кирилл, комментируя инициативу парламентариев, призвал с «большой осторожностью относиться к любым попыткам вторжения в семейную жизнь». Он подчеркнул, что церковь считает насилие в семье великим грехом и преступлением, но, выступая против такого насилия, вынуждена «возвысить голос» в защиту семейного пространства «от всякого вторжения извне под любыми предлогами». Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства назвала принятие законопроекта недопустимым и попросила парламент отказаться от него.

    Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов заявил, что думская фракция партии будет голосовать против законопроекта из-за несогласия с внедрением через него принципов ювенальной юстиции.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Премьер-министр Дмитрий Медведев на своей пресс-конференции сказал, что «если люди жалуются, значит, домашнее насилие есть», эта проблема не придумана журналистами и «не инспирирована врагами». Он, однако, увидел в законопроекте риск манипулирования и заметил, что проблема может быть решена с новой версией Кодекса об административных правонарушениях.

    Источники

    Кпрф закон о домашнем насилии
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here