Закон о домашнем насилии принят или нет

Мы подготовили ответы на вопросы по теме: "Закон о домашнем насилии принят или нет" с комментариями специалистов. Уточнить данные на 2020 год можно у дежурного консультанта.

ВЦИОМ: 70% россиян поддерживают принятие закона о домашнем насилии

  • Большинство (70%) россиян считают необходимым принятие закона о профилактике домашнего насилия. Это следует из результатов опроса ВЦИОМ, с которыми ознакомились «Ведомости».

    По данным социологов, 90% опрошенных уверены в недопустимости любого физического насилия в семье, еще 8% считают, что ударить супруга можно «при определенных обстоятельствах». Половина респондентов думает, что нельзя прощать даже первый случай семейного насилия, 39% готовы его простить. 40% опрошенных знают о случаях побоев в знакомых им семьях.

    При этом ответы мужчин и женщин, которые участвовали в опросе, разнятся. Так, закрыть глаза на первые побои в семье согласны 52% мужчин и только 29% женщин, а на прощение не настроены 34 и 62% соответственно. Кроме того, женщины гораздо активнее мужчин (80% против 57%) выступают за принятие закона и больше говорят о недопустимости такого насилия (94% против 85%). Женщины чаще мужчин (43% против 37%) признаются, что слышали о случаях насилия в знакомых семьях.

    Читайте также

    «В нынешнем виде закон нерабочий». Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

    Осведомленность о новом законопроекте и об акциях его сторонников и противников довольно низкая, но это не влияет на то, что большинство россиян выступают за принятие закона, объясняет директор по стратегическому развитию ВЦИОМа Степан Львов. По его словам, гендерные отличия в ответах предсказуемы, так как женщины чаще становятся жертвами такого насилия, а те, кто с ним не сталкивается, испытывают солидарность с теми, кто насилию подвергался.

    29 ноября Совет Федерации опубликовал законопроект о профилактике домашнего насилия. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Противники проекта указывают, что он нацелен на «сохранение семьи» и примирение сторон, а не защиту жертв. Правозащитники также критикуют его пункт, по которому закон не распространится на людей, состоящих в незарегистрированных отношениях, ведь в таком случае жертва и правонарушитель де-юре не являются семьей.

    Добавьте новости «Новой» в избранное и Яндекс будет показывать их выше остальных

    «В нынешнем виде закон нерабочий»

    Эксперты раскритиковали официальную версию закона против домашнего насилия

  • На сайте Совета Федерации появился текст законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия». Общественная кампания в поддержку закона идет не первый год: в 2016 году в Госдуму уже вносили документ о профилактике домашнего насилия. Тогда он не дошел до первого чтения, а в 2017-м побои, впервые «совершенные в отношении близких лиц», декриминализовали: уголовная ответственность наступает только при повторном привлечении правонарушителя. В этот раз над созданием текста законопроекта трудилась рабочая группа при Совете Федерации. Юристы Мари Давтян и Алена Попова, которые изначально разрабатывали документ, считают текущую редакцию закона крайне неэффективной. Общественное обсуждение проекта продлится до 15 декабря — до этого времени в него можно внести поправки. Корреспондентка «Новой» вместе с экспертами разобралась, что сейчас не так с законопроектом.

    Кто займется профилактикой домашнего насилия?

    Заниматься делами, связанными с домашним насилием, будут органы внутренних дел, прокуратура, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам человека, организации социального обслуживания (кризисные центры, центры экстренной психологической помощи) и медицинские организации, общественные объединения и НКО.

    Сотрудники ОВД, согласно документу, ведут профилактический учет, профилактический контроль и профилактические беседы, принимают заявления о факте насилия или его угрозе. Они же выносят защитное предписание для жертвы или же обращаются за ним в суд.

    Органы управления социальной защиты населения субъектов (к ним относятся государственные региональные органы) должны предоставлять жертвам социальные услуги, заниматься профилактическим воздействием (социальная адаптация и реабилитация жертв домашнего насилия, специализированные психологические программы), информировать органы внутренних дел о случаях семейного насилия или его угрозы.

    Организации соцзащиты предоставляют срочную помощь потерпевшим на основе заявления, поданного самой жертвой либо через законного представителя. Заявление может быть инициировано должностным лицом профильных органов и организаций.

    Надпись на плакате — отсылка к истории Маргариты Грачевой, которая лишилась кистей рук после избиения мужем. Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»

    Закон подразумевает возможность создания специализированного социального обслуживания (они могут быть негосударственными и некоммерческими) для адаптации и реабилитации жертв домашнего насилия. Они должны оказывать не только срочную социально-психологическую помощь пострадавшим, но и правовую, медицинскую помощь, педагогические и экономические услуги.

    Попова при этом указывает, что, исходя из закона «О государственной социальной помощи», рассчитывать на бесплатные услуги могут только нуждающиеся люди — например, малоимущие. Она настаивает, что признанная жертва домашнего насилия должна получать юридическую помощь бесплатно.

    Такие организации по закону тоже должны информировать сотрудников ОВД о фактах семейного насилия либо же о его угрозах или предоставлять им данные о обратившимися за помощью «в связи с проведением расследования, осуществлением прокурорского надзора или судебным разбирательством».

    Общественные объединения и НКО среди прочего могут содействовать примирению агрессора и жертвы. Против этого выступает Попова: она утверждает, что за примирением обычно следует новый эпизод насилия над потерпевшей, нередко заканчивающийся убийством.

    «Примирение означает, что жертве говорят: “Дура, сама виновата. А дети, а семья?! Примирись с Васей быстренько! ” А Вася чувствует, что за ним вся мощь государства», — говорит Попова.

    Юрист также настаивает на необходимости межведомственной коммуникации. «Статистику должны собирать разные субъекты. Полиция — свою, органы соцзащиты — свою, а медики — свою. Потому что, поверьте, статистика у них будет разная», — согласна с коллегой Мари Давтян.

    Какая ответственность за домашнее насилие?

    Пока Законопроект о Профилактике домашнего насилия не принят, правоохранители опираются на ст.116.1. УК РФ. Наказание в случае доказательства бытового насилия будет:

    • штраф до 30 тыс. руб. или в размере зарплаты за период до 3 месяцев;
    • общественные работы сроком до 240 часов;
    • исправительные работы сроком до полугода;
    • арест на 3 месяца.

    Уголовная ответственность за повторные случаи избиения, изнасилования наступает лишь в случае рецидивов и это вызывает тревогу у лоббистов.

    Из-за чего можно возбудить уголовное дело о домашнем насилии?

    Заявление о факте домашнего насилия может подать пострадавшая(-ий) или его законный представитель. Дело также возбуждается по решению суда, из-за, информации, поступившей от органов власти, обращений граждан, узнавших о домашнем насилии. Если сотрудник ОВД установил факт насилия, также заводится дело.

    Читайте так же:  Что надо для установления отцовства

    Однако о фактах угрозы граждане могут сообщать только в том случае, если потенциальная жертва находится в «беспомощном или зависимом состоянии». «По тексту закона, если граждане сообщат до «свершившегося насилия», а угрозы высказаны жертве, которая не находится в беспомощном или зависимом состоянии, то это не будет основанием для мер профилактики», — отмечает Алена Попова.

    Путин В.В. про закон о домашнем насилии: «Не очень понимаю, люди именно за этот закон или против насилия?»

    В.Путин: Подождите.«Домашнее насилие». Вы хотите про закон спросить?

    Д.Песков: Давайте. Третий ряд, центр.

    Э.Жгутова: Добрый день, Владимир Владимирович, Дмитрий Сергеевич и весь мир, который сейчас смотрит!

    И нет у нас на сегодняшний день, оказывается, большей проблемы, чем проблема семейно-бытового насилия. Совет Федерации разработал законопроект, его повесили на официальном сайте.

    И в Совет Федерации пришло обращений от граждан больше, чем за весь год. Против этого проекта выступает Русская православная церковь, подписываются многодетные семьи. За этот проект подписываются ЛГБТ-сообщества, феминистские организации и даже профсоюз секс-работников.

    Вы сейчас говорили о том, что у нас демография, кривая демографическая вошла в штопор…

    В.Путин: Это не штопор, это ожидаемый спад – это очевидная вещь.

    Э.Жгутова: Опять же мы говорим о том, что всё-таки мы должны решать свои демографические проблемы каким-то образом. Но ведь этот законопроект содержит нормы, которые позволяют войти в любую семью. То есть некое количество мерзавцев, садистов, но, извините, нам преподносят цифры, заведомо завышенные. Я лично от своего агентства подавала запрос в ГИАЦ МВД и получила цифры, которые совершенно не стыкуются с теми, которые нам транслирует тот же самый центр «Анна», который является одним из основных…

    В.Путин: Вопрос.

    Э.Жгутова: Ваше отношение, читали ли Вы текст и считаете ли Вы, что это, возможно, будет последним гробом в крышку нашей демографии? И, собственно говоря, там содержатся нормы тотального контроля за семьёй.

    В.Путин: «Последним гвоздём в крышку гроба» демографии.

    Э.Жгутова: Нашей демографии, да, конечно.

    В.Путин: «Последним гвоздём в крышку гроба» – так говорят.

    Э.Жгутова: Да, да, прошу прощения.

    В.Путин: Ничего страшного, я понял, что Вы хотели сказать.

    Э.Жгутова: Вопрос: Ваше отношение, читали ли Вы сам проект, потому что это самая большая … Опрос Совета Федерации показывает, что большинство из этих 11 тысяч против, а ВЦИОМ публикует, что 70 процентов граждан «за». Но вциомовский опрос не подразумевает знакомства с законопроектом, а вот опрос Совета Федерации его подразумевает. В неволе не размножаются люди, мы же знаем об этом.

    В.Путин: В неволе не размножаются – это правда.

    Э.Жгутова: Я назвала это ювенальной юстицией для взрослых.

    В.Путин: В неволе размножаются: есть рождение в тюрьмах и в местах лишения свободы. Но это не важно. Вообще моё отношение, да?

    Законопроект я не читал, но Валентина Ивановна Матвиенко мне совсем недавно о нём достаточно подробно рассказывала. Отношение моё какое к этому делу? Оно смешанное. Силой не заставишь любить – первое.

    Раньше у нас обращались в месткомы, парткомы и требовали от этих организаций, чтобы они навели порядок в семье, приструнили какого-то из супругов, прежде всего и чаще всего мужчину, конечно. Но даёт ли или давало ли это какой-то позитивный эффект – я не знаю. Но в отношении чего я совершенно против – я против любого насилия, в том числе и в семье, и, конечно, прежде всего к детям и к женщинам.

    Это просто признак очень низкого уровня общей культуры, когда более сильная особь начинает качать свои права с помощью кулаков и грубой физической силы. Ничего здесь хорошего нет. Правда, за ряд правонарушений можно воспользоваться действующими нормами, в том числе за хулиганство, за нанесение побоев или тем более тяжких телесных повреждений, всё это есть в действующем законодательстве.

    Но, действительно, Вы правы в том, что подавляющее большинство опрошенных, это 70 с лишним процентов, за этот закон. Я на самом деле не очень понимаю, люди именно за этот закон или против насилия?

    Э.Жгутова: Конечно, конечно.

    В.Путин: Я тоже против насилия, как и эти 70 с лишним процентов наших граждан. Нужен ли этот закон? Давайте спокойно это обсуждать, в общественности, всё это должно пройти такую проверку. Надо понять, что написано в каждой из его статей, попробовать прогнозировать результаты, которые могут получиться после принятия и после правоприменительной практики, и потом принять окончательное решение.

    В финальную версию закона о семейно-бытовом насилии вписали примирение

    Общественные и некоммерческие организации, занятые профилактикой семейно-бытового насилия, обязаны будут содействовать примирению жертвы насилия с его виновником. Также они должны выяснять и устранять причины насилия, проводя индивидуальную работу с нарушителями. Об этом говорится в подготовленной группой депутатов и сенаторов итоговой версии законопроекта о семейно-бытовом насилии, с которой ознакомился РБК. Позднее она была опубликована на сайте Совета Федерации.

    Глава верхней палаты Валентина Матвиенко заявила, что с законопроектом до внесения в Госдуму могут ознакомиться все заинтересованные стороны, общественные организации, представители Русской православной церкви и те, кто критиковал документ. «В течение двух недель они могут представить свои замечания», — сообщила она.

    Какая защита предлагается жертвам насилия

    Согласно законопроекту, в профилактике и помощи пострадавшим от семейно-бытового насилия должны участвовать полиция, прокуратура, общественные организации, омбудсмены, органы власти, медицинские и другие учреждения. Участники процесса должны не только бороться с последствиями насилия, но и предупреждать его. Услуги по защите жертв насилия должны предоставляться вне зависимости от того, возбуждено ли уголовное дело, если насилие продолжается или есть угроза его повторения.

    Поводом для профилактики насилия сможет стать заявление пострадавшего, обращение людей, узнавших о факте насилия, сведения органов власти, решение суда и так далее. Эти жалобы и заявления должны рассматриваться госорганами незамедлительно, отмечается в законопроекте. Для потенциальных нарушителей предусмотрены профилактические беседы, помощь при социальной адаптации, профилактический учет, защитные предписания и другие меры.

    В законопроекте сохранилось понятие защитного ордера. Если закон будет принят, такой ордер будут выдавать пострадавшим от семейно-бытового насилия и тем, кому оно угрожает. Предписание, или защитный ордер, будет выноситься по согласию жертвы или ее законных представителей. Ордер запрещает нарушителю вступать в любые контакты с пострадавшим лицом, в том числе по телефону или через интернет, и выяснять его местонахождение. Предписание действует в течение 30 суток, его действие можно будет продлить до 60 суток.

    Если у выписавшего ордер сотрудника полиции есть подозрение, что предписание не остановит нарушителя, он может обратиться в суд за судебным защитным ордером. Судебное предписание можно продлевать на срок до года. По нему суд может обязать нарушителя пройти специальную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с пострадавшей или пострадавшим и передать жертве ее имущество и документы.

    Читайте так же:  Пособия полагающиеся матерям одиночкам

    Проект предусматривает конфиденциальность как пострадавших от насилия, так и нарушителей закона.

    Как изменился документ

    Авторы законопроекта определяют семейно-бытовое насилие как действие или бездействие, которое причиняет или содержит угрозу причинения физического, психического страдания или имущественного вреда и не содержит признаки иных правонарушений. По данным «Коммерсанта», Кремль настаивал на исключении из законопроекта описания нескольких видов семейно-бытового насилия. Но в финальной версии эти положения сохранились.

    В законопроекте подчеркивается, что помощь пострадавшим от насилия может оказываться только по их согласию, если речь не идет о несовершеннолетних и недееспособных. Изначально такой нормы не было.

    Из финальной версии исчезли положения о некоторых категориях лиц, отмечает адвокат Ольга Гнездилова. Из списка тех, кто может подвергаться насилию, исключены бывшие партнеры. «Остались только бывшие супруги, но нет тех, кто разорвал отношения, — отметила она. — А по делу Валерии Володиной, например, мы знаем, что ее преследовал именно бывший бойфренд».

    Также из описания защитного ордера исключили норму, ограничивающую расстояние, на которое нарушитель может приближаться к жертве. «Сначала было 50 м, потом десять, сейчас вообще нет расстояния», — сказала Гнездилова.

    За законопроект и против него

    Соавтор законопроекта депутат Оксана Пушкина сказала РБК, что считает дискуссию вокруг документа ожидаемой и нормальной. Авторы надеются, что противники законопроекта смогут обсудить необходимые правки ко второму чтению. А у представителей Госдумы есть свои претензии к его нынешней версии.

    «Считаем важным особое внимание уделить определению семейно-бытового насилия, так как в предложенной редакции полностью исключаются из-под действия закона все виды физического насилия, потому что данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления, — отметила Пушкина. — Также необходимо уточнить субъектный состав лиц, подвергающихся семейно-бытовому насилию: в указанной формулировке отсутствует упоминание о парах, которые совместно проживают и ведут совместное хозяйство, но не связаны официально». Это важно, так как до 12% семей живут длительно в незарегистрированном браке, а почти 30% проживали совместно и вели совместное хозяйство до заключения официального брака, заметила депутат.

    Особое внимание она предложила уделить санкциям за несоблюдение защитного и судебного защитного предписания. «Предложенные меры, как показала практика после декриминализации побоев, безрезультатны, — считает Пушкина. — Штраф от 1000–3000 руб. — это бездейственная санкция для такого рода правонарушения, нарушителю проще будет заплатить и избить жертву снова либо не платить вообще, потому что денег нет».

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Претензии есть и у юристов. Одна из главных проблем законопроекта в нынешней редакции в том, что его основная цель — это защита семьи, а не максимальное обеспечение безопасности пострадавшей или пострадавшего, считает Гнездилова. Прописанная в документе норма, что общественные организации должны способствовать примирению сторон, может противоречить не ратифицированной в России Стамбульской конвенции, указывает адвокат.

    «Кроме того, документ не распространяется на ситуации, которые содержат признаки административного правонарушения или уголовного преступления, — отметила юрист. — Это плохо, потому что пострадавшие не получают защитного предписания, которое могло бы предотвратить более тяжкие преступления». Также защитные предписания не будут выдавать тем, кому угрожают убийством, и это проблема.

    Вопросы у юриста вызвало и то, что судебный ордер может быть выписан только по заявлению полицейского. По мнению Гнездиловой, нужно, чтобы за ним могли обращаться и сами пострадавшие. «В несудебном защитном ордере нет запрета на пребывание в общем помещении, — уточнила Гнездилова. — Это не очень хорошо, потому что пребывание вместе чревато причинением нового вреда, а бумага не послужит серьезным сдерживающим фактором».

    Ранее о поддержке законопроекта о семейно-бытовом насилии заявил секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, отвечая на вопросы журналистов, отметил, что Кремль не занимается проблемой домашнего насилия, хотя таковая существует.

    Реакция на закон

    Разработка законопроекта о семейно-бытовом насилии вызвала бурное обсуждение и в том числе протесты. В конце ноября в московском гайд-парке в Сокольниках состоялся согласованный митинг движения «Сорок сороков» в защиту традиционных ценностей против законопроекта о семейно-бытовом насилии. Через несколько дней в центре столицы состоялся митинг сторонников законопроекта, организованный правозащитницей Аленой Поповой и блогером Александрой Митрошиной. Соавтор законопроекта депутат Госдумы Оксана Пушкина обратилась в полицию из-за поступающих авторам документа угроз.

    Это не первая попытка разработать закон о домашнем насилии. Впервые соответствующий законопроект был внесен в Госдуму в 2016 году, но тогда он не прошел первое чтение. До 2017 года побои в отношении близких лиц фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Тогда Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести непоправимый вред семейным отношениям.

    Чем грозит закон о «профилактике домашнего насилия»?

    Современная Россия полна острейшими социальными проблемами. Нищенские зарплаты, мизерная пенсия, до получения которой теперь еще надо суметь дожить, тотальное воровство чиновников, колоссальное имущественное расслоение и так далее. Перечень будет длинный. Но вот вдруг наши власти озаботились борьбой с домашним насилием. Видимо, других проблем не осталось. Совет Федерации оперативно разработал законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, выложив его в интернете для общественного обсуждения.

    Но уж раз пошла такая дискуссия, давайте разберемся, нужен ли нам такой закон? Обстановка в российских семьях далеко не самая благополучная, это факт. Но домашнее насилие у большинства населения закономерно ассоциируется не с банальной руганью и битьем посуды, а с побоями, истязаниями, причинением физической боли. Чаще всего со стороны мужчин в отношении женщин – по принципу физического превосходства.

    Но бывают и обратные случаи, когда женщины держат «сильный пол» в черном теле. Однако для таких ситуаций сегодня в законодательстве есть достаточные меры реагирования. Статья 6.1.1 «Побои» в Кодексе об административных правонарушениях (предусматривает арест до 15 суток, штраф до 30 тысяч рублей или обязательные работы). Статьи 116 и 116.1 УК РФ «Побои» (до 2 лет лишения свободы), статья 117 «Истязание» в Уголовном кодексе (до 7 лет лишения свободы), статьи 111, 112, 115 Уголовного кодекса, предусматривающие серьезные сроки лишения свободы за причинение тяжкого, среднего и легкого вреда здоровью.

    На мой взгляд, вполне достаточный арсенал способов наказания домашних тиранов. Другое дело, что наши правоохранительные органы далеко не всегда эффективно реагируют на заявления о домашнем насилии, но здесь нужен не новый закон, а усиленный контроль надзорных органов, повышение квалификации сотрудников полиции, расширение штата полицейских, работающих «на земле».

    Читайте так же:  Дфо выплаты на третьего ребенка

    Когда сторонники принятия нового закона говорят о том, что сейчас многие женщины не обращаются с заявлениями в полицию и терпят издевательства, потому что боятся своих мужей, то возникает резонный вопрос: а не будут ли они так же бояться обращаться в полицию и на основании нового закона. Что здесь принципиально изменится? Внятного ответа я пока не услышал.

    Если прочитать законопроект, размещенный Советом Федерации, то сразу бросается в глаза неопределенность многих формулировок, что открывает широкое пространство для манипуляций. Семейно-бытовое насилие предлагается трактовать, как «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Сразу возникает вопрос: а как будут доказывать факты таких угроз и психического воздействия? Мы знаем, что чаще всего семейные конфликты происходят без свидетелей, с глазу на глаз. И если ориентироваться только на заявление потерпевшей стороны, как предписывает проект нового закона, то мы получим колоссальное количество ложных обвинений, направленных на сведение счетов за какие-либо обиды, или просто мошеннические схемы, нацеленные на последующее завладение имуществом супруга.

    Полиция и так сегодня испытывает серьезный кадровый голод, участковых не хватает, районные ОВД завалены работой. И кто в такой ситуации будет что-то проверять? А ведь законопроект предусматривает, что по заявлению потерпевшей стороны полиция может выносить защитное предписание, которое налагает на предполагаемого «домашнего насильника» серьезные ограничения и предусматривает серьезную ответственность за нарушение этих ограничений. Так что это пока очень сырая и непродуманная инициатива, которая, в лучшем случае, пополнит перечень неработающих законов, а в худшем – приведет, например, к преследованию оппозиционеров и других неугодных по надуманным поводам, чем так любит заниматься наша власть.

    Еще один весьма сомнительный пункт нового законопроекта предусматривает возможность по решению суда обязать домашнего тирана «покинуть место совместного жительства или место совместного пребывания с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию, на срок действия судебного защитного предписания при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации».

    Понятно, что в большинстве случаев у нарушителя не будет возможности проживать в ином помещении, так как в наших семьях часто еле-еле сводят концы с концами от зарплаты до зарплаты и никаких лишних денег или свободной жилплощади элементарно нет. Зато в тех случаях, когда деньги в семье водятся, новый закон открывает пространство для различных афер с недвижимостью.

    Подобных «косяков» в законопроекте еще очень много. Если честно, то мне представляется, что в настоящее время принятие подобного закона пользы не принесет, зато позволит влезать в семейные дела нашим далеко не всегда справедливым чиновникам, а также различным мошенникам под видом «некоммерческих организаций», оказывающих помощь жертвам домашнего насилия.

    Именно поэтому эти НКО так активно лоббируют принятие сомнительного закона, так как понимают, что появится возможность получать различные государственные гранты и прочие преференции. А вот обычным гражданам этот закон в текущей ситуации, скорее, создаст лишние проблемы, не решив при этом саму проблему домашнего насилия. Буду рад ошибиться, но перспективы просматриваются именно такие.

    В целом, вместо принятия такого сомнительного закона, нашим властям следовало бы уже сейчас сосредоточиться на развитии института участковых уполномоченных полиции (которые и должны контролировать проблемные семьи) и создании государственных центров психологической помощи, где «трудные семьи» смогут бесплатно или за незначительную плату получать консультации и помощь для разрешения конфликтов и сохранения семейных отношений.

    Также необходимо повышать квалификацию сотрудников полиции и усиливать надзор за административными и уголовными делами, связанными с домашним насилием. Ну и, конечно, развивать воспитательную работу среди молодежи, пропагандировать здоровые семейные отношения и уважение людей друг к другу. И тогда новые законы просто не понадобятся…

    Что говорит закон о домашнем насилии 2020 года в России и на чьей стороне он стоит?

    Домашнее насилие – достаточно распространенная проблема во всем мире. Страдают от данного явления и мужчины, и женщины, и дети, однако последние две категории наиболее сильно подвержены рискам. В 2020 году многие развитые страны имеют закон, позволяющий привлекать к административной и уголовной ответственности домашних тиранов. В России же вокруг принятого в 2019 году законопроекта развернулась целая полемика с участием политиков, юристов и даже РПЦ. Как обстоят дела в РФ с данным законом и как юридически правильно и безопасно защитить себя или близкого человека в подобной ситуации.

    Внимание! Если возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону горячей линии: +7 (800) 550-39-71 Бесплатный звонок для всей России.

    Что важно знать о самообороне

    Довольно часто женщины, страдающие от домашнего насилия, пытаются ответить партнеру той же монетой, однако грань между самообороной и превышением довольно тонкая. Человеческое тело устроено таким образом, что в критической ситуации задействует все ресурсы для выживания и резкий выброс адреналина может привести к плачевным последствиям.

    Закон позволяет жертве защищать свою жизнь и неприкосновенность, но запрещает наносить телесные повреждения и вред жизни обидчику. Поэтому, конечно лучше при малейших предпосылках тирании обращаться в правоохранительные органы и фиксировать инциденты.

    Что говорят юристы и правозащитники о законе?

    Эксперты утверждают, что штрафные санкции для рецидивистов не предположены и в случае жестких нарушений виновник получит реальный срок.

    Если ДН фиксируется впервые, то человек будет оштрафован. Условием является и тяжесть нарушение, то есть, если это ограничивается шлепками, подзатыльниками, и т.д. К сожалению, Уголовный Кодекс РФ не регламентирует понятие побои, соответственно опирается лишь на телесные повреждения и если их нет, то доказать рукоприкладство будет проблематично.

    Кроме того, жертвы сами часто не говорят о сложившейся ситуации, поскольку часто считают такое поведение нормой. Ведь на уровне менталитета в РФ такие утверждения – «Бьет, значит любит», «Сама спровоцировала» и т.д.

    Следовательно, спасение и защита прав жертв домашнего насилия в руках исключительно самих пострадавших. Во всяком случае, пока.

    Что собой являет домашнее насилие?

    Под понятие домашнее насилие попадают ряд действий физического, психологического, сексуального и экономического характера. К физическому насилию относится:

    • толкание, пощечина;
    • побои кулаками, шлепки;
    • побои палками, ремнями, молотками, другими тяжелыми предметами;
    • порезы и уколы ножом или другими острыми предметами;
    • тягание за волосы, плевки, биение головой об стены и т.д.

    К психологическому насилию относятся такие обстоятельства:

    • унижения;
    • постоянная критика;
    • постоянный контроль, слежка, в том числе проверка переписок, телефонов, использование шпионского программного обеспечения, камеры слежения;
    • угрозы убийства жертвы или ее близких;
    • использование уничижительных слов в обращении;
    • создание условий, в которых жертва оказывается зависимой от абьюзера и не имеет возможности попросить о помощи;
    • создание отрицательного мнения о жертве, выставление ее психически не здоровой, чтобы вызвать недоверие к ней, если она пожалуется;
    • шантаж, манипуляции.
    Читайте так же:  Где подать на алименты после развода

    К сексуальному насилию относятся не только акты проникновения, но и принуждения к демонстрации обнаженного тела, прикасание к гениталиям, смотреть порнографию или мастурбацию партнера, а также выполнять репродуктивные задачи.

    Домашнее насилие иногда называется бытовым, и явление юридически определяется не только среди законных супругов, но и в парах, живущих в гражданском браке.

    Что делать в случае бытового насилия?

    Жертвы домашнего насилия должны тщательно продумать стратегию выхода из сложившейся ситуации. Большинство не решаются на реальные шаги по причине страха усугубить ситуацию, вызвать сильный гнев партнера, что нередко приводит к более тяжелым последствиям.

    Что должен знать человек, подвергающийся насилию:

    1. Начать говорить о проблеме с близкими. Рассказать о происходящем, максимально сосредоточившись на всех фактах.
    2. Обязательно подготовить место, куда можно уйти: к друзьям, снять квартиру, если есть такая возможность.
    3. Держать при себе документы.
    4. Обратиться в полицию и письменно написать заявление.
    5. Зафиксировать побои в медицинском учреждении.
    6. Попросить соседей о помощи, в случае, если они услышат крики, и попросить вызвать полицию.
    7. Обратиться в центр поддержки в подобных ситуациях.

    Законопроект о домашнем насилии в России 2019 года

    В 2019 году в Государственную Думу был подан законопроект о Домашнем Насилии, поскольку предпосылок достаточно много. В 21 веке многие семьи еще живут по средневековым законам, в то время, как жертвам и их родственникам правоохранительные органы говорят: «Убьет, тогда посадим.»

    В домашнем насилии тяжкие телесные повреждения – это редкость, а вот убийства на бытовом уровне происходят в 70% случаев, если в семье присутствует тирания. Причем совершают убийство иногда и жертвы, в процессе самозащиты, после чего их обвиняют в превышении полномочий и отправляют отбывать наказание.

    Что же гласит закон? Согласно 4 ст. Закона, цель его – поддержка и сохранения семьи, а также оказание оказание социальной и медицинской помощи пострадавшей стороне. К нарушителю будут применяться защитные предписания, в результате которых он может быть выселен при условии, если есть куда, а также запрет на вступление в любой контакт с жертвой.

    Если вникнуть в суть законопроекта, то он, в случае принятия, вносит ряд изменений в процесс правового взаимодействия между жертвами БН и абьюзерами.

    Однако все они направлены на сохранение семьи, а не на защиту прав потерпевших. Поэтому, развернувшаяся полемика вокруг данного нормативно-правового акта, вполне оправдана. В чем минусы закона?

    1. Побои в домашних условиях декриминализируются. Ранее за подобное нарушение нарушитель мог получить до 2-х лет лишения свободы. Согласно новому законопроекту, сейчас это административное нарушение, за которое предполагается штраф до 30 тыс.рублей.
    2. В случае отсутствия доказательств, максимум, на который может рассчитывать жертва – это проведение профилактической беседы.
    3. Если есть доказательства побоев, суд может выдать предписание, по которому нарушитель не имеет права контактировать с пострадавшим ни при каких обстоятельствах. Однако, потенциальная опасность для жертвы в таких ситуациях увеличивается в разы, так как это может только разозлить тирана. Кроме того, штраф будет платиться из семейного бюджета, следовательно косвенно его оплачивает и сама жертва.
    4. В тексте законопроекта ничего не сказано о сексуальном насилии, в результате чего получается, что партнеры заведомо согласны на любые действия интимного характера.

    Что такое домашнее насилие и кто может стать его жертвой?

    Согласно документу, семейно-бытовое насилие — это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

    При этом физический вред — те же побои — всегда попадает под действие либо административного правонарушения, либо уголовного преступления, говорит член рабочей группы Совфеда по подготовке закона Мари Давтян. «Юридически и технически документ составлен так, что это просто невозможно использовать», — говорит юрист.

    «По сути, физическое насилие выпало из закона».

    «[На сайте] выложили только рамочный закон, но есть еще изменения в отдельные законодательные акты, которые идут приложением, — рассказывает Алена Попова, член рабочей группы по подготовке закона в Госдуме. — В том виде, в котором он сейчас написан, закон вообще нерабочий. Когда есть насилие, всегда есть признаки правонарушения или преступления».

    К «лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию», закон относит бывших и нынешних супругов, людей с общим ребенком, близких родственников и людей, живущих вместе и ведущих совместное хозяйство, «связанных свойством». Последняя формулировка важна: согласно семейному праву, «свойство» — это отношения между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников. Получается, что в текущей редакции жертвы домашнего насилия, живущие в гражданском браке, не могут рассчитывать на защиту от государства.

    Среди принципов закона о домашнем насилии оказывается не защита жертвы от агрессора, а «поддержка и сохранение семьи». Еще один принцип — «добровольность получения помощи» жертвами семейного насилия. Исключения — несовершеннолетние и недееспособные люди.

    Куда обращаться за помощью пострадавшим?

    Женщины, страдающие от домашнего насилия, дети, пожилые люди, не должны молчать. В РФ имеется несколько организаций, которые помогают в борьбе с созависимостью и домашней тиранией:

    1. Проект «Насилию.нет» https://nasiliu.net/.
    2. Кризисный центр помощи женщинам и детям в Москве – https://krizis-centr.ru/. Телефон – 8 (499) 977-17-05 и др.
    3. Независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», телефон (495) 901-02-01.
    4. Горячая линия помощи: 8-800-7000-600. Позвонить туда можно бесплатно.

    Психологи говорят, что подобные союзы редко становятся нормальными и проблемы в отношениях будут только усугубляться. Разработчики законов иного мнения и прилагают усилия для сохранения ячейки общества любой ценой.

    В результате домашнего насилия страдают не только женщины, но и дети, которые рискуют попасть «под горячую руку» либо же наблюдают за этим и получают серьезные психологические травмы. Стоит ли сохранять семью в таком формате или нет, решать, конечно, партнерам, но нужно помнить и о том, что даже у любви есть предел.

    Внимание! Если возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону горячей линии: +7 (800) 550-39-71 Бесплатный звонок для всей России.

    Опубликованы поправки к последней версии законопроекта о домашнем насилии. Главное

    Депутаты Госдумы, правозащитники и адвокаты подготовили поправки к последней версии законопроекта о профилактике домашнего насилия, которая была раскритикована общественностью. В них, в частности, уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров. «Предполагаются реальные меры защиты жертв насилия и системная работа с агрессором. Мы выступали и будем выступать за работающий закон, который действительно спасет и защитит пострадавших от домашнего насилия», — написала на своей странице в Facebook соавтор поправок, правозащитница Алена Попова.

    Читайте так же:  В чем заключается ограничение родительских прав

    Основные положения поправок к законопроекту

    1. Определение семейно-бытового насилия. Авторы поправок пишут, что семейно-бытовое насилие — это умышленное действие или бездействие в отношении близких, если это деяние причиняет пострадавшему физическую боль, и (или) наносит вред здоровью, и (или) причиняет психические страдания, и (или) причиняет ему имущественный вред. Сюда же относится угроза совершения подобного деяния.

    Оговариваются виды домашнего насилия: физическое, психологическое, сексуальное и экономическое. Право на необходимую оборону предлагается не считать семейно-бытовым насилием. Кроме того, уточняется, что если родители, например, не разрешают своему ребенку слишком много времени проводить около компьютера или записали его в спортивную секцию, то они не совершают насилия.

    «Более того, важно понимать, что „не купил ребенку трансформера“ или „не купил жене шубу“ также не является ни в коем случае экономическим насилием», — говорится в поправках к законопроекту. Под экономическим насилием предлагается понимать умышленное лишение человека жилья, пищи, одежды, лекарств или иных предметов первой необходимости

    К физическому насилию относятся любые умышленные насильственные действия (лишение свободы, понуждение к употреблению психоактивных веществ, причинившие вреда здоровью и физической боли), а также отказ в удовлетворении основных потребностей в уходе, заботе о здоровье и личной безопасности пострадавшего. Психологическое насилие — это, в том числе, оскорбления и распространение клеветы, высказывание угроз, шантаж, преследование, изъятие личных документов. Сексуальное насилие — деяние, посягающее на половую неприкосновенность или половую свободу пострадавшего, в том числе посредством силы, угроз или шантажа.

    2. Преследование. Еще один термин, который, как и семейно-бытовое насилие, пока не закреплен юридически. Согласно предложенным поправкам, преследование — это действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле. Они могут выражаться в поиске жертвы, попытке выяснить ее место проживания или пребывания, навязчивых телефонных звонках (сообщениях в интернете), в попытках выйти на связь через третьих лиц. Преследование — это также посещение места работы, учебы или лечения пострадавшего.

    3. Право на защиту и профилактика. Закон о домашнем насилии должен распространяться не только на формальных родственников, а на всех проживающих совместно, а также бывших супругов, их иждивенцев, близких и свидетелей правонарушения, работников соцслужб, если есть основания полагать, что им тоже может быть причинен вред.

    В профилактике домашнего насилия, по мнению авторов поправок, могут принимать участие как органы власти, надзорные органы и полиция, так и общественные и кризисные некоммерческие организации. Меры профилактики нужно предпринимать незамедлительно после того, как к ним поступят заявления пострадавшего или узнавших о факте насилия, решения судов или компетентных органов.

    Среди мер профилактики называются индивидуальные профилактические беседы и постановка на учет агрессоров. Законопроект также подразумевает принудительные специальные курсы по работе с гневом для реабилитации абьюзеров. Для пострадавших предусмотрены программы психологической поддержки.

    4. Защитные и охранные предписания. Защитные предписания должны выдавать сотрудники полиции. Предписание выносится с согласия пострадавшего и без, если жертва из-за возраста, болезни, инвалидности, материальной зависимости или по какой-то еще причине не может выразить согласие.

    Документ запрещает нарушителям преследовать и вступать в любые контакты с жертвой, приближаться к пострадавшему на расстояние ближе, чем на 50 метров. Действовать предписание будет 30 суток, в случае необходимости этот срок может быть продлен до двух месяцев. На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический учет органами внутренних дел.

    Охранные предписания будут выдаваться в судебном порядке в случае, если защитное предписание не останавливает нарушителя. Оно может продлеваться максимум на срок до двух лет и предполагает более широкие меры воздействия. Обидчику также нельзя будет контактировать с жертвой, приближаться на расстояние ближе, чем на 50 метров, а еще приобретать и пользоваться любыми видами оружия. Агрессора могут обязать покинуть совместное жилье (независимо от того, кто является собственником жилого помещения, но при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма). Кроме того, абьюзера могут заставить передать пострадавшему человеку личные вещи, которыми он располагает, а также пройти специализированную психологическую программу.

    За первое нарушение защитного предписания нарушителей предлагается наказывать штрафом, а за повторное или игнорирование охранного ордера — привлекать к уголовной ответственности, предусмотрев один год лишения свободы. Также могут быть назначены исправительные или обязательные работы.

    5. Временное жилье. Авторы поправок считают, что органы власти обязаны «незамедлительно обеспечить» временным бесплатным жильем жертву домашнего насилия, если такая просьба поступила от потерпевшего. Оговаривается срок — минимум на два месяца. Он может быть продлен, если угроза жизни и здоровью потерпевшему не устранена.

    Соавторами поправок стали депутаты Оксана Пушкина, Ирина Роднина, Ольга Савастьянова, Елена Вторыгина, Татьяна Касаева, адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин, а также правозащитница Алена Попова. Все они принимали участие в разработке опубликованной Совфедом версии законопроекта.

    Обсуждение законопроекта — до 15 декабря

    Последняя версия законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия была опубликована на сайте Совфеда 29 ноября. Эксперты раскритиковали документ, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке. «Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами», — отметила адвокат Мари Давтян.

    Дмитрий Медведев прокомментировал законопроект о домашнем насилии

    Сейчас опубликованный законопроект — предмет открытого общественного обсуждения, которое продлится до 15 декабря. К размещенному на сайте Совфеда документу уже поступило более 5 тыс. комментариев.

    За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров. Против закона о домашнем насилии высказываются ультраконсервативные организации вроде «Сорока сороков» и «За права семьи». Они считают, что закон разрушит институт семьи в России, поскольку нарушает пределы вмешательства государства в домашние дела граждан. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам».

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Согласно недавнему опросу «Левада-центра», каждый третий житель России (31%) сталкивался с домашним насилием в собственной семье и своем ближайшем окружении. По данным МВД, за девять месяцев 2019 года от домашнего насилия пострадала 15 тыс. 381 женщина. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны» показало, что 79% осужденных женщин становились жертвами насилия со стороны тех, кого потом убили.

    Источники

    Закон о домашнем насилии принят или нет
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here