Насилие в семье беларусь статья

Мы подготовили ответы на вопросы по теме: "Насилие в семье беларусь статья" с комментариями специалистов. Уточнить данные на 2020 год можно у дежурного консультанта.

Уголовная ответственность за домашнее насилие

Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях

Статья 9.1. Умышленное причинение телесного повреждения и иные насильственные действия

1. Умышленное причинение телесного повреждения, не повлекшего за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, —
влечет наложение штрафа в размере от 10 до 30 базовых величин или административный арест.
2. Нанесение побоев, не повлекшее причинения телесных повреждений, умышленное причинение боли, физических или психических страданий, совершенные в отношении близкого родственника либо члена семьи, если в этих действиях нет состава преступления, —
влекут наложение штрафа в размере до 10 базовых величин или административный арест.

Статья 9.3. Оскорбление


Оскорбление, то есть умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме, —
влечет наложение штрафа в размере от 4 до 20 базовых величин.

Статья 17.1. Мелкое хулиганство

Нецензурная брань в общественном месте, оскорбительное приставание к гражданам и другие умышленные действия, нарушающие общественный порядок, деятельность организаций или спокойствие граждан и выражающиеся в явном неуважении к обществу, —
влекут наложение штрафа в размере от 2 до 30 базовых величин или административный арест.

УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Статья 139. Убийство

Статья 147. Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения

Статья 149. Умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения

1. Умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения, то есть повреждения, не опасного для жизни и не повлекшего последствий, предусмотренных статьей 147 настоящего Кодекса, но вызвавшего длительное расстройство здоровья на срок до четырех месяцев либо значительную стойкую утрату трудоспособности менее чем на одну треть, —
наказывается штрафом , или исправительными работами на срок до 2 лет , или арестом на срок до 6месяцев , или ограничением свободы на срок до 3 лет , или лишением свободы на тот же срок.
2. То же деяние, совершенное группой лиц либо способом, носящим характер мучения или истязания, либо общеопасным способом, —
(в ред. Закона Республики Беларусь от 15.12.2005 N 71-З)
наказывается ограничением свободы на срок до 5 лет или лишением свободы на срок от 1 года до 5 лет .

http://gp1.by/pages/ugolovnaya-otvetstvennost-za-domashnee-nasilie.html

От насилия в семье в Беларуси в этом году уже погибли 55 человек. Количество жертв выросло

За семь месяцев этого года от насилия в семье в Беларуси погибли 55 человек. Это больше, чем за отчетный период прошлого года, тогда за это же время погибло 48 человек. В среднем от рук семейных агрессоров в нашей стране в год умирает около 100 человек.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Начальник управления профилактики ГУОПП МОБ МВД Олег Каразей рассказал, что на протяжении длительного времени у нас снижалось количество тяжких и особо тяжких преступлений в сфере насилия в семье. Однако в этом году правоохранители заметили небольшой рост: за семь месяцев 2019 года от рук агрессоров погибли 55 человек. В прошлом году за это же время умерло 48 жертв насилия в семье.

По итогам семи месяцев 2019 года также зафиксировано более 120 тяжких телесных повреждений причинено близкими.

Именно из-за роста количества таких преступлений в этом году с 29 июля по 3 августа в Беларуси провели комплекс мероприятий «Быт». Правоохранители подняли все факты, когда к ним обращались по поводу семейных скандалов, посмотрели, кто стоит из ранее судимых на учете за бытовые преступления, и посетили всех этих людей. В год регистрируют только 50 тысяч административных правонарушений в этой сфере. При этом ежегодно в милицию поступает около 100 тысяч звонков от жертв скандалов. На профилактическом учете по поводу насилия в семье в Беларуси состоят около восьми тысяч человек. Это те люди, которые совершили правонарушение повторно.

— Со всеми этими людьми мы встретились, поговорили, провели дополнительную работу, — сказал Олег Каразей.

По уголовной статистике, жертвами насилия являются как женщины, так и мужчины. Причем их примерно поровну.

— Но надо понимать, что мужчины в том числе страдают от рук своих братьев, отцов и сыновей. Если говорить о том, кто причиняет насилие в семье, то в 80% случаев — это мужчины. Женщины — меньше 20% виновны в совершении таких преступлений. Но тут интересный момент: если мы будем анализировать статистику убийств и тяжких телесных повреждений, то женщины здесь совершают каждое третье преступление. Почему так получается? Зачастую женщины страдают от насилия, сами будучи жертвами сначала от мелких упреков, потом побоев — и в какой-то момент чаша терпения переполняется. В физическом плане соответствовать мужчине она не может, поэтому берет нож и наносит удар, который уже будет квалифицирован как тяжкое телесное повреждение или убийство в зависимости от последствий, — сказал Олег Каразей.

Более 83% убийств и тяжких телесных повреждений совершаются в состоянии алкогольного опьянения. На селе регистрируют чуть ли не в два раза больше фактов насилия в семье, чем в городе. По статистике, люди с высшим образованием и более высоким социальным статусом менее склонны к насилию в семье. Чаще всего его совершают безработные или люди, занимающие рабочие должности, имеющие низкий уровень культуры, который проявляется в семейно-бытовых отношениях.

http://news.tut.by/society/648632.html

Насилие в семье беларусь статья

You are using an outdated browser. Please upgrade your browser to improve your experience.

Шокирующие результаты опроса Белстата.

В 2019 году Белстат провел обследование домашних хозяйств для оценки положения детей и женщин в Беларуси.

Впервые в рамках обследования был включен блок об отношении к домашнему насилию. Комплекс наводящих вопросов позволил выявить некоторые несоответствия в мыслях и действиях белорусов, отмечает БЕЛТА.

С одной стороны, лишь 9% матерей считает, что для воспитания детей должно применяться физическое наказание. При этом реально этот метод используется в отношении четверти детей. Младших детей в основном наказывают физически, в то время как на подростков родители предпочитают давить психологически.

В целом насильственные методы дисциплинирования (как физическое наказание, так и психологическое давление) испытывают на себе 57% детей до 14 лет по всей Беларуси. Еще 40% воспитываются ненасильственными методами.

Читайте так же:  Методы профилактики жестокого обращения с детьми

Что касается отношений между полами, то основная часть населения отрицательно высказалась по поводу домашнего насилия.

Менее 4% опрошенных считают, что муж или партнер вправе ударить супругу или партнершу хотя бы в одной из следующих ситуаций: если она выходит из дома, не сказав ему об этом; если не заботится о детях (наибольший процент); если возражает мужу, отказывает в половой близости; если пригорает еда на плите.

http://gazetaby.com/post/statistika-dnya-skolko-belorusskix-detej-podvergay/160315/

Насилие над детьми в семье. Что будет с ребенком и что грозит родителям

Громкая история об избиении месячного младенца собственным отцом в Костюковичах вызвала большой резонанс в обществе. Как защищают детей в случае насилия в семье и что будет с родителями, когда это вскроется.

Кого признают находящимся в социально опасном положении?

В 2018 году 1913 детей, признанных в Беларуси находящимися в социально опасном положении (СОП), были выявлены на первоначальном этапе медицинскими работниками, рассказала главный внештатный специалист Министерства здравоохранения Республики Беларусь по амбулаторно-поликлинической помощи детям Анна Котова. При этом в различные ведомства медиками было направлено 9 345 сообщений о выявленных фактах, свидетельствующих о ненадлежащем выполнении родителями своих обязанностей в отношении детей. В числе критериев и показателей социально опасного положения отказ родителей от медицинского обследования, наблюдения и лечения, который ставит под угрозу жизнь ребенка или может привести к опасному ухудшению его здоровья; аморальный образ жизни, несовместимый с ответственным уходом за малолетним; следы насилия и жестокого обращения с ним и др.

– После выписки новорожденного из родильного дома и до момента оформления ребенка в учреждение дошкольного образования медицинские работники являются практически единственными, кто входит в семью. И они должны определять потенциальные риски для жизни и здоровья малышей, реагировать на факты семейного неблагополучия в установленном порядке, – отметила А.Котова.

Она пояснила, что в случае выявления во время медосмотра несовершеннолетнего следов насилия информация об этом незамедлительно передается в органы образования, внутренних дел и другие заинтересованные ведомства. Далее решается вопрос о необходимости признать малыша находящимся в СОП.

Что происходит, если ребенок в опасности?

Согласно постановлению Совета Министров от 15 января 2019 года № 22 «О признании детей находящимися в социально опасном положении», с 1 февраля такое решение будет приниматься в два этапа. Сначала советом профилактики учреждения образования (для дошколят – социально-педагогического центра), затем соответствующим координационным советом при местном исполкоме.

Заберут ли ребенка из семьи?

Следует отметить, что постановка в СОП не предполагает автоматического изъятия ребенка из семьи. Наоборот, этого стараются избежать. Попавшей в трудную жизненную ситуацию семье оказывается всесторонняя помощь, чтобы устранить причины неблагоприятной для ребенка обстановки. И только если этого не происходит, ребенка забирают у родителей под защиту государства.

Что грозит родителям за насилие над ребенком?

Правовая оценка действий человека, замеченного в домашнем насилии, жестоком обращении с ребенком, зависит от ряда факторов, в том числе обстоятельств совершения противоправных действий и наступивших последствий. Немаловажную роль при этом играют выводы проведенной судмедэкспертизы, призванной установить характер и степень тяжести телесных повреждений.

Вместе с тем абсолютно ясно, что каждый ребенок, согласно ст. 189 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье, имеет право на защиту от любых видов эксплуатации и насилия, будь то экономические, сексуальные, моральные, физические, психологические.

К слову, за нанесение побоев, не повлекших телесных повреждений, за умышленное причинение боли, физических или психических страданий близкому родственнику либо члену семьи, если в этом нет состава преступления, есть наказание – штраф или административный арест (ч. 2 ст. 9.1 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях).

Уголовная ответственность предусмотрена за умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения (ст. 149 УК Республики Беларусь). В зависимости от обстоятельств минимальное наказание – штраф, максимальное – до 5 лет лишения свободы.

За умышленное причинение тяжкого телесного повреждения заведомо малолетнему, что является отягчающим обстоятельством, светит от 5 до 10 лет лишения свободы (ч. 2 ст. 147 УК Республики Беларусь).

Уголовная ответственность также предусмотрена за умышленное причинение легкого телесного повреждения; истязание; причинение тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения по неосторожности (ст. 153-155 УК Республики Беларусь).

http://www.pravo.by/novosti/obshchestvenno-politicheskie-i-v-oblasti-prava/2019/february/32420/

Жертвы и агрессоры: управа существует. Как защититься жертве домашнего насилия?

Насколько серьезна проблема домашнего насилия в Беларуси?

Выпил и поднял руку или нечто большее?

Можно ли помочь тем, кто подвергается издевательствам со стороны близкого человека?

Как решиться на смелый шаг и освободиться от изверга?

Специального закона, предотвращающего домашнее насилие, в Беларуси пока не существует, а значит, нет и единого механизма защиты от асоциального поведения. Главными причинами обычно считают гендерное неравенство, нарушение распределения ролей между мужчиной и женщиной, где представительницы слабого пола ущемлены в правах. Еще говорят о неправильном воспитании мальчиков и плохой заботе о нравственности девочек. Чтобы разобраться в проблеме, пообщаемся на «круглом столе» с председателем правления общественного объединения «Радислава» Ольгой Горбуновой, психологом «Радиславы» Ольгой Казак, руководителем общенациональной «горячей» линии для пострадавших от домашнего насилия 8-801-100-8-801, администрируемой международным общественным объединением «Гендерные перспективы», Анной Коршун и начальником управления профилактики МВД Республики Беларусь Олегом Каразеем.

– Официальной статистики жертв домашнего насилия нет. Отследить, сколько человек подвергается издевательствам со стороны близких, сложно. Но так ли актуальна проблема? Как и когда все начинается?

Анна Коршун: Прежде всего, что такое домашнее насилие? Это отношения власти и контроля, которые устанавливает мужчина по отношению к женщине. Он пытается сломить ее волю, подчинить себе. Проблема действительно серьезная. По результатам исследования Фонда ООН в области народонаселения, проведенном в 2014 году, каждая третья женщина в Беларуси в своей жизни сталкивалась с проявлением насилия. О том, насколько это актуально, я могу судить по количеству звонков, поступающих на общенациональную «горячую» линию. За пять с половиной лет работы нам позвонили 10700 человек. К сожалению, проблема носит латентный характер. Женщины могут терпеть годами и никуда не обращаться, а общество не поощряет тех, кто все-таки решается на это. Поэтому далеко не каждый человек открыто скажет о своей беде и попросит совета или помощи.

Ольга Казак: Все начинается с периода знакомства, когда мужчина надевает маску хорошего человека, а женщине кажется, что она попала в сказку. Потом возникают постепенные придирки, причем не всегда после регистрации брака. Многие рассказывали, что уже на свадьбе замазывали синяки. То есть мужчина понял, что заявление лежит в ЗАГСе, а будущей жене не хватает смелости не доводить отношения до росписи. Опасными считаются периоды, когда женщина недавно стала женой либо только забеременела или родила. Жертва старается, но агрессору трудно угодить. Напряжение нарастает и наступает первая разрядка – пощечина, удержание или хватание за горло и так далее. Мужчина потом вдруг понимает, что сделал что-то не так, может попросить прощения. Женщина воспринимает это как случайность, «с кем не бывает». Так вот если прошло два таких цикла, то можно говорить, что в данной семье возникло домашнее насилие.

Читайте так же:  О домашнем насилии среди женщин в таджикистане

– Есть ли общие портреты жертв и агрессора?

– Кто находится в «группе риска» и может стать семейным деспотом?

Ольга Казак: Прежде всего те мальчики, которые росли в семье, где отец избивал мать, а она терпела, считая это нормальным. Ребенок не предполагает, что можно самоутверждаться как-то иначе. Некоторые мужчины считают, что таким образом повышается их самооценка, проявляется власть. Это хозяин положения, авторитет: «Я – мужик!» Тем более в массмедиа это хорошо рекламируется.

– Можно ли говорить о прямой связи между домашним насилием и финансовым и социальным уровнем семьи?

Ольга Горбунова: Нет, абсолютно любая женщина может столкнуться с таким опытом. У нас были клиентки как из числа простых рабочих, так и профессора из вузов, медики, актеры, журналисты. То же самое и с агрессорами – от пьяницы-тракториста либо бывшего заключенного до айтишника, бизнесмена или человека, практикующего йогу и посещающего храмы. Тем не менее нужно отметить высокую алкоголизацию, особенно в семьях с низшим социальным статусом. Это не является причиной, но делает последствия непредсказуемыми и опасными.

Ольга Казак: Пострадавшие женщины могут иметь абсолютно разные статусы, образование. Видела мужчин, которые были такими чистюлями, что не позволяли своим детям даже самостоятельно есть. Не дай Бог, капля или крошка упадет на стол или скатерть! Папа готов в 4 года кормить ребенка из ложечки, лишь бы все было аккуратно. Часто у наших клиенток мужья предъявляют завышенные требования: ежедневно должна идеально выглядеть, быть безупречной хозяйкой и отличной любовницей, много зарабатывать. Если после родов жена поправилась на размер, то сразу стала «толстой коровой», «жирной». Появилась морщинка – старуха. Точно такое же отношение и к детям. Это жизнь без права на ошибку. Причем часто сами из себя ничего не представляют, но к себе абсолютно никаких требований. Пиво каждый день, а в тоже время дети могут недоедать.

Анна Коршун: Половина женщин, обращающихся на общенациональную линию, говорят о том, что у агрессора есть тяжелая алкогольная или наркотическая зависимость, остальные сообщают, что проблем с алкоголем нет.

– Домашнее насилие может быть не только физическим. Не менее угнетает и психологическое, например. Когда и не бьет, но жить под одной крышей невыносимо.

Анна Коршун: Три года назад позвонила женщина, которая терпела подобное 20 лет. Муж контролировал каждое ее действие, проверял телефонные звонки, считал, сколько заработала и на что потратила деньги, хотя сам нигде не работал. Решал, что должна надеть старшая взрослая дочь, запрещал ей пользоваться косметикой и так далее. Позже находил какие-то зацепки, чтобы разжечь конфликт, который перерастал в рукоприкладство. Дошло до того, что у старшей дочери появились мысли о суициде. Перепуганная мама только тогда решилась позвонить на «горячую» линию. Насколько мне известно, она ушла от супруга, хотя сложно и долго происходила процедура развода.

– Мы больше склонны обвинять мужчин. Но, возможно, страдают и они от женского издевательства?

Анна Коршун: Мужчины звонят редко: 6 процентов от общего числа обращений на «горячую» линию. В большинстве случаев это пожилые люди, имеющие инвалидность и социально и экономически зависимые от людей, с которыми они проживают. Звонят дедушки, которых избивают дети и внуки. Один или два процента мужчин говорят о том, что они либо разведены, либо на стадии развода и при этом испытывают психологическое насилие со стороны бывших жен, которые при этом манипулируют детьми, ограничивают общение с ними или вообще не разрешают видеться.

Ольга Горбунова: В нашем убежище получают помощь только женщины. Но мы можем помогать и дистанционно. Последний случай: получала юридическую консультацию сестра мужчины-инвалида из Могилева, которого избивала жена. По доверенности через нее мы оказывали ему помощь. В основном это были вопросы юридического характера. Поэтому звонить можно не только на «горячую» линию, но и к нам, и неважно, какого пола жертва, если ей необходима помощь.

– Одна из знакомых рассказывала, как-то попыталась вызвать милицию на дебошира-мужа, но ей ответили: «Вы достали уже своими бытовыми скандалами». Такое отношение отнимает всякое желание звонить на 102 и верить в справедливое наказание. От беспомощности многие женщины пытаются защитить себя сами.

Олег Каразей: Раньше, что греха таить, такие случаи имели место быть. Но уже давно все телефонные звонки строго фиксируются, ведется запись разговора, ведомственным приказом определено время прибытия наряда милиции, оно лимитировано. Ни в коем случае не допускается ситуация, когда сотрудники не отреагировали на обращение и тем более стали мирить по телефону. Это абсолютно исключено. Поэтому обязательно нужно звонить на 102. И вообще, хочется сказать: пресекать рукоприкладство нужно сразу же, как только оно возникло. Если простить первый удар, второй, то, как показывает практика, их интенсивность будет только увеличиваться.

Анна Коршун: В последние годы жалобы на бездействие или неправомерные действия сотрудников милиции практически не поступают. Ситуация изменилась, потому что на государственном уровне проблеме стало уделяться более пристальное внимание. В 2016 году МВД выступило с инициативой подготовки концепции законопроекта по профилактике домашнего насилия. Мы, общественники, надеемся, что в скором времени появится специализированный закон, который изменит в перспективе положение пострадавших, а также предусмотрит ответственность агрессора.

– Слышала от пострадавших женщин, живущих в деревне, что можно долго ждать участкового.

Олег Каразей: Сельским участковым проблематичнее оперативно решать проблемы из-за разбросанности и отдаленности деревень. Тем не менее не стоит говорить, что участковый не справится. Справится. Но мы должны понимать, что он не психолог и кардинально не изменит поведение агрессора. Но привлечь к ответственности, поставить на учет, встретиться и провести беседу он может. А это тоже важно. Могу сказать, что, согласно статистике, сейчас меньше тяжких последствий в результате бытовых преступлений. Если 10 лет назад в год регистрировалось около 300 смертей, произошедших в результате бытовых скандалов, то по итогам 2017 года – 107. Конечно, мы понимаем, что к нулю не придем, но работа сотрудников милиции направлена на снижение этого показателя. Да, в деревне нет «Радиславы» или других общественных объединений, но все знают телефон 102. И если есть проблемы, то начинать нужно с милиции. Сотрудники проинструктированы должным образом, достаточно методического и информационного материала, можем подсказать тот же телефон «горячей» линии.

Читайте так же:  Домашнее насилие жена бьет мужа

Анна Коршун: С января 2018 года налажено тесное сотрудничество с МВД. Каждый последний четверг месяца с 14.00 до 18.00 на общенациональной «горячей» линии 8-801-100-8-801 совместно с консультантом-психологом дежурит представитель Министерства, который может проконсультировать по вопросам, связанным в том числе с неправомерными действиями либо бездействием сотрудников органов внутренних дел.

Наталья Часовитина, «Сельская газета», 29 марта 2018 г.

http://www.pravo.by/novosti/obshchestvenno-politicheskie-i-v-oblasti-prava/2018/march/28295/

Насилие в семье беларусь статья

Об этом в интервью «Салідарнасці» рассказала Анна Коршун, руководитель общенациональной горячей линии для пострадавших от домашнего насилия 8 801 100 8 801 (Международное общественное объединение «Гендерные перспективы»).

Видео (кликните для воспроизведения).

Анна Коршун, фото из личного архива

— За 7 лет работы нашей горячей линии мы получили 12 777 звонков. Мы считаем, что людей, страдающих от домашнего насилия, намного больше. Это только верхушка айсберга. В нашей стране люди обращаются за помощью, когда оказались на краю пропасти, когда жизни женщины и ее детей угрожает опасность. Как правило, до этого она терпела насилие продолжительное время.

А сколько людей, которые никуда не обращаются. К сожалению, у нас часто не принято обращаться к психологу, чтобы он помог разрешить трудную жизненную ситуацию.

Случается, нам на линию звонят люди с глубокой степенью травматизации — им нужна экстренная психологическая помощь. И нередко мы слышим: «Зачем мне психолог? С головой у меня все в порядке».

Люди ошибочно полагают, что между психологом и психиатром стоит знак равно. Объясняем, что психологическая помощь у нас бесплатна и доступна. Консультацию психолога можно получить и по телефону.

— Возможно, женщины, пострадавшие от насилия, боятся обращаться за помощью. Кому-то стыдно «выносить сор из избы», кто-то переживает, что подумают люди. А некоторые винят во всем себя.

— Да, так бывает. Чувство вины жертве внушает агрессор. Он говорит: «Ты такая, поэтому я был вынужден тебя избить». Пострадавшие винят себя в том, что происходит.

Хейтерские комментарии под статьями о домашнем насилии показывают, что общество скорее обвинит пострадавшую. Ей задают вопросы: «Ты страдаешь, а почему ты тогда не уходишь?»

При этом авторы комментариев абсолютно игнорируют позицию виновника насилия. Никто не задает ему вопрос: «Если она такая плохая жена и мать, почему же ты тогда не ушел, не развелся с ней, а принял решение избивать ее?»

Ответственность за насилие — на том, кто применяет его. У человека всегда есть выбор — бить или не бить. Женщина, которая терпит насилие, думает, что это она виновата, что если бы она себя по-другому вела, то с ней это не произошло бы.

— Слышала, что на собраниях в школах и детских садах родителям говорят: если у вас в семье произошло насилие, не вздумайте вызывать милицию, потому что будут проблемы у учебного заведения.

— Запрета на обращение в милицию нет, но, к сожалению, некоторые специалисты транслируют это родителям. Подобные заявления можно расценивать как неправомерные действия органов образования. Звонки о таких случаях поступают и нам на горячую линию.

Была история, когда обратилась женщина, которую избил муж. Она вызвала милицию. К ним домой пришла комиссия для того, чтобы обследовать бытовые условия проживания двоих несовершеннолетних детей. Когда женщина сообщила о том, что намерена покинуть общее с агрессором жилье и уехать к своим родителям, представители органов образования ей сказали: вы не имеете права переезжать, мы ставим ваших детей в социально опасное положение, будем их наблюдать.

Это вопиющее нарушение законодательства. Мы порекомендовали женщине, куда она может обратиться за защитой своих прав, и ситуация разрешилась в ее пользу.

Безнаказанность порождает новые витки домашнего насилия. Несмотря на то, что у нас нет специального закона о домашнем насилии, существуют меры наказания для домашних агрессоров — например, защитные предписания. Если в течение календарного года агрессор совершает два акта насилия и дважды привлекается к ответственности за административное правонарушение, женщина имеет право писать заявление о вынесении защитного предписания. По решению суда агрессор должен покинуть общее жилое помещение с пострадавшей на срок от 3 до 30 суток.

Кроме того, защитное предписание предполагает запрет на выяснение местоположения пострадавшей, а также на попытки установление контакта с ней. Эта мера работает.

Но это не действует как срочная мера, когда женщина позвонила в милицию, сообщила о насилии и агрессора тут же выселили.

— 30 дней женщина живет без насилия, а потом муж возвращается домой.

— На протяжении этих 30 дней женщина получает возможность подумать, как ей жить дальше. За это время она может обратиться за помощью к психологам, специалистам по социальной работе, которые помогут ей составить планы на будущее, найти варианты выхода из трудной жизненной ситуации. Кроме того, она может получить юридическую консультацию.

Все это время она будет жить без насилия. У женщины появится время для того, чтобы подумать, как ей жить дальше и принять решение: хочет ли она развестись, продать имущество или продолжать жить с агрессором?

Есть женщины, которые не готовы разойтись с мужем, который применяет насилие. Должна быть последняя капля, которая переполнит сосуд.

— Какую помощь могут оказать жертвам домашнего насилия в регионах? Достаточно ли кризисных центров для тех, кто живет в райцентрах?

В Беларуси работает 132 кризисные комнаты (по состоянию на 1 января 2019 года) при территориальных центрах социального обслуживания населения,.

Не все комнаты работают по принципу шелтера или убежища, как, например, организовано в территориальном центре Ленинского района Минска. В прошлом году у них было 78 заселений. Эта кризисная комната работает с 2014 года. Раньше принимали только минчанок, время пребывания было ограниченным — до 10 суток. Сейчас территориальный принцип отменен, сроки проживания не ограничены. В кризисную комнату в Минске человек может приехать из любого города Беларуси.

Читайте так же:  Куда вложить материнский капитал

Хорошие специалисты работают в кризисных комнатах в Кобрине и Волковыске. В Кобрине специалисты территориального центра взаимодействуют с судами и подключают адвокатов.

Женщинам, которые хотят получить приют в кризисной комнате, гарантируют конфиденциальность. Анонимность не гарантируется. По такому же принципу работают и шелтеры общественных организаций.

Там также необходимо предоставить документы, удостоверяющие личность. Это связано с безопасностью других проживающих в шелтере.

В маленьких городах, где все друг друга знают, иногда происходит рассекречивание кризисных комнат. В таких случаях женщины не хотят пользоваться их услугами, поскольку сложно сохранить конфиденциальность, и агрессору будет легко выследить место пребывания.

Когда женщина попадает в приют с детьми, мы рекомендуем ей обратиться в милицию и написать заявление о том, что она является пострадавшей от домашнего насилия и вынуждена вместе с детьми уехать в приют. Потому что когда есть дети, часто встает вопрос о том, что папа имеет законные права на общение с детьми, и до суда, пока не определен порядок воспитания и общения с детьми, он может обратиться в милицию с заявлением о розыске детей. Женщина имеет право не сообщать милиции адрес кризисной комнаты или убежища.

У нас есть база адресов и телефонов партнерских организаций —государственных и неправительственных организаций. Если мы предоставляем номер телефона, мы уверены, что женщина получит адекватную помощь.

Нужны ли негосударственные убежища как альтернатива государственным?

— Конечно, нужны. Они есть и в районах, но их немного. Работает приют для пострадавших от домашнего насилия в структуре общественного объединения «Радислава». Есть приюты для жертв домашнего насилия в «SOS Детская деревня» — их пять: в Минске «Счастливый малыш», в Боровлянах, два приюта в Марьиной Горке и один в Могилеве.

По европейским стандартам, в стране должно быть организовано одно спальное место для жертвы насилия на 10 тысяч населения.

Чем шире система оказания помощи пострадавшим от домашнего насилия, тем она эффективнее. Государственные организации не настолько оперативны, как общественные. В Беларуси на базе общественных организаций работают приюты, созданные почти 20 лет назад. За это время они накопили большой опыт в сфере оказания помощи пострадавшим от домашнего насилия.

Часто государственные организации не имеют возможности оказывать полный комплекс услуг. Не все кризисные комнаты могут кроме психологической помощи оказывать юридическую защиту или оплачивать услуги адвоката. В то время, как некоторые общественные организации, на базе которых функционирует убежище или приют, такими возможностями располагают.

Помимо этого, всегда человек должен иметь право выбора. Если женщина не хочет, чтобы дети были признаны находящимися в социально опасном положении, у нее должен быть выбор: обращаться в госструктуру или в общественную организацию.

— Почему не появляется новых негосударственных убежищ для жертв домашнего насилия в регионах?

— Это очень дорогая услуга. Для того, чтобы общественная организация могла содержать приют, убежище, нужно располагать большими средствами. Людям в приюте нужно обеспечить достойные условия. Нужно позаботиться об их содержании. Поэтому, я думаю, мало организаций могут позволить себе содержание кризисных комнат.

В Австрии, Германии и Великобритании есть шелтеры, которые функционируют не только за счет грантов ЕС. Их финансирует муниципальный бюджет. При этом у них есть как государственные приюты, так и убежища общественных организаций. Во многих странах эти убежища получают дотации, например, выделяется жилье из госфонда, и таким образом организации не нужно платить за аренду дома или квартиры.

Во многих странах Европы работает закон о противодействии домашнему насилию, который действует не один десяток лет и доказал свою эффективность. Этот закон предусматривает наличие коррекционных программ для агрессоров.

Мы видим много примеров, когда агрессор после расставания с женой находит новых жертв и продолжает совершать насилие над другими женщинами. На горячей линии мы получаем звонки от женщин, которые говорят, что нынешний брак у их супругов второй, и они знают, что первый распался по причине домашнего насилия. Но когда они выходили замуж, агрессор их уверял, что в тех отношениях конфликты провоцировала на это жена — «она плохая мама и хозяйка, с тобой такого не будет». Тем не менее, ситуация повторялась, и женщина также столкнулась с насилием.

В Беларуси самый распространенный вид наказания за административное правонарушение, к которым относится домашнее насилие, — это штраф. Часто его выплачивают жертвы насилия — чтобы не лишиться общего нажитого имущества. На мой взгляд, эта мера неэффективна, потому что не исправляет агрессора и не гарантирует, что не произойдет рецидив насилия.

Куда звонить, если вы или ваши близкие стали жертвой домашнего насилия

Общенациональная горячая линия для пострадавших от домашнего насилия, администрируемая МОО «Гендерные перспективы». Работает ежедневно с 8.00 до 20.00. Без выходных и праздничных дней.

8 801 100 8 801

Телефон экстренной помощи для размещения в убежище ОО «Радислава» для женщин и их детей, пострадавших от насилия. Круглосуточно.

8 029 610 83 55

ОО «Белорусская ассоциация молодых христианских женщин»

8 033 603 20 32

Что можно сделать, чтобы изменить ситуацию

В тот самый день, когда Концепция закона о противодействии домашнему насилию была раскритикована Александром Лукашенко и автоматически задвинута в дальний ящик, самоорганизовалась инициативная группа неравнодушных белорусок и белорусов. Она выступает за разработку и принятие в нашей стране эффективного, универсального законопроекта по противодействию домашнему насилию.

Одной из акций группы «Маршируй, детка» стала петиция, которую планируется направить в президентскую администрацию, правительство и другие органы власти. В тексте обращения, в частности, говорится:

«Ежегодно в органы МВД на линию 102 поступает около 150 тысяч звонков по причине семейно-бытового скандала. Ежегодно 50 тысяч агрессоров привлекается к административной ответственности. Вывод: пострадавшие в 100 тысячах ситуаций домашнего насилия остаются без должной защиты.

По исследованиям 2014 года (ЮНФПА, Институт социально-политических исследований БГУ) каждая третья белоруска была в ситуации домашнего насилия.

Действующее законодательство может наказать агрессора, когда трагедия уже произошла. Но мы все, как представители общества, заинтересованы в предотвращении таких тяжких последствий домашнего насилия, как убийство, самоубийство, истязание, увечья и т.д.

Мировая практика в области борьбы с насилием в семье доказала, что специальный закон о противодействии насилию в семье более эффективен, чем отдельные статьи уголовного, гражданского и административного законодательства. Подобный закон принят в 127 странах мира, в том числе в Украине, Казахстане, Киргизии, Грузии, Литве, Латвии, Эстонии и т.д.

Читайте так же:  Что дают за неуплату алиментов

Опыт этих стран показывает, что случаи внутрисемейного насилия сокращаются от 20 до 40% после принятия подобных законов. На постсоветском пространстве такого закона нет только в Республике Беларусь и в Российской Федерации».

Авторы петиции обращаются к Александру Лукашенко с просьбой пересмотреть свою позицию по поводу данного закона с целью защитить женщин, детей и пожилых граждан, страдающих от насилия со стороны близких. Совмину и палате представителей Национального собрания предлагается инициировать принятие такого закона и обеспечить всестороннее и реальное участие в его разработке наряду с профильными министерствами и ведомствами негосударственных организаций, имеющих многолетний практический опыт.

На момент публикации этой статьи петицию поддержали 3845 человек. Подписать её можно здесь.

http://gazetaby.com/post/v-belarusi-zhertvy-domashnego-nasiliya-obrashhayut/156209/

Представители МВД о новом законе: «Если муж запрещает жене работать — это экономическое насилие»

Шесть месяцев в стране шла информационная кампания «Не молчи! Останови насилие в семье!». И что в итоге? Результаты обсудили сегодня в «Президент-отеле» сотрудники МВД, представители ООН и дипломатического корпуса. Onliner.by задал свои вопросы.

Очевидно, что за полгода информационная волна поднялась: СМИ пишут и говорят о домашнем насилии. Но есть ли реальные результаты, которые можно измерить? Одним из них могло бы стать принятие закона о противодействии домашнему насилию. Именно об этом мы поговорили с начальником управления профилактики милиции общественной безопасности МВД Олегом Каразеем.

— На прошлой неделе МВД представило свое видение законопроекта. Что это означает?

— Мы уже давно инициируем принятие такого закона, говорим об этом. Но прежде все ограничивалось только нашей инициативой. И вот наконец указом президента законопроект о предупреждении насилия в семье внесен в список на 2018 год. Мы подготовили концепцию этого законопроекта, но должны еще согласовать со всеми заинтересованными ведомствами.

В концепцию мы поместили анализ существующего законодательства, проанализировали наши международные обязательства и практику зарубежных стран. Более чем в 120 государствах такие законы уже есть, в том числе и на постсоветском пространстве. Предложили примерную структуру будущего закона. Вписали определения всех видов насилия — физического, сексуального, психологического, экономического.

— Экономическое насилие — это когда муж не дает жене деньги?

— Тут могут быть самые разные варианты, в том числе когда мужчина запрещает женщине работать или получать образование.

— Что еще важно в новой концепции?

— Тот закон, который действует сейчас, распространяется только на членов семьи. Члены семьи — это те, кто вместе живут и ведут совместное хозяйство. Но есть ряд ситуаций, когда бывшие супруги, бывшие сожители живут вместе, но хозяйство не ведут. И все, эта ситуация не относится к категории «насилие в семье». Никакие наши профилактические меры не могут быть применены. А очень часто после развода супруги не имеют средств для раздела имущества, поэтому остаются жить в той же квартире, конфликты происходят, а с точки зрения закона мы не можем повлиять на ситуацию: они не семья. И вот этот момент в новой концепции мы хотим пересмотреть, чтобы действие закона распространялось и на бывших членов семьи.

— Когда же закон станет реальностью?

— До июля мы должны согласовать нашу концепцию с Министерством труда и соцзащиты, Министерством здравоохранения, Министерством образования, Генеральной прокуратурой, Верховным судом, Фондом ООН в области народонаселения и т. д. и внести на рассмотрение в Совет министров. Мы надеемся, что выйдем на вариант, который будет всех устраивать. А в октябре 2018-го доклад, если все пройдет по плану, попадет в Администрацию президента. И надеемся, в следующем году закон уже примут.

Что еще обсуждали на сегодняшней встрече? По словам представителя посольства Великобритании, одна из двух женщин в мире испытывает сексуальное или физическое насилие, причем, как правило, от людей, которые ей близки.

«Эти женщины в два раза чаще склонны делать аборт, они находятся в депрессии. Именно поэтому информационная кампания так важна», — подчеркнул представитель Великобритании.

Руководительница общенациональной горячей линии для пострадавших от домашнего насилия Анна Коршун довольна результатами кампании:

— Наше общественное объединение «Гендерные перспективы» вот уже шесть лет администрирует единственную в стране бесплатную горячую линию для пострадавших от домашнего насилия. И с января по март 2018 года благодаря информационной кампании количество звонков, обращений на горячую линию увеличилось на 15%.

Региональный директор Фонда ООН в области народонаселения для Восточной Европы и Центральной Азии госпожа Аланна Армитаж настроена оптимистично:

— Я очень рада быть в Минске. Хочу поздравить вас с успешным завершением кампании «Не молчи!». Домашнее насилие, к сожалению, является одним из самых распространенных видов нарушения прав человека в мире. Гендерное насилие подрывает и достоинство, и безопасность женщин. Гендерное насилие имеет не только ужасающие последствия для пострадавших, но и для семей, сообществ, общества в целом. Тишина, молчание и стигма вокруг гендерного насилия позволяют ему процветать. Там, где есть насилие в отношении женщин, зачастую есть насилие и в отношении детей. Недавнее исследование показало, что дети, которые видели насилие дома, сами реплицируют, воспроизводят опыт в будущем: становятся либо агрессорами, либо жертвами насилия во взрослой жизни. И это замкнутый круг.

Необходимо разорвать этот цикл и не молчать о гендерном насилии. Стигма, которая ассоциируется с гендерным и домашним насилием, — тема завтрашней дискуссии с Натальей Водяновой.

Мы рады сегодня объявить о продолжении. Новый проект будет поддержан Швецией. Я надеюсь, что в дальнейшем еще больше партнеров присоединятся к работе в Беларуси, чтобы эта страна стала еще более безопасной для женщин и девочек.

Постоянный представитель ПРООН в Беларуси Иоанна Казана-Вишневецки, которая вступила в свою должность только во вторник, считает, что путь к нулевой толерантности — это очень длинный процесс. И кампания «Не молчи! Останови насилие в семье!» только первый шаг.

«Вопрос равенства мужчин и женщин является очень важным элементом целей устойчивого развития ООН», — подчеркнула Иоанна Казана-Вишневецки.

Общенациональная горячая линия 8-801-100-8-801 для пострадавших от домашнего насилия работает ежедневно с 8:00 до 20:00.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Видео (кликните для воспроизведения).

http://people.onliner.by/2018/05/17/ekonomicheskoe-nasilie

Насилие в семье беларусь статья
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here