Статистика ювенальной юстиции несовершеннолетних в франции

Мы подготовили ответы на вопросы по теме: "Статистика ювенальной юстиции несовершеннолетних в франции" с комментариями специалистов. Уточнить данные на 2020 год можно у дежурного консультанта.

3. Модели ювенальной юстиции

Для уяснения сути данного вопроса, следует иметь в виду, что ювенальная юстиция – это один из многих правовых институтов, базирующихся на несовершеннолетии. Все вышеперечисленное дает основание обосновать концепцию ювенальной юстиции.

Концепция ювенальной юстиции включает исходные понятия (компоненты):

– несовершеннолетние как правовая база ювенальной юстиции;

– юстиция – общее лингвистическое и социально‑правовое понятие;

– ювенальная юстиция как специфическая система юстиции;

– суд по делам несовершеннолетних как центральное звено ювенальной юстиции;

– специфические принципы ювенальной юстиции;

– судебная власть и ювенальная юстиция;

– гражданское общество и ювенальная юстиция.

Специфическими принципами ювенальной юстиции являются следующие:

– преимущественно охранительная ориентация ювенальной юстиции. Несмотря на то, что ювенальная юстиция действует как уголовное правосудие (это уголовное преследование, обвинение, осуждение, наказание), правовая база ее все же выдвигает на первый план охранительную функцию. И эта правоохранительная функция с развитием ювенального правосудия все больше укрепляется;

– социальный охранительный правовой режим выражается в различных формах: прямой протекционизм (например, уменьшение, только по факту несовершеннолетия, на определенную часть размера наказания в статье УК); дополнительная правовая защита отдельных групп несовершеннолетних (например, обязательное участие педагога в допросе несовершеннолетнего свидетеля, не достигшего возраста 14 лет); провозглашение преимущественного применения к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия, а не наказания;

– социальная насыщенность ювенальной юстиции. Суть этого принципа – в широком использовании в судебном процессе по делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний («непрофессиональный элемент»), в акценте на изучение социальных условий жизни несовершеннолетних, представших перед судом, социально‑психологических признаков их личности;

– максимальная индивидуализация судебного процесса в рамках ювенальной юстиции (неформальный характер судопроизводства, максимально учитывается личность несовершеннолетних).

Суд для несовершеннолетних сконцентрирован в своей деятельности, которая была задумана как противоположность общему (общеуголовному, общегражданскому) суду.

Суд по делам несовершеннолетних – это центральное звено действующей ювенальной юстиции. Реализация специфических принципов ювенальной юстиции общим судом крайне затруднительна, а иногда и невозможна. Поэтому мировая практика пошла по принципу разделения труда, по принципу специализации, автономизации правосудия (коллегии, составы суда, рассматривающие только дела несовершеннолетних; действующие не автономно, а как часть общих судов).

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Необходимо не забывать о том, что судебная система России с 1993 года кроме функции правосудия согласно Конституции РФ, выполняет еще одну функцию: осуществляет судебную власть (является ветвью власти государства наряду с законодательной и исполнительной).

Судебная власть осуществляется в условиях и по правилам, предусмотренным в законах, отличающих судебную деятельность от других видов деятельности.

Необходимо отметить, что при реализации функций ювенальной юстиции приоритет суда для несовершеннолетних выражен даже более ясно, чем в суде общей юрисдикции, поскольку в суде для несовершеннолетних центральными действующими фигурами являются судья и несовершеннолетний.

Только судопроизводство по делам несовершеннолетних позволяет правильно оценить единство и различия ювенальной юстиции, когда речь идет о ее моделях, видах судов по делам несовершеннолетних.

Суды, как отмечает Э.Б. Мельникова, в большей или меньшей степени тяготеют к двум основным моделям – англосаксонской и континентальной. Они соответствуют правовым системам, возникшим за долго до появления ювенальной юстиции. Существует органическая связь правосудия, она определяется их единством в рамках одной и той же правовой, а значит, и судебной системы.

В настоящее время континентальный суд для несовершеннолетних существенно отличается от суда англосаксонского. Необходимо напомнить, что к континентальной романо‑германской правовой семье относятся: Германия, Франция, Италия, Испания, Турция, Япония, большинство стран Латинской Америки, Россия и другие. К англосаксонской – Англия, США, Новая Зеландия, Канада, Австралия, Индия, бывшие колонии Британской империи. [10]

Основное различие данных систем заключается в том, что базой континентальной системы является римское право, где особо значима правовая норма (статут) как регулятор общественных отношений и функционирования судебной системы. Поэтому континентальную систему еще называют статутной. Что касается англосаксонской правовой системы, то она исторически основывается на общем праве и судебном прецеденте и называется прецедентной [11] .

Эти различия особенно заметны в судопроизводстве ювенальных судов, где диктат судебного решения по аналогии очевиден именно в судах англосаксонской системы. Все, что было выше сказано о неформальной судебной процедуре в «детском суде», относится более всего к англосаксонскому варианту. В континентальном суде гораздо больше попыток урегулировать судебный процесс.

Наиболее яркие классические модели ювенальных судов представлены американской и французской сторонами.

Подсудность суда для несовершеннолетних. Как известно, подсудность дела любому суду может быть предметной и персональной. Предметная касается преступлений, которые могут стать предметом рассмотрения в суде; персональная – тех, кто может быть судим и осужден. В обоих случаях решается вопрос о компетенции суда для несовершеннолетних.

В Англии ювенальные суды рассматривают все преступления, относящиеся к разряду тяжких, кроме убийств, а также мелкие правонарушения: бродяжничество, нарушения школьного закона, побеги из дома, азартные игры и т. п.

Французским уголовным правом принята следующая классификация правонарушений: простое нарушение, проступок, преступление, котором соответствуют и три вида судов для несовершеннолетних. Кроме того, учитывается признак персональной подсудности: достижение или недостижение возраста 16 лет. Суды присяжных рассматривают только дела шестнадцатилетних.

Предметная подсудность ювенального суда, особенно в американских и английских, очень расплывчата и неопределенна, что вызывает критику со стороны юристов и от населения.

Особенности судебной процедуры в суде по делам несовершеннолетних.

Американский уголовный процесс по делам несовершеннолетних прост и оперативен. Главное в нем обсуждение правонарушения и назначение наказания за него. Конечно, такой процесс достигает своей цели – воздействия на правонарушителя. Но быстрота судебного процесса имеет и свою негативную сторону: это неполнота расследования, пробелы в доказательствах, реальная возможность нарушения прав человека, сомнения относительно источников получения доказательств [12] .

Судебная процедура в суде для несовершеннолетних, если абстрагироваться от ряда особенностей англосаксонского и континентального его вариантов, включает следующие три стадии:

– вызов к судье, его беседа с несовершеннолетним, принятие судьей решения относительно дальнейшего движения дела или его прекращения и освобождения подростка от судебной или несудебной процедуры;

– собственно судебное разбирательство ведется единоличным судьей или коллегией судей; вынесение приговора;

– исполнение приговора, где роль суда заключается в осуществлении судебного надзора (в этой стадии также сохраняется руководящая роль суда, его активность).

Все стадии судебного процесса в «детском» суде социально ориентированы, в них всегда активно действуют работники службы пробации, широко используются различные методы изучения личности несовершеннолетнего.

Однако решение о судебном или несудебном рассмотрении дела, об аресте или об его освобождении от ареста решается только судьей. Именно судья по делам несовершеннолетнего и его «команда» (социальные работники) осуществляют первоначальные судебные действия, а также контроль за теми подростками, которых суд уже направил в распоряжение различных социальных служб, где они могут быть включены в программы обращения с ними.

Читайте так же:  Алименты с детей на нетрудоспособных родителей

Характерные для американского (и английского) суда для несовершеннолетних является процедура передачи дела несовершеннолетнего в общий суд или на дальнейшее рассмотрение в суде несовершеннолетних.

Типичный вариант модели континентального правосудия несовершеннолетних – французский суд. Судебный ювенальный процесс имеет три стадии, отражающие соответствующую компетенцию юрисдикций по делам несовершеннолетних: судьи для детей, трибунала по делам несовершеннолетних и суда присяжных по делам несовершеннолетних. Ювенальной юрисдикции принадлежат все дела несовершеннолетних без изъятий, в том числе и их дела в соучастии со взрослыми.

Обычно судебная процедура в ювенальных судах во Франции рассматривается применительно к указанным выше их видам.

Французский судья для детей – это магистрат суда большой инстанции, назначаемый на это должность на три года с возможностью возобновления срока.

Каким же образом может решить судьбу несовершеннолетнего правонарушителя судья для детей? Он может освободить подростка от уголовного преследования и меры воздействия за правонарушение, может сделать ему выговор, принять в отношении него «меры безопасности» (охрана, надзор, наблюдение), но не может применить к нему уголовное наказание, т. к. это является компетенцией следственного судьи.

Для французского уголовного процесса по делам несовершеннолетних характерна активная роль в нем прокурора. Деятельность его осуществляется в рамках трибунала по делам несовершеннолетних и суда присяжных по делам несовершеннолетних.

Вывод, который можно сделать по ювенальному суду Франции, заключается в том, что излишне жесткая регламентация судебной процедуры – не самое лучшее средство. И как считают сами французские юристы, суд присяжных мешает судебной индивидуализации [13] .

Итак, к достоинствам континентально правовой системы и значит и ювенальной (романо‑германской) можно отнести четко организованную, непротиворечивую, иерархически структурированную систему законодательства. К недостаткам – наличие пробелов и некоторую оторванность от реальной жизни, поскольку законотворчество объективно не может предусмотреть все нюансы и изменения социальных отношений, не всегда успевает за этими изменениями.

К достоинствам англосаксонской правовой системы относятся гибкость, оперативность, связь с повседневной жизнью, быстрое приспособление права к изменениям обстановки. К недостаткам – несистематизированность системы права, его казуистичность, недостаточная определенность [14] .

Ужасы французской ювенальной юстиции: миф или реальность?

Французские службы опеки давно играют роль главного пропагандистского жупела в отечественном ювенальном дискурсе. С кафкианским мифом попытался разобраться наш французский корреспондент

Французские службы опеки давно играют роль главного пропагандистского жупела в отечественном ювенальном дискурсе. В представлении российского обывателя это гуманитарный ГУЛАГ, Кафка ставший былью, безобразная бородавка на нежном теле родины прав и свобод.

С легкой руки известнейшей российской пострадавшей, актрисы-правозащитницы Натальи Захаровой, мы знаем о гигантском (6 миллиардов евро!) бюджете этой организации и о соответствующей бюджету разнарядке на изъятие детей из родных семей под нелепейшими, Оруэллом попахивающими предлогами («удушающая, всепоглощающая любовь матери к ребенку»), о помещении несчастных (в количестве сотен тысяч в год) в приюты, о бесчеловечном с ними обращении в этих приютах («Как нищих, детей одевают, не досыта дети едят, по капле им в души вливают разведкой проверенный яд»), об административной круговой поруке, о безжалостной мести органов каждому, кто пытается восстать против беззаконий, особенно иностранцу, особенно русскому…

Фактически и стилистически картина, рисуемая Натальей Захаровой, вполне сравнима с отчетами Марко Поло о странах, населенных людьми с песьими головами, — и в особенно экстравагантных местах столь же легко опровергаема. Однако общественность, взбудораженная историей борьбы актрисы за дочь, поверила всем обвинениям, мнение сформировалось, стереотипы укоренились и проросли конспирологическими теориями об истинных целях французских ювенальщиков — от внедрения механизмов планомерного разрушения традиционной семьи и сокращения населения до искусственного создания целого поколения управляемых биороботов. И пусть себе статистика свидетельствует ровно о другом — то есть об укреплении французской семьи и хорошем приросте населения в последние десятилетия (с 1999 по 2009 уровень рождаемости во Франции вырос на 10%, выведя страну на лидирующие позиции в Европе и достигнув 13 новорожденных на 1000 человек в год — против российских 10,5; кроме того, показатели числа разводов — 38% — заметно уступают российским 65%). Но общественное мнение непреклонно: ювенальная проказа опустошила Францию.

С другой стороны, бывает, что французские дети при живых и явно адекватных матерях попадают в приюты — а франко-русская блогосфера переполнена жалобами разведенных русских жен, не имеющих возможности вывезти несовершеннолетних детей с постылой новой родины либо трепещущих от мысли, что при малейшей оплошности (или по доносу) к ним придут. А национальная заинтересованность традиционно превращает любой разговор об иностранных правовых практиках, тем или иным образом затронувших российских граждан, в столкновения под лозунгом «Наших бьют !» (либо, в качестве варианта: «Наших бьют, и поделом!»).

Лишь в исключительных случаях

Разлучение детей с родителями (пункт 3 статьи 375) рассматривается как мера исключительная, требующая веских доказательств того, что фундаментальные права ребенка подвергается в родной семье неминуемо нарушаются. В 2009 году к ней прибегали лишь в 5 процентах случаев. Согласно статистике ONED — Государственной организации защиты детей — из более чем 266 000 несовершеннолетних, оказавшихся в том году в фокусе внимания ювенальной юстиции, только в отношении 13 378 были заведены дела об изъятии из семей. Реальным же изъятием завершились менее 10 000 дел. Эти решения подлежат обязательному пересмотру каждые два года и рекомендуемому — каждые шесть месяцев. Чаще всего они не означают утраты родительских прав: родители могут видеться со своим ребенком, разговаривать с ним по телефону, писать письма, делать подарки.

Изъятые дети по возможности помещаются в патронатные семьи, в отсутствии же таковой — в приюты. В последнее время, ввиду ухудшения общей экономической обстановки, количество семей, готовых взять ребенка на воспитание, неуклонно сокращается, таким образом, в приютах оказываются более 40% социальных сирот. Кроме того, слишком долгое пребывание ребенка в неродной семье считается нежелательным — не потому, что несчастному запрещается к кому-либо «привязываться», а во избежание злоупотреблений (патронатное воспитание детей оплачивается государством, и недобросовестных граждан, делающих на этом бизнес, сейчас, увы, немало). Поэтому каждый изъятый из семьи ребенок, как правило, проходит и через приемные семьи, и через спецучреждения.

Законом от 5 мая 2007 года «правовой Ватикан» был лишен последнего из атрибутов величия: ювенальные судьи, до того никому не подотчетные, наделенные суверенными полномочиями выставления оценок и принятия решений, были уравнены в правах с «генеральными советами» — органами местного самоуправления департаментов (точнее, с подчиненными им соцслужбами). Ювенальные дела ныне свободно циркулируют между двумя инстанциями, связанными узами извечной классовой неприязни (юстиция во Франции традиционно считается оплотом правой буржуазии, соцслужбы же испокон веков стоят за обездоленных), а потому обреченными друг друга контролировать и уравновешивать. Надо сказать, что вынужденное сотрудничество между ними существовало и раньше: в своих решениях судьи всегда обязаны были учитывать мнение незаинтересованной стороны, то есть отчеты социальных работников). Казалось бы, система достигла максимально возможной прозрачности и эффективности — тем не менее, правозащитный набат не умолкает.

Читайте так же:  Процент усыновления грудных детей

Родные люди вот какие

Начинается все с сигнала, который может быть явным или анонимным и который социальные службы обязаны проверить. Разумеется, бывает, что стучит школьная учительница, или, как в случае Светланы К., уроженки Белоруссии, соседка, снедаемая, по версии пострадавшей, завистью к славянским красоте и стати, — но в огромном большинстве случаев (статистика ассоциации, в основном подтвержденная ONED, называет цифру в 90%) сигналы исходят от бывших жен, мужей, сожителей, то есть от бывших членов семьи. И это объяснимо: регулярно заедать жизнь другого способны лишь самые близкие. Хваленый французский формализм, давший миру столько высококлассных математиков, в данном случае фильтровке информации не способствует: мать, на которую еженедельно доносят, ожидают еженедельные же визиты инспекций.

Эта дискурсивная борьба не обязательно ведется за право отсудить ребенка: более чем в половине случаев административную машину заводит родитель-опекун, движимый, помимо родительских чувств, обидой, ревностью, жаждой мести или денег. Так, например, недавно в блогосфере я наблюдала искреннюю, открытую, простодушную дискуссию двух русскоязычных дам на тему «Как сцедить деньжат с местного лошья и лопушья». Одна из них советовала научить дочь показывать на кукле тетям из инспекции, за какие места ее трогает папа во время воскресных визитов… Вся надежда на то, что лошье действительно окажется лошьем, и невинный ребенок из-за кульбитов мамы-шантажистки не попадет между шестеренок пресловутой административной машины, как это уже не раз случалось с другими невинными детьми.

Дети, осудите маму!

Кому и чего нужно бояться во время визитов инспекции? — По утверждению правозащитников, кому угодно и чего угодно. В группу родительского риска входят, помимо прочих, спортсмены, зеленые, социалисты, интеллектуалы и кормящие матери, ибо любому из них можно вменить в вину желание маргинализовать ребенка и/или неумение растить его в соответствии с требованиями социума. Однако реальными фактами увесистая книга жалоб ассоциации, как ни странно, крайне скудна. Наиболее душераздирающая история рассказана опять-таки русскоязычной, Марией А. В ее случае социальный работник заинтересовался тем, почему она своего сына, по паспорту Сержа, называет Сережей. И во время ее испуганного, сбивчивого ответа что-то записал в блокнот! Это был первый и единственный визит органов опеки в дом Марии, Сережа уже благополучно преодолел совершеннолетие, но страху мать натерпелась.

Всеми гранями сверкает паранойя: «Я стала жертвой объединенных усилий моей семьи, желавшей избавиться от моего сына как от лишнего наследника, и мэрии нашего местечка, связанной узами семейственности и сообщничества с моими врагами и претендующей на мой зeмельный участок. Как только мой сын был помещен в приют, у них оказались развязаны руки: меня тут же выселили из дома за неуплату долгов. Теперь у меня нет ни постоянного места жительства, ни работы, ни надежды доказать по суду, что в отношении меня была допущена несправедливость — репутация моя разрушена… Социальные службы и судьи были подкуплены моими врагами. Верните мне моего сына, пока ему не исполнилось 18, иначе мне не отсудить своего имущества!»

И, наконец, — циничные попытки обойти закон и уничтожить человека, очевидно, не имеющего денег на адвоката: «Моего кузена бросила жена, скинув ему детей. Она мстит ему с помощью ювенальных судей и социальных работников. Надо сказать, что бывшая жена моего кузена — человек крайне психически неуравновешенный, в то время как мой кузен является образцом человека и гражданина. С помощью нашего домашнего психиатра мой кузен пытается объяснить своим детям, что личность и поведение их матери резко отклоняются от нормы, что она склонна к эксгибиционизму (в частности, она спокойно может переодеваться на пляже в присутствии детей), что это должно быть ими осуждено. Несмотря на полную поддержку наших домашних психиатра и педиатра, социальный работник отказывается слушать моего кузена, хуже — отказывается обсуждать это с детьми, мотивируя свой отказ возможными травмами для их психики. В то время как дети гораздо более травмированы тем, что их не слушают и им не верят. С момента начала нами этой процедуры, дети, чувствуя отсутствие уважения к ним со стороны служб опеки, находятся в подавленном состоянии. Помогите детям!»

Думаю, что последнее письмо наилучшим образом иллюстрируют необходимость ювенальной системы: в подобных обстоятельствах защищать интересы матери, кроме них, просто некому.

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ЮВЕНАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ РАЗЛИЧНЫХ СТРАН МИРА Меджидова А.М.,Салаутдинова Б.А.

Дагестанский государственный университет

ISSN (печатный вариант): 2073-0071

Ключевые слова

ювенальная юстиция, защита детей, juvenile justice, child protection

Просмотр статьи

⛔️ (обновите страницу, если статья не отобразилась)

Аннотация к статье

Статья посвящена сравнительному анализу ювенальной системы различных стран мира.

Текст научной статьи

Ювенальная юстиция как способ международно-правовой охраны и защиты прав детей (сравнительный анализ России и Франции)

Рубрика: 9. Гражданское право и процесс

Дата публикации: 02.04.2018

Видео (кликните для воспроизведения).

Статья просмотрена: 123 раза

Библиографическое описание:

Калинина Н. Н. Ювенальная юстиция как способ международно-правовой охраны и защиты прав детей (сравнительный анализ России и Франции) [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Чита, апрель 2018 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2018. — С. 24-26. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/284/14078/ (дата обращения: 16.03.2020).

В настоящее время в правовой среде обсуждается вопрос о перспективах введения в Российской Федерации института ювенальной юстиции как обязательного и автономного элемента судебной системы. Идеи развития ювенальной юстиции разрабатываются отечественными учеными несколько десятилетий, однако до сих пор нет единого мнения относительно понятия ювенальной юстиции, и её необходимости для российского государства.

В 1910 году в Санкт-Петербурге был создан первый в России суд для несовершеннолетних. А в 1917 году суды уже действовали в Москве, Томске, Саратове и других российских городах. В городах, где не было таких исправительных учреждений или если не хватало свободных помещений для несовершеннолетних в возрасте от 10 до 18 лет, признанные судом как совершившие преступления без разумения, таких несовершеннолетних могли отдать на исправление на срок, определенный судом, но не более чем до достижения ими совершеннолетия в монастырь, но опять-таки, если по месту производства такие монастыри были и если по их правилам в них не запрещалось проживание посторонних лиц.

На основании этого мы можем сделать вывод, что в законах России конца XIX в. начали просматриваться юридические нормы, которые предусматривали сокращение тяжести уголовного наказания несовершеннолетнему. Уголовное, уголовно-процессуальное законодательства включали в себя положения об увеличенной юридической защите несовершеннолетних в сравнении со взрослыми осужденными. Но следует учитывать, что у судей был завышенный объем собственного усмотрения по делам несовершеннолетних. [1, С.146]

В постсоветский период создание ювенальных судов в нашей стране предусматривалось принятой в 1991 г. Концепцией судебно-правовой реформы в Российской Федерации. [2] В указанном документе упоминалась желательность специализации судей по делам семьи и несовершеннолетних, однако никаких подробностей по этому вопросу в указанной Концепции не содержалось.

Сам термин «ювенальная юстиция» был предусмотрен Национальным планом действий в интересах детей, утвержденным Указом Президента РФ от 14 сентября 1995 г. № 9423. В соответствии с данным документом Основными направлениями государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 г. было предусмотрено «создание системы ювенальной юстиции, специальных составов судов по делам семьи и несовершеннолетних», а также «создание правовой базы по профилактике безнадзорности и правонарушений подростков».

Читайте так же:  Взыскание алиментов за 3 прошедших года

Дальнейшее рассмотрение данного законопроекта в высшем законодательном органе нашей страны не происходило в течение более чем 8 лет после принятия проекта в первом чтении. Не получив законодательного закрепления на государственном уровне, ювенальная юстиция обрела свое развитие в регионах страны в виде пилотных проектов.

В последнее время в российском обществе ведется широкая дискуссия о необходимости законодательного закрепления ювенальной юстиции. Мнения граждан нашей страны при решении данного вопроса разделились на «за» и «против», однако не все участники дискуссии имеют четкое представление о том, что такое ювенальная юстиция.

Ювенальная юстиция — это правосудие по рассмотрению дел с участием несовершеннолетних. Понятие ювенальной юстиции включает в себя особый порядок судопроизводства, отдельную систему судов для подростков (ювенальных судов), а также совокупность идей, концепций социальной защиты и реабилитации несовершеннолетних правонарушителей.

В свою очередь, Е. В. Лукьянова определяет ее как систему, включающую в себя деятельность органов, осуществляющих правосудие по делам несовершеннолетних, систему, имеющую специфические судоустройственные и процессуальные принципы, формы и методы реализации судебной власти. [3]

Несовершеннолетние являются наиболее незащищенной частью общества. Защита прав и законных интересов ребенка является одной из важнейших важнейшей задач, для решения которой должны быть направлены максимальные усилия общества и правового государства

Классическим образцом правового института ювенальной юстиции является институт ювенальной юстиции Франции. При этом полагаем, что сравнительная характеристика может помочь оптимизировать процесс внедрения института ювенальной юстиции в российскую правовую действительность. Во Франции, в масштабе всей страны новая система правосудия в отношении несовершеннолетних, а вместе с ней и система соответствующих судов со специализированными судьями, официально была учреждена с принятием в 1945 году нормативного акта «Орданас». Стоит отметить, что французская система ювенальной юстиции занимается как несовершеннолетними правонарушителями, так и детьми, находящимися в той или иной степени под угрозой (неблагоприятное физическое воздействие на ребенка, проблемы отсутствия должного ухода за ребенком и др.).

В России же, общественность полагает, что подобное вмешательство органов по защите прав и интересов несовершеннолетних, в частную жизнь семьи, не принесет положительного эффекта, а наоборот приведет к непрогнозируемым социально-правовым последствиям.

В каждом департаменте Франции созданы суды для несовершеннолетних преступников, назначены специализированные судьи по делам несовершеннолетних. Впоследствии появились специализированные работники прокуратуры и адвокатуры. Во Франции также имеются ювенальные суды присяжных.

В России дела с участием несовершеннолетних рассматриваются в судах общей юрисдикции. Во Франции передача дела несовершеннолетнего в суд общей юрисдикции не допускается. Суды ювенальной юстиции, ювенальные суды присяжных в России на данный момент не сформированы. Дела с участием несовершеннолетних не рассматриваются с участием присяжных заседателей на основании ст. 31 УПК РФ, в то время как во Франции, суд присяжных рассматривает дела несовершеннолетних в возрасте от 16 до 18 лет, а также дела о взрослых соучастниках преступлений несовершеннолетних.

Судебная процедура в суде несовершеннолетних во Франции включает три стадии: 1) вызов к судье, беседа судьи с несовершеннолетним, принятие судьей решения относительно дальнейшего движения дела или его прекращения и освобождения подростка от судебной или несудебной процедуры; 2) судебное разбирательство, которое ведется единоличным судьей или коллегией судей; вынесение приговора; 3) исполнение приговора, где роль суда заключается в осуществлении судебного надзора. [4]

В заключении хотелось отметить, что мы рассмотрели все проблемы развития ювенальной юстиции в нашей стране. В заключении было бы желательно отметить, что Россия не может допустить создание института ювенальной юстиции не только по экономическим причинам, но из-за моральных качеств.

Рассматривая неудачу исторического опыта тестирования ювенальных судов в России, существование альтернативных механизмов по защите прав детей, а также то, что некоторые из принципов ювенальной юстиции нарушают Конституцию Российской Федерации и другие законы, способны причинить непоправимый вред правам, законным интересам и морали наших соотечественников. Можно с уверенностью сказать о правовой, нравственной и культурной неуместности введения ювенальной юстиции в России.

  1. Гаврилов С. Т. Организация предупреждения отклоняющегося поведения несовершеннолетних: отечественный опыт // Территория науки. 2015. № 6. С. 146.
  2. Постановление ВС РСФСР от 24.10.1991 № 1801–1 «О Концепции судебной реформы в РСФСР» // «Ведомости СНД и ВС РСФСР», 31.10.1991, № 44, ст. 1435.
  3. Лукьянова Е. В. Дифференциация правового регулирования в процессуальном законодательстве // Российская юстиция. 2003. № 10. С. 18.
  4. Ордонанс от 2 февраля 1945 года № 45–174 «О детях провинившихся». Уголовный кодекс, Dalloz, издание 2001 года.

Против издержек — не против системы

На любой из запросов по темам «злоупотребления служб опеки», «дети, помещенные в приюты», «родители, незаконно лишенные родительских прав» французские поисковики выдают сотни ссылок, однако быстро выясняется, что все они прямо или окольно ведут на сайт правозащитной ассоциации SOS INCESTE-MALTRAITANCE REDONNEZ-MOI L’ESPOIR («Спасите меня от инцеста и бесчеловечного обращения, верните мне надежду»), основанной группой педагогов и социальных работников,

так или иначе пострадавших от служб опеки. Учредители организации подчеркивают, что их целью является борьба не с самой системой социальной поддержки и защиты детства (напротив, существование подобной системы признается ими одним из самых впечатляющих социальных достижений Франции), а с ее морально-юридическим износом, издержками, накопившимися за 60 лет ее нереформированного функционирования. По их мнению, из строя вышел механизм выявления семей, потенциально опасных для проживающих в них детей: социальные работники сегодня склонны искать вшей в головах добродетели и обходить вниманием порок.

Сайт располагает большой подборкой историй, иллюстрирующих обе крайности. Тело восьмилетней Марины из Ле Мана было найдено закатанным в бетон в сентябре 2009 года. Экспертиза установила, что девочка была забита насмерть собственными родителями, а до этого периодически подвергалась насилию. Ранее социальные работники по сигналам соседей, школьной учительницы и полиции неоднократно навещали семью Марины, но опасности не распознали (что само по себе удивительно: ведь даже местный почтальон замечал, что девочка вся в синяках и чем дальше, тем больше хромает). Еще абсурднее история пятилетней Тифани: за полгода до смерти в мае 2010 года (от переохлаждения — мать оставила описавшегося ребенка на всю ночь в ванне с ледяной водой) решением социальных служб Мобежа девочка была изъята из дома, где она проживала с отцом и бабушкой, и передана той самой маме, оцененной как более адекватный родитель (sic!). В прошлом феврале чудом был спасен семилетний Дилан из Мило, дошедший до крайней степени дистрофии за три года пребывания в родной семье, но взаперти, в конуре без воды и туалета — сосед, отчаявшийся дождаться реакции служб опеки, сам, рискуя быть привлеченным к суду, ворвался в дом родителей Дилана, обнаружил мальчика, оповестил полицию…

Эти и многие другие случаи халатности и бездействия вопиют, но не вызывают у организации «Нет инцесту и бесчеловечному обращению с детьми!» никакой правозащитной реакции — конкретный гробик ребенка менее интересен активисту, чем гипотетическая детская слезинка. Упоминание детоубийственного ужаса выступает лишь антитезой неумеренному (злонамеренному?) административному усердию, на которое и направлены громы и молнии ассоциации.

Читайте так же:  Фз 256 о материнском капитале с изменениями

Похожие статьи

Ювенальная юстиция в России: советский период.

ювенальная юстиция, Россия, суд, Российская Федерация, Франций, дело, общая юрисдикция, законодательное закрепление, дело семьи, ювенальный суд присяжных.

Разнонаправленность восприятия феномена ювенальной.

ювенальная юстиция, Россия, суд, Российская Федерация, Франций, дело, общая юрисдикция, законодательное закрепление, дело семьи, ювенальный суд присяжных.

Вопросы становления ювенальной юстиции в России

ювенальная юстиция , Россия , суд , Российская Федерация , Франций, дело, общая юрисдикция, законодательное закрепление, дело семьи, ювенальный суд присяжных.

Модели ювенальной юстиции в странах континентальной.

Суды ювенальной юстиции, ювенальные суды присяжных в России на данный момент не сформированы.

Ключевые слова: суд, Российская Федерация, судебная система, РСФСР, ювенальная юстиция, ювенальный суд.

Понятие ювенальной юстиции в рамках российского уголовного.

Классическим образцом правового института ювенальной юстиции является институт ювенальной юстиции Франции. В России дела с участием несовершеннолетних рассматриваются в судах общей юрисдикции.

Актуальные проблемы осуществления правосудия в отношении.

Ювенальная юстиция в России: советский период и современность. Ключевые слова: суд, Российская Федерация, судебная система, РСФСР, ювенальная юстиция, ювенальный суд.

Исторические аспекты специализации судов как одно из.

Система судов общей юрисдикции построена так, что судебные территории совпадают с границами. К вопросу о взаимодействии органов внутренних дел и судов общей юрисдикции при рассмотрении дел о признании гражданина безвестно отсутствующим.

К вопросу о суде присяжных в Российской Федерации

суд присяжных, Российская Федерация, федеральный бюджет, дело, присяжный, присяжный заседатель, участие присяжных заседателей, судебное разбирательство, суд, ближайшее рассмотрение. Проблемы и перспективы развития института присяжных.

Проблемы и перспективы развития судов общей юрисдикции

Российская Федерация, мировой суд, мировой судья, суд, районный суд, единая судебная система, исполнительная власть, общая юрисдикция, мировой суд субъектов, судебная система России. Производство в суде апелляционной инстанции.

Модели ювенальной юстиции в странах континентальной правовой системы

Дата публикации: 20.09.2016 2016-09-20

Статья просмотрена: 2246 раз

Библиографическое описание:

Третьякова К. Е. Модели ювенальной юстиции в странах континентальной правовой системы // Молодой ученый. — 2016. — №19. — С. 259-263. — URL https://moluch.ru/archive/123/33861/ (дата обращения: 16.03.2020).

Термин «ювенальный» этимологически берёт своё начало от латинского слова juvenis (junior), что означает — молодой, юный, а также может истолковываться, как молодой человек, юноша, девушка. Ювенальная юстиция обобщённо понимается, как «кооперация деятельности различных профессионалов, предполагающая взаимодействие суда и правоохранительных органов с воспитательными (и иными гуманитарными) структурами с целью решения проблем ребенка, попавшего в трудную жизненную ситуацию. Ювенальная юстиция — система воспитательно-юридическая, государственно-общественная». [8, с.4]

Исторический опыт возникновения, становления и развития ювенальной юстиции, её нормативно-правовой базы, является сложным и длительным, а для современной России в, некоторой степени, новым, поскольку специализированных государственных органов, расследующих уголовные дела в отношении несовершеннолетних, и судебных органов, рассматривающих материалы о совершении преступлений несовершеннолетними, в Российской Федерации нет.

В связи этим, целесообразно рассмотреть существующие модели ювенальной юстиции в некоторых зарубежных государствах. В то же время, следует признать, что среди учёных и практиков, причастных к разработке законодательства о несовершеннолетних, до сих пор нет единого мнения о том, что же такое ювенальная юстиция и насколько она необходима в России.

Один из первых ювенальных судов был создан в Чикаго (штат Иллинойс) 2 июля 1899 года на основании Закона о детях покинутых, беспризорных и преступных и о присмотре за ними. [13, с.7] По примеру США подобные суды были созданы в Англии в 1905, Канаде в 1908, Бельгии в 1912, Франции в 1914, Греции в 1924 году, а также ряде других стран. При этом, принято выделять две основные модели действующей за рубежом ювенальной юстиции: англосаксонскую, в которую входят Англия, США, Канада и Австралия и континентальную, основанную на правовых системах Германии, Франции, Бельгии, Румынии, Польши и ряде других европейских государств. [14, с.112–113]

Французская система правосудия в отношении несовершеннолетних является образчиком романо-германской модели, наиболее ярко воплощая такие её черты, как четкое разграничение компетенции судебных органов, органов предварительного следствия, регламентация судебной процедуры. Поскольку уголовный кодекс Франции прямо устанавливает, что несовершеннолетние лица, признанные виновными в совершении преступлений, становятся объектом защиты, помощи, надзора и воспитания при условиях и в порядке, установленном отдельным законом, правовую основу французской ювенальной юстиции составляет Закон № 45–174 от 2 февраля 1945 года. [21, с.197–205]

Возраст, с которого наступает уголовная ответственность во Франции. Это 13 лет, поэтому лица моложе тринадцати не могут являться преступниками, к ним применяются лишь воспитательные меры. [10, с.187–189]

Французский ювенальный судья Э.Робинсон выделяет ряд принципов, на которых строится ювенальная юстиция Франции. Первый — принцип предпочтительности воспитательных мер перед наказательными (карательными). Ориентирование системы правосудия над несовершеннолетними на воспитательную составляющую способствует защите прав и интересов несовершеннолетнего, его ресоциализации, а значит и соответствует целям специальной превенции. Второй принцип, это глубокое знакомство с психологией, с личностью несовершеннолетнего правонарушителя. Судья выносит вердикт только при условии глубокого, тщательного, досконального изучения личности несовершеннолетнего преступника, при этом, обязательным условием является проведение «социального исследования» с составлением специального досье. Причем, такое исследование судья может проводить сам, но большей частью поручает его чиновникам службы пробации, которые используют помощь психологов, психиатров, специалистов в области образования. [12, с.107]

Третий принцип — специализация судей, занимающихся исключительно делами несовершеннолетних.

В сущности, французскую ювенальную систему можно охарактеризовать, прежде всего:

‒ системностью различных органов и служб, координируемых ювенальным судом;

‒ воспитательной направленностью системы правосудия по уголовным делам в отношении несовершеннолетних;

‒ назначением той или иной воспитательной меры на основе полного и всестороннего изучения личности несовершеннолетнего, его окружающей среды (семьи, друзей, школы и др.);

‒ мобильностью в определении вида, содержания и характера воспитательных мер, применяемых к несовершеннолетнему;

‒ наличием профилактического потенциала преступности несовершеннолетних, в том числе в виде специальной превенции. [20, с.16]

Основная цель ювенальной системы Швейцарии — это возвращение несовершеннолетнего правонарушителя в общество и принцип освобождения лишенного свободы несовершеннолетнего, как только это становится возможным. При этом правовую основу составляют международные правовые акты, а также внутренние нормативные правовые акты. Так, Конституция Швейцарии распределяет полномочия между конфедерацией и кантонами. Таким образом, в том, что касается ювенальной юстиции, все, что является основополагающим и такие документы, как уголовный кодекс — все входит в компетенцию конфедерации. А все, что касается формы, то есть сама процедура, меры пресечения, меры наказания и так далее — это все входит в компетенцию кантонов. Словом, в федеральном уголовном кодексе предусмотрены все правонарушения и преступления, а в 27 процессуальных Кодексах регламентированы процессуальные вопросы каждого кантона в отдельности. [17, с.78–93]

Уголовная ответственность в Швейцарии наступает с 10 лет. При рассмотрении вопроса о назначении несовершеннолетнему меры воздействия приоритет отдаётся воспитательным мерам. При этом все воспитательные меры можно условно разделить на четыре типа: наблюдение (судья делегирует сотрудника, который наблюдает за семьей несовершеннолетнего и тем, как идет процесс воспитания), наблюдение с воздействием сотрудника непосредственно на ребенка, клинические курсы лечения (когда несовершеннолетний является алкоголиком, наркоманом, зависимым от каких-либо медикаментов), изоляция ребенка от семьи (ребенок перемещается в другую среду обитания на разный в зависимости от случая период времени). «Естественно, все эти четыре меры вовсе не обязаны следовать одна за другой или существовать одна независимо от другой, то есть их можно комбинировать, их можно перемещать в зависимости от того, какие результаты мы получаем». [19, с.37]

Читайте так же:  Гпк факт признания отцовства


Основной акцент в швейцарской ювенальной юстиции делается на стороне, возмещающей ущерб, пытающейся найти какие-то точки соприкосновения, какое-то примирение между противными сторонами. После проведения следственных действий для выяснения характера совершенного преступления судья приступает к следственным действиям для выявления личности, характеристики автора этого правонарушения. Именно здесь он работает в тесном контакте с административным сектором и частным.

Именно работники административного или частного сектора (общественный работник, психиатр, психолог) подготавливают по поручению судьи информацию о подростке, формируют его досье (по аналогии с французским социальным досье). [4, с.28–30] Сформированное досье поступает судье. И если ничего иного предпринимать не требуется, например, помещать несовершеннолетнего в специализированное медицинское учреждение в случае его заболевания (наркомания, токсикомания), процесс переходит в следующую стадию — вынесение приговора. Данная стадия происходит в кабинете судьи в присутствии несовершеннолетнего, его родителей или опекунов, а также жертвы совершенного преступления; судья объявляет свое решение и объясняет его. Далее наступает стадия исполнения наказания. [6, с.5–8]

В швейцарской ювенальной системе приоритет всегда отдается воспитательным мерам, ведущую роль играет ювенальный судья, начинающий, контролирующий и заканчивающий весь судебный процесс. В конечном счете, данная правовая модель преследует двуединую цель — возвращение несовершеннолетнего правонарушителя в общество и освобождение несовершеннолетнего, лишенного свободы, как только это становится возможным, а также возмещение ущерба и примирение между сторонами. [19, с.46–69]

Правовая база польской ювенальной юстиции включает международные правовые акты, а также внутренние законы, отвечающие требованиям международных стандартов осуществления уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних. К числу последних относят Закон о процедуре рассмотрения дел несовершеннолетних 1982 года и Закон об уголовных преступлениях и мелких правонарушениях. Как указывает С. С. Козлов: «В Польше правосудие для несовершеннолетних построено своеобразным способом — уголовное преследование производится в общем порядке, а все остальные дела решает семейный суд». [9, с.16–17]

Согласно польскому законодательству, подростки в возрасте 13–17 лет, совершившие правонарушение, считаются несовершеннолетними и могут быть привлечены к суду, однако, формально они не могут быть признаны преступниками, так как совершают не преступления, а так называемые, действия, влекущие за собой наказание. Статус несовершеннолетнего в системе правосудия продлевается до 18 лет, если действия подростка связаны с так называемой «деморализацией» (алкоголизм, наркомания, отказ от посещения школы, асоциальное поведение), либо до 21 года, если молодой человек был осужден как несовершеннолетний и находится в соответствии с приговором суда в исправительном учреждении. [18]

Большинство уголовных дел в отношении несовершеннолетних рассматривается введенным в 1978 году семейным судом. Исключение составляют дела в отношении подростков, достигших 15-летнего возраста, совершивших тяжкое преступление (убийство, насилие, террористический акт). В любом случае, при рассмотрении уголовного дела судом учитываются индивидуальные качества личности подростка и степень его зрелости. [22, с. 129–139]

Нормативная база ювенальной юстиции Германии представлена двумя кодексами — Уголовным и Уголовно-процессуальным, а также основным нормативным правовым актом специального значения — Законом об отправлении правосудия по делам молодежи от 3 августа 1953 года (с последними изменениями от 19 января 2000 года). Закон о суде по делам молодежи регулирует мероприятия при поступках подростков (14–18 лет) и молодых людей (18–21 год) и создание судов по делам молодежи, помощи судам по делам молодежи, возможности прекращения процесса или назначения воспитательных мероприятий. [24, С.39]

Стратегическим направлением правосудия по уголовным делам в отношении несовершеннолетних Германии является отказ от уголовного преследования. Данное направление связано с понятием «диверсион». Суть данного понятия заключается в отказе от официального уголовного процесса путем применения неформальных альтернатив ему, сопряженных с отсутствием длительных процедур и формального судебного разбирательства. [7, с.335–337]

Диверсион принадлежит к одному из направлений либеральной уголовной политики и ориентирован, в первую очередь, не на реагирование, но на превенцию. Диверсион включает в себя два направления — криминологический и педагогико-терапевтический. Криминологический базируется на следующих утверждениях:

  1. Подростковая преступность обычна, нормальна, эпизодична и малозначительна, поэтому излишние меры борьбы с ней не нужны;
  2. Диверсион помогает избежать стигматизации (в процессе признания лица виновным происходит его клеймение и в общественной среде он обретает новый статус — «преступник», кроме того, общение с другими лицами, отбывающими наказание протекает в обстановке асоциального поведения и способствует формированию соответствующих установок и мировоззрения). [16, с.54–55]

Правом прекращения уголовного преследования несовершеннолетних по Закону о суде по делам молодежи наделен как прокурор, так и суд. Так, если прокурор предъявил обвинительное заключение несовершеннолетнему, но ювенальный судья усматривает, что а) совершенное деяние является проступком, вина незначительна и отсутствует публичный интерес в уголовном преследовании; б) уже начата или осуществлена какая-либо воспитательная мера; в) вынесение приговора не необходимо, а можно ограничиться назначением какой-либо меры, признавшему себя виновным несовершеннолетнему, то судья может прекратить уголовный процесс без устного судебного разбирательства, заручившись согласием прокурора. [3, с.345–362]

Прекращение процесса оформляется судьей путем вынесения определения, которое не может быть обжаловано. В этом определении судья вправе установить несовершеннолетнему срок (максимум 6 месяцев), в течение которого он должен выполнить возложенные на него обязанности, указания, либо подвергнуться воспитательным мерам. Таким образом, в основу ювенальной юстиции Германии заложена идея перевоспитания несовершеннолетнего преступника и дальнейшая его ресоциализация, а прекращение уголовного преследования с применением соответствующих мер, непосредственно связано с профилактикой преступности и направлено на достижение специальной превенции. [9, с.19]

Таким образом, в континентальной правовой системе (Германия, Франция, Бельгия, Румыния, Польша и др.), все виды правонарушений и преступлений несовершеннолетних подсудны только специализированным ювенальным судам, и передача дел для рассмотрения судом общей юрисдикции не допускается. [1, 1999]

Иными словами, Правила делают упор на специализации судейского корпуса, рассматривающего уголовные дела несовершеннолетних, и это требование касается всех органов и служб, в компетенцию которых входит рассмотрение вопросов о правонарушениях несовершеннолетних. [2, с.51]

Видео (кликните для воспроизведения).

Анализ правовых систем и норм, касающихся профилактики правонарушений несовершеннолетних, в развитых зарубежных странах показывает, что в них практически везде действует единая скоординированная, целостная система профилактики и предупреждения безнадзорности, а также привлечения несовершеннолетних лиц к юридической и иной ответственности. Усилия всех государственных органов, при этом, взаимосвязаны и направлены на решение одной сложной глобальной задачи.

Источники

Статистика ювенальной юстиции несовершеннолетних в франции
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here