Закон о борьбе с домашним насилием

Мы подготовили ответы на вопросы по теме: "Закон о борьбе с домашним насилием" с комментариями специалистов. Уточнить данные на 2020 год можно у дежурного консультанта.

Домашнее насилие в России

Вас регулярно бьет муж на почве ревности, социально-бытовых проблем или просто так? А вы терпите его издевательства?

Не нужно держать это в тайне и ждать, когда его «попустит» и все «устаканится». Если уже раз ударил и вы ничего с этим не сделали, то ударит и второй раз.

Многие женщины по всему миру страдают от домашнего насилия, выражаемое в систематической физической, психологической или сексуальной расправе по отношению к близким членам семьи.

Существует ли закон о домашнем насилии, могут ли обидчика, тирана привлечь к ответственности за домашнее насилие в 2020 году?

Как доказать, что вы стали жертвой домашнего насилия и у кого можно попросить помощи, чтобы спасти свое здоровье и возможно даже жизнь?

Что такое домашнее насилие?

Это действия физического, сексуального, психологического и экономического насилия, которые произошли между бывшими, теперешними супругами или между близкими родственниками.

Домашнее насилие также касается тех пар, которые живут даже в гражданском браке.

Закон о домашнем насилии в России

В России уже было несколько попыток принятия закона, который бы определял, что такое домашнее насилие, устанавливал бы какие-то нормы регулирования. Но на 2020 год закона, который бы определял насилие в семье, как юридическую проблему, его нет.

Зачем нужен такой закон? Если женщина или пожилой человек подвергается насилию и это не дошло до тяжких телесных повреждений или до убийства, то это все будет квалифицироваться как дела частного обвинения.

Что это означает? Это значит только одно: пострадавший должен самостоятельно пойти в полицию или к мировому судье и написать заявление о семейных побоях.

К тому же он должен доказать, что побои действительно были. А для этого необходимо снять побои в травмпункте.

Собрать бумаги, оформить их правильно – зачастую не под силу пострадавшим, а на адвоката у жертвы насилия нет денег. Именно поэтому такие дела редко доходят до суда.

Такого понятия, как «домашнее насилие» в российском законодательстве нет. Есть истязания, побои, избиение, угроза убийством, однако домашнее насилие нигде не фигурирует.

Самооборона как способ защитить себя от домашнего насилия

Если женщина регулярно страдает от побоев мужа, его кулаков, пощечин и так далее, то некоторые, очень смелые представительницы прекрасного пола пытаются ответить своим благоверным тем же.

В этом случае речь идет о самообороне: чтобы муж ее не избил до потери сознания женщина идет в атаку – совершает домашнее насилие над мужчиной, над своим обидчиком.

При этом границы самообороны законодатель определяет так: вред, который наносит жертва должен быть не более того, который нанес обидчик.

Грубо говоря, если муж подходит к жене с ножом, то ей нельзя хватать топор или пистолет.

В случае, если жена оказалась в ситуации, где ей нужно применить самооборону, то прежде всего она должна защитить свою жизнь, а также здоровье и личную неприкосновенность.

Есть такое понятие, как «неожиданное нападение». Потерпевший, который оказался в такой ситуации, не может определить характер нападения, чтобы адекватно ответить обидчику.

В этом случае закон говорит о том, что в случае неожиданного нападения жертва может обороняться как угодно.

Если женщина стала жертвой насилия, то в первую очередь ей нужно обратиться в органы полиции. При рассмотрении заявления пострадавшей участковый обязательно примет меры предупредительного воздействия на правонарушителя.

Что грозит мужу-тирану за домашнее насилие?

Каждый случай индивидуальный, поэтому правоохранительные органы расследуют каждую ситуацию, стараются докопаться до истины.

Если говорить об ответственности, то она может наступить по статье 116.1 УК РФ. И то уголовная ответственность может наступить для тирана только в том случае, если жертва ранее уже обращалась в правоохранительные органы или в суд с аналогичной просьбой, заявлением.

Тогда мужу-тирану или другому члену семьи, который совершает домашнее насилие в отношении других членов семьи, может грозить такое наказание:

  • штраф до 40 тыс. руб. или в размере зарплаты за период до 3 месяцев;
  • обязательные работы сроком до 240 часов;
  • исправительные работы сроком до полугода;
  • арест сроком до 3 месяцев.

Уголовная ответственность за неоднократные случаи домашнего насилия наступает только в случае рецидива – повторных, регулярных избиений.

В случае, когда побои были совершены в результате ситуативного, эмоционального конфликта, когда люди не имели умысла причинять друг другу вред, когда нет никакого преследования одного человека со стороны другого, то в таких случаях допустима административная ответственность.

Если же жертва обратилась к правоохранительным органам впервые, тогда ее обидчику будет грозить только административная ответственность, но это при условии, что он причинил жертве физическую боль, которая не привела к таким негативным последствиям, как: расстройство здоровья, временная утрата трудоспособности.

За совершение насильственных действий в отношении членов семьи, за причинение физической боли жене/мужу/родителям/детям виновному грозит наказание по ст. 6.1.1 КОАП РФ «Побои».

Наказание подразумевает такую ответственность:

  • штраф от 5 до 30 тысяч рублей;
  • административный арест сроком от 10 до 15 суток;
  • обязательные работы сроком от 60 до 120 часов.

Полиция предпринимает действия в отношении жертвы и домашнего тирана только в том случае, если жертве будут нанесены телесные повреждения – например, синяки, гематомы, переломы и т. д.

Домашнее насилие с точки зрения законодательства РФ в 2020 году перестало рассматриваться как уголовно наказуемое деяние, при условии, что оно не повлекло за собой серьезных травм или временной утраты трудоспособности.

Если муж однократно избил жену, тогда ему грозит только административная ответственность.

В случае повторного обращения жертвы в правоохранительные органы, встанет уже вопрос о привлечении обидчика к уголовной ответственности по ст. 116.1 УК РФ «Побои».

В законопроекте о домашнем насилии появилось понятие «преследование»

Уточнение о преследовании

В пятницу, 15 ноября, в Совете Федерации прошло заседание рабочей группы по подготовке законопроекта о домашнем насилии. К нему депутаты Госдумы подготовили замечания и поправки, с которыми ознакомился РБК. По словам соавтора законопроекта депутата Оксаны Пушкиной, предложенные изменения будут учтены в финальной версии законопроекта.

Что такое преследование

Новые поправки уточняют понятие преследования — под ним понимаются «неоднократные угрожающие действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле, выражающиеся в поиске пострадавшего, ведении устных, телефонных переговоров, вступлении с пострадавшим в контакт через третьих лиц либо иными способами, посещении места работы, учебы пострадавшего, а также места его проживания, в том случае, если пострадавший находится не по месту совместного проживания с нарушителем». Также под это определение подпадают любые действия, из-за которых потенциальная жертва может испытывать опасения за свою безопасность.

Читайте так же:  Как можно обналичить материнский капитал

Эта норма очень важна, сейчас российское законодательство никак не защищает от преследования, говорит эксперт организации «ООН-женщины» Елена Мезенцева. «За это спасибо ЕСПЧ, летом Европейский суд принял решение в пользу пострадавшей от домашнего насилия Валерии Володиной, она выиграла иск против России, темой иска было преследование», — добавила эксперт. Тогда же появилась информация, что в ЕСПЧ находится более 100 жалоб на домашнее насилие, и часть из них связана с преследованием, говорит Мезенцева.

Связь с делом Соколова

Соавтор законопроекта о домашнем насилии Оксана Пушкина рассказала РБК, что резонансное дело обвиняемого в убийстве аспирантки бывшего преподавателя СПбГУ Олега Соколова не прошло мимо внимания рабочей группы. По ее словам, петербургский университет участвовал в подготовке исследования по заказу Госдумы о семейно-бытовом насилии в России: «По возвращении в Питер, буквально через несколько дней, авторов исследования накрыло трагическое совпадение событий. Соколов оказался их коллегой по СПбГУ». Руководитель исследования, профессор кафедры уголовного права СПбГУ Владислав Щепельков выступил с предложением создать при вузе центр изучения проблем семейно-бытового насилия.

Соколов был задержан 9 ноября, после того как он упал в реку, пытаясь избавиться от рюкзака с женскими руками и травматическим пистолетом. При обыске в его квартире были найдены останки аспирантки Анастасии Ещенко. На допросе Соколов признался в ее убийстве и оформил явку с повинной. Возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 105 УК (убийство). Спустя некоторое время Соколова уволили из СПбГУ, а также удалили информацию о нем с сайта Российского военно-исторического общества, в котором он состоял.

В замечаниях также предлагается ввести запрет общественным организациям, которые занимаются профилактикой семейно-бытового насилия, информировать силовые структуры о случаях насилия без согласия жертвы. «Подобного рода «обязанность» приведет к нарушению прав лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, без желания потерпевшей нельзя обращаться в полицию», — говорится в документе.

Елена Мезенцева напомнила историю российского хоккеиста Вячеслава Войнова, который после избиения жены был приговорен в США к 90-дневному тюремному сроку. «Там мнением его девушки никто особенно не интересовался, потому что там это дела публичного обвинения, а у нас они продолжают оставаться делами частного обвинения», — сказала Мезенцева. Из-за этого большинство женщин забирают из полиции заявления о домашнем насилии уже на следующий день, говорит она. «Надавили, [жертва] передумала, поняла, что без его зарплаты не проживет, причины могут быть любые, — поясняет эксперт. — Запрет для организаций сообщать такую информацию означает только одно — по этим ситуациям не будут возбуждаться дела».

Авторы замечаний считают, что нужно ужесточить ответственность за нарушение защитных предписаний, которые запрещают преследователю приближаться к жертве. Такое предписание может быть выдано на срок от 30 дней до года, при необходимости суд может его продлить. Но депутаты уверены, что штрафы — слишком мягкое наказание за нарушение предписания. «Предлагаемая ответственность настолько ничтожна, что не будет являться сдерживающим фактором для правонарушителя, — говорится в документе. — Нами предлагается в случае первого нарушения ввести административную ответственность, а при повтором — уголовную».

Авторы законопроекта из Совета Федерации также собрали мнения регионов о готовящейся инициативе, говорится в справке, представленной в ходе обсуждения (есть у РБК). Подавляющее большинство субъектов — 55 из 85 — предлагает принять закон о профилактике семейно-бытового насилия.

Пушкина уточнила, что свои поправки к законопроекту еще предложат министерства, общественные организации, кризисные центры и так далее.

Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда он не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям».

О необходимости разработать и внести закон о домашнем насилии летом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Мы изучим международный опыт в этой сфере, — отметила она, поручив подготовить проект закона к 1 декабря. — Нужно изменить патриархальный менталитет». После этого парламентарии разработали документ, о котором в середине октября писал РБК. Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также бывших супругов и усыновленных детей.

Законопроект предусматривает закрепление понятия профилактики семейно-бытового насилия, а также описывает его виды — физическое, сексуальное, психологическое и материальное.

В финальную версию закона о семейно-бытовом насилии вписали примирение

Общественные и некоммерческие организации, занятые профилактикой семейно-бытового насилия, обязаны будут содействовать примирению жертвы насилия с его виновником. Также они должны выяснять и устранять причины насилия, проводя индивидуальную работу с нарушителями. Об этом говорится в подготовленной группой депутатов и сенаторов итоговой версии законопроекта о семейно-бытовом насилии, с которой ознакомился РБК. Позднее она была опубликована на сайте Совета Федерации.

Глава верхней палаты Валентина Матвиенко заявила, что с законопроектом до внесения в Госдуму могут ознакомиться все заинтересованные стороны, общественные организации, представители Русской православной церкви и те, кто критиковал документ. «В течение двух недель они могут представить свои замечания», — сообщила она.

Какая защита предлагается жертвам насилия

Согласно законопроекту, в профилактике и помощи пострадавшим от семейно-бытового насилия должны участвовать полиция, прокуратура, общественные организации, омбудсмены, органы власти, медицинские и другие учреждения. Участники процесса должны не только бороться с последствиями насилия, но и предупреждать его. Услуги по защите жертв насилия должны предоставляться вне зависимости от того, возбуждено ли уголовное дело, если насилие продолжается или есть угроза его повторения.

Поводом для профилактики насилия сможет стать заявление пострадавшего, обращение людей, узнавших о факте насилия, сведения органов власти, решение суда и так далее. Эти жалобы и заявления должны рассматриваться госорганами незамедлительно, отмечается в законопроекте. Для потенциальных нарушителей предусмотрены профилактические беседы, помощь при социальной адаптации, профилактический учет, защитные предписания и другие меры.

В законопроекте сохранилось понятие защитного ордера. Если закон будет принят, такой ордер будут выдавать пострадавшим от семейно-бытового насилия и тем, кому оно угрожает. Предписание, или защитный ордер, будет выноситься по согласию жертвы или ее законных представителей. Ордер запрещает нарушителю вступать в любые контакты с пострадавшим лицом, в том числе по телефону или через интернет, и выяснять его местонахождение. Предписание действует в течение 30 суток, его действие можно будет продлить до 60 суток.

Если у выписавшего ордер сотрудника полиции есть подозрение, что предписание не остановит нарушителя, он может обратиться в суд за судебным защитным ордером. Судебное предписание можно продлевать на срок до года. По нему суд может обязать нарушителя пройти специальную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с пострадавшей или пострадавшим и передать жертве ее имущество и документы.

Читайте так же:  Алименты на четверых детей от разных браков

Проект предусматривает конфиденциальность как пострадавших от насилия, так и нарушителей закона.

Как изменился документ

Авторы законопроекта определяют семейно-бытовое насилие как действие или бездействие, которое причиняет или содержит угрозу причинения физического, психического страдания или имущественного вреда и не содержит признаки иных правонарушений. По данным «Коммерсанта», Кремль настаивал на исключении из законопроекта описания нескольких видов семейно-бытового насилия. Но в финальной версии эти положения сохранились.

В законопроекте подчеркивается, что помощь пострадавшим от насилия может оказываться только по их согласию, если речь не идет о несовершеннолетних и недееспособных. Изначально такой нормы не было.

Из финальной версии исчезли положения о некоторых категориях лиц, отмечает адвокат Ольга Гнездилова. Из списка тех, кто может подвергаться насилию, исключены бывшие партнеры. «Остались только бывшие супруги, но нет тех, кто разорвал отношения, — отметила она. — А по делу Валерии Володиной, например, мы знаем, что ее преследовал именно бывший бойфренд».

Также из описания защитного ордера исключили норму, ограничивающую расстояние, на которое нарушитель может приближаться к жертве. «Сначала было 50 м, потом десять, сейчас вообще нет расстояния», — сказала Гнездилова.

За законопроект и против него

Соавтор законопроекта депутат Оксана Пушкина сказала РБК, что считает дискуссию вокруг документа ожидаемой и нормальной. Авторы надеются, что противники законопроекта смогут обсудить необходимые правки ко второму чтению. А у представителей Госдумы есть свои претензии к его нынешней версии.

«Считаем важным особое внимание уделить определению семейно-бытового насилия, так как в предложенной редакции полностью исключаются из-под действия закона все виды физического насилия, потому что данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления, — отметила Пушкина. — Также необходимо уточнить субъектный состав лиц, подвергающихся семейно-бытовому насилию: в указанной формулировке отсутствует упоминание о парах, которые совместно проживают и ведут совместное хозяйство, но не связаны официально». Это важно, так как до 12% семей живут длительно в незарегистрированном браке, а почти 30% проживали совместно и вели совместное хозяйство до заключения официального брака, заметила депутат.

Особое внимание она предложила уделить санкциям за несоблюдение защитного и судебного защитного предписания. «Предложенные меры, как показала практика после декриминализации побоев, безрезультатны, — считает Пушкина. — Штраф от 1000–3000 руб. — это бездейственная санкция для такого рода правонарушения, нарушителю проще будет заплатить и избить жертву снова либо не платить вообще, потому что денег нет».

Претензии есть и у юристов. Одна из главных проблем законопроекта в нынешней редакции в том, что его основная цель — это защита семьи, а не максимальное обеспечение безопасности пострадавшей или пострадавшего, считает Гнездилова. Прописанная в документе норма, что общественные организации должны способствовать примирению сторон, может противоречить не ратифицированной в России Стамбульской конвенции, указывает адвокат.

«Кроме того, документ не распространяется на ситуации, которые содержат признаки административного правонарушения или уголовного преступления, — отметила юрист. — Это плохо, потому что пострадавшие не получают защитного предписания, которое могло бы предотвратить более тяжкие преступления». Также защитные предписания не будут выдавать тем, кому угрожают убийством, и это проблема.

Вопросы у юриста вызвало и то, что судебный ордер может быть выписан только по заявлению полицейского. По мнению Гнездиловой, нужно, чтобы за ним могли обращаться и сами пострадавшие. «В несудебном защитном ордере нет запрета на пребывание в общем помещении, — уточнила Гнездилова. — Это не очень хорошо, потому что пребывание вместе чревато причинением нового вреда, а бумага не послужит серьезным сдерживающим фактором».

Ранее о поддержке законопроекта о семейно-бытовом насилии заявил секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, отвечая на вопросы журналистов, отметил, что Кремль не занимается проблемой домашнего насилия, хотя таковая существует.

Реакция на закон

Видео (кликните для воспроизведения).

Разработка законопроекта о семейно-бытовом насилии вызвала бурное обсуждение и в том числе протесты. В конце ноября в московском гайд-парке в Сокольниках состоялся согласованный митинг движения «Сорок сороков» в защиту традиционных ценностей против законопроекта о семейно-бытовом насилии. Через несколько дней в центре столицы состоялся митинг сторонников законопроекта, организованный правозащитницей Аленой Поповой и блогером Александрой Митрошиной. Соавтор законопроекта депутат Госдумы Оксана Пушкина обратилась в полицию из-за поступающих авторам документа угроз.

Это не первая попытка разработать закон о домашнем насилии. Впервые соответствующий законопроект был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда он не прошел первое чтение. До 2017 года побои в отношении близких лиц фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Тогда Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести непоправимый вред семейным отношениям.

Путин призвал спокойно обсудить закон о борьбе с домашним насилием

«У меня смешанное отношение к законопроекту о семейном насилии. Силой не заставишь любить», — сказал президент.

При этом он добавил, что, как и 70% граждан России, также против насилия.

«Нужен ли этот закон? Давайте спокойно это обсуждать, в общественности должно пройти проверку. Нужно понять, что написано в каждой из статей закона, попробовать прогнозировать результаты, которые могут получить после его принятия и в результате правоприменительной практики, потом принять окончательное решение», — сказал Путин.

Ранее премьер-министр России Дмитрий Медведев прокомментировал подготовку законопроекта о борьбе с домашним насилием. Он сказал, что это резонансная тема, но добавил, что у него пока нет окончательной позиции касательно инициативы.

29 ноября на сайте Совета Федерации был опубликован законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, подготовленный сенаторами и депутатами Госдумы.

РПЦ предупредила о серьезных последствиях закона о домашнем насилии

Москва. 29 ноября. INTERFAX.RU — Закон о домашнем насилии в случае принятия чреват серьезными негативными последствиями для России, заявил глава Патриаршей комиссии по делам семьи протоиерей Димитрий Смирнов.

«Когда начнется практическое выполнение этого закона, будут стрелять. Государству это надо?» — заявил священник РПЦ в эфире радио «Радонеж» в пятницу. Он пояснил, что борьба с домашним насилием, которую декларируют авторы законопроекта, — «просто флаг», на самом деле цель закона, по мнению Смирнова, — облегчить изъятие детей из семей и «передачу их на воспитание гомосексуалистам», как в Америке, где это произошло после принятия аналогичного закона.

Священник утверждал, что законопроект, по сути, предлагает заместить суды неправительственной организацией, которая «вешается на плечи налогоплательщиков, а результатом будет уничтожение остатков наших семей» при том, что в России и так распадается половина заключенных браков. «И если мы все вместе, всем народом не поднимемся, то тогда это может пройти, потому что, видать, есть какие-то средства у этих лоббистов», — заявил представитель РПЦ.

Читайте так же:  Как регистрировать свидетельство о рождении ребенка

По его мнению, реально помочь борьбе с домашним насилием могло бы прямое указание главы государства министру внутренних дел о том, чтобы полиция реагировала на жалобы женщин на побои от мужа. «Чтобы приходили сотрудники (МВД — ИФ) и вмешивались, как было в моей юности, тут же арестовывали (домашнего тирана — ИФ), 15 суток минимум, и человек охлаждал свой пыл», — сказал отец Димитрий.

Ранее в ноябре на тему упомянутого законопроекта также высказался замглавы синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе. Он назвал сомнительными те меры по борьбе с семейным насилием, которые предлагаются в документе. По его словам, эти меры основываются на западном опыте борьбы с домашним насилием и могут негативно отразиться на институте семьи в России.

Изменения в законодательстве

Побои перестали быть уголовным преступлением. Закон нарушил принцип соразмерности. Внутрисемейные побои по степени общественной опасности были ранее более опасными, чем побои чужих людей.

За шлепок близкого лица давали до 2 лет лишения свободы, за шлепок чужого – административное наказание.

В 2020 году максимальный денежный штраф за побои, к ним также относится домашнее насилие своих близких составляет 30 тысяч рублей. А еще недавно до принятия поправки в Уголовном кодексе семейным тиранам грозило до 2 лет лишения свободы.

В обществе раскол, одни говорят, что смягчение наказания – правильное действие, поскольку нельзя сажать человека за порку ремнем или затрещину. Другие утверждают, что принятая поправка только на руку домашним садистам. Кто прав, а кто виноват?

Что говорят депутаты о декриминализации домашнего насилия?

Депутаты Госдумы посоветовали людям воспринимать Закон «О декриминализации домашнего насилия» как условие для создания крепкой семьи. Таким образом, они хотят, чтобы в российских семьях были сохранены семейные ценности.

Противники принятия поправок заявили о том, что новый закон только ухудшит ситуацию в семье. Ведь в большинстве случаев судьи наказывают домашних тиранов штрафом, но кто его платит, если бюджет семейный?

Поэтому они считают, что такая мера наказания не является сдерживающим фактором, а когда речь идет о близких людях, то это накладывает на семью только дополнительную финансовую нагрузку.

Что говорят юристы о декриминализации домашнего насилия?

Специалисты уверены, что смена уголовного наказания на штраф не означает, что побои легализованы. Изверг-рецидивист в любом случае получит реальный срок.

Так, если домашнее насилие над детьми, женой, родителями было совершено в первый раз, тогда мужчине грозит административная ответственность. Но это идет речь о легких побоях: шлепки, подзатыльники, затрещины и т. д.

В Уголовном кодексе не содержится четкого определения того, что такое побои. В то же время словарь Ушакова определяет это понятие так: побои – это удары по живому телу.

В словосочетании «домашнее насилие» ключевое слово «домашнее». По некоторым данным с ним сталкивается каждый четвертый в семье, но так оно и остается.

Но многие жертвы тиранов не обращаются в полицию, поэтому официальная статистика на самом деле лукавая, потому что если жертва сама не признается, то никакой жертвы вроде как и нет.

Резонансный законопроект

В последнее время в России после нескольких резонансных случаев домашнего насилия вновь заговорили о необходимости усиления борьбы с этой проблемой. В то же время защитники «традиционных духовно-нравственных ценностей» опасаются, что подобные инициативы могут повредить «традиционной семье».

На днях зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина заявила, что законопроект о профилактике семейно-бытового насилия должен быть подготовлен до декабря. «На следующей неделе собирается рабочая группа по поправкам. Сейчас собираем (мнения — ИФ) со всех министерств, ведомств. Думаю, к концу следующей недели, срок до 1 декабря, будем понимать про текст все», — сказала Пушкина, отвечая на вопрос «Интерфакса» 23 ноября.

На вопрос о том, когда можно ждать принятия законопроекта, Пушкина ответила: «Это будет война миров. Тут кто кого. Если мы живем в прогрессивном обществе, мы должны победить».

Она сообщила, что пока в тексте законопроекта остаются охранные ордера (запрет на приближение к преследуемым лицам), укрытия для женщин, алгоритм работы полиции в случае обращения жертвы насилия и другое. «Наверно, законопроект будет усечен, но отступать нельзя. Если будет вариант законопроекта от Совета Федерации усеченный, мы подадим свой. Могут под давлением общественного мнения (тех, кто против принятия — ИФ) пойти на поводу», — сказала депутат. По ее данным, сенаторы предлагают принять не закон, а поправки в существующие акты. «Условно говоря, криминализировать побои, определить термин преследование, из частного в публичное вывести побои. Это не вариант», — заявила Пушкина.

25 ноября председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что парламентарии не будут медлить с внесением в Госдуму законопроекта о борьбе с домашним насилием, его доработают до конца ноября. «Сегодня и в парламенте, и в правительстве единодушная точка зрения, что нужны дополнительные меры по борьбе с домашним насилием. И здесь противоречий нет. Сам закон о профилактике насилия — это выражение в государственной политике необходимости бороться с этим злом, с этими, я бы сказала, социальными пережитками. Это формирование в обществе неприятия вообще любых форм насилия, это понимание того, что это постыдное явление недопустимо в нашем государстве», — говорила Матвиенко.

При этом она высказала мнение о беспочвенности опасений относительно того, что закон открывает двери к избыточному вмешательству в дела семьи. «Это не так, этого ничего нет», — заявила Матвиенко.

В пятницу на сайте Совета Федерации был опубликован проект закона о профилактике семейно-бытового насилия. В течение двух недель он будет предметом открытого общественного обсуждения.

Уведомления

Обновления раздела Фото и Видео дня!

Читайте на сайте самые интересные новости страны!

Теперь в комментариях можно использовать смайлики!

Что делать, если муж (жена, дети, родители) бьет?

Для того, чтобы в корне исправить ситуацию, потерпевший может:

  • Вынести проблему избиения, насилия в публичное пространство – обязательно обращаться в соответствующие органы, например, поставить в известность участкового.
  • Попросить поддержки у знакомых, близких людей.
  • Обратиться в полицию с заявлением.
  • Зафиксировать полученные травмы в травмпункте.
  • Стать решительным. Если сын бьет мать или муж жену, тогда потерпевшей нужно поставить вопрос об избиении так: «Или ты прекращаешь надо мной издеваться или я от тебя ухожу/ты съезжаешь с квартиры и т. п.».
  • Оповестить соседей о том, что если они услышат крики из квартиру, то пусть сразу же вызывают милицию.
  • Быстро покинуть дом в случае подстерегающей опасности. Для этого жертва должна прятать ключи, деньги, телефон и документы в доступном месте, чтобы при возможности она могла взять их и быстро покинуть дом.
  • Попросить друзей или родственников предоставить ему убежище, если ему будет грозить опасность.
  • Обратиться в кризисный центр, где ему окажут психологическую и юридическую помощь.
  • Читайте так же:  Порядок раздела совместно нажитого имущества супругов

    Что делать, если муж бьет: убегать или защищаться?

    Все зависит от ситуации, при которой происходит домашнее насилие.

    В какой-то ситуации проще будет убежать от обидчика. Но в какой-то ситуации жертва понимает, что убежать нереально и единственный способ избежать побоев – прибегнуть к методам самообороны.

    В случае если нападавшему был причинен вред, то ни в коем случае нельзя избавляться от следов насилия. Такие действия могут быть интерпретированы, как уход от ответственности.

    Потому что если будут выявлены следы затирания крови, уничтожены предметы, которыми жертва оборонялась, то у того, кто оборонялся, в таком случае есть высокий риск того, что его действия будут интерпретированы, как умышленное причинение вреда другому человеку.

    Если потерпевший оказался в ситуации, где он проявил самооборону, тогда он должен, наоборот, зафиксировать все следы преступления.

    Из-за страха, стыда, недостатка информации не все жертвы насилия обращаются в правоохранительные органы.

    Все новости

    Пешеходную переправу между Реушеньгой и Экономией в Архангельске закрыли окончательно

    В Республике Коми ввели режим повышенной готовности из-за распространения коронавируса

    «Могут быть печальные последствия»: на видео — убитый участок на трассе М-8. Видели хуже?

    Церкви Архангельской области перешли на одноразовые стаканчики при причастии из-за коронавируса

    Военные фотографии заговорят: 29.RU ищет снимки для «Фронтового инстаграма»

    Скорая против неотложки: разберетесь, кому и когда звонить?

    «Будьте храбрыми, страх парализует»: 5 важных реплик с экопротеста в Архангельске

    Авто: Группа разбора: водитель проскочил на жёлтый и снёс машину на развороте — выясняем, кто виноват

    «Сдохнем, как мухи»: самое интересное с экопротеста в Архангельске за 7 минут на видео

    Нестоличный протест: фото с митингов и пикетов 15 марта в Архангельской области (и не только)

    «Крым наш!»: смотрим, кто в Архангельске считает так же и пришел на праздник по этому поводу

    Архангельск хвастается автомощью ЖКХ — смотрим на фото, чем именно

    Всех игроков и тренеров «Водника» в Архангельске отправили на карантин из-за пандемии коронавируса

    «Раздельный сбор мне запили!»: с какими плакатами архангелогородцы вышли на единый экопротест

    Рамку снесли, человек задержан: сняли видео потасовки с полицией на митинге в Архангельске

    На митинге в Архангельске произошла потасовка с полицией. Один человек задержан

    В Общественной палате ответили, почему «Крымская весна» проходит в Архангельске 15 марта

    Единый день экопротеста в Архангельске: стрим 29.RU с митинга на набережной Северной Двины

    В Архангельске стартует акция против полигона на Шиесе и мусоросжигательных установок

    Авто: На чём ты ездишь: как сделать из «Газели» розовый дом на колесах и объехать всю Европу

    Единый экопротест и «Крымская весна». На митинге пели про терпил, на концерте — о счастье. Хроника

    Диетологи рассказали, что добавить в еду, чтобы она стала полезной

    Россия на 48-м месте в мире по числу заражённых: актуальные данные о ситуации с коронавирусом

    В день единого протеста на другой площадке Архангельска решили показать автомощь ЖКХ

    В Яренске и Кулое прошли митинги против строительства полигона на Шиесе

    Чтобы не заразиться коронавирусом, надо мыть руки. Показываем, как это правильно делать

    Владимир Путин подписал закон о поправках в Конституцию

    В ДТП в Плесецком районе погибла пенсионерка. Еще двух женщин доставили в больницу

    В Архангельске временно закрыли переправу Реушеньга — Экономия

    Архангельский «Водник» не вышел в финал чемпионата России

    Глава Северодвинска две недели проведет дома в самоизоляции из-за распространения коронавируса

    «Я не собираюсь снабжать»: мужчина требует от бывшей возлюбленной вернуть подарки на 400 тысяч рублей

    В Ростуризме объяснили, как вернуть деньги за несостоявшиеся из-за коронавируса путешествия

    В Архангельской области в два раза снизилась смертность от инсульта и инфаркта миокарда

    Баба на чайник и кот из ситца: как техникум в Архангельске собрал 11 тысяч рублей на памятник герою

    Фотофакт: был железнодорожный мост в Архангельске — и нет его

    Россия ограничивает регулярное авиасообщение со всеми странами Евросоюза

    Администрация Архангельска выиграла суд против директора фирмы, не достроившей дома на Доковской

    Я подозреваю у себя коронавирус. Как сдать анализы и сколько это стоит?

    Домашнее насилие над женщинами: куда обращаться?

    Когда дело доходит до суда, то многие женщины домашнего насилия молчат.

    Они боятся того, что их проблема выйдет за рамки семьи, о том, что об избиении узнают родственники, сослуживцы по работе. Они воспринимают побои как собственный позор.

    С этим стереотипом борются различные организации, которые призывают противодействовать домашнему тирану:

    • Проект «Насилию.нет» – https://nasiliu.net/.
    • Кризисный центр помощи женщинам и детям в Москве – https://krizis-centr.ru/. Телефон – 8 (499) 977-17-05 и др.
    • Независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», телефон (495) 901-02-01.

    Как женщине узнать о таком центре помощи жертвам домашнего насилия?

    Для этого она может позвонить по общероссийскому телефону помощи 8-800-7000-600. Оператор по возможности перенаправит женщину к своим коллегам в нужный регион, чтобы жертве была оказана помощь на месте.

    Кстати, сейчас и в полиции стали давать заявительницам телефоны таких центров.

    Деятельность центров помощи жертвам домашнего насилия заключается в том, чтобы помочь женщинам/родителям/мужчинам найти в себе внутренние и внешние ресурсы для того, чтобы остановить тирана.

    Многие женщины, страдающие от насилия в семье, молчат и не выносят эту проблему за пределы дома. Причины того, почему жертвы избиения со стороны мужа, сына, родителей терпят, разные, но результат всегда один – сломанная судьба или, что еще хуже, смерть от побоев.

    «Бейте женщин, мы не будем их защищать»: почему закон о домашнем насилии опять не примут?

    Эксперты объясняют, зачем депутаты проигнорируют закон, который нужен всей стране

    Декриминализация домашних побоев сделала борьбу с насилием в семье еще более сложной

    Фото: Александра Савельева / 76.RU

    Законопроект о профилактике домашнего насилия хотели вынести на рассмотрение Госдумы еще в 2019 году, потом отложили до конца января 2020 года, но вот январь подходит к концу, а документ в повестку так и не внесен. Одной из причин называют его широкое обсуждение — у, казалось бы, полезного закона нашлось много противников.

    Вместе с авторами законопроекта, юристами и общественниками мы разбираемся, что не так с законом, который нужен всей стране.

    О чем этот закон?

    Закон о профилактике семейно-бытового насилия, по мнению авторов проекта, поможет защитить жертв домашних тиранов. В первую очередь речь идет о женщинах и детях. Он вносит ряд изменений в текущее законодательство:

    • вводит понятие семейно-бытового насилия;
    • обязывает медиков сообщать полиции, если полагают, что травма получена пациентом в результате домашнего насилия;
    • обязывает госорганы реагировать на информацию о домашнем насилии немедленно;
    • обязывает соцслужбы заниматься реабилитацией и социальной адаптацией жертв;
    • вводит профилактический учет и контроль для проблемных семей;
    • включает в число жертв домашнего насилия сожителей и бывших супругов;
    • разрешает выдавать защитное предписание — временный охранный ордер, запрещающий насильнику общаться с жертвой.
    Читайте так же:  Реализация и защита прав ребенка

    Впервые законопроект о профилактике семейно-бытового насилия был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда не прошел даже первое чтение. О необходимости такого закона заговорили вновь после того, как в 2017 году были декриминализированы побои в семье.

    — Я глубоко убеждена, что декриминализация побоев в отношении близких лиц — большая ошибка. Власть дала домашним тиранам опасный сигнал: «Бейте женщин, бейте детей, мы не будем их защищать!», — говорит один из авторов законопроекта, депутат и член профильного комитета Госдумы Оксана Пушкина. — Это сделало и без того латентную проблему домашнего насилия ещё более скрытой, а борьбу с ним — более сложной.

    По данным Совета Федерации, на которые ссылаются авторы закона, в 2018 году за помощью к государству обратились 33 тысячи жертв домашнего насилия. При этом речь идет только о людях, чьи отношения официально зарегистрированы, — супругах и прочих членах семьи. Люди, которые регулярно фигурируют в криминальной хронике под кодовым названием «сожитель», в этой статистике не учитываются. При этом число официальных браков уменьшается с каждым годом. По данным Росстата, в 2010 году было 1,2 миллиона свадеб, а в 2018-м — только 893 тысячи.

    Авторы законопроекта ссылаются на то, что, даже когда женщины пытаются обратиться в полицию, им не помогают. Оксана Пушкина говорит, что срабатывает убеждение «милые бранятся — только тешатся», что в конце концов приводит к трагическим последствиям. Буквально на днях резонансное убийство беременной женщины произошло в Новосибирске: в преступлении подозревают ревнивого бывшего возлюбленного, от которого ей приходилось скрываться. Знакомые погибшей говорят, что она не раз писала на него заявления в полицию, но на них никто не реагировал.

    В ноябре законопроект в новой редакции был опубликован на сайте Совета Федерации и сразу же вызвал бурный протест. Оппоненты заявили, что закон противоречит Конституции: в нем отсутствует презумпция невиновности, и вообще, он «направлен на разрушение семьи и общества». За две недели обсуждения только на сайте Совфеда было оставлено более 11 тысяч комментариев. Широко он обсуждался и в соцсетях.

    Пикеты проходят как в поддержку закона, так и против него

    Фото: Густаво Зырянов / NGS.RU

    Высказались о законопроекте не только полуанонимные пользователи интернета, но и публичные личности — общественники, депутаты и даже представители церкви. РПЦ выпустила официальное заявление, в котором однозначно осудила закон в текущей редакции, заявив, что он «несовместим с традиционными российскими духовно-нравственными ценностями».

    — Он имеет явную антисемейную направленность, умаляя права и свободы людей, избравших семейный образ жизни, рождение и воспитание детей, в сравнении с остальными. Несправедливо обременяя семейных людей и родителей, законопроект тем самым фактически вводит особое «наказание за семейную жизнь», — заключили в Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства.

    Там убеждены, что статистика, которую используют авторы законопроекта, никак не связана с реальностью. Патриарх Кирилл тоже ознакомился с предложенным текстом закона и заявил, что такой документ не удержит от совершения преступлений. При этом он призвал священников не стесняться приходить в семьи, где «царят глубокие неурядицы».

    Не поддержали закон и некоторые депутаты. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что партия не будет голосовать за законопроект, потому что он приведет к увеличению разводов и отказов от брака. Лидер либерал-демократов убежден, что проблема в семьях из-за того, что мужчин в России мало, поэтому женщины терпят плохое отношение.

    — Да, обязательно нужно найти форму защиты женщин, потому что они чаще подвергаются насилию. Но жертвами в плане убийств по статистике чаще становятся мужчины. Хотя женщин такая ситуация тоже не радует, потому что им нужны мужья, отцы их детей. Он может бить её, пить горькую, но она будет соглашаться, потому что другого мужа может и не быть, — заключил Жириновский.

    Еще одним его аргументом стало то, что обратиться в полицию могут и родители, и дети.

    — Вот у ребёнка отобрали смартфон, сказали ему идти учить уроки. А он пожаловался на родителей, и тут уже его мать и отца упрекают, что они плохо воспитывают детей, — объяснил депутат.

    Противникам закона не нравится, что дети могут пожаловаться на родителей

    Фото: Тимур Шарипкулов / UFA1.RU

    Неожиданностью стало, что против закона в том виде, в каком он есть сейчас, выступили даже его соавторы из числа правозащитников. Активистку Алену Попову возмутило, что цели закона — «сохранять семью» и «содействовать примирению сторон». По ее словам, именно после формального примирения домашние насильники идут на убийство своих жертв. С ней во многом согласна член рабочей группы по созданию законопроекта при Совфеде, адвокат Мари Давтян.

    — Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами, — объяснила она.

    Закон критикуют преимущественно за его размытые, а местами и вовсе неверные формулировки, которые по факту лишают его всякого смысла. Например, семейно-бытовое насилие трактуется так: «Умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Но юристы утверждают, что все такие действия так или иначе попадают либо под административный кодекс, либо под уголовный. В то же время противники законопроекта обращают внимание, что в нем нигде не дается определение «психического страдания», что может привести к злоупотреблению этим законом на практике.

    Семейный юрист из Нижнего Новгорода Елена Прохорова, представлявшая в Госдуме доклад о своем регионе, пообщалась с депутатами и уверена, что шансов у этого законопроекта нет.

    — Я думаю, что не примут его в такой редакции. Нужно отредактировать, но пока никто не знает как — слишком сильное противостояние, — объясняет она. — Есть депутаты, которые поддерживают, есть те, кто категорически против. Они основываются на чем? Мы так жили и вроде выросли. Многие этого просто не понимают. Они придираются даже к тому, что если будет охранный орган, то женщины могут потом этим злоупотреблять, выгонять мужчин из своего жилья.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Автор законопроекта, депутат Оксана Пушкина полагает, что все эти доводы необоснованны. Она считает, что законопроект полностью готов.

    — Я знаю, что России нужен закон о профилактике семейно-бытового насилия, и убеждаю коллег-депутатов принять его, чтобы чётко обозначить нашу позицию по этому важнейшему вопросу. Такой шаг сам по себе сможет существенно снизить уровень насилия в семьях.

    Источники

    Закон о борьбе с домашним насилием
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here