Реальные истории усыновления детей

Мы подготовили ответы на вопросы по теме: "Реальные истории усыновления детей" с комментариями специалистов. Уточнить данные на 2020 год можно у дежурного консультанта.

Истории усыновления

Про нашего сына

Начало Так сложилось, что, думая о втором ребенке, я все чаще задумывалась об усыновлении. Причин этого было много, и мне до сих пор трудно выделить из них основную. Что хочется дать семью обездоленному малышу? Да, конечно. Что хочется маленького ребенка [. ]

Мой подарок себе — дочка Настенька

Предварительная подготовка На тематическом «усыновительском» форуме я начала «зависать» года 2 назад, потихоньку от себя, так, одним глазком. И что-то уже тогда самое важное я для себя поняла-узнала-открыла, что мне дало возможность надеяться. И про одинокую маму, и про мифы [. ]

Гномик Януш

Мысль об усыновлении глодала нас много лет, но сначала не было жилья, потом не было достаточного количества квадратных метров, и вот зимой 2007 года (благодаря «Сообществу приемных родителей») мы узнали что больше никаких преград нет, можно пробовать. […]

Солнце мое

О приемном ребенке я подумывала давно, а совсем меня перевернуло, когда я нашла в социальной сети согруппника, у которого двое родных деток и трое приемных девчонок. Я стала переписываться с ним, а потом и с его женой, чтоб понять, каково [. ]

Прошел год

Прошел год, как у нас появилась Юлька. Моя дочка. Наша дочка. Обретение дочки было, как я теперь понимаю, на редкость легким. Я не мучилась сомнениями: моя, не моя. Просто пришла с документами, получила статус, зашла к Алешиной за направлением и [. ]

Это он… Это она…

На руках разрешение быть опекунами и направление в МДР № 7. Вечером прочли в интернете статьи о неокончательном тесте на ВИЧ, сделали вывод — большинство детей с таким диагнозом — здоровы. […]

Рассказ о Лере

О том, что на свете есть Детские дома, я узнала еще совсем маленькой. Моя бабушка выросла в Детском доме и иногда рассказывала о нем. Я хорошо запомнила, что Детский дом был в старом барском особняке, и дети собирали грибы со [. ]

Хотим ребенка (Об усыновлении, или Приёмная радость)

Я долго думала, писать ли в интернете о радости шлепанья девчачьих босых ножек по полу и о мальчишечьей щечке, прижавшейся к моей, пока я работаю за компьютером. В очередной раз поняла, что советоваться в неудачах мне легче, чем делиться радостью. [. ]

Федор «Божий дар». Дневник

… Дождь за окном… Серое небо и почти голые деревья… Рядом с нашей больницей – лес. До Питера отсюда 140 километров. Облупившаяся краска на стенах, старые стеклянные двери бокса, солдатские кровати, окна без занавесок. Подоконник почти совсем потерял краску, и [. ]

Прошел год, вот и наш День Аиста!

Заболела душа, заныло в сердце, мысли не дают покоя — хочу я маленькую девочку, 2-3 года, бантики, рюшечки, юбочки, нежных объятий, звонкого голоска, прилипчивых рук, и от себя сполна отдавать материнскую любовь. Почему приёмную? […]

Так сложились обстоятельства…

Обстоятельства сложились так, что я, не работая в интернате, должна была месяц провести как воспитатель с детьми из интерната в лагере. Работа эта меня не пугала — не впервые в лагере и не впервые с такими детьми. Знала наверняка, что [. ]

Моя история усыновления

Задумываясь об усыновлении, я прочитала много рассказов приемных родителей. И много других – умных и научных – текстов. Но больше всего мне помогли именно настоящие, «живые» истории. Вселили ту надежду, уверенность в себе и прочие штучки, которые должны быть в [. ]

Очень много лет назад…

Очень много лет назад, когда отечественное телевидение еще не было таким «чернушным», и от новостей не вздрагивали так часто, в программе «600 секунд» А. Невзоров рассказал, что молодая мамашка желала избавиться от новорожденного младенца и засунула его в мусоропровод, где [. ]

Наш Женька-жучок

Все началось с того, что муж сказал: « Надо бы нам второго ребенка где-то достать… но как бы так сделать, чтобы уже и ходил, и говорил?» Предложение с моей стороны последовало незамедлительно! Но с момента этого решения до сбора документов [. ]

Илюшка отважный

— Я в детском доме живу! (Произносится очень гордо.) — К тебе кто-нибудь приходит? Ну, может, какие-нибудь тети или дяди? — Нет, никто ко мне не приходит. У меня все потерялись. — Ну, ничего! Еще найдутся, я думаю! — Не [. ]

Suomi beautiful girl

Suomi beautiful girl, как окрестила Дашу моя подруга, в моем понимании должна была быть немножко задумчивой, спокойной, даже, может быть, чуть медлительной. А она – чертенок, но, как выразился мой племянник, «с тормозами». […]

Мы хотели ребенка…

Мы хотели ребенка с первого дня совместной жизни. Мы не просто не предохранялись – сразу сознательно, оба, ждали беременности. Когда она наступила и прервалась на седьмой неделе в четвертый раз – мне вынесли приговор – «хроническая невынашиваемость». […]

Путевые заметки «самостоятельной» мамы

Предыстория Осенью 2007 года у меня началась ломка. Через пару месяцев мне должно было исполниться 40 лет, у меня была 20-летняя дочь, интересная работа, приносящая стабильный доход, вагон и маленькая тележка нереализованных проектов и несбывшихся мечт. Уже год, как я [. ]

Как это было

Играть с мыслью об усыновлении (именно: играть) я начала скоро по заживлению душевных ран от крайне неудачной беременности и последовавшей за ней операции с средне-роковЫм последствием: невозможность иметь детей. Горшим из возможных последствий мог стать летальный исход, поэтому даже в [. ]

Мой путь к сыну

Написать, как я усыновила ребёнка, что может быть проще? Собрала документы, увидела ребенка, прошла школу приемных родителей. Но оказалось, это так сложно… Просто взять и рассказать. […]

Ксюшка-лисичка. Дневник

Почитав истории о том, как мамочки (и папочки) шли к своим деткам, я тоже решила написать свою. Без дневника многое стирается из памяти, остается только что-то вроде послевкусия – приятного или не очень… […]

Новости

Открытие выставки фотостудии «Свой взгляд»

3 февраля в Комендантском доме Петропавловской крепости состоялось открытие выставки фотостудии «Свой взгляд», проекта Благотворительного фонда «Дети ждут». Для большинства ребят, которые в ней занимаются, а все они, увы, имеют непростой опыт сиротства- это [. ]

Итоги за 2019 год

Закрытие I Международной научно-практической конференция по подготовке и сопровождению замещающих семей «Дома лучше»

Завершилась «I Международная научно-практическая конференция по подготовке и сопровождению замещающих семей «Дома лучше». Современный опыт и перспективы». Она собрала более 400 участников, приехавших не только из Российской Федерации, но и из Казахстана и Республики Беларусь. [. ]

Читайте так же:  Ребенок постоянно обижает котенка

Каждый ребенок заслуживает детства!

Поддержите наш фонд и помогите детям-сиротам найти любящие семьи!

© Благотворительный фонд помощи детям, оставшимся без попечения родителей «Дети ждут». Все права защищены и охраняются законом. Полное или частичное копирование материалов сайта разрешено только с разрешения администрации.

Фонд «Дети ждут» занимается профилактикой отказов от детей и содействием семейному устройству детей, оставшихся без попечения родителей: переподготовкой специалистов сиротских учреждений для профилактики депривационных расстройств у детей; подготовкой приемных родителей на базе собственной школы для приемных родителей; психологическим сопровождением приемных семей; содействием социализации приемных детей; профилактикой отказов от детей неблагополучных матерей-одиночек, имеющих сиротский опыт.

«Приемный ребенок уничтожил всю мою семью». Откровения женщин, взявших детей из детских домов и вернувших их обратно

По статистике на 2016 год, более 148 тысяч детей из детских домов воспитывалось в приемных семьях. Пять тысяч из них вернулись обратно в детдом. Отказавшиеся от приемных детей женщины рассказали, каково это – быть матерью неродного ребенка и что подтолкнуло их к непростому решению.

Ирина, 42 года

В семье Ирины воспитывалась дочь, но они с мужем хотели второго ребенка. Супруг по медицинским показаниям больше не мог иметь детей, пара решилась на усыновление. Страха не было, ведь Ирина работала волонтером и имела опыт общения с отказниками.

— Я пошла вопреки желанию родителей. В августе 2007 года мы взяли из дома малютки годовалого Мишу. Первым шоком для меня стала попытка его укачать. Ничего не вышло, он укачивал себя сам: скрещивал ноги, клал два пальца в рот и качался из стороны в сторону. Уже потом я поняла, что первый год жизни Миши в приюте стал потерянным: у ребенка не сформировалась привязанность. Детям в доме малютки постоянно меняют нянечек, чтобы не привыкали. Миша знал, что он приемный. Я доносила ему это аккуратно, как сказку: говорила, что одни дети рождаются в животе, а другие — в сердце, вот ты родился в моем сердце.

Ирина признается, маленький Миша постоянно ею манипулировал, был послушным только ради выгоды.

— В детском саду Миша начал переодеваться в женское и публично мастурбировать. Говорил воспитателям, что мы его не кормим. Когда ему было семь, он сказал моей старшей дочери, что лучше бы она не родилась. А когда мы в наказание запретили ему смотреть мультики, пообещал нас зарезать.

Миша наблюдался у невролога и психиатра, но никакие лекарства на него не действовали. В школе он срывал уроки и бил сверстников. У мужа Ирины закончилось терпение и он подал на развод.

— Я забрала детей и уехала в Москву на заработки. Миша продолжал делать гадости исподтишка. Мои чувства к нему были в постоянном раздрае: от ненависти до любви, от желания прибить до душераздирающей жалости. У меня обострились все хронические заболевания. Началась депрессия.

По словам Ирины, Миша мог украсть у одноклассников деньги, а выделенные ему на обеды средства спустить в игровом автомате.

— У меня случился нервный срыв. Когда Миша вернулся домой, я в состоянии аффекта пару раз его шлепнула и толкнула так, что у него произошел подкапсульный разрыв селезенки. Вызвали «скорую». Слава богу, операция не понадобилась. Я испугалась и поняла, что надо отказаться от ребенка. Вдруг я бы снова сорвалась? Не хочу садиться в тюрьму, мне еще старшую дочь поднимать. Через несколько дней я пришла навестить Мишу в больнице и увидела его в инвалидном кресле (ему нельзя было ходить две недели). Вернулась домой и перерезала вены. Меня спасла соседка по комнате. Я провела месяц в психиатрической клинике. У меня тяжелая клиническая депрессия, пью антидепрессанты. Мой психиатр запретил мне общаться с ребенком лично, потому что все лечение после этого идет насмарку.

После девяти лет жизни в семье Миша вернулся в детский дом. Спустя полтора года юридически он все ещё является сыном Ирины. Женщина считает, что ребенок до сих пор не понял, что произошло, он иногда звонит ей и просит что-нибудь ему купить.

— У него такое потребительское отношение ко мне, как будто в службу доставки звонит. У меня ведь нет разделения — свой или приемный. Для меня все родные. Я как будто отрезала от себя кусок.

После случившегося Ирина решила выяснить, кто настоящие родители Миши. Оказалось, у него в роду были шизофреники.

— Он симпатичный мальчишка, очень обаятельный, хорошо танцует, и у него развито чувство цвета, хорошо подбирает одежду. Он мою дочь на выпускной одевал. Но это его поведение, наследственность все перечеркнула. Я свято верила, что любовь сильнее генетики. Это была иллюзия. Один ребенок уничтожил всю мою семью.

Светлана, 53 года

В семье Светланы было трое детей: родная дочь и двое приемных детей. Двое старших уехали учиться в другой город, а самый младший приемный сын Илья остался со Светланой.

— Илье было шесть, когда я забрала его к себе. По документам он был абсолютно здоров, но скоро я начала замечать странности. Постелю ему постель — наутро нет наволочки. Спрашиваю, куда дел? Он не знает. На день рождения подарила ему огромную радиоуправляемую машину. На следующий день от нее осталось одно колесо, а где все остальное — не знает.

После нескольких обследований у невролога Илье поставили диагноз – абсансная эпилепсия. Для заболевания характерны кратковременные отключения сознания.

— Со всем этим можно было справиться, но в 14 лет Илья начал что-то употреблять, что именно — я так и не выяснила. Он стал чудить сильнее прежнего. Все в доме было переломано и перебито: раковина, диваны, люстры. Спросишь у Ильи, кто это сделал, ответ один: не знаю, это не я. Я просила его не употреблять наркотики. Говорила: окончи девятый класс, потом поедешь учиться в другой город, и мы с тобой на доброй ноте расстанемся. А он: «Нет, я отсюда вообще никуда не уеду, я тебя доведу».

Спустя год ссор с приемным сыном Светлана попала в больницу с нервным истощением. Тогда женщина приняла решение отказаться от Ильи и вернула его в детский дом.

— Год спустя Илья приехал ко мне на новогодние праздники. Попросил прощения, сказал, что не понимал, что творит, и что сейчас ничего не употребляет. Потом уехал обратно. Уж не знаю, как там работает опека, но он вернулся жить к родной матери-алкоголичке. У него уже своя семья, ребенок. Эпилепсия у него так и не прошла, чудит иногда по мелочи.

Евгения, 41 год

Евгения усыновила ребенка, когда ее родному сыну было десять. От того мальчика отказались предыдущие приемные родители, но несмотря на это, Евгения решила взять его в свою семью.

— Ребенок произвел на нас самое позитивное впечатление: обаятельный, скромный, застенчиво улыбался, смущался и тихо-тихо отвечал на вопросы. Уже потом по прошествии времени мы поняли, что это просто способ манипулировать людьми. В глазах окружающих он всегда оставался чудо-ребенком, никто и поверить не мог, что в общении с ним есть реальные проблемы.

Читайте так же:  Как смена фамилии влияет на судьбу женщины

Евгения стала замечать, что ее приемный сын отстает в физическом развитии. Постепенно она стала узнавать о его хронических заболеваниях.

— Свою жизнь в нашей семье мальчик начал с того, что рассказал о предыдущих опекунах кучу страшных историй, как нам сначала казалось, вполне правдивых. Когда он убедился, что мы ему верим, то как-то подзабыл, о чем рассказывал (ребенок все-таки), и вскоре выяснилось, что большую часть историй он просто выдумал. Он постоянно наряжался в девочек, во всех играх брал женские роли, залезал к сыну под одеяло и пытался с ним обниматься, ходил по дому, спустив штаны, на замечания отвечал, что ему так удобно. Психологи говорили, что это нормально, но я так и не смогла согласиться с этим, все-таки у меня тоже парень растет.

Учась во втором классе, мальчик не мог сосчитать до десяти. Евгения по профессии преподаватель, она постоянно занималась с сыном, им удалось добиться положительных результатов. Только вот общение между матерью и сыном не ладилось. Мальчик врал учителям о том, что над ним издеваются дома.

— Нам звонили из школы, чтобы понять, что происходит, ведь мы всегда были на хорошем счету. А мальчик просто хорошо чувствовал слабые места окружающих и, когда ему было нужно, по ним бил. Моего сына доводил просто до истерик: говорил, что мы его не любим, что он с нами останется, а сына отдадут в детский дом. Делал это втихаря, и мы долго не могли понять, что происходит. В итоге сын втайне от нас зависал в компьютерных клубах, стал воровать деньги. Мы потратили полгода, чтобы вернуть его домой и привести в чувство. Сейчас все хорошо.

Сын довел маму Евгении до сердечного приступа, и спустя десять месяцев женщина отдала приемного сына в реабилитационный центр.

— С появлением приемного сына семья стала разваливаться на глазах. Я поняла, что не готова пожертвовать своим сыном, своей мамой ради призрачной надежды, что все будет хорошо. К тому, что его отдали в реабилитационный центр, а потом написали отказ, мальчик отнесся абсолютно равнодушно. Может, просто привык, а может, у него атрофированы какие-то человеческие чувства. Ему нашли новых опекунов, и он уехал в другой регион. Кто знает, может, там все наладится. Хотя я в это не очень верю.

Анна (имя изменено)

— Мы с мужем не могли иметь детей (у меня неизлечимые проблемы по женской части) и взяли ребенка из детского дома. Когда мы его брали, нам было по 24 года. Ребенку было 4 года. С виду он был ангел. Первое время не могли нарадоваться на него, такой кудрявенький, хорошо сложен, умный, по сравнению со своими сверстниками из детдома (не для кого не секрет, что дети в детдоме плохо развиваются). Конечно, мы выбирали не из принципа, кто симпатичнее, но к этому ребенку явно лежала душа. С тех пор прошло почти 11 лет. Ребенок превратился в чудовище — ВООБЩЕ ничего не хочет делать, ворует деньги у нас и у одноклассников. Походы к директору для меня стали традицией. Я не работаю, посветила жизнь ребенку, проводила с ним все время, старалась быть хорошей, справедливой мамой… не получилось. Я ему слово — он мне «иди на***, ты мне не мать/да ты *****/да что ты понимаешь в моей жизни». У меня больше нет сил, я не знаю, как на него повлиять. Муж устранился от воспитания, говорит, чтобы я разбиралась сама, т. к. (цитирую) «я боюсь, что если я с ним начну разговаривать, я его ударю». В общем, я не видела выхода, кроме как отдать его обратно. И да. Если бы это мой ребенок, родной, я бы поступила точно так же.

Наталья Степанова

История одного усыновления

Почему мы на самом деле хотим, чтобы у нас были дети

23 июля 2018 11:56

— Я могу с вами без ребенка поговорить? Я бы не хотела, чтобы он слышал некоторые вещи.

— Но если вы скажете, что это неправильно, я его немедленно.

Чего-то боится? Или просто неловкость?

Дама, сидящая передо мной, была уже не слишком молода, но симпатична и ухожена. Осторожная косметика, строгий костюм с неожиданно кокетливым платочком в горошек.

«Вероятно, у нее подросток, — подумала я. — Будет жаловаться. Тот высококачественный тип людей, которым неудобно говорить о чужих недостатках “за глаза”. Попытаюсь помочь, но самого подростка, возможно, действительно придется пригласить».

— Понимаете, у меня приемный ребенок, — начала дама по имени Вероника, первой же фразой опровергая все мои предыдущие построения. — И я воспитываю его одна.

«О! Кажется все гораздо сложнее, — мысленно признала я. — Приемный ребенок по всей видимости мальчик, наверняка целый ворох проблем — здоровье или поведение, а скорее, и то и другое сразу, одинокая женщина без опыта материнства. »

— У меня с ним нет никаких проблем, — продолжила между тем Вероника.

Я решила, что предсказания сегодня мне явно не удаются и попросила:

— Расскажите, пожалуйста, подробней. О ребенке, о вашей семье. Когда и как вы его усыновили, что было с ним и с вами до этого события.

Из рассказа Вероники выяснилось, что мальчику Леше сейчас десять лет и он действительно единственный ее ребенок. Усыновляли они его вдвоем с мужем, но вскоре после этого события муж из семьи ушел, сообщив Веронике, что давно собирался это сделать. В ответ на ее удивление («но зачем же тогда. ») сказал, что специально прошел вместе с ней непростую процедуру усыновления, так как паре получить ребенка легче, своих детей у Вероники быть не может, а ему не хотелось оставлять ее в одиночестве. К Леше бывший муж не испытывал абсолютно никаких чувств и как-то обмолвился, что если уж брать в дом кого-нибудь чужого и не очень здорового, то лично он бы предпочел щенка бульдога.

После расставания с Вероникой («я очень, очень хорошо к тебе отношусь, но пойми, мужчине нужен его собственный, кровный сын») ее бывший муж быстро снова женился на молодой женщине, которая родила ему одну за другой двух дочек. На Лешу он исправно платит неплохие алименты, дарит мальчику дорогие и полезные подарки на все праздники, а с Вероникой у него просто прекрасные отношения, и она всегда может рассчитывать на его разовую помощь, если ей понадобится что-то конкретное.

Читайте так же:  Оформление алиментов на ребенка без развода

— Леша знает, что он приемный?

— Да, конечно. Когда мы его усыновили, ему было четыре года. Он мало жил в детдоме и его почти не помнит, только какое-то мыло, которое пинали по полу другие дети, а он его зачем-то ловил. Зато Леша хорошо помнит свою родную мать. Она умерла от наркомании. Он называет ее «моя первая мама», и раз в год мы ездим на ее могилу. Еще два или три раза в год мы навещаем его бабушку. Она неплохая женщина, к сожалению, сильно пьющая. Леша понимает, что такое алкоголизм и наркомания, понимает, что у него риск по обеим линиям, и пока вроде бы готов это в будущем учитывать.

— Расскажите мне, пожалуйста, о Леше подробней.

— Он очень нервический. Может практически по любому поводу последовательно заплакать, засмеяться, опять заплакать, а потом вполне искренне заявить, что ему это все равно. При этом он очень добрый, ласковый, любит животных, я завела ему двух хомячков, и он второй год прилежно за ними ухаживает.

— Что с интеллектом?

— Когда мы его усыновили, ставили задержку развития. И физическую, и психическую тоже. Я с ним сразу много занималась, и интеллектуально он догнал своих сверстников быстрее, чем выправился физически. На фоне ровесников Леша и сейчас слегка субтилен, хотя и занимается футболом.

— Твердые четверки практически по всем предметам. По окружающему миру, по словам учительницы, пять с плюсом. Там он не просто много знает, он собирает и оформляет гербарии, держит и кормит жуков, вывел из икры головастиков и почти довел их до лягушек, а потом выпустил в пруд.

Заочно Леша уже был мне весьма симпатичен, но я так и не поняла, с чем ко мне пришла Вероника.

Решила больше не гадать, а спросить напрямую:

— А ко мне-то вы с чем?

— Я постоянно испытываю по поводу сына чувство вины. Это отражается и на Леше, и на наших с ним отношениях.

— Интересно. А в чем же эта ваша вина заключается? Вы дали дом и семью мальчику с непростой судьбой, он успешно развивается. Что не так?

— Мне кажется, я не так к нему отношусь. И он тоже это чувствует. Недавно Леша что-то испортил (я даже не помню, что конкретно произошло, опять какие-то его естественно-научные эксперименты, что-то типа смешать дрожжи со сметаной и посмотреть, что будет), я его отругала, а он мне вдруг говорит: «Мам, может быть, ты меня лучше все-таки в детдом отдашь?»

Я задумалась. Отмахнуться от такого (дескать, да что там «не так», все родители чувствуют и действуют по-разному, ерунда это все, плюньте и забудьте) явно не получится. «Нервический» мальчик Леша не мог «просто так», после пустячной выволочки, предложить отдать его в детдом.

Может быть, она его просто бьет?

Видео (кликните для воспроизведения).

— Опишите это «что-то не так» и ваше чувство вины. Когда оно возникает?

— Да почти всегда, когда я Лешу вижу или даже думаю обо всем этом. Я его люблю, тут никаких сомнений. Мне с ним приятно и интересно, хотя и нелегко, конечно, бывает. Он — наполнение моей жизни. Но понимаете, получается, что я с самого начала обманула всех, и Лешу, и тех людей, которые меня к усыновлению готовили. Обманула сознательно. И сейчас обманываю.

— Обманули всех? Но в чем же конкретно? — я приготовилась к явлению какого-нибудь скелета.

— Я хотела и взяла ребенка чисто для себя. О нем я вовсе не думала. Мне говорили, что я не должна даже думать об усыновлении, чтобы решить какие-то свои проблемы, и я кивала и говорила: да, конечно, это я для него. Но это было неправдой на сто процентов. Я могла бы и не Лешу усыновить, а кого-нибудь другого. Мне было в общем-то все равно. Я понимала, что мне просто нужен кто-то. Я была до вас еще у одного психолога. Он сказал, что ничего страшного, если для себя. Если у тебя всего много — денег, времени, любви — и тебе надо этот избыток куда-нибудь потратить, и вот, это нормально. Но это же тоже было не про меня! Я прекрасно знаю, что я это сделала не от избытка, а от недостатка! Мне хотелось не отдать избыток, а заполнить пустоту! И вообще я даже про тот пресловутый «стакан воды» думала! Представьте: четырехлетний ребенок, несчастный, плохо говорит, а я. Не нужно мне, наверное, было, я недостойна.

На «недостойности» мое терпение иссякло.

— Вы что, Вероника, с дуба упали? — дружелюбно осведомилась я.

— В к-каком смысле?

— Обычных, не усыновленных детей, тех, которых еще нету, не родились еще которые, зачем, по-вашему, заводят?

— Ну. — Вероника задумалась и вдруг просияла, догадавшись: — А вот как раз от этого избытка, о котором психолог говорил! У меня это есть, и я буду делиться и тратить на детей!

— Вероника, выключите на время чувство вины и включите мозг. Если бы дело обстояло таким образом, то лучше всего размножались бы люди с хорошим достатком и прочным общественным положением, живущие в развитых странах. Мы же на практике видим прямо обратную ситуацию. А практика, как известно, критерий истины.

— Да, пожалуй, — подумав, согласилась Вероника. — А что же тогда? Чисто инстинкт?

— Инстинкт — это само собой разумеется. Но надо же понимать, как он устроен и как в природе реализуется. Зверь, готовясь к размножению, хочет отдать избыток чего-то у него имеющегося (орехов или мяса) или думает о благе нерожденных детенышей? Нет конечно! Он ощущает это как недостаток! Некую пустоту, которую можно и нужно заполнить. И заполняет ее. И тогда и только тогда вместе со всеми тревогами ощущает наполненность. Именно так, и только так все это устроено природой. Детей, родных или приемных, все заводят исключительно для себя!

— Но те люди, с которыми я вместе, они говорили.

— Так и вы ведь тогда им говорили!

— И правда. Значит, я нормальная? И у нас с Лешей все нормально? И я могу не переживать?

— У вас с Лешей все замечательно. У него есть мама, приходящий папа и даже отличное увлечение всем естественно-научным (вы должны это всемерно поддерживать, даже если он смешает между собой все продукты из холодильника, ибо естествоиспытательство — это для Леши отличный шанс прорваться сквозь стигмы его генетики и раннего периода жизни).

— А как же матери на форумах, которые «я живу для детей» и «я все делаю так, чтобы было лучше моему ребенку?»

Читайте так же:  Новости аригус село кика лишение родительских прав

— Бог им судья. Если они врут, все нормально. Если говорят правду, ребенок автоматически попадает в группу риска. Один человек не может быть целью и смыслом жизни другого. Это ноша непосильна даже для взрослого человека.

— Спасибо. А можно Леша все-таки зайдет?

— Да он вроде не нужен?

— Он хотел у вас про суриката спросить. Правда ли, что он у вас живет, и как с ним вообще.

— Пусть заходит, чего же, — вздохнула я. — Поговорим про сурикатов.

В жизни случаются странные перевертыши. Спустя несколько дней ко мне пришла подруга Вероники. Высокая и решительная, со стрижкой ежиком. «У меня дочка», — сразу сказала она после того, как представилась.

— Тоже приемная? — догадалась я.

— Нет, абсолютно родная. Я ее родила в сорок лет, для разнообразия, ну и чтоб было еще чем заняться. У меня и инстинкта-то никакого не было, и потом не включился. Я не склонна лицемерить и притворяться, и все сказали, что я чудовище и детей заводят, чтоб их любить и бла-бла-бла.

— Сколько лет дочке?

— Нормально. Мы ругаемся, конечно, но, по-моему, вполне в пределах. Она у меня спортсменка, я хожу за нее болеть.

— А ко мне пришли, чтобы.

— Я волновалась все же немного, что вот, у меня инстинкта нет, а Вероника сказала, что вы сказали, что это вроде как раз он и есть. Оно так?

Приемная мама рассказала, каково это — взять в семью ребенка из детдома

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook

и ВКонтакте

Кто забирает детей из детдомов? Люди, которые не могут иметь своих малышей? Великодушные богачи? Исключительно звезды и иностранцы? На самом деле нет. Приемных детей чаще всего берут простые семьи и простые люди, такие же, как мы или как вы. Просто эти люди понимают, что дети не должны расти за казенными заборами, поэтому готовы жертвовать личным комфортом, чтобы хотя бы одной сироте дать шанс на нормальную жизнь.

Одна из таких людей — Дарья Могучая. Она взяла под опеку Василису, когда той было 2 года. Даша не мнит себя ни героем, ни волшебником, ни сверхчеловеком. Не преувеличивая и не умаляя своих заслуг, она просто и искренне рассказывает о том, как ее семье живется после этого отважного шага. А еще она помогает мамам, попавшим в сложную жизненную ситуацию, справиться с трудностями, не отказываясь от детей. AdMe.ru просто не мог не рассказать ее историю.

В моем личном дневнике есть записи с 2008 года о том, что я хочу приемного ребенка

Мне тогда был 21 год. Откуда это пришло — неизвестно. Может, потому что бабушка с дедом работали в спецшколе с сиротами и я крутилась вместе с ними.

К действиям перешла ближе к 25, уже будучи замужем. Начала с волонтерства. На сайте «Невидимые дети» взяла подшефную из Котласа, писала ей письма, слала посылки.

Потом читала истории усыновления в гугле, и было все так приторно-сладко в них, что настораживало. И тут вышла на форум «В семью». С реальными мамами, детьми и историями. Так там и осталась. Читала, впитывала, напрашивалась в гости, знакомились ездили с мужем.

Смотрела базы данных, смотрела документальные фильмы, съездила волонтером в детский дом. Затем прошла Школу приемных родителей, ну и муж прошел за компанию (хотя это необязательно).

После этого родился наш первый сын Лука, и мысли о «приемстве» отпустили.

А потом у сына начали резаться зубки. И я задумалась: а кто в детдомах деток качает, когда невыносимо больно? Вот Лука проснулся среди ночи, испугался, кричит, меня потерял. А какой ужас испытывают те дети? Ведь они тоже кричат. Но Лука знает, что я приду, что я есть. А они-то если и инстинктивно понимают, что кто-то должен быть (мама), то осознать этого не могут. И мама не приходит.

В общем, опять вернулись эти мысли.

Когда я забеременела, всплыло фото одной девочки. Ей 8 лет, и было написано, что она не слышит

Звоню в ее опеку, мне диктуют диагнозы. Оказалось, у нее был слуховой аппарат на одном ушке — значит, слух хоть немножко, но был.

Иду в опеку. Лето. Пузо 7-месячное у меня. И меня футболят. Мол, вы сдурели, идите рожайте своего ребенка и не страдайте ерундой.

Потом мне звонили из нашей опеки, предложили мальчика 8 месяцев и сестру 10 лет. С мальчиком мы познакомились и написали отказ: и возраст не подходил, и мальчик не запал никак вообще, да и куда мне к Луке еще неходячего пацана, а главное, что с сестрой мы бы вряд ли справились. У нас в городе нет таких психологов, которые могли бы помочь с ее психологической травмой.

Муж после таких смотрин сказал, что он, наверное, еще не готов. Я тоже подостыла, хотя и названивала в ростовскую опеку, узнавала о девчонках всяких.

Муж, кстати, все время держал теплый нейтралитет

Он говорил, что хотел бы когда-нибудь приемных детей, но после своих, не сейчас. Он более трезво смотрел на вещи: однушка, грудной сын, я не работаю.

В итоге мы переехали в съемную двушку (в однокомнатной квартире с приемным мы бы чокнулись). Я начала работать удаленно.

О Василисе мы узнали, когда знакомая с форума скинула ссылку на ее анкету

Мол, посмотри на девчонку, но, кажется, с братом в паре устраивают.

И действительно, в федеральной базе данных написано было, что братья/ сестры есть. Позвонила в опеку ее города, сказали, что брат был, но его уже усыновили. Обычно детей не разделяют, но, когда один из них инвалид, другому дают шанс попасть в семью. Ну вот наша — инвалид с ДЦП, и еще куча других диагнозов. Звоню уточняю: хотя бы с опорой стоит? Ответ: нет, она лежачая.

Но я не зря сидела столько на форуме: по опыту других мам знала, что нужно ехать и смотреть на каждого ребенка. Если не себе возьмем, то хоть пропиарю. Я уговорила мужа просто съездить посмотреть только эту, и все — обещала отстать на год. Ну на полгода точно.

И вот мы там. Муж с Лукой в коридоре, меня бомбит диагнозами и неутешительными прогнозами главврач в кабинете. Киваю, поддакиваю, лицо кирпичом делаю. Заносят.

Боюсь обернуться, медлю. Поворачиваюсь — на Луку похожа. Зову мужа, по пути шепчу про сходство. Идем в игровую. Василису ведет за руку воспитатель.

— О, так она не лежачая?

— Недавно начала ходить, да.

Ну вот посмотрели. Муж видел ее один раз, в первую встречу, потом только на видео, что я для него снимала, и когда забрали. Я — пять раз. Ничего, внутри не ёкало. Просто посчитали, что мы могли бы стать ей родителями. Стали.

Читайте так же:  Алименты на ребенка в лнр

Сначала я, конечно, хотела спасти сироту. Им же там плохо! Надо срочно взять и осчастливить семьей!

Я ведь знала всю теорию. Казалось, что передо мной не стоит невыполнимых задач — просто взять и любить.

В базе данных смотрела только хорошеньких деток и чтобы мама была лишена родительских прав. Рыдала, когда просмотренных мною сирот забирали в семьи. Это еще даже не имея документов на руках, даже до прохождения Школы приемных родителей.

И не то чтобы осуждала, скорее не понимала тех приемных мам, которые не любили своих детей, но жили и воспитывали. Сейчас я думаю: а что ты хотела? Чтобы они месяц пожили с дитем — и такие: «Ага, что-то не слюбилось, надо этого сдать, может, другого полюблю»?

Я считала, что любовь идет по умолчанию. Но потом я уже спокойнее смотрела на детей без статуса, понимая, что родители исправляются слишком редко, а дети растут там слишком быстро. Потом стала обращать внимание и на не очень симпатичных, а потом и инвалиды перестали меня пугать.

Кто-то же должен брать инвалидов. Почему же не мы?

А еще я раньше думала, что вот возьму ребенка и буду учить его всему, а он, разумеется, с радостью будет учиться

Что я буду восполнять дыру обнимашек и поцелуев, а он будет с благодарностью принимать это. Я буду любить его, а он меня в ответ.

Я особо не задумывалась: а когда должна прийти эта любовь? В моих мечтаниях меня должно было разразить громом при виде моего ребенка, ну или хотя бы вдруг приснится вещий сон. Дура.

Все оказалось намного проще, обыденнее и без романтики и знаков свыше. Увидела анкету, позвонила, навестила пять раз, подписала согласие, забрали. Теперь кормлю, пою, мою, реабилитирую, хвалю, ругаю, нежничаю, раздражаюсь, учу, воспитываю, социализирую, занимаюсь.

Все-таки у нас с Василисой было всего пять встреч, и мне в эти встречи вообще не до соплей было

Мне нужно было максимально выжать информации. Аутизм есть? Обучаема будет? Потянем ли мы ее?

В наши дни ты даже перед тем, как выйти замуж, год-три узнаешь мужа будущего, живешь с ним, а потом принимаешь решение. А приемный ребенок — это как муж в старые времена: привела домой и живи. Учись понимать, узнавай характер, учись любить.

И если с мужем это страсть, химия, то тут гормонов нет. Ну у меня не было. Может, с грудничком сработало бы, не знаю. Жалость только есть, но и она быстро растворяется.

Смотрите реально на жизнь. Да, любовь — это смысл, это цель. Но любить — это глагол. Это делание. Это каждодневный труд.

Чем больше от нее отдача, тем легче мне морально.

Ну все согласятся: тяжело играть в одни ворота, будь то мама, муж или ребенок, когда в ответ тишина.

После купания у нас «лялечка» — заматываю в полотенце банное и на руках качаю. Ну и просто подбегает: «Давай обнимемся», «Давай поцелуемся». Не просто механически повторяет, а изъявляет желание. И обязательно две щеки, одна не катит.

Тишу, нашего младшего сына, тоже гладит, целует. А в редкие порывы и с Лукой бывают обнимашки. Ну с мужем — это само собой.

Так что девчонка у нас ласковая.

Вообще, дети из детдомов отличаются от тех, кто растет в семье

И в связи с этим очень часто слышу и вижу такие слова: «Что же с ними делают в детдоме, что такими дети становятся?!»

Мы не берем случаи какого-то невероятно ужасного отношения к детям, мы говорим о среднестатистическом учреждении. Дело же не в детдоме. Копните глубже.

Я забираю вас от мужа, от детей и помещаю в какие-то условия. Вас там как-то кормят, как-то одевают, занимаются с вами чем-то, а вы все чахнете чего-то. Правильно ли говорить: «Какое ужасное заведение! Что за люди там работают?» Нет. Дело же не в том, кто вас окружает, а в том, кого рядом нет. Не может никакой персонал, и даже самый квалифицированный, адепт Петрановской заменить мать. Самую плохонькую мать.

Василиса до 4 месяцев развивалась нормально. Когда ее изъяли, она, видимо, просто заморозилась. В 2 года ребенок пошел. Не говорил. Не воспринимал речь.

У многих детей включается установка «мамы нет, незачем жить». Не для кого расти, не для кого стараться.

Биологическая мать у Васёны почти моя ровесница. Четверо детей. Лишена прав из-за пристрастия к алкоголю

Мне несложно не держать на нее обид и зла, потому что намеренного вреда, насколько я знаю, Василисе она не наносила. А насчет осуждать. О, раньше бы я сказала: «Раз не бросила пить, значит, так надо было. Захотела бы завязать пить — бросила бы!» — и вся такая я с чувством собственного достоинства, в белом пальто. Но мне уже не 21 и не 25, жизнь уже пощелкала по носу, и встревала я именно в то, что осуждала и от чего зарекалась. Это прокачиваемый и очень полезный навык — не осуждать. И сложный, да.

Насчет моей полусвятости. Легко быть великодушной, живя с мужем. Когда есть тыл, доход, благополучие. Могла бы я найти ее и попытаться помочь ей? Поговорить, встряхнуть, отправить на реабилитацию? Могла бы. Но я этого не делаю. И я не хочу, чтобы она забирала Василису. И да, я, скорее всего, буду ревновать и испытывать неприятные чувства, когда я (удар кулаком в грудь) вырастила, а дочь будет носиться с этой, которая никак не участвовала в ее жизни.

Но это мое. На самом деле не суть, что я там буду испытывать. Главное, как будет поступать Василиса. И если она захочет сама познакомиться, общаться, ухаживать за ней в старости, то это будет означать, что мы вырастили хорошего человека. Умеющего прощать, заботиться, любить.

Не бойтесь брать приемных детей

Пока мы живем, может, стоит чуть меньше взвешивать и чуть больше делать? Говорю это и себе в том числе.

Видео (кликните для воспроизведения).

На страницу Даши подписано почти полмиллиона читателей. Многие из них отважились на усыновление именно благодаря ее поддержке. Расскажите, а вы когда-нибудь задумывались о том, чтобы стать приемным родителем? Или, может, среди ваших знакомых есть люди, которые уже решились на этот шаг?

Источники

Реальные истории усыновления детей
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here