Психологи ювенальная юстиция

Мы подготовили ответы на вопросы по теме: "Психологи ювенальная юстиция" с комментариями специалистов. Уточнить данные на 2020 год можно у дежурного консультанта.

Дети: приказано уничтожить,
или Ювенальная юстиция в действии.
Защита прав ребенка на Западе как способ разрушения семьи и общества

Фото: Стефани Кляйн / Flickr.com

Я ходила с двумя детьми в открытый детский садик – платное учреждение, где мамы смотрят за своим ребёнком сами. Администрация детсада заявила на меня в Barnevern, что я «в депрессии», а мой старший Андреас не всегда смотрит в глаза взрослым, когда с ним разговаривают. В Норвегии принято часто улыбаться, показывая свой позитивный настрой и благополучие (даже если этого нет), таков их менталитет. Я пояснила, что дело в различии в культуре поведении, и депрессия здесь ни при чем. Нелегко было избавиться от Barnevern. Они ходили к нам домой и в детский садик, наблюдать за моим сыном. Они решили за нас, что Герман (младший) пойдёт в садик с одного года, и ещё пытались заставить нас принять назойливые и наглые «советы» Veiledning. Говорили, что Андреас (в 2,5 года!) отстаёт в языке, стесняется взрослых и чтобы привлечь внимание детей постарше забирает у них игрушки. Поэтому администрация детского садика и Barnevern решили, что он должен быть под их присмотром.

Мы с мужем наняли адвоката. Он объяснил нам, что мы должны добиваться освобождения из-под «опеки» социалистов. Наша участковая медсестра сказала только хорошее о нашей семье и показала, что развитие Андреаса для ребёнка его возраста вполне удовлетворительно. Она предложила, что сама походит к нам 6-8 раз с «советами», и мы с мужем решили, что уж лучше медсестра, чем надзиратели Barnevern. Но и после этого нас продолжали запугивать и говорили, что подадут жалобу в областную администрацию. Это дело длилось почти 6 месяцев. Я пережила очень тяжёлое время, в постоянном страхе, что детей могут забрать…

Barnevern – это своего рода общество «защиты» детей. Оно забирает детей в бедных семьях, у матерей-одиночек. Их не волнует, что лишение маленького ребёнка родителей всегда является для него большим шоком, что это разрушает детскую психику.

Граждане Норвегии имеют очень большие выгоды от гражданства и хорошо защищены экономически. Например, после развода государство оплачивает обучение женщины; оплачивает услуги адвоката бедной семье; инвалиды получают хорошее пособие и т.д. Казалось бы, с правами человека здесь все в порядке. Однако они грубо нарушаются, причем начиная с детства. Так, в Норвегии детей с детства учат жаловаться друг на друга в различные инстанции. Сидят, например, на уроке два норвежских мальчика, лучших друга, и первый списывает у второго. Второй подходит к учителю и говорит, что его друг списывает, а на перемене мальчики, как ни в чём не бывало, идут вместе пить кофе.

В Норвегии так называемые социалисты пытаются воплотить в жизнь идею о том, что все должны одинаковыми. Все дети должны ходить в детский садик с года, дети должны быть хорошо адаптированы к социальной среде, хорошо воспитаны. Если ребенок отличается от других, выделяется из общей массы (даже если стеснительный, или непоседливый), принимается за работу Barnevern. Эти социалисты уверяют, что умеют формировать детей. Это их логика: легче формировать маленького ребёнка, чем подростка, который уже испорчен.

Причины для подачи жалобы в эту организацию могут быть различными. Например, если родители «заставляют» ребёнка убирать в комнате и выносить мусор, это называется принудительным использованием детского труда.

Эта организация имеет весьма широкие полномочия. Основанием для того, чтобы забрать ребёнка от родителей, может быть мнение одного человека – классного руководителя, врача, медсестры, заведующей детсадом, работника самого Вarnevern, если вы им не понравились, просто даже случайного человека, недоброжелателя… Они говорят о соблюдении прав человека и заботе о детях. Но они не понимают или не хотят понимать, что если ребёнка забрали от родителей, травма детской психике уже нанесена, и это уже никакими средствами не вылечишь…

Обычно Barnevern вызывает родителей на встречу письменно. Они должны бросить всё и немедленно явиться, иначе их забирает полиция, где бы они ни находились. Затем в Barnevern заводится конкретное дело. Начинается сбор информации, звонки в различные инстанции. Сотрудники Barnevern ходят наблюдать за детьми в школу, детский садик, опрашиваются врачи, учителя, работники детского садика, медсестры по контролю за детьми (которые определяют детское питание, контролируют рост, вес ребенка и т.д.). Ходят также на дом и надзирают за тем, как родители воспитывают детей. Причем приходят без звонка, без предупреждения; могут неожиданно постучать в дверь, а если не пустите – значит, оказываете сопротивление властям, а это повод для того, что забрать у вас детей.

Еще Barnevern заставляет родителей принимать программу Veiledning – это «давание советов» по воспитанию детей. В таком случае они ходят домой раз в неделю и ставят воспитание ваших детей под полный и неограниченный контроль; заявляются в детский садик, школу, всюду, куда ходит ребёнок. Это может продолжаться годами.

У многих матерей в Норвегии есть двое, трое, четверо детей. Если кто-то из соседей доносит в Barnevern на мать-одиночку, которая лишь выглядит уставшей, к ней в дом приходят и делают произвольные выводы о том, что дети ее не слушают, она не справляется. Сначала забирают у неё детей на одни выходные в месяц, а со временем могут и вообще забрать и отдать в приёмные семьи. Если родители вдруг ссорятся, то это тоже одна из причин, чтобы забрать детей.

Одна дама невзлюбила в детском садике мою знакомую и донесла в Barnevern, что её сын якобы плохо воспитан. А они работают с детьми, как со взрослыми, оценивая их достоинства и недостатки. Они пытались найти в мальчике недостатки, доказать, что родители не занимаются его воспитанием и что детей нужно забрать. Мать была вынуждена сбежать с семьёй в Южную Норвегию из-за боязни потерять детей.

Проблемы с Barnevern неоднократно возникают у живущих в Норвегии выходцев с Украины. Одна из причин в том, что они дают детям конфеты в середине недели, а в Норвегии принято давать конфеты только в выходные. Соседи, школа, детский садик жалуются в Barnevern, что родители портят детям здоровье и зубы. Когда у маленького ребёнка высокая температура и он простужается, у нас принято вызывать скорую и лечить. А в Норвегии большинство родителей детей от простуды не лечит – «само пройдёт». Поэтому здесь могут заявить на вас в Barnevern, что вы детей «залечиваете».

Читайте так же:  Развод через суд с чего начать

Были случаи, когда у наших украинских граждан забирали детей и отдавали в приёмные семьи, потому что они не хотели идти на сотрудничество с Вarnevern и оказывали сопротивление.

На одну русскую семью соседка написала жалобу о том, что она использует свою дочь как домработницу, «незаконно использует детский труд». Это соседка подглядела, что дочь (7 лет) выносит мусор из дома, пылесосит в своей комнате, а также застилает свою постель и вытирает дома пыль.

Одна норвежка поругалась со своим сожителем. За ее ребёнком смотрела прабабушка. Прабабушка позвонила в полицию. На следующий день их вызвали на встречу в комитет, и после этого стали ходить с наблюдениями. У ребёнка были колики, а мать «выглядела уставшей». Комитетчики сказали, что ребёнка заберут на время, чтобы она отдохнула, но её обманули и ребёнка не вернули. Случаи коликов бывают разные, мой старший сын от 5 недель до 3 месяцев вообще не спал и часто кричал. Если в такой сутуации какой-то «доброжелательный» сосед подал жалобу о коликах вашего ребёнка, то вы можете его потерять.

Татьяна приехала в Норвегию из Сочи и вышла замуж в Осло. Муж стал выпивать, и она уехала с трехлетним ребёнком к матери на север страны. Ей положено от государства пособие и оплата обучения. Для этого она должна написать не одно письмо и написать грамотно. Но она не знает норвежских законов и языка. К ней пришли из Barnevern и забрали ребенка: комитет по правам детей решил, что у неё нет дохода, она не знает язык – значит, ребёнок будет жить в приёмной семье.

Об организации Barnevern в прессе только негатив. Профессор университета в Бергене Марианэ Сколань (61 год) была свидетелем во многих делах и говорит, что знакома с проблемой изнутри. М.Сколань была приглашена в газету «Moss Dagblad» высказать своё мнение о норвежском Комитете по правам детей, за работой которого она следит много лет. По ее словам, они совершают ошибки в 99 процентах дел. Как правило, комитет выбирает тех родителей, которые многого не понимают и поэтому дают собой управлять. И еще за работу в Barnevern платят хорошие деньги, поэтому его работники очень старательны.

Многие дети становятся депрессивными, когда прибывают в приёмный дом. Здесь они также бывают подвержены издевательствам. Все данные статистики говорят о том, что многие из них портятся, вырастают с криминальными наклонностями, злоупотребляют алкоголем и принимают наркотики. Большое количество заключённых выросли в приёмных домах. «Дети не верят никому в этом обществе взрослых, – говорит Марианэ Сколань. – Они замыкаются в себе и думают: «Как я буду вести себя в обществе, которое так со мной поступило?». Эти люди из Комитета виноваты во многих сломанных жизнях»…

Проблемы с алкоголем, преступность и насилие становятся причиной постоянного увеличения числа детей и подростков, которые принудительно помещаются в учреждения Комитета. Так, например, в 2001 году от родителей были изолированы 6 215 детей. Всего в этом году комитету пришлось разбираться в судьбе более чем 33 тысяч детей. Другими словами, на каждую тысячу детей в мероприятиях комитета были задействованы 23 ребенка. Исследователи считают, что в Норвегии от 10 до 20 % детей и подростков растут и развиваются в неудовлетворительных условиях, что является причиной серьезных психологических проблем, страха и депрессии.

В спецзаведениях Barnevern 90 процентов подростков становятся наркозависимыми! В нескольких норвежских интернет-изданиях опубликовано интервью с 17-летним подростком. Его жизнь в Barnevernet началась, когда ему было 13. Он жил в коммуне возле Бергена и у него было плохое поведение в школе. Ему поставили диагноз «гиперактивность», и подросток был отобран у родителей и помещён в спецзаведение Комитета. Под здешним попечительство он начал курить гашиш. «Это как большой нарколагерь. Люди приходят сюда, чтобы купить, продать или употреблять наркотики», – говорит 17-летний! По его словам, в организации об этом знают и это их не волнует. «На дому родители бы не разрешили этим заниматься. А здесь свобода» (. ) «Ежедневные контакты с работниками учреждения ограничиваются их одноразовым вечерним посещением квартиры, где я живу, – для того, чтобы убедиться в том, что все дома, – рассказал мальчик. – Речь не всегда идёт о гашише. Несколько месяцев назад умерла девушка от передозировки. Она начала употреблять героин в спецзаведении детской организации».

Комитет по защите прав детей – серьезная международная организация, имеющая неограниченные полномочия и хорошо отлаженный механизм действия. В перечне мероприятий, призванных защитить права ребенка и улучшить условия их содержания – довольно широкий выбор средств: от помощи психологов, преподавателей, материальной и консультативной поддержки до лишения родителей прав на ребенка и помещения ребенка в другую семью. За последние шесть лет в среднем около 400 детей каждый год в результате действий Комитета передаются на «попечительство» государства. Как отмечается в одной из российских публикаций, из структуры, изначально призванной помогать родителям, Barnevern превратилась в карающий меч, от которого невозможно избавиться на протяжении всей жизни. Благодаря ее деятельности многие семьи оказываются разрушенными.

http://pravoslavie.ru/37760.html

Ювенальная юстиция — пропаганда в школе

1 сентября во всех школах России учебный год начинается с урока «О правах ребенка». Также 20 ноября (всемирный день ребенка) во всех школах проходит «день правовых знаний». Одна моя знакомая, у которой дочери 13 лет, рассказала, что теперь у них периодичеки отменяют уроки и вместо них устраивают встречи с психологом, который рассказывает детям об их правах.

Получить некоторое представление о том, как психологи обрабатывают наших детей, вы можете, посмотрев видео ниже. Это рассказ девочки, побывавшей в лапах ювенальщиков.

Рассказ девочки — очень ценное свидетельство, обязательно покажите это видео своим детям . Даже первоклассник все отлично сможет понять с вашими пояснениями. А на ютубе под этим видеороликом появился такой хороший комментарий, что нам уже ничего не нужно дописывать, осталось только привести его здесь.

Полезное видео. Думаю, родителям стоит послушать и принять к сведению самим, а также рассказать детям, в чём заключаются методы и цели ювенальных структур. Когда все к этому готовы и понимают их методы, нет возможности манипулировать не ожидающим этого ребёнком.

Читайте так же:  Муж подал документы на развод

— Ювенальная юстиция лишает родительских прав при наличии достаточных доказательств для обвинения родителей. Их задача собрать эти доказательства.

— Ребёнка могут забрать, только если ребёнок сам подтвердит эти обвинения в насилии от родителей (хотя для обвинения в плохом питании или в прочих плохих материальных условиях достаточно посещения квартиры с проверкой).

— Ложь нуждается в покрове тайны, поэтому под любыми предлогами ребенка просят не говорить родителям о том, что с ним ведутся разговоры. Запрещают звонить, хотя это тоже блеф, и ребёнок не обязан подчиняться. Родителям можно звонить в любое время и обсуждать что угодно, по закону они не могут лишить этого права, только препятствовать словами и уговорами.

— Чтобы получить признание ребёнка, психолог обращается к разным эмоциям и стереотипам по очереди, чтобы найти крючок:

Что нужно слушаться взрослых. Психолог просто повторяет, что родители били ребёнка, пока ребёнок не согласится. Тут как в милиции, можно ввести в заблуждение ребёнка, рассказать что они всё знают, что не верят, что есть свидетели насилия родителей, хотя это полный блеф.

Наличие страха перед родителями. Психолог говорит, что сам боится родителей ребёнка, и ожидает от него подтверждения; внушает страх перед родителями, через описание таких крайностей, как убийства в семье.

Сочувствие к родителям. Психолог может сказать, что родителям очень плохо из-за болезни или других трудностей, они не могут справится с воспитанием, поэтому ребёнок может помочь и уйти от них. Чтобы этот приём преувеличений трудностей сработал, обязательно нужна тайна и предотвращение общения ребёнка с родителями.

Страсть к новым вещам, которые можно получить от новых богатых родителей. Можно сказать ребёнку, что он будет жить в интернате, где много игрушек, или какие-нибудь богатеи придут в интернат, которые ждут как раз этого ребёнка. Тоже блеф, хотя нельзя исключать случаи коррупции, когда ребёнка действительно ждёт другая семья, которая заказала такую работу ювенальной юстиции по отношению к ребёнку с определёнными качествами и внешними признаками. Только цели вряд ли будут благородными.)

Что делать?

— Если родители и дети знают эти методы, то они к ним готовы. Если ребёнок готов к таким разговорам, то манипулировать им не удастся.

— Обсуждение с родителями — это не только право ребёнка, но это крайне важно. Важно делиться всей информацией по разговорам и действиям ювенальной юстиции с родителями, чтобы не было нарушений закона. Родители должны проверять соответствие нормам закона. Работники ювенальной юстиции выполняют свой долг согласно своим обязанностям, но если они превышают свои полномочия, то их действия следует обнародовать и обжаловать в суде.

— Скандалы с психологами не имеют смысла, так как они выполняют свой профессиональный долг.

— Выкладывание материалов в интернет и публичное обсуждение примеров работы психологов ювенальной юстиции с рассказов детей и родителей очень полезно. Это показывает безнравственность их методов и целей. Действовать они могут только под покровом тайны и общего молчания.

http://2kumushki.ru/uu_propaganda_v_shkole.php/

Актуальные проблемы психологической подготовки специалистов в области ювенальной юстиции

Луценко Ю.А., соискатель отдела психологии трудовой и профессиональной подготовки Института педагогики и психологии профессионального образования АПН Украины, научный сотрудник Центра практической психологии и социальной работы.

Реформирование системы украинского правосудия в целом и системы исполнения наказаний в частности нацелено на наиболее полный учет процедуры защиты прав отдельных социально незащищенных категорий населения, особенно детей. В преамбуле Декларации по правам ребенка 1959 г. поставлено задание реализовать обязанность человечества — дать ребенку наилучшее, что оно имеет, ради обеспечения детям счастливого детства и использования лишь на их благо и благо всего общества гарантированных каждой личности прав и свобод человека. На 27-й специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН были приняты Декларация и план действий «Мир, пригодный для жизни детей», где указывается на необходимость создания системы осуществления правосудия, специально предназначенной для детей, с целью самой полной защиты их прав и свобод. Одним из условий реализации указанной программы является привлечение специально подготовленного персонала, который способствовал бы ресоциализации и реинтеграции несовершеннолетних правонарушителей в жизнь общества.

В большинстве европейских стран функция противодействия правонарушениям несовершеннолетних и защите их прав возложена на ювенальную юстицию (Ю.Ю.) — особенную систему государственных и негосударственных органов.

Термин «ювенальная юстиция» является синтезом двух понятий и берет истоки из римского права: детство/молодость (от лат. juvenalis — юный, молодой) и юстиция (от лат. justitia — справедливость, правосудие). Следовательно, в буквальном переводе термин «ювенальная юстиция» обозначает правосудие (в более широком понимании — осуществление справедливости) относительно детей и молодежи [1, с. 9].

За последние годы в Украине принят ряд важных нормативно-правовых документов, направленных на защиту прав и свобод детей, несовершеннолетних. Среди основных: Концепция Государственной программы преодоления детской беспризорности и безнадзорности на 2006 — 2010 гг., Комплексная программа профилактики преступности на 2007 — 2009 гг., Постановление Пленума Верховного Суда Украины «О практике применения судами Украины законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних». Сегодня в нашей стране делаются первые шаги относительно имплементации ювенальной юстиции в установленную систему правосудия, хотя еще в 1964 г. Пленум Верховного Суда СССР принял Постановление, в котором указывалось на необходимость специализации судей, которые рассматривают дела несовершеннолетних. При активной деятельности общественных организаций по лоббированию темы о ювенальной юстиции вопрос о необходимости внедрения ювенальной юстиции в Украине удалось переориентировать на вопрос: какой ей быть? какую модель признать приемлемой для Украины? как подготовить квалифицированный кадровый потенциал для новой системы правосудия относительно несовершеннолетних?

Под эгидой общественных организаций, которые работают в сфере защиты прав детей, была разработана схема внедрения ювенальной юстиции в национальное законодательство и национальную судебную практику. Среди главных приоритетов развития ювенальной юстиции выделены:

  1. Проведение научных исследований (сравнение мировой практики внедрения системы ювенальной юстиции).
  2. Внедрение экспериментальной работы (проведение правовых экспериментов).
  3. Создание законодательной базы ювенальной юстиции.
  4. Осуществление подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров в сфере ювенальной юстиции.
  5. Создание специализированных органов ювенальной юстиции, центральным элементом которых является суд.
  6. Проведение информационно-просветительской деятельности с целью популяризации идей ювенальной юстиции.

Отдельную проблему составляет подготовка специалистов для уголовно-исполнительной системы Украины, работающих с несовершеннолетними. К категории таких сотрудников относят работников специальных детских воспитательных учреждений и офицеров криминально-исполнительной инспекции или традиционно — службы пробации. Нужно отметить, что в Украине внедрение модели службы пробации имеет маргинальный характер и реализуется в рамках пилотных проектов. Главной целью функционирования системы исполнения наказаний на этапе ее гуманизации является исправление и ресоциализация преступников, которые отбывают наказание в виде лишения свободы (обеспечивают учреждения выполнения наказаний) или приговоренных к альтернативным видам наказания (обеспечивает уголовно-исполнительная инспекция/служба пробации).

Читайте так же:  Доли после материнского капитала

Изменение и переориентация функций от карательных на восстановительные обусловили необходимость внесения изменений в основные законы и подзаконные акты, которые касаются деятельности учреждений исполнения наказаний. Так, в 2004 г. была принята новая редакция Уголовно-исполнительного кодекса Украины, в котором в ст. 6 декларируется приоритет педагогических процессов исправления и ресоциализации несовершеннолетних правонарушителей. Обеспечение выполнения социального заказа по перевоспитанию и ресоциализации правонарушителей возможно лишь при условии надлежащего кадрового обеспечения, способного модифицировать формы и методы психолого-педагогического влияния на психику и поведение правонарушителя.

Требования относительно профессионального соответствия работников уголовно-исполнительной инспекции (службы пробации) вызывают длительные споры. Опыт организации деятельности службы пробации зарубежных стран, в частности Швеции, свидетельствует о том, что образование работников данного подразделения не обязательно должно быть гуманитарным, хотя последнее считается приоритетным при профессиональном отборе. Все специалисты ювенальной юстиции Швейцарии проходят соответствующую психолого-педагогическую подготовку и получают разрешение на работу с несовершеннолетним. В Польше требования к общественным кураторам, которых сегодня около 29 тысяч, намного упрощеннее, чем к кураторам по уголовным делам (всего 4,5 тысячи). Последние считаются госслужащими и проходят специальный отбор — тестирование.

Видео (кликните для воспроизведения).

Выполнение указанных функций не всегда является эффективным из-за отсутствия психолога в подразделах уголовно-исполнительной инспекции, который в субъект-субъектных отношениях призван выполнять функции фасилитатора.

Профессиональная компетентность работников в сфере ювенальной юстиции как предмет исследования представляет многокомпонентную структуру, ключевое место в которой занимает психологическая компетентность. В нашем понимании психологическая компетентность отличается от психологической грамотности, поскольку включает не только определенный набор психологических знаний, умений, но и отображает уровень их использования в практической деятельности.

В перспективе функции социально-психологического сопровождения несовершеннолетнего, который попал в поле зрения правоохранительных либо других специализированных служб, будет выполнять ювенальный психолог, социальный работник, готовящий соответствующий отчет об особенностях личности несовершеннолетнего. Указанный документ должен содержать сведения об особенностях проживания несовершеннолетнего в семье, его социальный опыт (вход в состав групп асоциальной направленности, посещение учебных заведений, употребление алкогольных или психотропных веществ), особенностях его психофизического развития, основных характерологических характеристиках. Эти материалы значительно облегчают работу судьи, способствуют вынесению адекватного приговора, поиска соответствующих форм и методов психолого-педагогического влияния на личность несовершеннолетнего. Судья Верховного Суда Украины Ярослава Васильевна Мачужак неоднократно указывала на необходимость тесного сотрудничества психолога с судьей ради блага несовершеннолетнего, обеспечения его прав и свобод.

Определенный опыт внедрения элементов ювенальной юстиции в национальную систему судопроизводства имеют страны постсоциалистического пространства. Так, в Польше введена должность омбудсмена по делам несовершеннолетних, в Молдове существует дифференциация процедуры рассмотрения дел взрослых и несовершеннолетних, в России благодаря реализации ряда экспериментов введена должность ювенального судьи (в рамках проектов). В Казахстане доклад про социально-психологические особенности несовершеннолетнего готовит социальный психолог.

Мы считаем, что шаблонное перенесение опыта системы ювенальной юстиции зарубежных стран в украинскую систему правосудия относительно несовершеннолетних недопустимо. Необходимо проводить его своеобразную «ревизию» с последовательной трансформацией модели ювенальной юстиции с учетом традиций и особенностей системы украинского правосудия.

Определенные практические достижения существуют в отдельных регионах Украины: на базе г. Белая Церковь Киевской области реализуется эксперимент по созданию модели ювенальной юстиции на базе суда. В рамках данного эксперимента основное место занимает специализированная подготовка персонала, работающего с несовершеннолетними, пребывающими в конфликте с законом. Данная программа подготовки включает цикл тренинговых занятий для персонала с целью формирования у них психологической компетентности и отработки алгоритма психолого-педагогического сопровождения несовершеннолетнего на всех этапах следствия либо во время отбывания наказания.

В январе 2007 г. по инициативе общественной организации «Всеукраинская фундация «Защита прав детей» проводился международный научно-практический семинар на тему «Опыт внедрения ювенальной юстиции в странах постсоциалистического режима». Во время проведения секционного заседания на тему подготовки кадров для системы ювенальной юстиции участники единогласно пришли к заключению о необходимости обеспечения специальной психологической подготовки всех категорий сотрудников ювенальной юстиции, а также о необходимости проведения научных разработок модели (включающей требования как профессиональные, так и личностные) их компетентности.

Таким образом, разработка системы психолого-педагогического сопровождения несовершеннолетнего правонарушителя, формирования психологической компетентности специалистов в сфере ювенальной юстиции должна стать предметом отдельных научных исследований.

http://wiselawyer.ru/poleznoe/26585-aktualnye-problemy-psikhologicheskoj-podgotovki-specialistov-oblasti-yuvenalnoj

Ювенальная психология

Ювенальная юридическая психология — пока непривычное словосочетание, однако это научное и практическое направление в последнее время получает интенсивное развитие. Формирование правосознания детей и подростков в социально нормативном направлении либо развитие асоциальных установок, факторы, влияющие на становление агрессивно-насильственных тенденций и диссоциального поведения у подростков, проблемы судебной экспертизы несовершеннолетних обвиняемых, свидетелей и потерпевших, профилактика правонарушений детей и подростков, воспитательные и реабилитационные меры, применяемые по отношению к тем из них, кто преступил закон, — лишь некоторые из широкого круга проблем, касающихся детей и подростков в юридически значимом контексте. «Детские» сферы юридической психологии обладают общей спецификой содержания, обусловленной возрастными особенностями предмета, что позволяет объединить их в единый комплекс и обозначить его — по аналогии с общепринятым термином «ювенальная юстиция» — категорией «ювенальная юридическая психология». Дальнейшая разработка этой категории показывает, что образующие ее предметные содержания представляют собой самостоятельную систему, имеющую связи с «взрослыми» аналогами, но одновременно обладающую единством внутренних содержательных взаимосвязей.

Основой для объединения служит предмет ювенальной юридической психологии, который можно определить как психологические особенности и психологические проблемы детей и подростков в юридически значимых ситуациях.

Тест на знание английского языка Проверь свой уровень за 10 минут, и получи бесплатные рекомендации по 4 пунктам:

    Аудирование Грамматика Речь Письмо

Задачи в области правовой психологии: разработка психологических проблем; формирования правосознания у детей и подростков, возрастных особенностей, нормативной регуляции поведения; обоснования возрастных границ правоспособности, дееспособности, ответственности.

Задачи в области криминальной психологии: разработка психологических проблем: противоправного поведения несовершеннолетних; факторов риска противоправного поведения подростков; подростковой агрессии; формирования личности подростка — правонарушителя (в том числе – с аномалиями психического и личностного развития); расследования преступлений с участием несовершеннолетних.

Задачи в области судебной психологии: разработка психологических проблем и проведение судебно-психологических и комплексных судебных психолого — психиатрических экспертиз несовершеннолетних обвиняемых, потерпевших, свидетелей: разработка психологических методов работы с несовершеннолетними на стадии судебного разбирательства.

Задачи в области судебной психологии: разработка психологических проблем и проведение судебных экспертиз при решении вопросов о месте проживания ребенка и об участии в воспитании ребенка при разводе родителей; экспертиз и консультаций при лишении и ограничении родительских прав; консультаций при усыновлении

Перспективные задачи в области судебной психологии: разработка психологических теоретических вопросов и методических подходов в рамках ювенальной юстиции для определения социальных и психологических проблем подростка – правонарушителя; разработки и реализации плана реабилитационной и коррекционной работы в системе междисциплинарной работы с подростком; оценка риска противоправного поведения.

Читайте так же:  Расторжение соглашения о разделе имущества супругов

Задачи в области пенитенциарной психологии: разработка организационных форм и методов комплексной реабилитационно — психокоррекционной работы с осужденными несовершеннолетними.

http://students-library.com/library/read/33076-uvenalnaa-psihologia

Ювенальная юстиция на примере

Звонила вчера мама с Польши. Разговариваем, а старшая дочка бегает вокруг и в свисток свистит. Попросила ее не шуметь. Раз попросила, второй, третий — толку 0, назло прям в ухо свистит. Ну я психанула и говорю — «еще раз свистнешь и я этот свисток выброшу!» Мама сидит с квадратными глазами, говорит » ЗДЕСЬ БЫ КТО УСЛЫШАЛ И ТЕБЯ Б ПРАВ ЛИШИЛИ!»

Работает с ней женщина (мама врач и эта ее знакомая в этом же госпитале работает), попала в больницу, операцию делать надо, ну и перед операцией стандартный набор вопросов — курите? алкоголь пьете? какие то препараты принимаете? и т.д. Ну та и отвечает — мол не курю, ничем не болею, веду активный образ жизни, алкоголь — ну разве что по праздникам бокальчик вина. Без всякой задней мысли ответила как есть, да как то и мысли не о том, впереди ж операция — страшно. А у нее ребенок. Узнав что имеет ребенка в больнице сделали заключение «алкоголизм, тяга к алкоголю» и передали в службу защиты детей или как там она у них правильно называется. Ребенка забрали и отдали в другую семью на опекунство. Теперь бьется и толком ничего сделать не может. Долго лежала в больнице, потом начала бегать по инстанциям, ей ответили что только через суд ребенка вернут и назначили судебное заседание через 2 месяца. С больницы давать какие то опровергающие справки ей отказываются, хотя перед операцией обследовали и понятно что в крови никаких даже остаточных следов алкоголя не нашли. Еще и семье, которая опекает ребенка, государство за это платит около 800 долларов (это я примерно перевожу) и они заинтересованы потянуть время.

Мама говорит у ребенка там истерики, плачет, хочет домой, к маме, а им и видеться разрешают только под присмотром соц работника.

И что касается детей то у них во всем так.

Еще как то давно подруга рассказывала — у нее сестра в Швеции, так у них если на ребенка голос повысишь или что то запретишь и это услышат соседи, то немедленно передадут куда надо и детей мгновенно заберут.

В общем как же я рада что до нас подобный маразм еще не дошел… А то б у нас было как всегда — бомжи б своих детей на органы продавали и били и им б за это ничего не было, а нормальные бы семьи трепали как могли((((

http://www.baby.ru/blogs/post/583277087-156819642/

Психология стукача — приводной ремень ювенальной юстиции

Столичная мэрия внедряет европейские ювенальные практики с помощью психологов и педагогов

В социальных сетях набирает обороты обсуждение любительского видео, в котором житель Ростова-на-Дону, встретив на улице мать с кричащим ребенком, нажаловался в полицию и пытался натравить на женщину органы опеки. В данном случае все обошлось — однако так бывает далеко не всегда. Мало того, подсевшие на западные методички чиновники ряда регионов изо всех сил способствуют возрождению стукачества, привлекая к этому позорному делу психологов и «социальных педагогов». «Катюша» уже рассказывала об опыте Севастополя, где граждан привлекают в специальные ювенальные родительские патрули при школах. Но больше всех отличились столичные власти.

Скандальное видео снял некто Дмитрий Ваулин — субъект с явно разбалансированной психикой, ранее привлекавшийся к административной ответственности за воровство и антиобщественное поведение. Этот самый Ваулин встретил на улице Ростова-на-Дону молодую маму с тремя детьми. Средний ребенок громко плакал, но мама не теряла самообладания и спокойно вела его домой. Ваулин вместо того чтобы предложить помощь, узнать, что случилось, или просто пройти мимо, стал снимать происходящее на видео и угрожать женщине органами опеки и полицией. К несчастью, рядом не нашлось ни одного мужчины, который мог бы вложить ума негодяю, благо хоть полицейские разобрались в ситуации и не стали составлять на женщину протокол.

К сожалению, от встречи с таким Ваулиным в современной России не застрахован никто. Мало того, власть в лице худших ее представителей, начитавшихся западных методичек, активно способствует возрождению у подобных Ваулину лиц с разбалансированной психикой синдрома стукачества. А уж для психологов, социальных и просто педагогов нормы о доносительстве вообще постепенно становятся профессиональным стандартом. Без этого детские дома и фостерные семьи детьми не наполнишь — и созданный «социальным» вице-премьером Голодец и ее подчиненными «рынок» детей не сможет заработать на полную катушку.

В середине февраля этого года Институт дополнительного профессионального образования работников социальной сферы при Департаменте труда и соцзащиты населения г. Москвы сообщил о первом выпуске 48 психологов, прошедших повышение квалификации по программе «Безопасное детство: психологические технологии профилактики насилия». В качестве лекторов привлекались сотрудники из НКО и госчиновники, поднаторевшие в «раннем выявлении и оказании помощи детям, пострадавшим от жестокого обращения». Заявляется, что теперь специалисты-выпускники программы станут координаторами по работе со случаями жестокого обращения во всех округах города Москвы.

Официальный сайт мэра столицы разъясняет, что одной из главных задач новоиспеченных психологов в социальных центрах поддержки семьи и детства является работа на опережение, профилактика жестокого обращения. В Москве и ряде других регионов существует целая городская программа предотвращения семейного насилия, в рамках которой «спецы» должны не столько охранять покой, сколько беспардонно вмешиваться в любую семью — конечно же, исключительно в целях «профилактики и раннего выявления». Повышение квалификации специалистов из организаций социальной поддержки семьи и детства по программе «Безопасное детство» будет продолжено в мае 2018 года.

Для непосвященных в тему все выглядит вполне нейтрально, но давайте разберемся, что собой представляют программы, по которым происходит обучение, какие материалы при этом используются, какова его конечная цель. Сделать это оказалось не так-то просто, потому как Институт допобразования Москвы удалил первоначальное подробное описание программы, заменив его вполне «невинным» текстом без конкретики. Почему авторы столь полезной методички предпочли подстраховаться — решайте сами; так или иначе, удаленная версия той страницы сохранилась в сети, и вы можете ознакомиться с ней по ссылке.

Для установления факта жестокого обращения с ребенком психологам предлагается использовать опросник ЕФОРС (единая форма оценки ребенка и семьи), который активно внедряется в российских школах, причем часть вопросов ученикам задают в школьных аудиториях втайне от родителей. Состояние ребенка и положение семьи в ЕФОРС оценивается вот такими вопросами, вызывающими праведный гнев анкетируемых: «Позволяет ли режим работы заботиться о ребенке?», «Есть ли долги, задолженности?», «Оставляют ли ребенка дома без присмотра? Есть ли у ребенка карманные деньги? Хорошо ли ребенок относится к обучению? Оказывается ли родителями давление на ребенка ради достижения хороших результатов?», «Всегда ли к ребенку обращаются по имени? Поощряется ли уверенность ребенка в себе? Критикуют ли ребенка, проявляют ли к нему враждебность?», «Есть ли у семьи поддержка ближайшего окружения (родственники, друзья, соцслужбы)?».

Интересно, какой режим работы родителей «специалисты» будут считать приемлемым, какое им дело до семейного бюджета и задолженностей, до карманных денег ребенка? Обращает на себя внимание целый блок вопросов из области психоэмоционального общения с ребенком — ниже мы поясним, почему это вовсе не случайность. «Давление» мамы и папы на ребенка, не желающего уделять время учебе, относится как раз к этой сфере. Особенно забавно, что работников соцслужб здесь приравнивают к «ближайшему окружению» семьи и требуют относиться к ним, как к близким друзьям и родственникам. Откажешься запускать такого психолога в свой дом — и можешь автоматически попасть в «группу риска». А кто-то, наверно, по старинке полагает, что родители сами, в случае возникновения потребности, обращаются в соцслужбы и вольны в любой момент отказаться от этой поддержки.

Читайте так же:  Дают кредит матерям одиночкам

Выставляя оценки по этим абсурдным вопросам, психологи составляют семейный портрет, на основе которого относят ребенка и его семью в категорию благополучных, кризисных, неблагополучных или «удовлетворительных». Как видим, «проблемных» категорий тут большинство, так что дальнейший патронат новообученных «специалистов» светит почти каждому.

Помимо ЕФОРС, в программу подготовки московских «борцов с семейным насилием» был включен опросник ОВР (оценка рисков и возможностей в наркопрофилактике), в числе ограничений которого составители честно указали «вероятность проявления субъективизма, поскольку оценка и ее результаты зависят от образования и опыта специалиста». То есть в практику внедряется очередная методика, результаты применения которой будут полностью зависеть от субъективного опыта и настроя оценщиков.

Выводы из анализа образовательного курса «Безопасное детство» Департамента труда и соцзащиты Москвы однозначные: это целиком ювенальный инструмент, слепленный по глобальным лекалам «международного детского права», по рекомендациям Комитета ООН по правам ребенка и антисемейным методичкам изгнанного из России шесть лет назад фонда ЮНИСЕФ. Его составляющие вроде раннего сопровождения семьи или ответственного родительства подробно и неоднократно разбирались общественниками и экспертами, поэтому не будем останавливаться на деталях. Но подчеркнем, что вмешательство в семью каких-либо третьих лиц на основании догадок и предположений или с любыми «благими намерениями» противоречит закону. Еще одна тревожная тенденция: для работы с семьями готовят «специалистов» из самых разных областей, усиливая механизмы межведомственного взаимодействия и давления на родителей с разных флангов.

Одной лишь подготовкой психологов с установкой «семья — самое опасное место на свете» процесс расширения ювеналки не ограничивается. В конце марта в сети появились фото приказов руководителя Департамента образования Москвы Исаака Калины (того самого глобалиста-«инноватора», предложившего отменить все школьные экзамены и оценивать детей по «личным образовательным траекториям»), требующих от директоров подведомственных школ не позднее одного рабочего дня оповещать чиновников обо всех происшествиях со школьниками. Затем Департамент образования оперативно передаст всю информацию в органы опеки и в полицию. Данное «ноу-хау» открывает широкие возможности для интерпретации любых действий родителей в крайне негативном ключе.

В дополнении к документу Калина разъясняет, что понимать под происшествием, о котором его надо оперативно информировать:

«Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетнего своих обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию, отрицательное влияние на его поведение, в том числе совершение действий, наносящих ущерб физическому или психическому здоровью ребенка, либо жестокое обращение с ним».

Мы видим, что данный приказ прямо предписывает учителям и всем прочим сотрудникам школы, кончая директором, без разбирательств на месте доносить о любых происшествиях с детьми. После передачи данных из Департамента образования в КДН против семьи быстро стряпается дело, либо, если придраться особо не к чему, она попадает в список «проблемных/неблагополучных», и в дальнейшем родителям придется близко познакомиться с психологами и соцпедагогами. И в очередной раз отметим, как в качестве законного основания для кляузы и принятия мер высокий чиновник ничтоже сумняшеся использует отсутствующее в правовом поле понятие «психического насилия». Раньше у нас в шутку говорили: «Был бы человек, а статья найдется», — и вот прекрасная иллюстрация еще большего абсурда: когда и статьи-то такой нет, а привлекать родителей к ответственности все равно неймется.

Можно надеяться, что стучать на учеников и родителей, причем со злоупотреблением своим положением (например, особо придираться к детям из небогатых семей, отказывающихся от школьных поборов или к православным гражданам, не желающим давать свои персональные данные для обработки) будут далеко не все учителя. Однако Калина требует строгой регулярной отчетности — следовательно, в назидание другим могут полететь головы директоров, манкирующих этим приказом, либо в школах, в которых «подозрительно» спокойно. По сведениям экспертов Общественного уполномоченного по защите семьи в Петербурге, в Северной столице несколько органов опеки получили предостережения из прокуратуры о низких показателях выявления семейного неблагополучия (как только нам удастся раздобыть документ — мы его, разумеется, опубликуем и постараемся не только обжаловать в суде, но будем добиваться привлечения к ответственности виновных прокуроров).

Воспитывают стукачей и среди детей — именно это является главной целью повсеместно внедряемого «Фондом помощи детям оказавшимся в трудной жизненной ситуации» «детского телефона доверия». А в некоторых регионах в порядке эксперимента вообще вводят плату за «сигналы» о неблагополучных семьях.

В общем, стукачество и доносительство — важнейший элемент создаваемой в России ювенальной системы и детского «рынка». Раскол и разделение общества, атмосфера недоверия и враждебности друг другу среди граждан — по этим плодам безошибочно узнается почерк врага рода человеческого. Поэтому, если мы хотим сохраниться как общество, как цивилизация, мы должны этому противодействовать на всех уровнях и любыми способами. Чтобы любой калина и любой ваулин знал, что за каждое свое действие можно ответить.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://ruskline.ru/opp/2018/aprel/20/psihologiya_stukacha_privodnoj_remen_yuvenalnoj_yusticii/

Психологи ювенальная юстиция
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here