Статистика домашнего насилия мужчин и женщин

Мы подготовили ответы на вопросы по теме: "Статистика домашнего насилия мужчин и женщин" с комментариями специалистов. Уточнить данные на 2020 год можно у дежурного консультанта.

Маразм крепчал. В России «обнаружили» 16 миллионов избитых мужьями женщин

Каждая пятая женщина подвергается физическому насилию в России, главным образом это происходит в семье от рук близких людей — мужчин, 7 августа сообщила в своей статье «„Любить“ и „бить“ — не рифма» журналистка Росбалта Анжела Новосельцева со ссылкой на отчет «Репродуктивное здоровье населения России — 2011».

Резюме данного отчета было опубликовано Росстатом при финансовой поддержке Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА) совместно с Центром США по контролю и профилактике заболеваний.

Таким образом, с учетом общего числа проживающих в России женщин — 78,7 млн (данные Росстата на январь 2018 года), исходя из приведенных Росбалтом данных, в России обретается порядка 16 миллионов избитых домочадцами-мужчинами жен, бабушек, мам, дочерей, вплоть до новорожденных детей женского пола!

Приведя такие цифры и рассказав об «одном из самых массовых феминистских мероприятий», прошедших в поддержку сестер Хачатурян в Петербурге 4 августа, журналистка Росбалта посетовала на декриминализацию домашнего насилия в России (так называемый закон о шлепках 2017 года), сообщив, что по этой причине уже «через год количество жалоб на насилие в семье выросло втрое».

Вот так, «втрое» — без каких-либо отсылок, обосновывающих данную цифру.

Далее журналистка ожидаемо подводит к необходимости введения в УК РФ нового вида преступления — «семейно-бытового насилия» (СБН) — и скорейшего принятия пресловутого закона о его «профилактике». Собственно, именно с такой целью и выходили на митинг феминистки.

Отметим, редакция ИА Красная Весна не первый месяц наблюдает мощную пропагандистскую кампанию, развернутую антисемейным лобби на тему домашнего насилия.

Целый ряд наших коллег–журналистов, к сожалению, ловят эмоциональную волну, не разбираясь в источниках — какие данные действительно официальные (и где их берут), а какие представлены «женскими организациями», в том числе работающими на иностранном финансировании.

Упомянутая статья — не исключение.

Чтобы расставить точки над «i», редакция ИА Красная Весна сделала собственный информзапрос в Росстат и получила ответ, а также обратилась к эксперту по семейной политике Александру Коваленину с просьбой прокомментировать по пунктам тезисы публикации Росбалта. Приводим комментарий эксперта без изменений:

1. Журналистка «Росбалта» опирается на «последнюю официальную статистику домашнего насилия в России — отчет Росстата о репродуктивном здоровье за 2011 год». Неужели «Росбалт» думает, что МВД с 2011 года перестало заниматься статистикой? Зайдите на сайт Росстата, там данные МВД о преступности публикуются ежегодно, в том числе с выделением строк «от члена семьи» и даже «от рук супруга»!

2. И тут же: «О случаях физического насилия сообщила каждая пятая респондентка». Во-первых, это не «официальная статистика», а социологический опрос, хотя и выполненный двумя ведомствами по заказу ЮНФПА — организации, занимающейся «охраной репродуктивного здоровья в целях устойчивого развития» (читай — ограничением рождаемости).

По результатам этого опроса говорится, что от своего мужа или сожителя «вербальному (то есть словесному, — прим. ИА Красная Весна) насилию подвергались в своей жизни более трети российских женщин (38%). О случаях физического насилия сообщала каждая пятая (20%)».

То есть даже не за год, а за всю жизнь!

Иными словами, опрос установил, что 62% российских женщин от своего спутника ни разу в жизни не слышали ни одного грубого слова, а 80% — ни разу за всю жизнь ни от одного из мужей и сожителей не испытали даже толчка или удара! И при этом, конечно, не говорится (это не было целью исследования), как часто сами женщины ругают и бьют своих партнеров.

Но на этой цифре — каждая пятая! — видимо, и основана широко распространяемая феминистками цифра: 16 миллионов женщин в год, испытавших насилие. Видно, что пропагандисты не утруждают себя раздумьем: берут общее число женщин, включая грудных девочек, и делят на пять! И еще исправляют «хотя бы раз в жизни» на «ежегодно»!

В то время как по официальной статистике, всего от насильственных преступлений в 2018 году было 12 516 женщин, потерпевших (а не погибших!) от мужей. Искажение — в 10 554 раза! (ответ Росстата на редакционный запрос от 5.8.2019 есть в редакции, — прим. ИА Красная Весна).

Правда, дальше выясняется, что «насилием» фемсообщество и ЮНФПА называют вовсе не то, что учитывает официальная статистика, а всякую «некомфортность» семейной жизни — как это и прописано в документах феминисток.

Например, муж настаивает на том, чтобы всегда знать, где они [женщины] находятся; муж предпочитает, чтобы при принятии решений последнее слово всегда оставалось за ним; мужья сердятся, если они [опрашиваемые респондентки] разговаривают с другим мужчиной и так далее.

4. Журналистка «Росбалта» далее пишет, что якобы после декриминализации домашнего насилия в 2017 году «через год после нововведений количество жалоб на насилие в семье выросло втрое». И якобы «сегодня бытовые побои в России — не преступление, максимальное наказание — административный штраф».

Но статистика, озвученная представителем МВД в ОП РФ, показала, что общее количество привлеченных возросло, но как раз — за счет административных дел. А число насильственных преступлений упало, и самое главное — на 18% упало число тяжких и особо тяжких. То есть, декриминализация легкого насилия дала положительный эффект для тяжелых.

5. Далее журналистка Новосельцева агитирует за какой-то закон, который назовет насилием все виды семейных неприятностей и по каждой из них заставит полицию выгонять партнера из дома или комфортно устраивать недовольную заявительницу…

Сочинить такой закон, чтобы он отвечал здравому смыслу, но одновременно защищал только настоящую жертву, но без разбирательства, кто виноват? Защищал бы только женщин? И при этом, не допускал бы злоупотреблений в виде оговора от конкурента или соперницы? «Сочинить» такой закон крайне трудно, я думаю — невозможно.

Подобный «проект» вносили в Госдуму в 1997 году, потом сами же инициаторы его отозвали. Потом вносили в 2016 году, он не дошел даже до первого чтения. Теперь Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) снова настаивает на таких же мерах. Постановление ЕСПЧ по делу Валерии Володиной мы подробно разбирали — оно недобросовестно и противоречит основам права.

В двух словах — ЕСПЧ выступил не как судебный орган, а как орган международного феминизма.

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко после решения ЕСПЧ действительно дала поручение разобраться, но итог разбирательства отнюдь не предрешен.

Никто не сомневается в том, что нужно продумать меры, чтобы полиция не бездействовала, когда это необходимо. Независимо от того, кто совершает насилие — мужчина или женщина.

Но много ли найдется готовых принимать для этого странные предложения феминисток?

Подытоживая, Александр Коваленин подчеркнул, что у него вызывает недоумение предоставление трибуны откровенному феминизму в его самом карикатурном виде — прямо в центре Петербурга, с лозунгом «сама не виновата», с грязным пропагандистским приёмом «нарисованного насилия».

Читайте так же:  Ребенок дает согласие на усыновление

Ведь речь идет о такой чувствительной и важной не только для каждого гражданина России, но и самого государства теме, как семья и внутрисемейные отношения.

Напомним, как ранее писало ИА Красная Весна, утверждение российского антисемейного лобби (среди которых — «правозащитницы» Алена Попова, Мари Давтян, Анна Ривина и другие), что женщины в нашей стране якобы остро нуждаются в дополнительном законотворчестве для защиты от «домашнего насилия» не соответствует действительности.

Российских граждан, в том числе и женщин, от преступных посягательств как в семье, так и от посторонних лиц защищают порядка 40 действующих на территории нашей страны статей Уголовного кодекса (УК РФ) и не менее трех норм КоАП.

Статистика «семейного насилия» с мест опровергла мифы об ужасных русских


Миф о насилии в семье

Реальная статистика преступлений в сфере семейно-бытовых отношений полностью противоречит скандальным заявлениям лоббистов нового закона о семейно-бытовом насилии (СБН), следует из выступления главы Московского отделения «Родительского Всероссийского Сопротивления» (РВС) Анны Кульчицкой 30 октября на общественных слушаниях «Проблемы насилия в семье в свете общественной безопасности».

РВС получила статистику из 53 регионов РФ от 162 региональных УМВД, губернаторов, областных дум, общественных палат и уполномоченных по правам человека и ребенка.

Все региональные УМВД отметили «значительное снижение числа фактов домашнего насилия, в том числе в отношении женщин» за последние годы.

Более того, они особо подчеркнули, что у них нет препятствий для исполнения законов в сфере профилактики и защиты потерпевших, учета и контроля таких правонарушений.

Полученные данные свидетельствуют о том, что учет преступлений ведется с высокой степенью детализации. Тем сильнее удивляет непрофессиональная интерпретация этой статистики лоббистами закона о СБН.

Кульчицкая обратила внимание на «среднестатистический психологический портрет лица, совершающего „бытовые“ преступления, который отмечается в большинстве регионов. Это гражданин, имеющий уголовное прошлое, с низкой социализацией, отсутствием четких жизненных приоритетов и стабильных средств к существованию, склонный к употреблению алкогольных напитков, в результате распития которых зачастую и возникают конфликты».

Таким образом, единственное настоящее препятствие для сотрудников МВД в сфере профилактики «бытовых» преступлений — это отсутствие эффективных мер воздействия на лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения после упразднения системы вытрезвителей и лечебно-трудовых профилакториев. А ведь именно изоляция наиболее «бодрых и веселых» пьяных граждан до их возвращения в адекватное состояние могла бы резко уменьшить вероятность совершения ими опасных для окружающих преступлений.

«Практически все регионы поддерживают инициативу возвращения системы вытрезвителей и ЛТП», — подчеркнула Кульчицкая.

Напомним, лоббисты нового закона о СБН развернули мощную информационную кампанию по созданию образа российской семьи как самого опасного места в нашей стране. Их без устали повторяемые ложные данные о десятках тысяч убиваемых в семьях женщин — ежегодно — ввела в оборот НКО, выполняющая функции иностранного агента, региональная общественная организация помощи женщинам и детям, находящимся в кризисной ситуации, «Информационно-методический центр «Анна».

Эксперты представили в Госдуме статистику по домашнему насилию

Среди пострадавших от домашнего насилия 75% составляют женщины, при этом две трети жертв насилия со смертельным исходом — мужчины, уголовные дела по факту домашнего насилия возбуждаются в 56% случаев. Такие данные привёл профессор кафедры уголовного права СПбГУ Владислав Шепельков на парламентских слушаниях в Госдуме.

Всероссийский опрос по проблемам домашнего насилия проводился по заказу Госдумы с июля по сентябрь 2019 года. По данным исследования, каждый 40-й опрошенный в течение последнего года страдал от домашнего насилия, две трети случаев подпадают под определение «супружеское» насилие. Почти 16 процентов опрошенных подвергались насилию в детском возрасте.

Семейным тиранам хотят запретить контактировать со своими жертвами

При анализе статистики сотрудники СПбГУ отмечают резкое увеличение случаев домашнего насилия в 2016 году (26 тысяч случаев побоев) и аномальное падение в 2017 году (1700). Если говорить о структуре потерпевших, то доля женщин, пострадавших от семейного насилия, составляет около 75%. При этом жертвами убийств на почве домашнего насилия, согласно опросу, в последние годы чаще становятся мужчины — две трети от количества всех погибших от семейных скандалов.

Как отмечают сотрудники СПбГУ, многие потерпевшие позже забирают свои заявления, только 56% таких заявлений регистрируются — остальные «теряются» на разных этапах.

По данным, приведённым экспертом, 56% женщин-жертв домашнего насилия, обратившихся за помощью в правоохранительные органы и психологические и юридические службы, не удовлетворены работой этих служб. 28% — удовлетворены частично и только 16% — удовлетворены полностью. 84% процента опрошенных сотрудников полиции одобряют внесение в законодательство норму о профилактике семейного насилия.

«Семейное насилие обладает криминологической спецификой, требуются специальные меры профилактики и ответственности, которые должны быть предусмотрены специальным законом», — делают выводы эксперты из СПбГУ.

Парламентские слушания «Предупреждение преступлений в сфере семейно-бытовых отношений» организованы Комитетом Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей. В слушаниях, модератором которых выступила глава Комитета по контролю и Регламенту Ольга Савастьянова, приняли участие законодатели, сотрудники различных ведомств и представители 23 регионов.

Безжалостные люди

Семейное насилие как производная экономики

  • Уровень семейного насилия в России, по разным оценкам, или высокий — или запредельный. Если согласиться с цифрой в 14000 женщин, ежегодно погибающих в бытовых конфликтах, получается, что в семьях убивают каждые 40 минут. Ужасающая статистика, даже если уменьшить оценку в разы.

    Но и русские мужики не задерживаются на этом свете. В трудоспособном возрасте смертность мужчин в России в 2,75 раза выше, чем смертность женщин. Какие там «десять девчонок на девять ребят»! Есть регионы, где на мужчину приходится по две женщины. В Москве на двоих мужчин — три женщины.

    Вам не кажется, что и мужская сверхсмертность в России как-то связана с тем высочайшим уровнем насилия, от которого страдают женщины?

    Говорят, что причина домашнего насилия — в кризисе той модели семьи, где мужчина был хозяином, а женщина ждала дома. И даже если ей хотелось уйти от мужа, идти было некуда, кроме как на панель, в той или иной форме. Профессиональный мир был миром мужчин. Женщинам доставались рабочие места, но очень так себе. Не прожить, если эти места не были в индустрии развлечений, опять же, для мужчин

    Сейчас все не так, потому что женщина тоже работает и не хочет, и не должна, и не будет мириться с мужской диктатурой (и правильно делает). Вот бывший начальник семьи и пытается поднять упавший авторитет, добиваясь этого тяжелыми предметами.

    Но редко бывает так, чтобы мужчина расправился со спутницей во время первой же ссоры. Почему женщины, оставаясь рядом с таким мужчиной, соглашаются терпеть и рисковать? Значит, для рискованного поведения женщины имеют основания. Достаточные, чтобы эти основания перевешивали риски, включая риск преждевременной смерти. Любовь? Возможно. Или некуда уходить. Нет денег, чтобы жить отдельно. И это более вероятно.

    Но почему насилие терпят те, кому уходить есть куда? Мало ли мы знаем историй о звездных женах, страдающих от рукоприкладства спутников? У них-то деньги должны быть, хотя бы на съемную квартиру.

    Читайте так же:  Согласие на раздел земельного участка образец

    Читайте также

    «Я тебя сейчас, сука, убивать буду». Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны»

    Все гораздо хуже, скажет экономическая теория. 30% разница в доходах мужчин и женщин, существующая в России, нависает над семейными узами как нож гильотины. Никто не предоставляет женщине 30% скидку на расходы, которые ничуть не меньше мужских. Эти деньги она должна где-то взять. Точнее, их должен дать мужчина.

    С точки зрения экономики, в постиндустриальной семье с работающими супругами суть «финансового вклада» мужчины в семейное благополучие радикально изменилась. В «традиционной семье» деньги, которые муж отдавал жене-домохозяйке, были именно платой за работу по обеспечению его собственного быта.

    А сейчас все, что мужчина может дать своей женщине — это «компенсация». Премия. За сам факт, что она остается с ним,

    здесь и сейчас, жертвуя возможностями по выбору более привлекательного или обеспеченного партнера, или возможностями по развитию собственной карьеры. Ценность такого предложения со стороны женщины нелегко оценить. А там, где партнеры не согласны в оценке активов, начинаются конфликты.

    Чем более женщина привлекательна, чем более успешна, чем больше имеет возможностей «устроить» свою жизнь — тем выше планка ее требований к мужчине. И планка постоянно повышается, а вот способность мужчин удовлетворять эти требования за ней не успевает. Много ли вы лично знаете семей, где преуспевающая женщина выбрала бы неуспешного мужчину? Только не надо рассказывать про деловые успехи министерских жен. Впрочем, преуспевшая женщина в теории может позволить себе выбрать мужчину по сердцу. Но женщина, которая только надеется преуспеть, часто будет требовать от мужчины не только сердце, но и кошелек. И не упрекнешь — жизнь такая.

    Что делать мужчине? Работать больше — заработать ранний инфаркт. Махать кулаками — заработать долгий срок. Искать другую женщину — не факт, что это удастся.

    Когда женщина говорит «нет мужчин» — это значит, что мужчин много, но рядом нет того, кто соответствовал бы ее требованиям. Когда мужчина не может найти себе спутницу, это значит, что рядом нет женщины, которую устроил бы уровень предлагаемой им компенсации — во всех смыслах.

    Полвека назад нобелевский лауреат Гэри Бэкер дал объяснение волне разводов, захлестнувшей американские семьи. Уровень насилия тоже подскочил. Просто женщины пошли на работу, сказал экономист, и теперь у них хватает денег, чтобы не цепляться за остывший и опостылевший семейный очаг. Подождем. Пусть все разведутся и сойдутся снова — только сделают это уже не на почве зависимости от карьерных успехов мужа и кулинарных достижений жены, а на фундаменте общих интересов и объединения семейных доходов. Бэкер оказался прав — как только финансовый вопрос совсем перестал портить отношения в семье, так эпидемия разводов (и семейного насилия) в США пошла на спад.

    Так что лучшее средство от семейного насилия — это деньги в руки.

    Когда женские финансовые и карьерные перспективы будут действительно равны мужским, так и число жен, пострадавших от мужей, будет сокращаться. Правда, количество мужских инфарктов будет расти — потому что успешные женщины заставят своих мужчин работать больше.

    Сильный слабый

    В Калининградской области в середине апреля 30-летняя женщина, недовольная громким лаем собаки, во время ссоры оторвала от забора штакетник и нанесла им несколько ударов своему 49-летнему супругу. Мужчина обратился в полицию, в отношении женщины возбудили уголовное дело об умышленном причинении легкого вреда здоровью.

    Примерно тогда же в одном из сел Ленинского района Волгоградской области 57-летняя местная жительница после совместного распития спиртного, по данным полиции, несколько раз ударила ногами своего упавшего 58-летнего супруга — в больнице у него диагностировали переломы ребер и повреждения внутренних органов. Женщине может грозить до восьми лет тюрьмы по делу о нанесении умышленного вреда здоровью. В столице в апреле перед судом предстала москвичка, ранившая мужа ножом во время ссоры.

    Мужчины часто предпочитают никому не сообщать о своих проблемах

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Это лишь несколько примеров ситуаций, в которых представители сильного пола пострадали от рук своих спутниц. Скорее всего, их гораздо больше, но чаще всего до увечий всё-таки не доходит, да и мужчины часто предпочитают никому не сообщать о своих проблемах.

    Такие случаи нельзя путать с ситуациями, в которых женщинам приходится прибегать к физической силе, чтобы защитить себя (и после этого нередко долго доказывать факт самозащиты в суде). Однако очевидно, что и мужчины в некоторых случаях легко могут оказаться в роли жертвы.

    «Жертвы второго сорта»

    Официальной статистики подобных происшествий в нашей стране не ведется, но в 2016 году в научном журнале «Виктимология» вышла статья «Мужчина — жертва домашнего насилия: актуальность проблемы в России». По данным ее авторов, в странах Европы, где соответствующие исследования проводились, мужчины составляют до трети всех жертв семейного насилия. В России, вероятнее всего, эта цифра ниже — около 10–15%, говорится в статье.

    Кроме того, авторы, ссылаясь на международную практику, утверждали, что мужчины чаще рассматриваются судебными и правоохранительными органами как «жертвы второго сорта». А сами мужчины избегают обращения в официальные органы, считая это «постыдным» и ориентируясь на установку о том, что свои проблемы мужчина должен решать самостоятельно. С этим согласны и отечественные психологи, опрошенные порталом iz.ru.

    — Мужчины в принципе редко обращаются за помощью, потому что более закрыты, чем женщины. Им сложнее признаться в проблеме даже самому себе, — рассказал порталу Евгений Фомин, врач-психиатр, психотерапевт, кандидат медицинских наук.

    Клавдия Никитина, психолог, который занимается, в том числе, помощью людям, пережившим сексуальное насилие, говорит, что мужчины не обращались к ней ни разу, хотя в целом факт существования самой проблемы не исключает. Так же, как и адвокат по семейным делам Андрей Сарычев, к которому обратился портал iz.ru.

    Мужчины составляют до трети всех жертв семейного насилия

    — Всё-таки у нас, как и в большинстве других стран, женщина находится в зависимости от мужчины, прежде всего материальной. И говорить о фактическом равенстве полов не приходится. Наверняка такие случаи, когда мужчина оказался очевидной жертвой, не в ходе взаимного конфликта, а в одностороннем порядке, бывают в нашей стране, но я с таким не сталкивался. Хотя теоретически могу себе представить такую ситуацию, — пояснил юрист.

    При этом он напомнил, что ситуаций, когда мужья подавали заявления на своих жен после рукоприкладства, в России хватает — просто чаще всего речь идет о встречных заявлениях, поданных на фоне бытовых ссор, драк или скандалов. Успокоившись, супруги их обычно отзывают.

    В то же время, отметил адвокат, действующее законодательство в этой сфере предусматривает достаточно большой объем защиты, в том числе и для мужчин, но только «при желании ее получить».

    — Человек приходит и пишет заявление, оно регистрируется в обязательном порядке, по нему проводится проверка, по результатам которой решают, возбуждать уголовное дело, административное или отказать. Это решение тоже можно обжаловать, и всегда есть вариант обратиться в прокуратуру, — подчеркнул он.

    Читайте так же:  Алименты если отец ребенка учиться

    Однако, судя по всему, далеко не всегда у представителей сильного пола может возникнуть желание искать такой защиты.

    Почему это важно

    Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

    «Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

    Заврались. Глава МВД раскрыл реальные цифры «насилия» в российских семьях


    Кампания, развернутая антисемейным лобби вокруг «ужасающих цифр» гибели женщин в российских семьях, не имеет под собой никаких фактологических оснований — об этом свидетельствует содержание официального ответа министра внутренних дел России Владимира Колокольцева, переданного 2 августа в редакцию ИА REGNUM.

    Документ передан в редакцию членом комитета Совета Федерации РФ по международным делам Ольгой Тимофеевой.

    Запрос министру МВД о предоставлении криминогенной статистики преступлений в семьях сенатор направила после того, как «впечатлилась» цифрами, озвученными руководителем Центра «Насилию.нет», сотрудницей работающего на иностранные гранты НКО Анной Ривиной.

    Выступая в мае 2019 года на одном из тематических мероприятий, Ривина заявила, что в России за год в семье от рук мужей погибает 14 000 женщин. При этом докладчица не смогла привести источник этой шокирующей информации. Однако Ривина выступает за скорейшее законодательное внедрение в России норм «профилактики семейно–бытового насилия» (СБН). Иными словами, за криминализацию этой сферы.

    Участники «флешмоба» по продвижению закона о СБН сообщают уже о 14 тыс. убитых в день (т.е. 5 млн. 110 тыс. в год!).

    Однако, согласно документу МВД, количество тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений меньше 4000 (в 2016 г. — 3851, в 2017 г. — 3417, в 2018 г. — 3260). При этом подчеркивается, что речь здесь идет об общем числе особо тяжких преступлений с применением насилия в семье, а не только убийств и не только женщин.

    В то же время имеются открытые данные другого источника — Росстата, согласно которым от всех преступлений (не только в семье) в год погибает 8−9 тыс. женщин. Что также не укладывается в «статистику» антисемейного лобби о «четырнадцати тысячах женщин, убитых в год мужьями».

    Понять, как реально обстоят дела с убийствами женщин в семье, можно из той же статистики ГИАЦ МВД за 2015 год, обнародованной ранее. Так, в 2015 году в семье насильственной смертью погибло 304 женщины.

    Таким образом, за три последних года в России число тяжких и особо тяжких преступлений в семейно-бытовой сфере сократилось более чем на 15%, а число конкретных случаев гибели женщин от рук мужей «накручено» докладчицей Ривиной и другими сторонниками «профилактики СБН» в десятки раз.

    Таким же ложным является утверждение «СБН–компании» о том, что перевод ст. 116 (пресловутый «закон о шлепках») из Уголовного кодекса в поле административных правонарушений якобы привел к росту семейной преступности в РФ.

    Модели, визажисты, рисованные кровоподтеки. Лож ные цифры о насилии подкрепляются «творчеством».

    Редакция ИА REGNUM задается вопросом: откуда могут взяться существующие разночтения в цифрах при наличии только одного места, где ведется первичный учет и подсчет противоправных действий — ГИАЦ МВД? Сотрудники издания анонсировали проведение журналистского расследования на эту тему с использованием подробной статистики и привлечением экспертов, могущих разъяснить цифры.

    Напомним, согласно анализу ряда экспертов, законопроектом «О профилактике СБН», помимо возможности вмешательства во внутрисемейные дела третьих лиц, вводятся расширительные определения «семейно-бытового насилия», под которые подпадут 100% российских семей.

    Добавим также, 30 июля глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас заявил, что ответственность за так называемое «домашнее насилие» в России может стать уголовной.

    НовостиВ МВД рассказали, сколько женщин столкнулись
    с насилием в 2019 году

    А СМИ разобрались, сколько женщин оказались осуждёнными за самооборону

    C января по сентябрь 2019 года в России зафиксирован 15 381 случай бытового насилия против женщин. За весь же 2018 год подобных преступлений было 21 390 — такие данные сообщает МВД России изданию «РБК». Между тем правозащитница Алёна Попова, наоборот, видит рост преступлений в сфере бытового насилия в России. «После декриминализации побоев насильники понимают, что это не преступление, а правонарушение. Если жертва подаёт заявление, то на неё давит социум, особенно в регионах», — комментирует она «РБК». С такой оценкой соглашаются и исследователи кафедры уголовного права СПбГУ. «После декриминализации побоев правоохранители в некоторых случаях считают, что не надо вообще туда соваться, заводить дела», — говорит профессор Владислав Щепельков.

    Это сказывается и на статистике, которая показывает, что количество случаев домашнего насилия падает. В исследовании СПбГУ о предупреждении преступлений в сфере семейно-бытовых отношений приведены такие данные: с 2015 по 2018 год количество случаев насилия внутри российских семей снизилось с 49,6 до 33,3 тысячи, при этом увеличилось в Южном и Дальневосточном округах — с 1,8 до 2,4 тысячи и с 2,1 до 2,6 тысячи соответственно. Но резкий спад заметен именно в 2017-м, хотя за год до этого количество преступлений в сфере домашнего насилия, наоборот, показало рост. В таблице, которую приводит «РБК», видно, что в 2016 году зафиксировали 25 948 преступлений в сфере бытового насилия по статье «Побои», а в следующем — 1780.

    Заметен спад и в количестве преступлений против женщин и детей внутри семьи: в отношении первых число сократилось с 35,7 до 24,4 тысячи, вторых — с 11,3 до 5 тысяч. Результаты исследования также показали, что «женщины выступают жертвами в 28,7–35 % убийств, совершаемых на семейно-бытовой почве», и составляют 24,9–29,2 % потерпевших от умышленного причинения тяжёлого вреда здоровью, «совершённого на той же почве». Тем не менее пострадавшими от истязаний или угроз убийства, а также причинения тяжкого вреда здоровью оказываются больше женщин — 86–87 % и 70–75 % соответственно.

    «Медиазона» и «Новая газета» провели собственные расследования и выяснили, что многие осуждённые за убийство россиянки сталкивались с домашним насилием. Так, сотрудники «Медиазоны» изучили более четырёх тысяч приговоров, вынесенных женщинам с 2016 по 2018 год по статьям об убийстве без отягчающих обстоятельств и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлёкшем смерть потерпевшего. Они выяснили, что почти 79 % осуждённых по статье 105 УК и 52 % по статье 111 УК оказались пострадавшими от бытового насилия. Тем временем редакция «Новой газеты» пришла к выводу, что 91 % женщин, «осуждённых за превышение самообороны, защищались от своих партнёров или других родственников-мужчин».

    Напомним, что до 2017 года побои «в отношении близких лиц» судили по уголовной статье 116, но после декриминализации их перевели в разряд административных правонарушений. Как рассказала «РБК» директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина, «женщины обращаются в полицию в среднем на седьмой раз избиений». «В нашей стране полиции не доверяют, туда идут, когда уже нет никаких возможностей. Около 70 % пострадавших от насилия обращаются за помощью к некоммерческому сектору и не идут в полицию, не веря, что помощь получат», — говорит она.

    Читайте так же:  Уменьшение размера алиментов при рождении второго ребенка

    Большинство россиян поддерживают закон о борьбе с семейным насилием

    70% россиян считают необходимым принятие закона о профилактике домашнего насилия, следует из данных ВЦИОМа, с которыми ознакомились «Ведомости». Не нужен такой закон лишь 7% опрошенных. В недопустимости любого физического насилия в семье уверены 90%, и только 8% полагают, что ударить супруга можно «при определенных обстоятельствах». 40% респондентов знают о случаях побоев в знакомых им семьях, а 50% считают, что прощать даже первый случай семейного насилия нельзя (готовы простить 39%).

    При этом ответы мужчин и женщин заметно разнятся. Например, закрыть глаза на первые побои в семье согласны 52% мужчин и только 29% женщин, а не настроены на прощение соответственно 34 и 62%. Женщины гораздо активнее мужчин (80% против 57%) выступают за принятие закона и больше говорят о недопустимости семейного насилия (94% против 85%). Кроме того, женщины чаще мужчин (43% против 37%) признаются, что слышали о случаях насилия в знакомых семьях.

    Осведомленность о новом законопроекте и об акциях его сторонников и противников довольно низкая, но это не влияет на то, что большинство россиян выступают за принятие закона, который бы защищал от семейно-бытового насилия, говорит директор по стратегическому развитию ВЦИОМа Степан Львов. Гендерные отличия в ответах предсказуемы, ведь женщины чаще являются жертвами такого насилия, а те, кто с ним не сталкивается, испытывают солидарность с теми, кто насилию подвергался, поясняет социолог: «Ответ на вопрос о случаях насилия в знакомых семьях показывает степень осведомленности людей, а не картину, которая у них может сложиться из СМИ и интернета. Логической связки между этим вопросом и вопросом о допустимости насилия в семье нет: если первый фиксирует конкретные факты, известные респондентам, то второй касается фундаментальных вещей, морали».

    В минувшие выходные в Москве и регионах одновременно прошли акции в поддержку принятия закона о профилактике семейно-бытового насилия и пикеты его противников. В конце ноября Совет Федерации выложил для общественного обсуждения соответствующий законопроект, который в том числе предусматривает введение института защитных и судебных предписаний для поддержки жертв домашнего насилия. До 15 декабря рабочая группа Совета Федерации принимает отзывы и замечания к проекту, после чего будет решаться вопрос о внесении его в Госдуму. ТАСС со ссылкой на сенатора Инну Святенко сообщил, что законопроект будет доработан после анализа всех отзывов и предложений.

    Россия ответила ЕСПЧ на запрос о домашнем насилии

    Российское правительство не рассматривает домашнее насилие в качестве «серьезной проблемы» и считает, что его масштабы в стране «достаточно преувеличены». Такая позиция высказана в официальном ответе Минюста в ЕСПЧ, где рассматриваются дела четырех женщин, включая Маргариту Грачеву, которой бывший муж отрубил кисти рук. Более того, российские власти предполагают, что в ситуации домашнего насилия мужчины больше страдают от дискриминации, поскольку в их случае не принято просить о защите от лиц другого пола. Авторы документа делают вывод, что России не нужен отдельный закон о домашнем насилии, а пострадавшие женщины «пытаются подорвать усилия, которые правительство предпринимает для улучшения ситуации».

    Летом 2019 года ЕСПЧ направил правительству РФ вопросы по делам четырех россиянок, которые пожаловались на неспособность властей защитить их от домашнего насилия и дискриминации. Все эти дела ранее широко освещались в российских СМИ. Наталью Туникову регулярно избивал гражданский партнер; когда он попытался сбросить ее с 16-го этажа, женщина ударила его ножом. Суд признал ее виновной в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, но позже амнистировал. Елена Гершман пережила девять эпизодов тяжелых избиений со стороны бывшего супруга, из-за декриминализации домашнего насилия ей отказали в возбуждении уголовного дела. Также бывший муж похитил у нее маленькую дочь, вывез в другую страну и полтора года не давал им видеться. Ирину Петракову избивал и насиловал муж; он продолжал ее преследовать и бить даже после развода — однажды нанес женщине побои прямо на выходе из зала суда. Его приговорили к общественным работам, но позже и это наказание было отменено.

    Самое известное дело из четырех — история Маргариты Грачевой. Муж избил ее, когда она предложила развестись. Полиция не отреагировала на жалобы женщины, после этого супруг вывез ее в лес, где топором отрубил кисти рук. Мужчину приговорили к 14 годам колонии строгого режима.

    « Пострадавшие подали жалобы независимо друг от друга, даже в разные годы,— подчеркнула в беседе с “Ъ” адвокат Ольга Гнездилова из «Правовой инициативы» (эта НКО сопровождает жалобу Елены Гершман).— Но они говорят о схожих нарушениях, поэтому ЕСПЧ принял решение объединить жалобы и задать по ним общие вопросы сторонам».

    Среди прочего суд спросил, существует ли в России «законодательная база для наказания за все формы домашнего насилия и обеспечения гарантий для жертв». Также ЕСПЧ интересовался, признают ли российские власти серьезность и масштабы проблемы домашнего насилия и связанной с ним дискриминации женщин. Последний вопрос в списке: есть ли в стране системная проблема нарушения прав женщин и требует ли она общих мер? «Если суд вынесет по нему решение, то государство получит список рекомендаций и сроки их выполнения»,— пояснила госпожа Гнездилова.

    Жертва домашнего насилия рассказала “Ъ” подробности своих исков к России в ЕСПЧ

    В распоряжении “Ъ” оказался официальный ответ от правительства РФ, который был в конце октября направлен в ЕСПЧ. Документ на английском языке подписан заместителем министра юстиции РФ Михаилом Гальпериным. В нем говорится, что «посягательство на физическое лицо карается независимо от пола потерпевшего и от того, было ли оно совершено членами семьи, партнерами или третьими лицами» (здесь и далее перевод “Ъ”). Авторы ответа признают, что в России домашнее насилие «никогда не рассматривалось в качестве отдельного преступления», но указывают, что УК и КоАП РФ «содержат более 40 уголовных и не менее пяти административных положений, касающихся различных актов насилия в отношении личности». В качестве примера они приводят «умышленное причинение вреда здоровью» различной тяжести, «нанесение побоев», «пытки» и другие статьи кодексов.

    Правительство признает, что «явление насилия в семье, к сожалению, существует в России, как и в любой другой стране», но подчеркивает, что «масштабы проблемы, а также серьезность и масштабы его дискриминационного воздействия на женщин в России достаточно преувеличены». Говоря о дискриминации, авторы документа делают неожиданный вывод: «Даже если предположить, что большинство лиц, подвергающихся насилию в семье в России, на самом деле являются женщинами (хотя никаких доказательств этого утверждения не существует), логично предположить, что жертвы мужского пола больше страдают от дискриминации в таких случаях. Они находятся в меньшинстве, и от них не ожидается просьб о защите от жестокого обращения со стороны членов семьи, особенно если они страдают от лица противоположного пола». Также в документе говорится, что по статистике о насильственных преступлениях, повлекших тяжкие последствия для здоровья или смерть, «большинство пострадавших являются мужчинами».

    Половина россиян считает домашнее насилие частной проблемой

    «Российское государство полностью выполнило обязательство по созданию законодательной базы, эффективно решающей проблему домашнего насилия,— говорится в документе.— Правительство вновь заявляет, что нет особой необходимости в принятии конкретных нормативных актов, касающихся явления насилия в семье, до тех пор пока существующие средства правовой защиты такого же характера остаются эффективными». Законодательство РФ «полностью соответствует семейно-охранительному подходу, согласно которому чрезмерное вмешательство государства в частную и семейную жизнь нарушает право личности на неприкосновенность частной жизни. В том числе и ее выбор урегулировать ситуацию с обидчиком ради сохранения личных отношений в семье, а не оставлять этот вопрос на усмотрение органов государственной власти», поясняют в Минюсте.

    Читайте так же:  Какие алименты платят двоих детей

    «Разумеется, мы не согласны с таким ответом,— заявила “Ъ” Ольга Гнездилова.— Практика показывает, что существующего законодательства недостаточно для защиты женщин. Дела этих четырех заявительниц демонстрируют неэффективность системы». По ее мнению, насилие не относится к вопросам «семейной жизни». «Государство обязано защищать жизнь и здоровье лиц, проживающих на его территории. И вмешательство в семью возможно в целях защиты прав, свобод и жизни людей»,— сказала госпожа Гнездилова. Она добавила, что разочарована рассуждениями представителей РФ о несерьезности проблемы домашнего насилия и предположениями о «мужской дискриминации»: «Видимо, тут просто непонимание специфики домашнего насилия, статистики, по которой женщины являются подавляющим большинством жертв этого вида преступления».

    Как в Госдуме обсудили очередную версию проекта о профилактике домашнего насилия

    Адвокат Мари Давтян (представляет в ЕСПЧ интересы Ирины Петраковой и Маргариты Грачевой) назвала заявление представителей РФ о дискриминации мужчин в делах о домашнем насилии «каким-то троллингом, который даже невозможно обсуждать всерьез». Она входит в парламентскую рабочую группу по разработке законопроекта о домашнем насилии — и, по ее словам, «на заседаниях у представителей Минюста в целом нет принципиальных возражений против такого закона». «Скорее всего, за ответ ЕСПЧ у них отвечает один департамент, а за закон — другой, и получается такая несогласованность»,— предполагает госпожа Давтян.

    Неожиданные жертвы

    Кризисный центр для мужчин, подвергшихся насилию, открылся этой весной в Петербурге. До сих пор подобных организаций в России не существовало, а столкнувшиеся с такой проблемой мужчины обращались в аналогичные центры для женщин — если вообще решались искать помощи. На сайте новой организации, получившей название «Двоеточие», подчеркивается, что работать его психологи будут с любыми ситуациями — от дедовщины до жестокости внутри спортивных команд. В том числе, речь идет и о насилии в семье.

    Портал iz.ru поговорил с психологами и юристами, чтобы узнать, насколько часто они сталкиваются с мужчинами, пострадавшими от домашнего насилия, и как вообще сильный пол в таких случаях оказывается в роли жертвы.

    В царстве матриархата

    Если речь идет об обращении в полицию, то под домашним насилием чаще всего понимаются побои, нанесение увечий или соответствующие угрозы. Однако ученые и психологи трактуют понятие бытового насилия значительно шире. Помимо физического, речь может идти об эмоциональном, экономическом и сексуальном насилии (ФБР в 2012 году уточнило определение термина «изнасилование», уточнив, что его жертвами могут быть не только женщины, но и мужчины). И если женщин больше всего пугает перспектива физического или сексуального насилия, то мужчин — физического и эмоционального.

    Женщин проще представить в роли жертвы, поскольку они физически слабее и по-прежнему нередко финансово зависят от мужчин. В то же время, желая отомстить супругу или партнеру, представительницы слабого пола чаще выбирают момент, когда он не сможет им ответить — например, находится в состоянии алкогольного опьянения или просто спит. По данным авторов упомянутой выше статьи о домашнем насилии, большая часть ситуаций, в которых женщина выступает физическим агрессором, происходят именно на фоне распития алкоголя — чаще всего совместного.

    В целом, однако, решать проблемы силой женщинам несвойственно. А вот во всём, что касается эмоциональной сферы, расстановка сил, по мнению Евгения Фомина, прямо противоположная.

    Чаще всего мужчины подают встречные заявления на своих жен

    — Лично мое мнение — у нас давно уже матриархат, по крайней мере, в центральной России: почти всегда мальчик растет под большим влиянием матери, а женщине сложно научить мужчину быть мужчиной. И мальчиков ограничивают в двух вариантах поведения, основных для мужчин: агрессивности и либидо. В результате вырастает мужчина с ограничением, так сказать, «по базовым характеристикам» — неспособный отвечать на агрессию, управлять ею, привыкший отступать, — рассказал врач-психиатр.

    Впрочем, по его словам, агрессором в доме может оказаться не только супруга — нередки конфликты со взрослыми детьми, а источником психологических проблем чаще всего становятся матери, не готовые «отпустить» повзрослевшего сына.

    — Мужчины, которые приходят на прием, чаще страдают не от жен, а от матерей. Это частая проблема, о которой редко говорят. Потому что считается, что мать — это святое, она хочет только хорошего. Сами мужчины на приеме об этом, конечно, не упоминают. Сначала они просто жалуются на тревожность и неуверенность, — пояснил Евгений Фомин.

    В любом случае, насилие в семье невозможно без внутреннего, пусть и неосознанного, согласия жертвы, напомнила в разговоре с порталом iz.ru семейный психолог, кандидат медицинских наук Ирина Обухова. Поэтому первый способ защиты — психологический.

    — Чтобы над вами произвели насилие, вы должны на это внутренне «подписаться». Есть люди, которые сразу же выставляют границы, и всем понятно, что с ними так себя вести нельзя. А когда человек показывает, что с ним так можно, значит, это привычно для него. Скорее всего, с ним кто-то себя уже так вел. И вероятнее всего, проблема опять в пресловутом детстве, — отметила эксперт, отмечая, что с этим можно и нужно работать.

    Повод насторожиться

    Если женщины склонны внимательно прислушиваться к собственному эмоциональному состоянию и чаще обращаются за помощью на ранних этапах, мужчины таких проблем предпочитают не замечать. В результате человек, желая угодить или избежать конфликта, рискует уступать до тех пор, пока полностью не уступит территорию — и тогда в агрессора может превратиться даже партнер, значительно уступающий ему в силах.

    С другой стороны, постоянное отступление может закончиться неожиданным и для самого человека, и для окружающих «взрывом», при котором первой пострадает уже нападавшая сторона, то есть женщина. Поэтому любой внутренний дискомфорт уже может быть серьезным поводом обратиться за профессиональной помощью, чтобы не доводить ситуацию до кризиса или не раскаиваться потом в непропорциональном ответе.

    Чтобы не доводить ситуацию до кризиса, стоит обратиться за профессиональной помощью

    — Когда внешне вроде бы всё здорово, а внутри некомфортно — это не только повод насторожиться, это признак того, что вы уже пропустили какой-то момент. Но никогда не поздно обратиться за помощью, чтобы постараться это исправить, — посоветовала Ирина Обухова.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Сайт «Двоеточие» обещает нуждающимся консультации, в том числе и по «Скайпу» — всего, как рассказала изданию «Такие дела» его создатель, психолог Ирина Чей, люди, столкнувшиеся с кризисом, могут рассчитывать на пять бесплатных психологических консультаций на условиях анонимности. Этого должно хватить, чтобы человек мог преодолеть шоковое состояние.

    Источники

    Статистика домашнего насилия мужчин и женщин
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here