Ювенальная юстиция в италии

Мы подготовили ответы на вопросы по теме: "Ювенальная юстиция в италии" с комментариями специалистов. Уточнить данные на 2020 год можно у дежурного консультанта.

«Закат захватнической ювенальной политики в Европе»

Выступление Ирины Бергсет на секции Рождественских чтений, посвященной ювенальной юстиции

В минувшую субботу, 26 января, в Новом гуманитарном корпусе МГУ на Ломоносовском проспекте в рамках Рождественский чтений состоялась, ставшая уже традиционной секция по ювенальной юстиции «Новые угрозы семье и детству. Противодействие этим угрозам в России и за рубежом». Руководили работой секции – директор Общественного института демографической безопасности И.Я.Медведева и член правления Российского детского фонда Т.Л.Шишова. Курировал секцию – протоиерей Максим Обухов, руководитель Православного медико-психологического центра «Жизнь».

Предлагаем вниманию наших читателей выступление кандидата филологических наук Ирины Михайловны Бергсет «Закат захватнической ювенальной политики в Европе»

.

Сегодня мы наблюдаем закат захватнической ювенальной политики Европы, за которым следует только полное умирание или вырождение наций и народностей, населяющих эту часть суши планеты Земля.

Все последние 30 лет политика насильственного захвата детей в странах ЕС проводилась исключительно под грифом «секретно», то есть фактически в атмосфере строжайшей гостайны. Родительское сообщество безропотно и молчаливо принимало все атаки ювенальных карательных отрядов, созданных и действующих практически в каждой стране Европы. После изымания родных детей госсистема предлагала семье только две альтернативы. Первое: родить себе новых детей. Или Второе: наслаждаться жизнью без детей. Практически никто из экспроприированных детей не мог и не может вернуться в родную семью, потому что все госсистемы, включая судебную, законодательную и исполнительные власти, работают на разрушение семьи и «естественной», «натуральной» связи ребенка и родителей.

Постепенно недовольство родителей государственными методами разрушения семьи нарастало. И в 2012 году несогласие родителей с повсеместно в Европе узаконенной политикой госкиднеппинга, наконец, превысило критическую массу и переросло в социальный протест.

Как явление «родительский протест против антисемейной политики ЕС и ООН, направленной на отчуждение детей от биородителей», достиг своего пика именно в 2012 году. Родители взломали табу «сверхсекретности» детского вопроса и выплеснули свои трагедии в СМИ Великобритании, Германии, Франции, Норвегии, Швеции, Финляндии, Индии, России, Шри-Ланки и других стран мира. Попав на страницы мировой прессы, родительский протест зафиксировал кризис ювенальной системы Европы и продемонстрировал, что ювенальные технологии требуют или немедленной отмены, или кардинального реформирования.

Всплеск родительского недовольства в связи с массовыми и повсеместными насильственными изъятиями детей из кровных семей госструктурами разных стран волной прошел с севера на юг Европы. В международное движение «Русские матери» в 2012 году обратились более сотни российских семей, пострадавших от принудительного разлучения с родными российскими детьми в 28-ми странах мира. Россияне били в колокола беды из Норвегии, Англии, Финляндии, Швеции, Дании, Бельгии, Франции, Германии, с Кипра, из Новой Каледонии, Мальты, Израиля, Турции, Египта, Канады, США, Австралии, Новой Зеландии, Греции и других стран.

В 2012 году осмелевшие или доведенные до отчаяния родители в разных концах Европы и мира вышли на демонстрации, митинги, пикеты, уличные шествия и даже объявили голодовки, требуя вернуть украденных и конфискованных госслужбами родных детей. Протесты против ювенальных карателей из норвежской «Барневарн» прошли у посольств Норвегии в Шри-Ланке, в Индии, в Сомали, в России и на площадях Осло в самой Норвегии. Против ювенального ГЕСТАПО Германии «югендамдт» выступили родители как в самой Германии, так и в России. Против ювенального фашизма финской «Ластенсуелу» поднялись родители не только в стране Суоми, но и у нас в России. А против самой секретной, старейшей и самой кровожадной ювенальной спецслужбы мира — английской — прошли демонстрации протеста в Индии, в Сербии и на Трафальгарской площади в самой Великобритании.

Кроме публичных акций протеста родительское сообщество осуществило в 2012 году стихийную попытку создать своего рода «освободительное родительское движение» с декларацией требований и намерений. В частности, была составлена петиция в ООН с требованием признать политику насильственного разделения детей и биологических родителей — преступлением против детства. Подписи под этой петицией были собраны в 199 странах мира, в том числе и в России. Сама петиция была передана в приемную штаб-квартиры ООН в Женеве. Согласно появившейся после этого в СМИ информации, генеральный секретарь ООН ответил родителям, что специальная комиссия будет рассматривать этот вопрос на заседании в декабре 2012 — феврале 2013 года.

Таким образом, в 2012 году родительское сообщество планеты впервые преодолело страх и барьер «секретности» и выступило в странах Европы против государственно-узаконенного киднеппинга в защиту естественного права детей жить и воспитываться в кровной семье с родными родителями.

Несмотря на многочисленные вспышки народного протеста, следует признать, что в Европе родительство ослаблено и крайне раздроблено. Кроме того, согласно опубликованной в 2012 году статистике, 1/3 всего населения Европы бесплодна. Ситуация в Европе усугубляется еще и тем, что почти 40 % европейцев имеет психиатрические диагнозы, сидит на антидепрессантах, то есть фактически нездорово. На таком фоне активизация родительского сообщества в России, вставшего на защиту традиционных ценностей и традиционной семьи может стать «спасательным кругом» для Европы, где семья убивается агонизирующей ювенальной госдиктатурой.

Прогрессивная роль России в этом случае связана с тем, что с вступлением в европейское сообщество Россия может и должна стать мотиватором преобразований, стимулятором реформ как внутристранового детского законодательства, так и общеевропейских конвенций и международных соглашений, на словах призванных защищать права детей, а на деле превращающих современного европейского ребенка в раба ювенальной карательной госмашины.

Корни проювенальных технологий уходят прямиком в фашисткою Германию. Адольф Гитлер открыл первые детские приюты в Финляндии, Швеции, Норвегии и других странах для целенаправленной смены национального кода у детей, экспроприированных у родителей. Гитлеровские технологии прижились и мимикрировали сегодня в ювенальные системы спасения детей всей Европы и мира от биологических родителей.

Пик ювенальных изобретений приходится на 1980 год, когда, по сути, было узаконено «неокрепостничество» или «крепостное право с детским лицом». В соответствии с Гаагской конвенцией о международных похищениях детей от 1980 года, дети всех стран одномоментно «отчуждались» от родных родителей и приписывались или прикреплялись к той земле или стране, где они физически находились на момент изъятия. С этого времени в Европе родительские права «де-юре» разделились надвое: «право родить» и «право воспитывать», которое иначе стали называть родительским правом опеки над ребенком. Государство в одночасье экспроприировало «право опеки» над всеми детьми, которые в буквальном смысле на момент создания этого документа «стояли» на территории конкретной страны. А родителям государство выдавало с этих пор временное право заботиться о родном ребенке до первой провинности перед госсистемой.

Читайте так же:  Раздел совместно нажитого имущества практика судов

Дальше – больше госправ и меньше прав родителей и детей. За 30 лет все Европейские страны перешли от судебно-санкционированных краж детей у биологических родителей к открытому немотивированному захвату детей без суда и следствия, то есть к массовым «чрезвычайным» экспроприациям здорового потомства у родителей в пользу государства. В Норвегии, которая лидирует в мире по жестскости ювенальных технологий, каждый год увеличивается государственная квота на немотивированный или «чрезвычайный» госзахват здоровых детей. За последние 15 лет этот «госплан на сверхбыстрый захват детей» в Норвегии скакнул от 500 детей в год до 4000 детей в год, которых госчиновники могут изымать у родителей без судебного или иного решения, то есть «внезапно» и без предупреждения. Государство теперь зачастую не обязано информировать родителей о причинах изъятия их потомства в сам момент конфискации. Просто в ваш дом днем или ночью постучат полицейские и под дулом пистолетов уведут ваших детей в неизвестном направлении. Строжайшая конфиденциальность не позволит вам вслух назвать подобные действия властей ни «государственно-санкционированным террором семьи», ни откровенным «госкиднеппингом» вашего потомства.

Почти каждая европейская страна имеет на сегодняшний день подобные законодательно разрешенные «внезапные» нападения на семью. Причем сроки предъявления письменного государственного уведомления родителя о причинах экспроприации вашего потомства варьируются в разных странах от 7 дней до 14 дней и больше ПОСЛЕ факта госкиднеппинга вашего ребенка. Родитель абсолютно лишен презумпции невиновности в ювенальной системе Запада, поэтому он всегда «виновен» только уж потому, что родил детей.

Все изъятые в чрезвычайных случаях дети помещаются на секретный для биородителя адрес. При этом государство всегда имеет безоговорочное право сменить экспроприированному из семьи ребенку не только адрес, но даже имя и гражданство. Известны случаи, когда эти «оказёненные» дети полностью исчезали из поля зрения не только родителей и родственников, но и из числа живых.

Государственные ювенальные системы стран Европы постепенно объединились в одно целое, а потом срослись с общемировой ювенальной сетью и превратились в транснациональный рынок детей. Так что под маской лжесекретности дел об изъятии детей из кровных семей скрывается, по сути, новый вид организованной преступности, контролирующей мировую торговлю детьми и всемирный киндертрафик.

В связи с вышеизложенным перед научным, культурным, политическим, экономическим и родительским сообществом России стоит сегодня выбор: или деградация до уровня госкиднеппинга Европы, или же навязывание Европе прогрессивного пути по пересмотру устаревших деструктивных международных конвенций о детях и полный отказ от ювенальных карательных технологий.

Подводя итог, можно заметить, что Европа сегодня агонизирует в своей захватнической политике по разлучению детей с их биологическими родителями из традиционных семей. Мы наблюдаем процесс полного аморального разложения в Европе, в то время как в России нарастают прогрессивные тенденции, базирующиеся на укреплении естественной, «натуральной» или традиционной семьи и приоритете традиционных ценностей «натуралов».

Нельзя копировать наихудшие достижения Европы, каковым является сегодня ювенальная юстиция. Ювенальные карательные технологии — это уродливый рудимент и наихудшее изобретение Европы, способное уничтожить сегодня не только саму Европу, но и все человечество.

http://ruskline.ru/news_rl/2013/01/28/zakat_zahvatnicheskoj_yuvenalnoj_politiki_v_evrope

Ювенальная юстиция в действии. Торговля детьми в солнечной Италии

В итальянском городе Реджо-Эмилия полиция накрыла группу сотрудников местной службы опеки, психотерапевтов и госслужащих, всего 18 человек, включая мэра близлежащего города Биббьяно. Преступники изымали детей из семей и фактически продавали их приемным родителям. Чтобы обосновать изъятие, психотерапевты под давлением убеждали детей в том, что они стали жертвами насилия со стороны своих родителей.

Что ж, такое бывает в разных странах.

Люди грешны. Люди, наделенные государственными полномочиями, не святее всех остальных, но у них больше возможностей для злоупотреблений. Коррупция и злоупотребления властью существуют везде – как в солнечной Италии, так и в не столь солнечной России.

Это важно помнить, когда нам приводят примеры зла, которые совершаются внутри семей (в последние недели у всех на слуху дело сестер Хачатурян, но были и другие случаи), и призывают усилить борьбу с семейным насилием. Семейное насилие, конечно, существует, и с этим злом необходимо бороться. Сестры Хачатурян – взрослые, но бывают случаи (действительно душераздирающие) дурного обращения с детьми. Когда люди читают об этих случаях, они, совершенно естественно, испытывают гнев, негодование и горячее желание, чтобы такое зло вовремя пресекалось. Это совершенно понятные и благородные эмоции. Они вызваны, конечно же, реальным и тяжким злом. И с этим злом надо бороться.

Беда в том, что любые меры, направленные против зла, будут осуществлять люди, в свою очередь, грешные и подверженные злу. Например, наркомания – и особенно наркоторговля – зло, которое необходимо пресекать. Но, как мы недавно убедились, ложные обвинения в наркоторговле могут использоваться для того, чтобы преследовать невиновного человека. Зло и порча просачивается в любую человеческую структуру, и особенно быстро – в структуры, наделенные полномочиями для борьбы со злом.

Эксперт, работающий в области ювенальной юстиции, может сам оказаться педофилом – как это произошло в Норвегии. У нас, в России, как и в других странах, происходят возмутительные случаи насилия в детских домах. В деле с опекой из Реджо-Эмилии нет ничего уникального. Как говорит еще древнеримская поговорка – «Quis custodiet ipsos custodes?», «Кто устережет самих сторожей?».

Бывают и ситуации, когда зло и вред причиняют даже не очевидные негодяи, которым место в тюрьме – как в этих случаях – но, напротив, люди, искренне и ревностно уверенные, что творят добро.

Когда люди в ответ на какие-то безобразные случаи в семьях предлагают развернуть кампанию по борьбе, принять специальные законы, дать больше полномочий для вмешательства в семью – это по-человечески понятно. Но в реальности это может привести к другим безобразным случаям. Об этом легко забыть, возмутившись ужасными происшествиями в семьях – потому что об ужасных случаях в опеке или детских домах вам будут рассказывать гораздо менее охотно.

Когда беседуешь со сторонниками перенимания западного опыта ювенальной юстиции (впрочем, мы его уже частично переняли), нередко возникает странный парадокс. Как правило, эти люди относятся с большой подозрительностью к российскому государству. Они считают его тираническим и глубоко коррумпированным и склонны видеть за уголовными преследованиями политические причины – как, например, в случае с Серебренниковым. Однако когда речь идет о вмешательстве государства в семью, они вдруг начинают верить ему, «как, может быть, не верят и себе».

Читайте так же:  Смена фамилии водительское удостоверение медицинская справка

Это могло бы показаться странным, но, похоже, объяснение этому есть. За продвижением ювенальной юстиции стоит определенная идеология. И для этой идеологии традиционная семья – это очень плохо. Это место тирании и угнетения. Рассадник патриархата и гендерных стереотипов. Муж и отец – главный враг жены и детей. Семья – страшное и опасное место, из которого женщин и детей надо спасать.

Например, стало уже общим местом, повторяемым из раза в раз, что «ежегодно в России в результате домашнего насилия погибают больше 12 тысяч женщин». Цифры могут меняться (где-то пишут о 14 тысячах, где-то – о 10), но общее впечатление понятно: семья – это место какой-то жуткой резни и бойни. В реальности – и эта информация находится за пять секунд – всех вообще убийств в России за 2018 год зарегистрировано 7914, при этом из года в год количество женщин, погибших в результате преступных посягательств, в разы меньше, чем число мужчин. Никаких 12–14 тысяч убитых женщин – да еще именно в рамках семейного насилия – тут взять неоткуда.

Еще раз отмечу – это не значит, что семейного насилия не существует или оно не является проблемой. Существует и является. Но чтобы решать проблему, нужно избегать идеологического давления и исходить из реального положения дел.

Я попробую привести пример. Несомненно, что во второй половине 30-х годов ХХ века в СССР были фашистские шпионы. Надвигалась мировая война, и все к ней напряженно готовились. Разумеется, государство было обязано этих шпионов выявлять и обезвреживать. Но абсолютное большинство людей, уничтоженных в 1937–1938 годах по обвинению в работе на вражеские разведки, не были никакими шпионами. Они просто стали жертвами злоупотребления со стороны властей.

Конечно, надо бороться с семейным насилием, однако важно следить при этом, чтобы сама борьба не стала еще худшим злом. Злоупотребления со стороны органов, призванных бороться с семейным насилием – в Норвегии, в Швеции, в Италии, у нас, в России, – должны напомнить нам о необходимости очень осторожного, продуманного и сбалансированного подхода.

http://allpravda.info/yuvenalnaya-yustitsiya-v-deystvii-torgovlya-detmi-v-solnechnoy-italii-86405.html

Десятилетний Леонардо – жертва ювенальной юстиции в Италии?

С 2004 года в Падуе продолжается затянувшаяся война между разведенными родителями за право опекунства над сыном Леонардо, которая и послужила причиной инцидента в одной из итальянских школ.

Сейчас Леонардо 10 лет и он ходит в 5 класс. На днях мальчика силой выволокли стражи порядка прямо из класса на виду у десятка людей, чтобы отвести его к отцу, которому суд после развода родителей передал опекунство над сыном.

Группа людей, состоящая из нескольких полицейских, социальных работников, врача и отца ребенка действовала в соответствии с решением Апелляционного суда Венеции по делам несовершеннолетних, в котором было установлено «забрать ребенка у матери и передать его отцу».

Оказалось, что это была уже не первая попытка забрать ребенка у матери, и каждый раз социальным работникам не удавалось «доставить» мальчика в семейный дом, в котором проживает отец. На этот раз было выбрано «нейтральное» место.

Решение провести «захват» в школе оказалось не лучшей идеей, так как ситуация стала известна широкой публике.

Очевидцы засняли сопротивление мальчика полицейским и его крики на мобильные телефоны. На видео запечатлено как они заталкивают его в машину, чтобы отвести отцу.

Мать, бабушка, дедушка мальчика, одноклассники и их родители – все стали свидетелями того, как полицейские применяли грубую силу, неся вырывающегося Леонардо за руки и за ноги. Несколько раз ребенок падал у них из рук на землю. Кадры заснятого видео показали в новостях по итальянскому телевидению.

Мать требовала, чтобы ребенка показали детскому педиатру, так как переживала, что он мог получить царапины и раны и пыталась выяснить в каком состоянии находится ее сын.

Отец, адвокат по профессии, утверждает, что поступил правильно и что психологическому здоровью ребенка больше ничего не угрожает. Теперь он может дать ему всё, что необходимо ребенку в данном возрасте и наладить с ним отношения после долгой разлуки.

Он объясняет вынесенное решение Апелляционным суда тем, что не имел возможности встречаться с собственным ребенком, а неприемлемое поведение матери и родственников, по его мнению, могло привести к развитию у мальчика психических расстройств.

Отец считает, что теперь ребенок нуждается в поддержке квалифицированных психотерапевтов. Бывший муж не собирается препятствовать встречам матери и ребенка.

Данные видео повергли в шок многих. Родители детей собираются у школы и устраивают митинги в защиту матери и ребенка. Ренато Скифани, председатель Сената потребовал срочных разъяснений, и начальник полиции объявил внутреннее расследование.
«Выкрал ребенка до решения суда о разводе? Плати компенсацию!»

http://www.studiolegalegrasso.net/ru/2012-10-leonardo-la-vittima-della-giustizia-minorile-in-italia/

Детский рынок в Италии

Ювенальная юстиция это рынок торговли детьми — признание судьи

Вырванные из семей дети.Решения приняты действительно для их блага?

Под таким подзаголовком начинается это интервью, уникальность которого состоит еще и в том, что наконец-то о проблеме насильственного изъятия детей из семьи открыто говорит судья по делам несовершеннолетних в Италии. Что показательно, так как «взгляд изнутри» действительно может наконец-то подтвердить все подозрения и обвинения, которые пока публично высказывались только правозащитниками.

На одном из последних конгрессов в Милане по вопросам опекунства изъятых детей, после доклада моей коллеги об ужасающей истории, где она рассказывала о психопатологии отца, руководствующегося только мотивацией «забрать ребенка от матери», кстати, не к нему, а в приют и о решении суда, удовлетворяющего его просьбу, я спросила, чем руководствовался суд, принимая это решение. Немного замешкавшись, коллега ответила: « Да, мать была не очень довольна, услышав постановление суда», и все члены конгресса — психологи, психотерапевты, психиатры — заулыбались. Они, наверное, оценили находчивость и юмор докладчика .

Ведущая программы Федерика Паникуччи: Судья Моркавалло, следовательно, я поняла правильно? Это Вы отдаете приказы изымать таким насильственным путем детей?

Судья Моркавалло: К сожалению да, к сожалению, многие судьи это делают, большинство, и прежде всего, судьи по делам несовершеннолетних, безосновательно, без законной на то основы. Ребенок не может быть подвергнут захвату. Не, тем более, в случаях конфликтной ситуации, сложившейся между родителями.

Читайте так же:  Усыновление ребенка в башкирии документы

В: Объясните, пожалуйста, Вы приказываете изымать этих детей..

С: Большинство судей это приказывают, но в действительности, не существует никакого законного основания, оправдывающего такое изъятие против воли самого ребенка.

В: Но Вы это делаете..Не понимаю. Какой-то парадокс. Не существует законных оснований, но Вы это делаете.

С: Это парадоксальность. Парадоксальность, заключающаяся в том, что в случае тяжелой ситуации, что социальной, что экономической, применяются авторитарные инструменты, похожие на тоталитарные

В: Извиняюсь, мне хочется сказать — всё это в цивилизованной стране возможно?

С: Верно. Есть определенные причины, есть определенные причины..

В: Какие же эти причины, объясните нам, мы все хотим их знать

С: Причины эти носят экономический характер, а также — социального контроля. Эти дети, которых насильственно изымают, попадают в рыночную сеть — рынок опекунства, рынок усыновлений.

В: Подождите, подождите минутку. Вы сейчас делаете абсолютно серьёзное и тяжелое заявление. Вы говорите что существует рынок..

Видео (кликните для воспроизведения).

С: Рынок опекунства

В: То есть, что это значит? Получается, что за спиной есть такой механизм, благодаря которому существует интерес, который стоит Выше уважения интересов ребенка?

С: Существует громадный интерес, экономического характера, интерес, затрагивающий каждый год полтора мильярда, два мильярд евро в Италии.

В: Что Вы имеете в виду, Господин Судья? Более точно, эти интересы, кого они затрагивают?

С: Я говорю о частных организациях и религиозных интернатах, которые управляют, так называемыми общинами, которые, в действительности, являются интернатами, в которые помещают насильственно изъятых детей и куда направляются государственные деньги, каждому интернату, за каждого ребенка, за каждый проведенный там день.

В: Следовательно, объясним, Вы говорите, что этих детей изымают с лёгкостью из семей, потому что они попадают в экономически очень Выгодную сеть. Вы это имеете в виду?

С: Все верно. И самое страшное, что всё это происходит с участием государственных структур, то есть служб опеки и судебных учреждений, которые тяжело «заражены» этими. такого рода интересами.

В: … И в тоже время именно судьи назначают психологов, социальных работников, скажем всех тех, кто потом решает, делает экспертизы, пишет отчеты, которые потом направляются к вам, попадают в ваши руки, Господин судья. Значит это Вы — последнее звено этой цепи, это Вы потом принимаете решение o необходимости изъятия ребенка из семьи или нет. Правильно?

С: Все верно. Именно поэтому я говорю об опасном и распространяющемся «заражении» судебных учреждений, а также структур, гарантирующих функции судебных учреждений, Высший Совет Магистратуры, например, который, несмотря на то, что знает ситуацию о который мы сейчас говорим, ни разу не активизировался в защиту граждан, а наоборот, в защиту различных судей, которые обвинялись в том, что оперировали в этой опасной системе. Очень опасной, глубоко влияющей на общество. И мы здесь не говорим об редких случаях — изъятые из семей несовершеннолетние, в большинстве случаев необоснованно изъятые, в Италии это 35 тысяч.

В: Изъятых из семей несовершеннолетних? Необоснованно изъятых?

С: В большинстве случаев необоснованно изъятых, смотрите, в 99 % случаев изъятия не мотивируются на фактах, а на оценках личности или несовершеннолетнего или родителей. Синдром Родительского Отстранения — это одно из оправданий, которые создают эти типологии фальшивых оценок, базирующихся только на подозрениях.

В: … Вот два ребенка, которых изъяли из семьи, в то время как существует огромная социальная сеть родственников, которая могла бы помочь. Это действительно насущная проблема — есть сестры, к тому же, одна из сестер сама имеет пятилетнего малыша, то есть, сама, в свою очередь, мать.

С: Это проблема двух порядков. Первый: как вы об этом уже упоминали, это то, что принимаются решения, никого не опрашивая, вслепую. Второй: решение доверить опекунство родной тёте, не принесет никому прибыль. Я не знаю, стала ли эта причина в данном конкретном случае решающей, но в большинстве случаев действия происходят именно таким образом.

http://matveychev-oleg.livejournal.com/570190.html

Русских детей вывозили в Италию на органы

Вот уже несколько дней не сплю. Из-за того, что узнал некоторые подробности жуткой истории, которая подпадает под определение геноцид русского народа. Из 1260 детей, вывезенных из России в Италию, российские следователи нашли усыновлёнными только пятерых. А где же все остальные?

В своё время Надежду Фратти (Щелгачеву), обвинили в том, что она обманным путем вывезла в Италию для усыновления 1260 российских детей. И где же теперь эта самая Фратти? Фратти, подобная Франкенштейну Я снова спрашиваю: а где же все остальные дети? И спрашиваю не я один. Запросы о местонахождении наших детей российские правоохранительные органы отправляли в Италию неоднократно. По словам сотрудника прокуратуры Волгоградской области Николая Бичехвоста, пока в России шли суды над Н. Фратти, было подготовлено международное поручение: проверить судьбу каждого ребенка, проживающего в Италии. А заместитель начальника следственного управления Волгоградской области Василий Гощук добавляет:

– Мы ждали из Италии документы, где на каждого из волгоградских усыновленных детей должна быть предоставлена официально подтверждённая информация, что дети живы. Но нам так и не ответили.

Волгоградским следователям командировку в Италию не дали. С инспекцией туда ездили московские следователи. Которые нашли следы пятерых детей. Пятерых из тысячи двухсот шестидесяти.

А тем временем мир, подуставший от сенсационных разоблачений типа того, что римский хирург Рафаэлло Кортезини сделал сотни тайных операций по пересадке почек, узнал о «благословенной» Италии ещё кое-что. Причём, из уст министра внутренних дел самой Италии Роберто Марони. Министр выдал горькую правду не в газетном интервью, а на ежегодной ассамблее ЮНИСЕФ в Риме:

– Малолетние иммигранты оказываются «золотым дном» для торговцев живым товаром, которые продают их органы. Мы имеем основания говорить о торговле детскими органами. И признаки торговли уже обнаружены в Италии.

Марони не был голословен: с 1974 по 2008 г. в Италии бесследно исчезли 9802 несовершеннолетних, 8080 из них – иностранцы. По сведениям министра, каждую неделю в Италии пропадают восемь малолетних детей.

Роберто Марони поддержали журналисты. «Эти «невидимые дети» приезжают из далеких стран и исчезают в никуда, – написала газета La Stampa. – Только с острова Лампедуза

(Сицилия), где расположены приемные пункты для нелегальных иммигрантов, в 2009 году из 1320 детей исчезли более 400 ».

Сам же Роберто Марони выразил надежду на принятие парламентом Италии специального закона о создании банка ДНК. Для детей в возрасте от четырех лет из числа иммигрантов, граждан ЕС и итальянцев.

Читайте так же:  Лишение прав не подавая на алименты

Крановщица, создавшая конвейер смерти

Одной из тех, кого всё это потрясло до глубины души, стала журналистка Надежда Попова, опубликовавшая в «Аргументах недели» материал «Погасшая радуга». С подзаголовком «Почему притормозили дело Надежды Фратти-Щелгачёвой?».

Вот фрагменты её материала.

1 января 2001 года. Остров Тенерифе. Я и мои коллеги – российские газетчики – в гостях у испанских журналистов. Мы идем обедать в уютный ресторанчик отеля «Лас Пальмерас». В ресторане многолюдно. А рядом с нашим столиком располагается пестрая компания, которая говорит на двух языках – русском и итальянском. Причем, на русском трещит вульгарная блондинка в очках. Они то и дело сползают у нее с носа. Рядом сидит итальянец преклонных лет, которого неимоверно тянет в сон. Но гуляют эти гости отменно. Официант приносит то коньяк за 3 тысячи долларов, то очень дорогое коллекционное вино. Соседи эти мне не понравились. От них исходило что-то тревожное. И я бы сказала – криминально-тревожное. А лицо вульгарной дамы врезалось в память. И не напрасно. Уже дома, в Москве, включив телевизор, я увидела ту самую вульгарную блондинку. Шел сюжет о некой Надежде Фратти-Щелгачевой, которая обманным путем вывезла из Волгоградской, Пермской областей и Республики Коми сотни российских ребятишек якобы для усыновления. Дети пропали в Италии…

На какие же деньги шел новогодний банкет на Канарах?

…Веселые канарские каникулы мадам Щелгачевой-Фратти закончились сразу после возвращения с острова Тенерифе. Хорошо, что после отдыха мадам Фратти поехала не в Рим, а в Волгоград, на родину. Там ее сразу арестовали. Кстати, откуда у нее итальянская фамилия? В 1988 году Щелгачева работала крановщицей на возведении трубного завода в городе Волжский. Туда приехала большая группа итальянских строителей. Среди них был некий Карло Фратти. Неизвестно, что нашел итальянец в местной крановщице. Но свадьбу сыграли в России. И Щелгачева превратилась в сеньору Фратти. После завершения строительства, в 1992 году, молодые отправились в Италию. А вскоре сеньора Фратти зарегистрировала фирму «Аркоболено» («Радуга») по усыновлению сирот. И конвейер заработал.

По данным ФСБ, с 1993 по 2000 год Щелгачева отправила в Италию 558 сирот из Волгоградской области, 352 ребенка из Пермской области. Из Республики Коми она вывезла 320 детей. Основными поставщиками сирот в Италию были три приюта: города Волгограда, Волжского и Михайловского районов Волгоградской области. По версии следствия, в Италию с благословения подкупленных районных судей и областных чиновников отправлялись дети в возрасте до трех лет. И как такой малыш может постоять за себя?

За 10 лет Фратти выслушивала приговор пять раз. Следствием было установлено, что несколько директоров детских домов Волгоградской области получали от Фратти взятки до 150 тысяч долларов. Фратти себя виновной не признала. И молчала на допросах. Но высокие покровители всячески старались содействовать освобождению Щелгачевой. Видимо, именно поэтому вынесение приговора и затянулось на 10 лет. Первый раз её оправдали в 2002 году «за отсутствием состава преступления». Прокуратура, требовавшая семь лет тюрьмы для Фратти, обжаловала это решение. В 2003 и 2006 гг. Фратти была осуждена к условным срокам лишения свободы. И опять приговоры отменялись. И дело снова шло на пересмотр. И лишь осенью 2010 г. бывшую крановщицу признали виновной. Но дали четыре года условно. Как же работает российская судебная система? Не только с закрытыми глазами, но и с завязанными ушами?

Щелгачева-Фраттиобвинялась не только в незаконном вывозе сирот, но также в даче взяток должностным лицам и изготовлении фальшивых документов. После того как Фратти была арестована, сотрудники ФСБ провели обыск в ее квартире. И обнаружили крупные суммы в долларах, лирах и рублях. А еще расписки влиятельных лиц в получении денег, а также фальшивые печати и «готовые» решения судов. Тут надо сказать еще вот о чем: в 2001 г., после шума, устроенного СМИ, фирма Фратти «Аркоболено» вмиг лишилась аккредитации Министерства образования РФ. Но почему же «Радуга» получала аккредитацию все эти долгие годы? И еще. Многие чиновники неоднократно заявляли журналистам, что Фратти делает благое дело, устраивая русских детей в итальянские семьи…

Но где эти семьи? А самое главное, где дети?

Из судебного приговора

Приговором Волгоградского областного суда Н.В. Фратти признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 291 УК РФ, ч. 2 ст. 327 УК РФ. Назначено наказание в виде лишения свободы сроком на четыре года. В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание постановлено считать условным с испытательным сроком четыре года.

Фратти, получив условный срок, тут же удрала из России. Но почему же Фемида осталась так холодна к «подвигам» этой мошенницы с двумя паспортами – российским и итальянским? Надо незамедлительно реанимировать дело Фратти. И обращаться за помощью, по всей видимости, нужно в следственные органы Италии. И искать всех вывезенных детей. Неужели нам все равно, что стало с 1255 маленькими гражданами России? Пусть Щелгачева ответит за каждого ребенка. И ответит на детекторе лжи. Итальянские следователи раскалывают криминальных монстров из коза ностры, неужели не выведут на чистую воду хозяйку криминальной «Радуги»?

Интернет-апологеты цивилизованного людоедства

Я полагал, что все нормальные люди, вообще все люди, обладающие разумом и сердцем, будут на стороне журналистки Надежды Поповой.

Но я, видимо, ошибся.

Вполне грамотный подонок разместил в Интернете свои размышления по этому поводу. О «пропавших» русских детях. Кавычки его.

Однако меня поразил не этот тип с его сумбурными наблюдениями, подтасованными выводами и нецензурными оценками журналистки и её материала.

Меня просто потрясли интернет-комментаторы, отчасти или полностью разделяющие его точку зрения, граничащую с тем, что называется цивилизованным людедством.

Мол, высшая российская власть из-за таких вот публикаций остановила развитие отечественной трансплантологии. Мол, бедная Фратти десять лет билась «за своё доброе имя». А главное, что нечего русским во всём этом «ковыряться», поскольку теперь, «по закону» это уже не российские дети. Один «комментатор» вообще бесстрастно написал, что трёхлетний ребёнок – это не человек, зато идеальный аппарат для донорства.

Твари? Нет, не твари. Нелюди.

Редакция газеты «Президент» связалась с Надеждой Поповой.

Мало того, что она готова вновь подписаться под каждой строчкой своего материала, но она ещё и с горечью сообщила:

Читайте так же:  Причины взыскания алиментов

– Я разговаривала с нашими прокурорами, которые, понимая всё, признаются, что они в этой ситуации бессильны.

Барака Обаму в США не ругает только ленивый. А зря! Ведь он на фоне мирового финансового-экономического кризиса, в котором виновны США, не стал гнобить граждан этой страны «шоковой терапией». Он просто снова предложил запустить печатный станок ещё на несколько триллионов долларов. Чтобы «спасти американскую экономику».

А «наши» ельциноиды гнобили наш многострадальный народ и делали это неоднократно. Заявляя при этом, что в России идёт период первоначального накопления капитала. Что надо всеми способами поддерживать богатых и успешных. Что деньги, в конце концов, не пахнут.

Вот и появились такие фратти-франкенштейны. Чей капитал пахнет смертью.

Пусть будут прокляты они и все те, кого им удалось подкупить в России.

http://russkievesti.ru/novosti/yuvenalnaya-yusticziya/russkix-detej-vyivozili-v-italiyu-na-organyi.html

Ювенальная юстиция в действии. Торговля детьми в солнечной Италии

В итальянском городе Реджо-Эмилия полиция накрыла группу сотрудников местной службы опеки, психотерапевтов и госслужащих, всего 18 человек, включая мэра близлежащего города Биббьяно. Преступники изымали детей из семей и фактически продавали их приемным родителям. Чтобы обосновать изъятие, психотерапевты под давлением убеждали детей в том, что они стали жертвами насилия со стороны своих родителей.

Что ж, такое бывает в разных странах.

Люди грешны. Люди, наделенные государственными полномочиями, не святее всех остальных, но у них больше возможностей для злоупотреблений. Коррупция и злоупотребления властью существуют везде – как в солнечной Италии, так и в не столь солнечной России.

Это важно помнить, когда нам приводят примеры зла, которые совершаются внутри семей (в последние недели у всех на слуху дело сестер Хачатурян, но были и другие случаи), и призывают усилить борьбу с семейным насилием. Семейное насилие, конечно, существует, и с этим злом необходимо бороться. Сестры Хачатурян – взрослые, но бывают случаи (действительно душераздирающие) дурного обращения с детьми. Когда люди читают об этих случаях, они, совершенно естественно, испытывают гнев, негодование и горячее желание, чтобы такое зло вовремя пресекалось. Это совершенно понятные и благородные эмоции. Они вызваны, конечно же, реальным и тяжким злом. И с этим злом надо бороться.

Беда в том, что любые меры, направленные против зла, будут осуществлять люди, в свою очередь, грешные и подверженные злу. Например, наркомания – и особенно наркоторговля – зло, которое необходимо пресекать. Но, как мы недавно убедились, ложные обвинения в наркоторговле могут использоваться для того, чтобы преследовать невиновного человека. Зло и порча просачивается в любую человеческую структуру, и особенно быстро – в структуры, наделенные полномочиями для борьбы со злом.

Эксперт, работающий в области ювенальной юстиции, может сам оказаться педофилом – как это произошло в Норвегии. У нас, в России, как и в других странах, происходят возмутительные случаи насилия в детских домах. В деле с опекой из Реджо-Эмилии нет ничего уникального. Как говорит еще древнеримская поговорка – «Quis custodiet ipsos custodes?», «Кто устережет самих сторожей?».

Бывают и ситуации, когда зло и вред причиняют даже не очевидные негодяи, которым место в тюрьме – как в этих случаях – но, напротив, люди, искренне и ревностно уверенные, что творят добро.

Когда люди в ответ на какие-то безобразные случаи в семьях предлагают развернуть кампанию по борьбе, принять специальные законы, дать больше полномочий для вмешательства в семью – это по-человечески понятно. Но в реальности это может привести к другим безобразным случаям. Об этом легко забыть, возмутившись ужасными происшествиями в семьях – потому что об ужасных случаях в опеке или детских домах вам будут рассказывать гораздо менее охотно.

Когда беседуешь со сторонниками перенимания западного опыта ювенальной юстиции (впрочем, мы его уже частично переняли), нередко возникает странный парадокс. Как правило, эти люди относятся с большой подозрительностью к российскому государству. Они считают его тираническим и глубоко коррумпированным и склонны видеть за уголовными преследованиями политические причины – как, например, в случае с Серебренниковым. Однако когда речь идет о вмешательстве государства в семью, они вдруг начинают верить ему, «как, может быть, не верят и себе».

Это могло бы показаться странным, но, похоже, объяснение этому есть. За продвижением ювенальной юстиции стоит определенная идеология. И для этой идеологии традиционная семья – это очень плохо. Это место тирании и угнетения. Рассадник патриархата и гендерных стереотипов. Муж и отец – главный враг жены и детей. Семья – страшное и опасное место, из которого женщин и детей надо спасать.

Например, стало уже общим местом, повторяемым из раза в раз, что «ежегодно в России в результате домашнего насилия погибают больше 12 тысяч женщин». Цифры могут меняться (где-то пишут о 14 тысячах, где-то – о 10), но общее впечатление понятно: семья – это место какой-то жуткой резни и бойни. В реальности – и эта информация находится за пять секунд – всех вообще убийств в России за 2018 год зарегистрировано 7914, при этом из года в год количество женщин, погибших в результате преступных посягательств, в разы меньше, чем число мужчин. Никаких 12–14 тысяч убитых женщин – да еще именно в рамках семейного насилия – тут взять неоткуда.

Еще раз отмечу – это не значит, что семейного насилия не существует или оно не является проблемой. Существует и является. Но чтобы решать проблему, нужно избегать идеологического давления и исходить из реального положения дел.

Я попробую привести пример. Несомненно, что во второй половине 30-х годов ХХ века в СССР были фашистские шпионы. Надвигалась мировая война, и все к ней напряженно готовились. Разумеется, государство было обязано этих шпионов выявлять и обезвреживать. Но абсолютное большинство людей, уничтоженных в 1937–1938 годах по обвинению в работе на вражеские разведки, не были никакими шпионами. Они просто стали жертвами злоупотребления со стороны властей.

Конечно, надо бороться с семейным насилием, однако важно следить при этом, чтобы сама борьба не стала еще худшим злом. Злоупотребления со стороны органов, призванных бороться с семейным насилием – в Норвегии, в Швеции, в Италии, у нас, в России, – должны напомнить нам о необходимости очень осторожного, продуманного и сбалансированного подхода.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://xn—-ctbsbazhbctieai.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D1%8E%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D1%8E%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%B2-%D0%B4%D0%B5%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B8%D0%B8-%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BB%D1%8F-%D0%B4%D0%B5%D1%82%D1%8C%D0%BC%D0%B8-%D0%B2-%D1%81%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D0%B5%D1%87%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B8/

Ювенальная юстиция в италии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here