Навальный о законе о домашнем насилии

Мы подготовили ответы на вопросы по теме: "Навальный о законе о домашнем насилии" с комментариями специалистов. Уточнить данные на 2020 год можно у дежурного консультанта.

Народ пришел в ужас от нового законопроекта о семейно-бытовом насилии

29 ноября на сайте Совета Федерации опубликовали текст законопроекта о «семейно-бытовом насилии». Граждане ознакомились с ним — и не смогли сдержать возмущение.

Не все понимают, зачем нужен отдельный законопроект, ведь наказание за любое насилие уже есть в действующем законодательстве РФ.

«Пусть сторонники принятия закона почитают действующий УК РФ, ст. 105, 115, 117, 119 для начала. По данным МВД в последние годы происходит постоянное снижение насилия. А для дальнейшего сокращения необходимо восстановить то, что было разрушено: вытрезвители, лечебницы», — написал Владимир (орфография и пунктуация авторов сохранены).

Некоторые сразу увидели возможности злоупотреблений — например, если жена решит выгнать своего мужа из дома, применив к нему «судебно-защитное предписание».

«Принудительное выселение))) Огонь! Согласно закону в никуда не могут выселить — должны предоставить жилье! Согласно конституции каждый гражданин имеет право на получение жилья — как вы пишите законы, которые могут нарушить конституцию? В правительстве никто не знает, что есть Конституция РФ?».

Другие отмечают, что привлечение в дело третьей стороны в виде НКО выглядит достаточно сомнительно. Также не до конца ясно, что собой представляют некоммерческие объединения. Ведь по закону они не должны проходить никакие аккредитации и проверки. Получается, что вопросы семьи смогут решать любые люди, даже уголовники или педофилы.

Alex Miklas отмечает: «Обязанность НКО по примирению» — это означает только то, что договариваться о стоимости «примирения» и условиях оплаты «примирения» придётся не только с «жертвой насилия», но и с НКО».

«НКО, признанные иностранными агентами и наши некоторые депутаты ГД и СФ проталкивают данный закон, который окончательно разрушит семью, даст возможность отбирать квартиры у их собственников, похоронит понятие презумпции невиновности. Данные по семейному насилию, которые приводит центр «Анна“ — иностранный агент не просто завышены, а чудовищно лживы и эти данные потом тиражируют наши «правозащитники». По их данным в семье в 2015 г. погибло 14 000 женщин, а по данным МВД всего погибло 9 800, включая ДТП, ошибки врачей и т. д. В семье погибло 304 женщины. Это о лживости таких персонажей, как упомянутая, Шульман», — написал пользователь Владимир.

Люди справедливо интересуются, что будет с семьей после вмешательства, которое допускается законопроектом о СБН.

Иван И.: «Отличный закон, открывающий двери в любую семейную жизнь для шантажа».

Алена Р.: «У благополучных семей будут отбирать детей и недвижимость».

Владимир Ф.: «В нынешнем законодательстве достаточно механизмов, чтобы защитить пострадавших. Закон о СБН несет в себе совсем другие цели, а именно узаконить феминизм и гендерную идеологию, а значит закон о СБН АНТИСЕМЕЙНЫЙ, направлен на разрушение семьи и вместе с этим государства в целом»!

Юрий Б.: «После вступления в силу данного Закона, покажите мне мужика кто сам пойдёт в ЗАГС, или захочет иметь ребёнка.))) Вырождение страны не за горами!»

Граждане недоумевают, что законотворцы имеют в виду, говоря о психологическом насилии. В опубликованной редакции не дается определения психологическому насилию, а его лишь включают в состав понятия «семейно-бытовое» насилие. Это дает волю для его интерпретаций в корыстных интересах. В комментариях люди хоть и утрируют, но передают суть серьезной проблемы.

Антон Егоров: «Вынеси мусор» — «Отстань, дай футбол посмотреть» — это относится к «бездействию, вызывающему психические страдания»?

Serg Nik: «Если оставят в законе причинение «психического страдания“ — жёнам капут! ;)».

akerensky: «Жена напишет заявление на физическое насилие, а муж — на психологическое. Как будет выкручиваться фемида? Кому выписывать охранный ордер»?

Алена Р.: «Интересно, а по новому закону: ребенок, шлепнутый по попе, за шалость или непослушание — это жертва домашнего насилия»?

Ирина Б.: «Почему именно домашнее насилие? Существует просто насилие. Вот, например, попросил ребенка помыть за собой тарелку, а он не согласился и ты не разрешил ему пойти на улицу с друзьями — это уже насилие… Мужа почистить картошку, а он не захотел и ты ему обед не сварила — тоже насилие… Тогда надо принимать Закон о насилии в лифте, Закон о насилии парках и скверах, Закон о насилии на работе и других общественных местах… Вот видите, сколько можно принять законов. А чем плохи те законы, что у нас есть»?

http://rvs.su/novosti/2019/narod-prishel-v-uzhas-ot-novogo-zakonoproekta-o-semeyno-bytovom-nasilii

Путин В.В. про закон о домашнем насилии: «Не очень понимаю, люди именно за этот закон или против насилия?»

В.Путин: Подождите.«Домашнее насилие». Вы хотите про закон спросить?

Д.Песков: Давайте. Третий ряд, центр.

Э.Жгутова: Добрый день, Владимир Владимирович, Дмитрий Сергеевич и весь мир, который сейчас смотрит!

И нет у нас на сегодняшний день, оказывается, большей проблемы, чем проблема семейно-бытового насилия. Совет Федерации разработал законопроект, его повесили на официальном сайте.

И в Совет Федерации пришло обращений от граждан больше, чем за весь год. Против этого проекта выступает Русская православная церковь, подписываются многодетные семьи. За этот проект подписываются ЛГБТ-сообщества, феминистские организации и даже профсоюз секс-работников.

Вы сейчас говорили о том, что у нас демография, кривая демографическая вошла в штопор…

В.Путин: Это не штопор, это ожидаемый спад – это очевидная вещь.

Э.Жгутова: Опять же мы говорим о том, что всё-таки мы должны решать свои демографические проблемы каким-то образом. Но ведь этот законопроект содержит нормы, которые позволяют войти в любую семью. То есть некое количество мерзавцев, садистов, но, извините, нам преподносят цифры, заведомо завышенные. Я лично от своего агентства подавала запрос в ГИАЦ МВД и получила цифры, которые совершенно не стыкуются с теми, которые нам транслирует тот же самый центр «Анна», который является одним из основных…

Читайте так же:  Социально педагогическая деятельность при усыновлении ребенка

В.Путин: Вопрос.

Э.Жгутова: Ваше отношение, читали ли Вы текст и считаете ли Вы, что это, возможно, будет последним гробом в крышку нашей демографии? И, собственно говоря, там содержатся нормы тотального контроля за семьёй.

В.Путин: «Последним гвоздём в крышку гроба» демографии.

Э.Жгутова: Нашей демографии, да, конечно.

В.Путин: «Последним гвоздём в крышку гроба» – так говорят.

Э.Жгутова: Да, да, прошу прощения.

В.Путин: Ничего страшного, я понял, что Вы хотели сказать.

Э.Жгутова: Вопрос: Ваше отношение, читали ли Вы сам проект, потому что это самая большая … Опрос Совета Федерации показывает, что большинство из этих 11 тысяч против, а ВЦИОМ публикует, что 70 процентов граждан «за». Но вциомовский опрос не подразумевает знакомства с законопроектом, а вот опрос Совета Федерации его подразумевает. В неволе не размножаются люди, мы же знаем об этом.

В.Путин: В неволе не размножаются – это правда.

Э.Жгутова: Я назвала это ювенальной юстицией для взрослых.

В.Путин: В неволе размножаются: есть рождение в тюрьмах и в местах лишения свободы. Но это не важно. Вообще моё отношение, да?

Законопроект я не читал, но Валентина Ивановна Матвиенко мне совсем недавно о нём достаточно подробно рассказывала. Отношение моё какое к этому делу? Оно смешанное. Силой не заставишь любить – первое.

Раньше у нас обращались в месткомы, парткомы и требовали от этих организаций, чтобы они навели порядок в семье, приструнили какого-то из супругов, прежде всего и чаще всего мужчину, конечно. Но даёт ли или давало ли это какой-то позитивный эффект – я не знаю. Но в отношении чего я совершенно против – я против любого насилия, в том числе и в семье, и, конечно, прежде всего к детям и к женщинам.

Это просто признак очень низкого уровня общей культуры, когда более сильная особь начинает качать свои права с помощью кулаков и грубой физической силы. Ничего здесь хорошего нет. Правда, за ряд правонарушений можно воспользоваться действующими нормами, в том числе за хулиганство, за нанесение побоев или тем более тяжких телесных повреждений, всё это есть в действующем законодательстве.

Но, действительно, Вы правы в том, что подавляющее большинство опрошенных, это 70 с лишним процентов, за этот закон. Я на самом деле не очень понимаю, люди именно за этот закон или против насилия?

Э.Жгутова: Конечно, конечно.

В.Путин: Я тоже против насилия, как и эти 70 с лишним процентов наших граждан. Нужен ли этот закон? Давайте спокойно это обсуждать, в общественности, всё это должно пройти такую проверку. Надо понять, что написано в каждой из его статей, попробовать прогнозировать результаты, которые могут получиться после принятия и после правоприменительной практики, и потом принять окончательное решение.

http://www.planet-kob.ru/news/20191220/9023/putin-v-v-pro-zakon-o-domashnem-nasilii-ne-ochen-ponimayu-lyudi-imenno-za-etot-zakon-ili-protiv-nasiliya

Лоббисты закона о «профилактике домашнего насилия» затеяли новые провокации

Депутат Оксана Пушкина уравняла противников антисемейного законопроекта с экстремистами и псевдоправославными провокаторами из фейковой структуры «Христианское государство – Святая Русь».

Учившаяся в США феминистка и по совместительству (вернее, по недоразумению) зампредседателя Комитета Госдумы по семье Оксана Пушкина, разрушившая две семьи привлечением к себе «на сторону» женатых мужчин, не выдержала тысяч протестных заявлений и писем противников проекта закона «Об основах профилактики домашнего насилия» и начала новую кампанию по манипуляции общественным мнением. Для того, чтобы дискредитировать оппонентов и опустить их в глазах общественности и СМИ до уровня радикальных религиозных фундаменталистов, Пушкина решила прибегнуть ровно к тем же технологиям, что и режиссер скандального фильма «Матильда» Алексей Учитель с его адвокатом – экс-«сенатором от Госдепа», борцом за права содомитов Константином Добрыниным.

Ряд крупнейших российских СМИ, от РИА Новости и «Коммерсанта» до РБК и «Эха Москвы» – транслировали заявление Пушкиной об угрозах в адрес разработчиков законопроекта о домашнем насилии, в связи с чем она, якобы, отправила заявление в «соответствующие федеральные силовые структуры».

«Разного рода нецензурные комментарии были давно, но реальные угрозы стали поступать последнее время в адрес адвоката Алексея Паршина и его семьи. Похожие угрозы приходят ко мне и в адрес других соавторов закона. Социальные сети, а также личные и рабочие электронные почты становятся объектом рассылки», – сообщила Пушкина, добавив, что аналогичные сообщения также получали блогер Алена Попова и юрист НКО «Насилию.нет», соратница белоленточницы Анны Ривиной – феминистка Мари Давтян.

Выводы из неких виртуальных угроз Пушкина сделала крайне интересные: оказывается, обсуждение законопроекта в Госдуме в октябре с.г. «чуть не было сорвано теми же самыми людьми», кто ранее протестовал из-за проката «Матильды» Учителя. Более того, Пушкина назвала письма депутатам и сенаторам, вскрывающие западное финансирование и антисемейную направленность законопроекта и содержащие исключительно конструктивную критику, которые неравнодушные граждане массово рассылали (и продолжают рассылать) в том числе благодаря аналитике Общественного уполномоченного по защите семьи, результатом деятельности неких злоумышленников.

«Выяснилось, что «авторы» писем вообще не знают, о чем идет речь, таких писем в адрес Государственной думы не отправляли и не понимают, как их электронные адреса оказались у злоумышленников. Либо указанные в письмах номера телефонов никому не принадлежат, то есть были выдуманными», – сообщила депутат.

Не понятно, о каких выдуманных адресах и телефонах и каких злоумышленниках говорит г-жа Пушкина – в комментариях под постом ОУЗС можно увидеть профили реальных граждан, подтверждавших отправку писем. Так что сейчас наши юристы подумают о том как привлечь Пушкину за фейки. Тем более что скандальная лоббистка антисемейного закона не остановилась на своих фантазиях, намекнув, что хорошо понимает, «кто стоит за этой хорошо организованной и финансируемой структурой» – и намерена дать этим загадочным лицам отпор.

Читайте так же:  Остаться с двумя детьми после развода

Вот так, депутат, выполняющий по сути функции иностранного агента, продвигающий по заказу Госдепа механизм вторжения в семьи, пытается перекинуть проблемы с больной головы на здоровую, забывая иногда смотреться в зеркало.

Сделаем небольшой экскурс в историю и вспомним, как с целью дискредитации православных граждан и священнослужителей РПЦ, протестующих против показа клеветнического фильма «Матильда» и глумления над святыми царственными страстотерпцами в столетнюю годовщину октябрьской революции, антироссийскими силами была наспех сколочена структура под названием «Христианское государство – Святая Русь» (на удивление, до сих пор не запрещенная в РФ как экстремистская). Создавалась она по полной аналогии с запрещенным в РФ ИГИЛ. Либеральные СМИ (а первыми начали раскручивать акции ХГСР ресурсы Михаила Ходорковского – «Медуза» и «Открытая Россия») так ее и называли – «православный ИГИЛ». Состояло ХГСР, по сути, из двух человек – ранее осужденного за убийство и разбой Александра Калинина и националиста Мирона Кравченко (плюс брат Калинина и еще один подельник), в июле 2015 года участвовавшего в заседании «Антипутинского информационного фронта народов» в Киеве, где он кидал «зиги» вместе с укронацистами из «Азова», запрещенного в РФ «Правого сектора», братался с рупором укрорусофобии Дмитрием Корчинским и т.д.

Свое истинное отношение к русскому народу, Православию, монархии и истории России Кравченко высказывал предельно ясно:

«Русские – порабощенный народ, который цинично веками вводили в заблуждение, подсовывая идеи Великой России, а потом тысячами отправляли на смерть за интересы московских царей или генсеков».

И вот в преддверии показа «Матильды», в начале 2017 г., «Христианское государство», организаторы которого не имели никакого отношения к православной и патриотической общественности России, ни к одной соответствующей организации ( ХГСР естественно, не было официально зарегистрировано), из ниоткуда всплыло в медиапространстве. Калинин и Кравченко начали с рассылки писем директорам кинотеатров с требованиями отказаться от проката фильма Учителя, затем некто бросил в стену киностудии «Рок» коктейль Молотова, а потом поджог машину у офиса адвоката Добрынина. 13 сентября 2015 г. Калинин сделал заявление на своей странице «ВКонтакте»: якобы, телефонный терроризм, результатом которого стали эвакуации школ, торговых центров и других учреждений по всей России, – это часть «общественной кампании» ХГСР против фильма «Матильда». К слову, следственные органы тогда быстро выяснили, что те звонки с угрозами в нашу страну осуществлялись бандеровскими диверсантами с Украины.

Нетрудно догадаться, что для адекватных противников грязной поделки Учителя (который, между прочим, изначально получил на него 280 млн. из госбюджета обманом, подменив сценарий) –православной общественности, представителей Русской Православной Церкви – деятельность ХГСР стала серьезным ударом. А главными выгодоприобретателями стали либеральные, леволиберальные и антихристианские структуры, на все лады поддерживавшие Учителя и плевавшие на мнение «православных экстремистов». Даже известный церковный либерал-экуменист митрополит Волоколамский Иларион тогда замечал, что «всех противников фильма необоснованно причисляют к экстремистам».

Между прочим, летом 2019 г. аналогичная «операция под чужим флагом» была осуществлена лоббистами интересов т.н. «ЛГБТ-сообщества» в России – когда зарегистрированный в Нью-Йорке сайт «Пила» начал массово распространять информацию о «готовности платить за физическую расправу» над извращенцами (см. материал «Катюши» об этом).

Что касается «чуть было не сорванных слушаний» по законопроекту в Госдуме, Пушкина как бы случайно упустила из внимания тот факт, что изначально задумывала мероприятие не как серьезную публичную дискуссию, а как бенефис феминисток и сторонников закона, которых в списках выступающих было большинство. Представителям родительских общественных организаций приходилось буквально с боем прорываться к микрофону – не более чем на 1-2 минуты, отсюда выкрики из зала и справедливые требования дать слово – большую часть слушаний выступали именно лоббисты и никто их не перебивал.

И естественно, ни одна из более 180 организаций, выступивших против принятия законопроекта, не имеет ничего общего с радикалами и экстремистами и борется против западных антисемейных инициатив исключительно в рамках нашего законодательства. Увязывать всех противников профилактики домашнего насилия от феминисток и ЛГБТ с противниками «Матильды» совершенно нелепо хотя бы потому, что среди первых много людей левых, «советских» взглядов, а ряд организаций-подписантов вроде Родительского Всероссийского Сопротивления восприняли фильм Учителя вполне положительно.

Но логика и здравый смысл – явно не конек госпожи Пушкиной, у ее жалобы силовикам и представления всех защитников традиционных ценностей в РФ чуть ли ни в роли террористов совсем иные задачи. Особенно бредово звучит ее фраза про «хорошо финансируемую структуру». С каких это пор самоорганизация общественности, родителей и просто патриотов страны у нас связана с хорошим финансированием? Да нет, это именно представители власти – в частности всячески топят за закон. Это вся мощь государственной медиамашины создает истерию и накручивает информационное поле – вот как распинался на «России 1» в минувшие выходные на эту тему штатный пропагандист Дмитрий Киселев, слово в слово повторяя мантру феминисток о том, что якобы традиционалисты считают физическое насилие традиционной ценностью.

Тем временем, разработчики по-прежнему не готовы представить готовую версию законопроекта на суд общественности и продолжают кулуарные доработки. Из тех же официозных СМИ стало известно, что депутаты и сенаторы ввели в документ понятие «преследование» – в дополнение к печально известным охранным ордерам, а также психологическому и экономическому насилию.

Видео (кликните для воспроизведения).

Под преследованием авторы понимают «неоднократные угрожающие действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле, выражающиеся в поиске пострадавшего, ведении устных, телефонных переговоров, вступлении с пострадавшим в контакт через третьих лиц либо иными способами, посещении места работы, учебы пострадавшего, а также места его проживания, в том случае, если пострадавший находится не по месту совместного проживания с нарушителем». Также под это определение подпадают любые действия, из-за которых потенциальная жертва может испытывать страх за свою безопасность (!). Эта на 100% ювенальная мера активно применяется на Западе после сообщений «третьих лиц» о якобы имевшем место, к примеру, психологическом насилии над ребенком в семье – и после выдачи охранного ордера с «запретом преследования» родители вообще не могут связаться со своим ребенком, которому в то же время активно обрабатывают мозги психологи в реабилитационных центрах.

Читайте так же:  Зачем бывшему мужу свидетельство о рождении ребенка

«Спасибо ЕСПЧ, летом Европейский суд принял решение в пользу пострадавшей от домашнего насилия Валерии Володиной, она выиграла иск против России, темой иска было преследование», – радостно прокомментировала поддерживаемое ЛГБТ-структурами дело «Володина против России» (подробнее – см. материал «Катюши» ) член организации «ООН-женщины» Елена Мезенцева.

Также ТАСС сообщает, что в определение семейно-бытового насилия депутаты хотят включить соответствующие действия в отношении бывших супругов и сожителей, передает.

«Это важно для защиты пострадавших от преследования, когда пострадавшие пытаются прекратить отношения с нарушителем. Это время самого высокого риска совершения новых актов насилия», – говорится в замечаниях депутатов к документу.

Таким образом, всячески подчеркивается истинная направленность законопроекта – он ориентирован на разрушение, уничтожение семьи, на полное прикрытие бракоразводного процесса. Никаких шансов на примирение супругов он не предусматривает – только скорейший разъезд, разведение сторон вплоть до выкидывание подпавшего под размытые формулировки «насильника» из собственного жилья. И в ряде случаев, когда на пострадавшего якобы могли оказывать давление, это можно осуществлять даже без заявления мнимой жертвы. Вот такая благодатная почва для всяческих злоупотреблений и коррупции, что, впрочем, подробно разбиралось нами ранее.

Но консервативно настроенным гражданам, коих в нашей стране, хочется верить, по-прежнему большинство, не следует унывать или пугаться обращений Пушкиной в «соответствующие органы» – именно такого эффекта и добиваются лоббисты законопроекта, пытающиеся любыми средствами заткнуть рот и очернить защитников традиционных ценностей. Предлагаем вместо этого объединяться и принимать участие в митинге «За суверенитет семьи!» 24 ноября в Санкт-Петербурге и во всероссийской акции «За семью!» 23 ноября по всей стране.

http://xn—-ctbsbazhbctieai.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D0%BB%D0%BE%D0%B1%D0%B1%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%8B-%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%B0-%D0%BE-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%84%D0%B8%D0%BB%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B5-%D0%B4%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%88%D0%BD%D0%B5%D0%B3%D0%BE-%D0%BD%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D1%8F-%D0%B7%D0%B0%D1%82%D0%B5%D1%8F%D0%BB%D0%B8-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%BA%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8/

Навальный о законе о домашнем насилии

Видео (кликните для воспроизведения).

—->

Тендеры и госзакупки Маркетинговые исследования Бизнес планы Авиабилеты и отели
Регистрация на сайте
Авторизация

Реклама

Важные темы
Работа Дмитрия Медведева над «ошибками» страны.
Управление, как реальность: кое-что о Фурсенко, образовании.
Новые реалии методологии управления
Алекс Зес: Тезисы управления
США:У нас мало времени! Час расплаты близок!
Л.Ларуш: Америка рухнет первой. «Мы входим в период бунтов»
Теоретическая география

ОКО ПЛАНЕТЫ » Политика » Аналитика событий в России » Навальный и домашнее насилие: почему либералы хотят развалить российское общество

» Навальный и домашнее насилие: почему либералы хотят развалить российское общество
26-11-2019, 21:28 | Политика / Аналитика событий в России | разместил: Awgust | комментариев: (0) | просмотров: (608)

В обществе сейчас активно обсуждают принятие закона о домашнем насилии. Сам по себе такой закон — вещь нужная и правильная. Но тонкость момента в том, что законопроект основан на положениях Стамбульской конвенции (Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием).

И этот спорный документ, будучи признанным в России, автоматически отменит многие наши традиционные ценности, выпустит джина сексуальной вседозволенности «из бутылки».

Начнем с того, что Конвенция уравнивает в правах не только мужчин и женщин, но и еще 58 гендерных полов. Кто эти люди? Частично уже знакомые россиянам представители ЛГБТ (которых и то с трудом воспринимают в нашей культуре). А также многообразные порождения человеческого ума, а лучше сказать, безумия.

Женщины и мужчины, разумеется, равны. Но предлагаемый нам закон о домашнем насилии вынудит Россию признать Стамбульскую конвенцию. А это сделает ничтожным в юридическом плане закон о запрете на пропаганду ЛГБТ среди несовершеннолетних, на проведение гей-парадов и растление несовершеннолетних. Западу это надо, чтобы внедрить в наш менталитет собственные ценности и укоренить деградацию в российском обществе. Но надо ли нам, чтобы перед нашими детьми трясли причиндалами накрашенные волосатые дядьки, а «шведские семьи» со множеством мужей и жен стали задавать тон в семейном укладе россиян?

Однако либералы уже вовсю пропагандируют данный законопроект, а значит, и новый уклад жизни. Вряд ли их по-настоящему интересует борьба с домашним насилием – скорее, вседозволенность и расшатывание моральных устоев.

Так, Любовь Соболь, подручная скандального видеоблогера Алексея Навального в своей гнусной программе на YouTube уже призвала поддержать законопроект. Она думает, что он связан исключительно с защитой женщин и детей. Но согласно Конвенции, проверяющие органы будут вправе в любое вторгаться в наши дома и расспрашивать наших детей, не бил ли папа маму.

Сам Навальный настроен в отношении геев и лесбиянок вполне приветливо, как и его соратники, и ратует за легализацию однополых отношений. В штабах вождя хомяков с радостью берут на работу представителей ЛГБТ, педофилов и прочих чуждых нашей культуре извращенцев. Почему? Да последователей у Алексея практически не осталось, а видимость всехомячно поддерживаемого лидера поддерживать надо. Геи и педофилы, хоть и немного, но смогут пополнить поредевшие ряды единомышленников.

Но разве этого хотят наши сограждане, когда уповают на закон, как на защиту от домашнего насилия? Думаю, что нет. Спокойная жизнь в семьях не равна разгулу сексуальной распущенности вокруг.

http://oko-planet.su/politik/politikrus/543512-navalnyy-i-domashnee-nasilie-pochemu-liberaly-hotyat-razvalit-rossiyskoe-obschestvo.html

Закон «о семейном насилии» никого ни от какого насилия защитить не способен

Закон о семейном насилии обещает полицейские палки и «письма несчастья»

Автор – Холмогоров Егор

Опубликованный проект федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» оказался намного хуже, чем ожидали от него самые яростные критики. Немало было сказано о том, что этот законопроект направлен на разрушение семьи, преследование мужчин, торжество феминизма и «нетрадиционных» ценностей и т. д.

На деле всё оказалось ещё хуже. Предлагаемый проект нацелен на разрушение правовой системы в нашем и без того не слишком-то правовом государстве. Ключевая для этого закона формулировка – определение семейно-бытового насилия – выглядит так:

Семейно-бытовое насилие – умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления.

По буквальному смыслу этой формулировки получается, что органы, ответственные за «профилактику семейно-бытового насилия», получат право во внесудебном порядке карать людей за деяния, которые не являются преступлением или правонарушением.

Ещё раз. Некое деяние, которое не является преступным по Уголовному кодексу и не рассматривается законом даже как правонарушение, может тем не менее быть наказано действующим в рамках нового закона административным органом. Иными словами, перед нами то самое «низачто» из известного анекдота, которое не укладывается в рамки уголовного и административного кодексов, но за которое дают если не десять лет (десять лет у нас и за умышленное убийство не всегда дают, особенно если Рафик – хороший мальчик), то серьёзные неприятности.

Определение этого «низачто» законодатели дать затрудняются и предлагают понимание того, что такое «семейно-бытовое насилие» в следующем виде: «Умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда». Под такое определение может попасть всё, что угодно, кроме действительно серьёзной угрозы. Обещания «Зарежу» или «Глаз натяну на пятую точку» подпадает под 119 статью УК РФ, правоприменительную практику по которой надо, безусловно, совершенствовать.

Под новый же ФЗ попадут прежде всего такие действия или угрозы, которые занимающиеся «профилактикой» органы захотят считать попадающими ради совершенствования отчётности. Проще говоря, для получения «палок», наград, поощрений и звёздочек. Сама формулировка такова, что оставляет интерпретацию той или иной ситуации как «семейно-бытового насилия» полностью на произвол правоохранительных органов.

Формулировка «деяние, содержащее угрозу причинения страдания» – чрезвычайно коварна и допускает предельно расширительное толкование, так как «содержащаяся» угроза может и не быть никак выражена и выявлена. Мало того, сам нарушитель может полагать, что его деяние никакой угрозы психического страдания не содержит, а вот внешнему интерпретатору может показаться по-другому.

Например, в большинстве семей просьба сходить за хлебом время от времени доставляет психическое страдание другому члену семьи, у которого болит голова, идёт любимый сериал или позвонила подруга. На этой почве регулярно возникают скандалы, в процессе которых звучат ещё более серьёзные угрозы – от не отдать зарплату до развестись. Понятно, что просьба сходить за хлебом – это классическое «семейно-бытовое насилие», она абсолютно недопустима, за хлебом должен ходить слуга с опахалом. Но, применяя последовательно логику данного законопроекта, фраза «Дома хлеб закончился» также является преступной в новом понимании, так как она содержит в себе угрозу дальнейшего причинения страдания в виде просьбы сходить за хлебом. Фактически любой сколько-нибудь серьёзный внутрисемейный диалог между супругами или родителей с детьми, например, требования встать и пойти в школу, может быть интерпретирован как «содержащий угрозу» по меньшей мере психического страдания, если не физического или имущественного вреда.

Разумеется, нам ответят: Ну в органах же не дураки, они понимают, где дело серьёзное, а где нет.

И это очевидная и циничная ложь.

Начнём с того, что в условиях нашей «палочной» системы (а другой формы отчётности наши правоохранительные структуры так и не придумали) любое здравомыслие существует только до 25-го числа месяца, а дальше вступают в действие законы статистики.

Продолжим тем, что применение так называемой «ювенальной юстиции» даже в самом усечённом её варианте доказало: ни на какую повсеместную вменяемость проверяющих и предписывающих органов рассчитывать не приходится, сплошь и рядом мифическая «защита прав детей» превращается в преследование многодетных семей, которое причиняет страдание прежде всего их детям. Вспомним только что обсуждавшуюся повсеместно ситуацию с семьёй Лапшиных, вынужденной сбежать из Вологодской области в Карелию после попытки отобрать у неё детей.

Иными словами, формулировки предлагаемого закона – это угроза непрерывного произвола со стороны сотрудников МВД на всех уровнях, угроза использования «защитных предписаний» – самого значительного нововведения данного законопроекта как инструмента запугивания, силового давления, того самого семейно-бытового насилия уже с другой стороны.

В нынешней формулировке эти «защитные предписания» больше всего напоминают пресловутые «леттр де каше» («письма с печатью»), действовавшие во Франции при старом порядке. Уже в скреплённом королевской печатью документе о внесудебном аресте и препровождении, допустим, в Бастилию оставлялось свободное место для… имени приговорённого.

Здесь складывается аналогичная ситуация: вне рамок уголовного или административного кодексов появляется возможность для долгосрочного преследования гражданина. Предполагается возможность продлевать «письмо несчастья» – «защитное предписание» МВД до 60 дней. На это время гражданин ставится на «профилактический учёт», и за ним осуществляется «профилактический контроль», ограничивается возможность пользоваться телефоном и интернетом. Иными словами, перед нами практически безграничная возможность для нарушения прав человека, преследования неугодных, причём со стороны низовых структур ведомства, которое пользуется в обществе, будем честны, не самой безупречной репутацией (привет полковнику Захарченко и не ему одному). Блюстителем семейной нравственности предлагается быть учреждению, про сотрудников которого СМИ муссируют гипотезы о «пари на секс».

Вспомним жуткую историю сестёр-отцеубийц Хачатурян. Смог бы такой закон защитить их от отца-насильника? Возымело бы эффект такого рода «защитное предписание»? Особенно с учётом того, что одним из факторов безнаказанности называются его связи в полиции.

Перед нами даже не «закон феминисток против мужчин», перед нами «закон о «палках» для сотрудников МВД против всех, на ком они решат эти «палки» «срубить». При этом самой полиции эта дополнительная нагрузка тоже не нужна, и она будет исполнять эту миссию нехотя, с раздражением, и оттого только ещё хуже.

Проект ФЗ «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» безграмотен, абсурден, выполнен в антиправовой логике и вряд ли подлежит улучшению. Его просто следует отправить в мусорную корзину, так как никого ни от какого «семейно-бытового насилия» он защитить не способен и не нужен ни для чего, кроме самопиара лиц, которые его внесли и поддержали.

Что же делать реальным жертвам реального насилия, которое и в самом деле порой творится за стенами наших квартир и домов? Что делать жёнам, которых бьют мужья (наоборот тоже бывает, но согласимся, что мужчина может ударить сильнее, а вот в психологических унижениях женщины, как правило, изощрённее), детям, которых истязают отчимы и мачехи?

Подлинной профилактикой здесь должно служить, прежде всего, общее смягчение нравов, которое всё-таки в процессе развития цивилизации становится всё более очевидным. Наше общество гораздо менее насильственно сегодня, чем полвека или четверть века назад – и потому, что уровень жизни выше, и потому, что меньше стало государственного и криминального террора на улицах, то есть ситуация общей социально-политической стабильности сказывается на смягчении нравов к лучшему.

Сегодня «отцовский ремень» уже является скорее символической угрозой, и лишь у немногих порка остаётся средством воспитания. Детей уговаривают, а не принуждают. Женщины, которых терроризируют мужья и сожители, и они не уходят, сегодня, как правило, относятся к такому психологическому типу, который за «защитным предписанием» не пойдёт. А заявиться в семью и защищать жертву вопреки её воле окажется тяжело и чревато худшими нарушениями при любом законе.

Необходимо систематическое совершенствование реальных правовых механизмов, таких как административное законодательство. Семейные побои были справедливо декриминализованы. Однако административная ответственность за избиение супругов и детей должна наступать беспощадно, и работать по этой административной статье органы должны чётко, закатав рукава. Угроза небольшой, но реальной ответственности, которая наступает неотвратимо, будет гораздо лучшим средством профилактики, чем расплывчатый закон о «письмах несчастья».

Семью придумали не вчера. Это скорее она придумала нас, чем мы её. И, как у всякого института, существующего тысячелетиями, намного дольше государства, законов, полиции, феминизма и прочего, у семьи есть свои законы развития. И, нарушив эти законы, мы получим просто поломку всего механизма, который, вообще-то, отвечает за наше самовоспроизводство как людей.

Уже сейчас наша законодательная и общественно-психологическая ситуация такова, что общество, по сути, враждебно к многодетным семьям, хотя исключительно от них зависит его самосохранение и воспроизводство. Любая же многодетная семья требует определённой внутренней дисциплины, которая, конечно, должна поддерживаться без насилия, но с известной чёткостью (а лукавые формулировки закона грозят интерпретацией как «содержащих угрозу психологического страдания» любых минимально жёстких требований).

После принятия подобных формулировок на демографическом воспроизводстве основного населения страны можно будет поставить крест, на что, возможно, и рассчитывают авторы этой странной инициативы, очевидно, полагающие, что мигранты, которые заместят вымерших русских, окажутся адептами предельно ненасильственной и чуждой страданиям семейной жизни.

На самом же деле нам чрезвычайно важна полная нетолерантность к так называемым «этническим традициям» семейного насилия – бичом, с которым столкнулись все европейские страны в связи с миграционным наплывом. Так называемые «традиции» ряда регионов России и стран-доноров миграционного наплыва предполагают совершенно безудержное насилие в семье, причём не только «бытовое», но и криминальное – жесточайшие побои, изнасилования детей и прочее.

Сложившаяся система снисходительного отношения к подобной практике – в корне порочна, так как из-за увеличения числа носителей этой модели поведения они оказывают развращающее влияние и на «туземцев», то есть нас с вами, а при каждой попытке привлечь преступника к ответственности тут же находятся те, кто расскажет вам об «обычаях» и «культуре». Обычай в России должен быть только один: цивилизованный русский обычай, как он сложился – хорошо ли, худо ли – к началу XXI века, и от него не следует отступать ни в дичь, ни в псевдопрогресс.

Наконец, самое главное. И для вопроса об атмосфере в семье, и для многих других. Нам не мытьём, так катаньем, любой ценой, не стесняясь заимствовать многое у нелюбимых англосаксов, необходимо развивать систему независимого суда. Тогда стороны, перешедшие черту, за которой уладить «полюбовно» семейный конфликт невозможно, смогут решить вопрос при помощи реального правосудия, а не в одном из коррумпированных административных департаментов.

Если кому-то действительно жаль жертв домашнего насилия (а отрицать существование этой проблемы, как делают иногда некоторые защитники традиционных ценностей, – и глупо, и лицемерно), то начинать он должен с борьбы за реальный авторитетный и независимый суд. Решить же проблему с помощью полицейских «палок» и всевозможных «писем несчастья» абсолютно невозможно.

Закон о домашнем насилии: защита от агрессии или развал семьи

Домашнее насилие. Нерешаемая проблема в России

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

http://xn—-ctbsbazhbctieai.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD-%D0%BE-%D1%81%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%B9%D0%BD%D0%BE%D0%BC-%D0%BD%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B8-%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BD%D0%B8-%D0%BE%D1%82-%D0%BA%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BD%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D1%8F-%D0%B7%D0%B0%D1%89%D0%B8%D1%82%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D0%BD%D0%B5-%D1%81%D0%BF%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%B5%D0%BD/

Читайте так же:  Отказ от алиментов на ребенка добровольно последствия
Навальный о законе о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here