Риа новости домашнее насилие

Мы подготовили ответы на вопросы по теме: "Риа новости домашнее насилие" с комментариями специалистов. Уточнить данные на 2020 год можно у дежурного консультанта.

Риа новости домашнее насилие

Версия 4.06 beta. РћР±Рѕ всех замеченных ошибках РїСЂРѕСЃСЊР±Р° сообщать РЅР° [email protected]

В© ФГУП РАМИ «Р ИА Новости»

Сетевое издание «РИА Новости» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 4 мая 2012 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-49726

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+

Риа новости домашнее насилие

Версия 4.06 beta. РћР±Рѕ всех замеченных ошибках РїСЂРѕСЃСЊР±Р° сообщать РЅР° [email protected]

В© ФГУП РАМИ «Р ИА Новости»

Сетевое издание «РИА Новости» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 4 мая 2012 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-49726

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+

Россия подготовилась к кризису лучше, чем шесть лет назад

Фото: Евгений Разумный/Ведомости/ТАСС

Рыночные качели заставляют страны принимать беспрецедентные меры для спасения своей финансовой системы. Американский регулятор впервые с 2008 года вливает на рынок беспрецедентные 1,5 трлн долларов. Как Россия готова к шоковой ситуации и вернется ли рубль к 61 за доллар, как прогнозирует американский банк Goldman Sachs? Подробности.

Как создать новую теорию успеха России

Фото: Николай Хижняк/РИА «Новости»

Новые положения Конституции России отражают изменения, произошедшие в обществе, и вызовы, которые стоят перед страной. Не менее важно и то, что поправки помогут сформулировать новую российскую государственную идеологию. Все это обсуждалось накануне в Калининграде на семинаре «Государственный суверенитет как конституционная ценность России», организованном Экспертным институтом социальных исследований (ЭИСИ). Подробности.

Коронавирус стал испытанием добродетели верующих

Фото: Петр Ковалев/ТАСС

Католическая Пасха в 2020 году в Ватикане пройдет без прихожан, а папа Римский обратится к своей пастве по видео. В Италии, которая стала эпицентром коронавируса, такие вынужденные «реформы» оправданы. Церковные службы отменяют или переводят в видеорежим по всему миру – католики, протестанты и некоторые православные. Останутся церковные двери в России на Пасху открытыми? Подробности.

Как были придуманы «древние украинцы»

Фото: Юзеф Брандт

«Если бы жителя Киева первой половины XVII века спросили: «Ты на УкрАине живёшь?», он бы ответил: «Да». «А ты украинец? Нет, я руський». Или «Нет, русин». Историк Федор Гайда рассказал газете ВЗГЛЯД о реальном, а не придуманном современными киевскими политиками, происхождении слов «Украина» и «украинец», и объяснил, как возникла фальшивая концепция «Украины-Руси». Подробности.

Людей на празднике блогерши погубил «гигантский огнетушитель»

Фото: mskagency.ru

К трагедии на праздновании дня рождения блогера-миллионника Екатерины Диденко привели законы физики, известные из школьной программы. В результате высыпания в бассейн 30 кг сухого льда появилась удушающая подушка из углекислоты. Сама Диденко, которая потеряла мужа, а всего погибли трое человек, призналась подписчикам, что осознала произошедшее только на следующий день. Кто должен отвечать за произошедшее? Подробности.

Наступает эпидемия информационного и духовного вирусов

Заурбек Хугаев, политолог, руководитель регионального представительства Молодежного отделения Российского общества политологов (МолРОП) в Республике Северная Осетия – Алания

Россия нанесла контрудар по экономике США

Никита Коваленко, политический обозреватель

Кому выгоден «культ личности» Путина

Петр Акопов, заместитель главного редактора газеты ВЗГЛЯД

США заразили Китай коронавирусом?

Как живет опустевший Рим во время карантина

Пандемия коронавируса: главное

Коронавирус опустошил полки европейских магазинов

Италия закрылась на карантин из-за коронавируса

Со дна бухты в Севастополе подняли торпедный катер времен войны

«Tana»: История о том, как открыть производство детской одежды

«Bинoдельня Марченко»: Стартап, который стал делом всей семьи

«Человек планеты»: Как стать чемпионом мира вопреки всему

  • Да
  • Нет
  • Затрудняюсь ответить
  • Штраф
  • Общественные работы
  • Условный срок
  • Тюремное заключение
  • Просто игнорировать

Какие новинки автопрома приедут в Россию в 2020 году

Как хотят ужесточить штрафы для автомобилистов?

Как отличить номера автомобилей спецслужб и правительства?

Главная тема

«удар от союзника»

популярные заблуждения

девушка Бонда

Видео

10 марта в Италии ввели общенациональный карантин из-за коронавируса. В стране закрыты школы, вузы, отменены все футбольные матчи, концерты и прочие массовые мероприятия. Опустел и Рим, обычно наполненный как горожанами, так и толпами туристов.

экспорт оружия

заурядный неудачник

экономический прогноз

международная ситуация

Поправки в Конституцию

Сокрушительный удар

Отставка правительства

викторина

на ваш взгляд

Закон о семейном насилии лишит мужчин невиновности

1 декабря 2019, 10:45
Фото: Maurizio Gambarini/DPA/ТАСС
Текст: Анастасия Куликова,
Оксана Борисова,
Юрий Зайнашев

Закон о семейном насилии в случае принятия введет несколько новых норм, о которых россияне знают только из голливудских фильмов. Например, агрессору могут запретить приближаться к супругу, а могут принудительно отселить. Поскольку общественное мнение готово видеть жертвами семейного насилия в первую очередь женщин, закон воспринимают как защиту именно от мужчин.

Как и обещали глава Совфеда Валентина Матвиенко и депутат Госдумы Оксана Пушкина, до конца ноября нашумевший законопроект о домашнем насилии стал достоянием гласности. В пятницу он появился на сайте верхней палаты – и это, кстати, крайне редкая форма публикации такого рода документов. При этом закон еще даже не внесен в нижнюю палату, а значит представляет собой лишь «черновик».

В то же время среди членов рабочей группы по подготовке закона, опубликованный на сайте СФ вариант вызвал критические отзывы. Адвокат Мари Давтян в своем Facebook назвала версию выхолощенной. «Эта редакция. во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами. И это плохо! Надо было думать не как уважить людей, которые видят в насилии скрепу, а как защитить тех, чьи жизнь и здоровье в опасности», – возмутилась Давтян.

Впервые в России – охранная грамота

Несмотря на обвинения в выхолощенности, «вариант Совета Федерации» в любом случае вызвал большой резонанс, поскольку вводит в бытовую жизнь россиян совершенно новые порядки.

Главное новшество – «защитное предписание», новый вид документа, своеобразный ордер о запрете нарушителю закона о домашнем насилии приближаться к своей жертве. О подобной практике раньше мы знали только из голливудских фильмов. Напомним, что в Штатах подобные вердикты выносят суды, обычно запрещая приближаться к жертве ближе, чем на 300 футов (90 метров). Когда в октябре члены СПЧ передали свои предложения авторам закона, они называли более скромный «запретный радиус» – не ближе 10 метров.

В самом документе «радиус» не указан, зато четко указаны сроки. Охранную грамоту, согласно тексту проекта, сможет выдавать на 30 дней отделение МВД – по просьбе жертвы. При необходимости запрет продлят до 60 дней. Если эта мера не помогает, полиция может обратиться в суд с просьбой выдать «судебное предписание» – сроком сразу на год.

Читайте так же:  Гпк взыскание алиментов подсудность

На эту тему

Если виновный в домашнем насилии не будет исполнять вынесенное ему предписание МВД, его оштрафуют на три тысячи рублей. За нарушение уже судебного предписания грозит штраф до пяти тысяч рублей, арест до 15 суток или обязательные работы. Как пишет ТАСС, это следует из рабочей версии поправок в КоАП, которая входит в один пакет с законопроектом.

Председатель Общественного совета МВД, адвокат Анатолий Кучерена убежден, что принимать подобные решения должен только судья. «Необходимо все-таки исходить из того, что велика вероятность злоупотреблений. Есть прокурор, есть адвокат, есть стороны процесса. Пусть они берут на себя ответственность», – сказал он в интервью газете ВЗГЛЯД.

Убежище для жертв

В России, согласно проекту, будут созданы новые организации специализированного социального обслуживания – по сути убежища, общежития, где пострадавшие от домашнего насилия смогут переждать опасность. Подобные центры для женщин действуют и сейчас, но далеко не везде. Например, в столице под эгидой мэрии Москвы открыты два центра.

Теперь, если закон вступит в силу, во всех регионах должны появиться «кризисные центры», в которых жертвам гарантирована в том числе и помощь психологов, и «социальная реабилитация».

Принудительное выселение

Задача открыть «убежища» выглядит несложной на фоне другого пункта закона – о принудительном отселении супруга, обвиненного в агрессии. Судья может принять такое решение даже в том случае, если нарушитель – собственник жилья.

Важная оговорка – выселить можно, если у нарушителя найдется другое жилье. Но другое жилье, согласно проекту, может быть и арендованным. Значит, теоретически суд может заставить драчуна снять себе комнату в коммуналке и на время отселиться.

«Выселить просто так нельзя. Уголовная ответственность отдельно, а гражданская – отдельно. Если я вас побил сто раз, значит сто раз с меня за это спросят, а это не значит, что выселят. Просто бумажки из ОВД подвигнут судью к решению о том, что надо расселять», – пояснил газете ВЗГЛЯД почетный адвокат России Леонид Ольшанский.

Что касается расселения семей, то в таком случае «квартиру надо как-то разменивать, будут тратиться большие деньги на адвокатов, а это суды на долгие годы».

Ольшанский опасается, что в случае принятия законопроекта женщины могут начать злоупотреблять ложными доносами на надоевших мужей, чтобы в итоге оставить квартиру или дом себе. Могут для убедительности «и подруг привести в качестве свидетелей, биться головой об стенку, чтобы посадить себе шишки, ссадины», – рассуждает адвокат.

Адвокат Сергей Жорин указывает на готовность общественного мнения видеть в жертвах в первую очередь женщин. «Как это ни странно, права мужчин очень часто защищены меньше, чем права женщин, потому что есть уже информационная презумпция виновности. Когда женщина публично заявляет о каком-либо насилии в отношении ее, в том числе в СМИ, когда речь касается публичных историй, ей верят безоговорочно», – заявил он газете ВЗГЛЯД.

«Могут пострадать добросовестные, законопослушные мужья в случае, когда их вторая половина хочет повлиять, допустим, на условия расставания или на раздел имущества. Это также может принять форму шантажа. Поэтому к этому надо относиться достаточно деликатно», – предупредил адвокат.

Напомним, что сам Жорин в 2011 году оказался в центре скандала, когда его жена, известная радиоведущая Екатерина Гордон попала в больницу и заявила, что была избита мужем. Полицейские тогда начали проверку. Однако через неделю радиоведущая забрала из полиции заявление, а прессе заявила, что на самом деле попала в больницу из-за последствий ДТП. Они с Жориным опубликовали совместное видео, в котором Гордон заявила, что муж ее не бил. Вскоре пара развелась. Однако спустя несколько лет Жорин и Гордон поженились во второй раз. И спустя несколько месяцев опять развелись. В выступлениях на ТВ-шоу девушка много раз обвиняла бывшего мужа в побоях, однако никаких жалоб в полицию не подавала.

Несмотря на столь бурную предысторию, Жорин в целом приветствует новый закон – в частности, судебный запрет для нарушителя приближаться к жертве. «Иногда это очень важно, особенно когда факты насилия подтверждены», – говорит адвокат.

Жорин призывает вообще жестче наказывать за домашнее насилие. «Фактическая декриминализация 116-й статьи УК РФ (статья о побоях) несколько лет назад еще тогда вызвала у меня очень глубокое недоумение. В нашей стране наказания, связанного с причинением вреда здоровью, если это не тяжкий вред и не смерть, как такового нет», – заметил эксперт. По его мнению, «эти нормы нужно обязательно дорабатывать».

Психологическое сопровождение «агрессора»

Впрочем, новый закон содержит не только карательные меры, есть в нем и «профилактика». Согласно проекту, в России может быть введена такая мера, как «психологическое сопровождение» семейного агрессора. По решению судьи, его могут принудительно отправить на «специализированную психологическую программу». Из текста, правда, непонятно, означает ли это лишь регулярные визиты к психологу или принудительный стационар. В любом случае целью такого сопровождения как раз и названо возможное примирение супругов. Похоже, авторы закона исходят из необходимости не просто карать, а скорее лечить домашних тиранов.

Как писала газета ВЗГЛЯД, обсуждение законопроекта приобрело скандальный оттенок задолго до его публикации. В октябре противники закона выступили с открытым письмом, под которым подписалось около двухсот общественных организаций. Против закона выступил телеведущий Владимир Соловьев, заявив о его ненужности. Одна из авторов законопроекта – зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина – начала получать угрозы в свой адрес. Она попросила главу МВД Владимира Колокольцева проверить на экстремизм высказывания активистов движения «Сорок сороков».

В разговоре с газетой ВЗГЛЯД Пушкина говорила, что против проекта закона выступает прежде всего консервативная часть общества, которая собирает сторонников путем манипулирования в соцсетях. В то же время секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак заявил о поддержке законопроекта партией. Такая позиция руководства ЕР воодушевила Пушкину.

На ваш взгляд

Тем временем глава рабочей группы по подготовке закона, заместитель Матвиенко Галина Карелова пообещала, что в Совфеде соберут отзывы всех заинтересованных сторон, в том числе и критиков инициативы. Сбор поправок продлится до 15 декабря.

Под петицией о его принятии уже полмиллиона подписей

Блогеры и правозащитники запустили в интернете флешмоб в поддержку кампании по принятию федерального закона о профилактике семейного насилия и помощи пострадавшим от него. Петицию за принятие закона на момент публикации подписало почти полмиллиона человек. Ранее комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев и направил рекомендации, а Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) впервые обязал Россию выплатить компенсацию по делу о домашнем насилии.

Флешмоб против домашнего насилия запустила блогер и журналистка Александра Митрошина (1,8 млн подписчиков в Instagram). За час с момента ее публикации с хештегом #ЯНеХотелаУмирать под ним появилось более ста фотографий.

« России нужен федеральный закон о профилактике насилия и помощи пострадавшим от него. Есть шанс, что его будут рассматривать этой осенью»,— написала госпожа Митрошина.

Читайте так же:  Надо менять снилс при смене фамилии

Она пояснила, что флешмоб #ЯНеХотелаУмирать «посвящен женщинам, которых убили в результате домашнего насилия (они не хотели умирать), а также женщинам, которые сейчас отбывают срок за убийство партнера в рамках самообороны от домашнего насилия… Если бы закон был, он защитил бы таких женщин еще до смерти партнера и не вынудил бы их пойти на крайнюю меру самозащиты». Госпожа Митрошина сопроводила пост просьбой о подписи под петицией в поддержку закона (на момент публикации петиция набрала более 496 тыс. подписей).

Флешмоб поддержали пользователи социальных сетей и другие блогеры, некоторые из них сопровождали хештег своими фотографиями с изображенными на лицах следами побоев и надписями #ЯНеХотелаУмирать. В акции приняла участие юрист и соавтор законопроекта о профилактике семейного насилия Алена Попова. Ранее она поясняла “Ъ”, что «о законопроекте говорят уже более пяти лет», в его соавторах — более сорока человек, в том числе омбудсмен РФ Татьяна Москалькова, однако «против выступают консерваторы, включая сенатора Елену Мизулину и депутата Госдумы Тамару Плетневу».

Напомним, в России дискуссия вокруг домашнего насилия возникла после того, как в январе 2017 года вступил в силу закон о декриминализации побоев, согласно которому побои в семье считаются административным правонарушением, а не преступлением. Полемика вновь активизировалась в связи с делом сестер Хачатурян, которых обвиняют в убийстве отца «по предварительному сговору», тогда как защита сестер настаивает, что убитый несколько лет подвергал их насилию, и они пошли на необходимую самооборону.

Почему половина россиян считает домашнее насилие частной проблемой

В апреле комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев. Комитет опубликовал решение по жалобе жительницы Ачхой-Мартановского района Чечни Шемы Тимаговой, пострадавшей от домашнего насилия. Бывший муж ударил ее топором по голове, после чего она стала инвалидом.

Комитет ООН признал, что Россия нарушила право заявительницы на защиту от дискриминации и насилия, а также рекомендовал властям принять меры общего характера по снижению случаев домашнего насилия в отношении женщин. В частности, было рекомендовано криминализировать домашнее насилие, ввести судебные охранные ордера и разработать эффективные механизмы борьбы со стереотипами, обычаями и практикой, которые оправдывают насилие в семье. Уже после этого, в мае, аналитическое агентство «Михайлов и партнеры. Аналитика» выяснило, что 39% россиян допускают применение силы к близким, а 10% не считают принуждение жены к сексу изнасилованием.

В октябре прошлого года Международная неправительственная организация Human Rights Watch (HRW), осуществляющая расследование и документирование нарушений прав человека, подготовила доклад об изменении ситуации с домашним насилием в России. В качестве последствий декриминализации побоев авторы доклада выделили три основных пункта:

  • ощущение безнаказанности агрессора,
  • уменьшение санкций,
  • проблемы процессуального характера.
Видео (кликните для воспроизведения).

По словам авторов, причинители насилия стали меньше опасаться уголовной ответственности. Под «уменьшением санкций» исследователи подразумевают, что штраф, который агрессор должен выплатить в случае привлечения к административной ответственности, зачастую отдается из семейного бюджета.

Патриарх Кирилл оценил законопроект о борьбе с домашним насилием

«Категорически выступая против всякого насилия в семье, считая это великим грехом, а также и преступлением, мы вынуждены возвысить наш голос в защиту семейного пространства от всякого вторжения извне, под любыми предлогами», — цитирует патриарха ТАСС.

Он отметил, что необходимо с «очень большой осторожностью» относиться к существующим в законодательной сфере тенденциям под видом борьбы с семейным неблагополучием узаконить «вторжение в семейную жизнь сторонних сил, общественных или госорганизаций, или каких-либо добровольцев, которые якобы призваны помочь урегулировать положение в семье».

Ранее на сайте Совета Федерации опубликовали законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, подготовленный сенаторами и депутатами Госдумы.

Уточнялось, что инициатива направлена на «создание более эффективного механизма защиты прав личности».

Зампредседателя Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ), руководитель московского отделения межрегиональной общественной организации по защите прав женщин и детей «Ассоль» Ирина Киркора в беседе с НСН оценила ситуацию со случаями домашнего насилия в стране.

Почему жертв домашнего насилия в России больше, чем мы думаем

Когда гражданские активисты стали открывать по России кризисные центры для жертв домашнего насилия, им казалось, они будут заниматься исключительно проблемами женщин. Но 95% женщин, которые обращаются к ним за помощью, скрываются от домашних тиранов вместе с детьми. Мы пообщались с руководителем кризисного центра «Китеж» Аленой Садиковой. По ее оценке, в России живут миллионы неучтенных детей-невидимок. Это дети трудовых мигрантов, приезжих из стран бывшего СНГ, регионов Кавказа, Средней Азии и россиянок — жертв домашнего насилия. Кто из них вырастет? Как они встроятся в общество? Можно ли им помочь? Подробнее — в материале Федерального агентства новостей.

«Это дети-невидимки, они никому не нужны»

«Мы все еще не можем найти середину в отношении к семье, — говорит Алена Садикова. — У нас в сознании два полюса: либо семья — полностью закрытый институт, и тогда там продолжит твориться чудовищное насилие, на которое не может повлиять полиция. Либо это открытая структура — и тогда действует такая страшилка, как «изъятие детей».

Мы беседуем в небольшой каменной башне монастыря в Москве — пока что кризисные центры без государственной поддержки уживаются в тех стенах, что их приютят. Чаще всего, в стенах храмов. Здесь, на территории православного монастыря, психологи беседуют с женщинами, которые приходят за помощью, когда идти больше некуда. Вдоль стен круглой комнаты лежат игрушки и детские игры: почти все пострадавшие от домашнего насилия сбегают от тиранов с детьми, и в кризисных центрах не знают, как помочь этому новому скитающемуся поколению.

«Мы постоянно наблюдаем родителей, которые переезжают по России с места на место, вместе с ними ездят дети, но они не зарегистрированы, нигде не учатся, не лечатся, — рассказывает Алена Садикова. — Органы опеки ничего с этим поделать не могут, потому что у детей нет регистрации, они неуловимы. Например, мы пытались привлечь их и повлиять на отца-наркомана, который уже четыре года удерживает с собой рядом свою дочь. Но как только мы оформляем вызов органов опеки, он переезжает и выходит из зоны их контроля в этом районе. При этом ему достаточно переехать из Северного Чертаново в Южное… Детский омбудсмен тоже не вмешивается, пока нет прямой угрозы жизни ребенка».

В кризисном центре могут только помогать. Воспитывать, влиять и грозить родителям — не имеют права. Даже если на их глазах мать с липовой регистрацией красит семилетней дочке волосы, делает ей маникюр и каждый вечер увозит с собой «на работу». Или если нерадивая мать родом с Украины рожает в России, обращается за помощью, но исчезает из поля зрения прямо с перрона поезда, а через несколько дней звонит пьяная с просьбой забрать у нее ребенка.

Читайте так же:  Семейный кодекс усыновление ребенка

«Мы даже не знаем, что сейчас с ее ребенком, — говорит руководитель «Китежа». — Его могли отдать цыганам для попрошайничества, могли продать на органы или утопить. Судьбу этих детей, рожденных в Москве, но не москвичками, не россиянками, никто не контролирует. Это дети-невидимки, никто не знает, сколько их — может, миллионы. И они никому не нужны».

«У нас было уже несколько Гульнар за полгода»

Россия никак не мешает приезжим иностранцам плодиться и размножаться. По закону РФ, принятие родов входят в разряд экстренной и бесплатной медицинской помощи. В местных роддомах женщин любой национальности принимают бесплатно, что потом происходит с их детьми — не контролирует никто.

Недавно в «Китеж» пришла Гульнара из Таджикистана.

«У нас уже несколько Гульнар за полгода было, — вспоминает Алена Садикова. — Но эту запомним».

С женщиной были двое малышей — одному два, другому четыре года. Оба, как маленькие звереныши, дичились посторонних, бросались на всех и не желали ни с кем разговаривать. Да и не могли — они выросли в закрытом вагончике на стройплощадке, не выходили на улицу и не видели людей. Муж Гульнары работал на стройке, вечером выдавал деньги только на макароны и батон за 10 рублей, вдобавок жестоко избивал женщину. Сама Гульнара целыми днями отчищала дома от строительного мусора, а вечером обслуживала мужа. Мальчики-невидимки росли в фургоне и с трудом умели говорить.

«Когда Гульнара сбежала к нам, пришлось положить ее в больницу и на какое-то время оставить детей у нас, — рассказывает Садикова. — Мальчики были в истерике, не откликались на свои имена, не смотрели на людей, сами были очень агрессивно ко всем настроены. Нужно от месяца до полугода, чтобы они стали похожи на нормальных детей. Им нужна телесно-ориентированная терапия, объятия и ласка от мамы, массаж и общество спокойных людей».

Гульнара не вернулась к мужу и уехала к своим родственникам в другой город России. Редкий случай, говорит глава «Китежа», потому что чаще всего у таких женщин шансов сбежать от домашнего тирана практически нет. На родине семья не принимает их обратно, а предлагает помириться с мужем. Но если возвращение к мужу равно смерти, женщины устраиваются на несколько работ в России и, живя на птичьих правах, пытаются прокормить себя и детей самостоятельно. Как вырастают их дети? Как могут.

«Я не считаю, что такому ребенку лежит прямая дорога в криминал, — рассуждает Алена Садикова. — Вопреки всему, они могут вырасти прекрасными людьми. Но, к сожалению, именно «вопреки». Речь не о расизме — среди детей мигрантов есть умные хорошие добрые дети. Но если ребенка с рождения подвергать насилию, жить с ним в таких условиях, то больше шансов толкнуть его в криминал».

Дети трудовых мигрантов рождаются в серой невидимой зоне. Максимум внимания — это звонок в кризисный центр от внимательных врачей из роддома.

«Мы пару дней назад вашу Алию выписали, наш врач хотел бы доехать, проверить, как ребенок», — так выглядит верх заботы для рожденных в России малышей трудовых мигрантов. Если политика государства в отношении таких детей не изменится, мы так и будем находить детей-маугли в квартирах, бараках и на стройках, уверены в кризисных центрах для жертв домашнего насилия.

Восприятие домашнего насилия в обществе и виктимблейминг

Такое отношение в немалой степени опирается на восприятие проблемы домашнего насилия со стороны населения. Как показывают некоторые социологические опросы, больше половины населения не считает домашнее насилие важной социальной проблемой, 9% мужчин уверены в том, что иногда бывает «полезно» ударить жену или ребенка, а 7% считают, что домашнее насилие простительно, если произошло «сгоряча». Но большинство россиян оказались вполне современными и адекватными людьми: 61% респондентов считают, что любое физическое насилие в семье недопустимо, — 69% среди женщин и 50% среди мужчин (другой недавний опрос продемонстрировал даже большие цифры — 80% респондентов заявили, что домашнему насилию нет оправдания). Однако при этом почти две трети опрошенных (63%) согласны с тем, что женщины сами иногда провоцируют применение к ним насилия внешним видом, одеждой или поведением — и это плавно подводит нас к проблеме виктимблейминга.

Виктимблейминг или обвинение жертвы — это перенесение ответственности на жертву, обвинение ее в том, что это она своими действиями спровоцировала преступника на насилие. Психологи объясняют это явление с помощью концепции справедливого мира. Первооткрыватель феномена веры в справедливый мир американский психолог Мелвин Лернер в экспериментах показал, что люди склонны верить в то, что в конечном счете зло будет наказано, а за добро воздастся (поэтому, кстати, нам так нравятся американские хеппи-энды). Лернер пришел к выводу, что вера в справедливость наказания косвенно оправдывает насилие и объясняет его поведением жертвы. Вот почему суды иногда так дотошно выясняют, как себя вела женщина, которую избивает муж, какой длины у нее юбка и хорошо ли она варила борщи.

Жертвы домашнего насилия в большинстве случаев слышат от окружающих аргументы типа: «Сама виновата, почему не ушла, зачем терпела?» Феномен виктимблейминга очень ярко проявился в резонансных историях Маргариты Грачевой и сестер Хачатурян. По делу Маргариты Грачевой в социальных сетях разгорелась грандиозная полемика, и в итоге обвинители пришли к «логичному» выводу — ну не мог же он отрубить ей руки без причины! Значит, было за что! Масла в огонь подлила фотосессия, в которой снялась Маргарита Грачева, — критики обвинили ее в том, что она пиарится на трагедии семьи, да и взгляд у нее развратный, так что поделом ей досталось.

В истории сестер Хачатурян дело не ограничилось перепалкой в соцсетях, тут подключились печатные СМИ, а сторонники и противники активно выходили на митинги и пикеты. Одна из центральных газет опубликовала статью с «говорящим» названием: «Самое кровавое дело года: что скрывают сестры Хачатурян?» В другой публикации, посвященной делу сестер Хачатурян, принятие закона о домашнем насилии связали с возможной легализацией однополых браков и угрозе нашему «исторически патриархальному обществу».

«Коран не требует от женщины смирения, когда ее бьют»

Что нужно сделать с женщиной-мусульманкой, чтобы она просила помощи в кризисном центре чужой страны и рассказывала о своей беде в стенах православного монастыря? Довести ее до крайности. До черепно-мозговой травмы, например.

«К нам совсем недавно обратилась девушка с такой травмой, — рассказывает Алена Садикова, — мы лечили ее, нашли ей адвоката, но она все равно вернулась к мужу — говорит, иначе общество ее не примет. Или недавно буквально на улице спасли азербайджанку — муж избивал ее и насильно заталкивал в машину. Она попросила помощи у родни, но те сказали ей вернуться к мужу. А отец заявил, что бить ее нужно, «пока шелковой не станет». Можно и убить, не жалко. Мы говорили ей, что не бросим, что готовы помочь. Но эти женщины, сбежав от тиранов, чувствуют себя не в своей тарелке. Чувствуют вину за то, что сбежали. Считают, что это рок или жестокая судьба, и надо просто смириться».

Впрочем, психологи из мусульманской культуры не считают, что с точки зрения Корана женщина должна смиряться с побоями и унижением — так объясняют Алене Садиковой коллеги из других стран. Российский «Китеж» готовит совместный проект с мусульманками из Франции, а в России скоро должны открыться первый кризисный центр для мусульманок «Мадина» и приют для женщин на базе исламской религиозной организации.

«Домашнее насилие в мусульманских семьях — вопрос очень сложный, культурологический, — признает собеседница ФАН. — Мы наблюдаем за тем, как люди пытаются усидеть на двух стульях: с одной стороны, они пользуются всеми благами цивилизации. С другой — пытаются сохранить принадлежность к определенной диаспоре, элементы родовой культуры. Но часто единственным таким родовым элементом остается право на власть и распоряжение судьбами детей. Это выдается за «жизнь по законам рода», хотя, по сути, превращается в бытовое насилие».

Алена Садикова вспоминает недавнюю историю чеченской девушки Заиры Сугаиповой, которая обратилась в «Китеж» за помощью. Российский кризисный центр обвинили в вербовке девушки. «Не знаю, для чего мы вербуем девушек, по их мнению, — рассуждает Садикова. — Наверно, коров доить в монастыре, уж не знаю…».

Читайте так же:  Свидетельство о рождении чей ребенок

По ее словам, история Заиры не единичная, молодые девушки из кавказских семей к ним обращаются нередко, причем инициаторами домашнего насилия становятся не отцы, а матери.

«Мы наблюдаем это в семьях эмигрантов, которые уже 10-20 лет живут в России, ассимилировались и ведут светский образ жизни, — рассказывает глава «Китежа». — И как будто родители пытаются отыграться на детях, сделать продолжением своей культуры. Но до этого дают детям получить образование и воспитывают их в большом городе с европейской культурой. Заира — совершенно светская девочка. Вы видели, как она давала интервью: все заметили, что с нее платок сваливается, потому что она его и не носила никогда. А чеченские мужчины в комментариях гневно обсуждают, как вольно она ест при мужчинах — а не должна по-хорошему. И дело совершенно не в том, что чьи-то обычаи плохие или хорошие, а в том, что человек вырос вне их, а теперь его заставляют за несколько месяцев окунуться в них из другой жизни. Дети не хотят этого, и правильно делают: родителям надо самоутвердиться, а девочкам это зачем?».

По словам правозащитницы, Заира сейчас живет под пристальным вниманием прессы, ее пока охраняет шлейф громкой истории. Но если бы ее вывезли без такой шумихи — уже была бы замужем.

В российских семьях нет такого национального колорита, но жестокости не меньше. Ребенок на цепи, ребенок-маугли — вот герои заголовков наших СМИ за последнее время. В кризисных центрах только учатся профессионально помогать женщинам, пострадавшим от домашнего насилия, но что делать с их детьми — самостоятельно придумать не могут.

«Я знаю, что в Венгрии каждый случай гибели детей от домашнего насилия — это национальная трагедия, — рассказывает ФАН Алена Садикова. — Хочется, чтобы у нас тоже так относились к детям, причем ко всем, кто родился в России. Детские сады должны быть доступны всем мамам, которые трудятся днем, и государству это выгодно: все дети будут под присмотром и на учете, а не невидимками, как сейчас».

Есть и еще одна мысль в этой истории про детей-невидимок, и она на вырост. Дети продолжат сценарии родителей во взрослой жизни. Рожденные в насилии, без поддержки и помощи, они пронесут с собой эту норму дальше, и невидимая статистика превратится в реальные сводки новых преступлений.

Напомним, в Совете Федерации заявили, что готовы еще раз проанализировать законодательство и вновь ввести уголовное наказание за домашнее насилие — такую возможность не исключает глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас.

Эксперты назвали меры борьбы с домашним насилием, альтернативные новому закону

Санкт-Петербург, 10 февраля. Эффективная борьба с алкоголизмом, принятие действенных мер психологической поддержки и ряд других методов могут стать альтернативой принятию спорного закона о профилактике семейно-бытового насилия. Такое мнение высказали участники пресс-конференции Медиагруппы «Патриот», посвященной законопроекту.

Кандидат юридических наук, член экспертно-консультативного совета по семейному праву при Совете Федерации Анна Швабауэр уверена, что закон о домашнем насилии не направлен на борьбу с реальным насилием. Эксперт предложила иные меры.

«Можно увеличить штат участковых, если их не хватает. Принять меры, направленные на борьбу с алкоголизмом: ввести принудительное лечение алкоголизма в отношении лиц, которые совершают противоправные действия», ― приводит слова Швабауэр корреспондент Федерального агентства новостей.

Обозреватель ФАН Наталья Макеева предложила обратить внимание на правоприменение в вопросе домашнего насилия.

«Восстановить лечебно-трудовые профилактории, разобраться с правоприменением и выяснить, почему не работает Уголовный кодекс», ― добавила Макеева.

Однако депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга Алексей Цивилев не согласился с Макеевой. Парламентарий уверен, что проблема заключается в неготовности российского общества разрешить эту проблему.

«Проблема не в правоприменении и не в УК РФ. Даже если мы введем жесткие статьи, ничего не поменяется, это мое личное мнение. Проблема в том, что общество не пришло к согласию, мы видим, что взаимоотношения поменялись, но мы к этому еще не пришли и пытаемся отстраниться от этой проблемы», ― заявил Цивилев.

Начальник управления организации деятельности участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних главного управления МВД РФ по городу Санкт-Петербургу Юлия Кулагина считает психологическую поддержку эффективным механизмом профилактики конфликтов.

«В жизни семьи принимают участие минимум два взрослых человека и ребенок. Необходимо разработать действенные механизмы психологической поддержки для каждой стороны. Зачастую нужно работать со всей семьей: с мамой, папой, детьми», ― отметила эксперт.

Психолог и кандидат политических наук Мария Макарова поддержала Кулагину. По ее словам, психологическая поддержка должна касаться и самих насильников.

«Это работа с авторами насилия ― агрессорами, они такие же элементы общества. Кроме того, необходимо увеличить финансирование приютов для женщин, где им предоставляется помощь», ― добавила психолог.

Руководитель совета Общественного уполномоченного по защите семьи в Санкт-Петербурге Андрей Цыганов предложил пересмотреть информационную политику и бороться с насилием по примеру других общепризнанных и насущных проблем.

«Пересмотр информационной политики государства по примеру борьбы с пьянством наркоманией. Уничтожить ту среду, которая порождает это все», ― заключил эксперт.

Необходимость профилактики домашнего насилия обсуждается уже с 2016 года. За последние четыре года инициатива претерпела многочленные изменения, однако и в настоящий момент проект закона вызывает жаркие споры. Медиагруппа «Патриот» провела пресс-конференцию «Закон о домашнем насилии — «за» и «против», в ходе которой депутаты Госдумы, юристы, журналисты, активисты общественных организаций, чиновники и специалисты силовых структур высказались об инициативе.

«Сама виновата!», или домашнее насилие в эпоху равенства полов

По данным отчета Всемирного банка Women, Business and the Law за 2018 год, россиянок признали одними из самых незащищенных в мире от насилия: Россия набрала ноль баллов в области законодательства по защите прав женщин, поскольку в стране не приняты законы о домашнем насилии, домогательствах на рабочем месте, а в Уголовном кодексе нет статьи о сексуальном насилии на работе. В итоге место России оказалось среди таких стран как Либерия, Габон, Иран, Йемен и ОАЭ.

Читайте так же:  Образец апелляционной жалобы по лишению родительских прав

Так что же такое «домашнее насилие» и почему у нас с ним такие проблемы? В широком смысле под домашним (семейным) насилием принято понимать любую манипуляцию кем-либо вопреки его воле со стороны людей, находящихся с ним в личных отношениях, — супругов, партнеров (иногда бывших и даже необязательно живущих вместе).

Из определения понятно, что поскольку домашнее насилие есть манипуляция, то оно может быть как физическим, так и психологическим, экономическим, эмоциональным (напр. оскорбления, навязывание чувства вины, финансовый контроль, ограничения личной свободы и пр.). Мы остановимся только на одном аспекте — на физическом насилии, поскольку эти случаи приводят к наиболее трагическим последствиям.

Трудная судьба «закона о шлепках»

В России статистика домашнего насилия фрагментарна, труднодоступна, а зачастую попросту отсутствует. Число женщин, потерпевших от преступлений, сопряженных с насильственными действиями в отношении члена семьи составило в 2018 году 23,5 тыс. человек, из них 53% пострадали от рук супруга. Принятые в 2017 году поправки в закон о декриминализации побоев в семье (он же «закон о шлепках») привел лишь к тому, что обращения женщин в полицию перестали портить статистику. Некоторые эксперты считают, что в этом и был основной смысл законодательных новаций, так как в 2019 году правительству предстоит отчитываться в ООН по выполнению Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.

Неторопливые академические дискуссии о том, хорош или плох закон о декриминализации побоев, продолжались бы и поныне, если бы за последние семь месяцев не произошло нескольких резонансных событий: это и история Маргариты Грачевой, которой в декабре 2018 года муж отрубил кисти рук, и история сестер Хачатурян, убивших в июле 2018 года своего отца, который до этого в течение многих лет избивал и насиловал их, и множество аналогичных кейсов, которые не получили столь широкой огласки.

Плюс к этому в апреле 2019 года Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин впервые признал Россию ответственной за дискриминацию жительницы Чечни Шемы Тимаговой, пострадавшей от домашнего насилия, и рекомендовал России вернуть все на прежнее место — то есть опять криминализировать домашнее насилие, ввести в законодательство проверенные инструменты, в первую очередь так называемые охранные ордера, смысл которых в том, чтобы ограничить контакты между виновником насилия и его жертвой, а также перевести домашнее насилие из сферы частного обвинения в сферу частно-публичного, когда действия по защите жертвы осуществляет государство.

А в начале июля 2019 года было принято решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), присудившего более €25 000 и возмещение юридических расходов Валерии Володиной из Ульяновска. Она жаловалась на то, что полиция и суды не защитили ее от повторяющихся случаев домашнего насилия, включавшего побои, похищение, преследование и угрозы. В своем решении ЕСПЧ подчеркнул, что правовые механизмы в области защиты прав женщин, существующие в России, недостаточны для борьбы с домашним насилием, а власти не готовы признать серьезность проблемы. В конце июня ЕСПЧ принял к рассмотрению четыре жалобы россиянок на домашнее насилие, а всего, по словам Дмитрия Дедова, судьи ЕСПЧ от России, в ЕСПЧ с подобными жалобами обратились около 100 россиянок.

В итоге теперь за пересмотр знаменитого «закона о шлепках» высказываются и спикер Совфеда Валентина Матвиенко, и омбудсмен Татьяна Москалькова, и сенатор Андрей Клишас. Очередной текст законопроекта «О системе профилактики семейно-бытового насилия» передан в Комитет Госдумы по государственному строительству и законодательству. Напомним, что за последние десять лет подобные законопроекты вносились в Госдуму 40 раз (!), но так ни разу не дошли даже до первого чтения, застревая в процедурах согласования в комитетах. Очевидно, что власти не демонстрируют особой готовности заниматься этой проблемой, что, по мнению экспертов, связано с соображениями бюджетной экономии.

Ленор Уолкер: концепция «цикла насилия»

Так почему же жертвы домашнего насилия годами живут с насильником под одной крышей, несмотря на повторяющиеся эпизоды насилия? Для объяснения американский психолог Ленор Уолкер предложила концепцию «цикла насилия», описывающую динамику отношений в паре через чередование этапов роста психологического напряжения, насилия, примирения и «медового месяца». Именно переход от насилия к раскаянию и примирению является причиной того, что брак сохраняет привлекательность для партнеров (вы же любите американские горки, правда?), однако самооценка женщины и ее способность к действию все больше снижаются. После «медового месяца» отношения пары постепенно возвращаются на первую стадию, и цикл повторяется. С течением времени каждая фаза становится короче, а вспышки насилия учащаются и происходят с большим ожесточением. Несмотря на это, многие женщины вновь возвращаются к своим партнерам-насильникам ради периода «медового месяца», когда «все так хорошо!», «как будто в начале нашего знакомства!». Со временем масштабы и жестокость насилия в паре начинают выходить из-под контроля, и тогда их личная история рискует однажды попасть на страницы судебной хроники.

Конечно, наряду с такими крайними случаями имеется множество других, где эпизод насилия не имел повторений или вообще поставил точку в отношениях пары, но эти относительно благополучные истории до общественности не доходят. Более того, до общественности нечасто доходят и те истории, в которых муж убивает жену. Однако истории, где убийцей невольно становится жена, волнуют общество куда больше, и в этих случаях жертвы домашнего насилия имеют реальный шанс познакомиться с российским законодательством в части необходимой обороны, и это знакомство не сулит им ничего хорошего.

Именно так развивались события в деле Галины Каторовой из Находки, Кристины Шидуковой из Геленджика и многих других жертв домашнего насилия. И если в деле Галины Каторовой, которая убила мужа, когда тот при свидетелях пытался ее задушить, Апелляционный суд вынес оправдательный приговор, то в деле Кристины Шидуковой (которая ударила мужа ножом при попытке выбросить ее в окно) коллегия присяжных в Геленджике вынесла обвинительный вердикт, и суд приговорил ее к восьми годам лишения свободы по обвинению в умышленном убийстве.

Видео (кликните для воспроизведения).

Именно такое трагическое развитие событий и должен предотвратить закон о домашнем насилии. Если он, наконец, будет принят, то жертвы насилия смогут обратить на себя внимание правоохранителей еще до того, как их убьют, усадят в инвалидное кресло или отправят в тюрьму.

Источники

Риа новости домашнее насилие
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here