Закон о домашнем насилии путин против

Мы подготовили ответы на вопросы по теме: "Закон о домашнем насилии путин против" с комментариями специалистов. Уточнить данные на 2020 год можно у дежурного консультанта.

Путин о домашнем насилии: Силой не заставишь любить

Глава государства выразил уверенность, что насилие — это признак очень низкого уровня общей культуры.

Президент России Владимир Путин в ходе большой пресс-конференции ответил на вопрос о своём отношении к законопроекту о домашнем насилии, который предусмотрен для создания более эффективного механизма защиты прав личности, в том числе лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию.

— Проект закона я не читал, но

[председатель Совфеда РФ] Валентина Матвиенко мне совсем недавно о нём рассказывала. Отношение моё какое — оно смешанное. Силой не заставишь любить, это первое. Раньше у нас обращались в месткомы, парткомы и требовали, чтобы те навели порядок в семье, приструнили какого-то из супругов. Давало ли это какой-то позитивный эффект — я не знаю, — пояснил глава государства.

Но насчёт чего я совершенно против — против любого насилия

, в том числе и в семье, и, конечно, в отношении женщин и детей

Президент России Владимир Путин

Путин выразил уверенность, что насилие — это признак очень низкого уровня общей культуры, «когда более сильная особь начинает качать свои права с помощью кулаков и грубой физической силы».

При этом российский лидер отметил, что в случае ряда правонарушений можно воспользоваться действующими нормами, в том числе за побои и за хулиганство, так как всё это есть в законодательстве.

— Но вы правы насчёт большинства опрошенных, где 70% за закон. Не очень понятно, люди именно за закон или просто против насилия? Вот я тоже против насилия, как и эти 70 с лишним процентов,

— добавил лидер страны.

В заключение Путин добавил, что необходимо спокойно обсудить с общественностью целесообразность принятия нового закона.

Напомним, Совет Федерации представил законопроект против домашнего насилия, подготовленный сенаторами совместно с депутатами Госдумы. Документ предусматривает создание более эффективного механизма защиты прав личности, в том числе лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию. А вот РПЦ накануне выступила против закона о домашнем насилии. Этой точки зрения церковь придерживается из-за «целого ряда правовых дефектов» в документе.

Закон о домашнем насилии нужно принимать после спокойного обсуждения, считает Владимир Путин

Законопроект о домашнем насилии нужно спокойно обсуждать в обществе и только потом принимать окончательное решение, заявил президент на пресс-конференции.

«Я против насилия, как и 70% с лишним наших граждан. Но нужен ли этот закон? Давайте спокойно это обсуждать с общественностью, все это должно пройти проверку. Надо понять, что написано в каждой из его статей, попробовать спрогнозировать результаты, результаты, которые могут получиться после принятия и после правоприменительной практики, и потом принять окончательное решение», — сказал Владимир Путин.

Путин впервые прокомментировал закон о домашнем насилии

Президент России Владимир Путин на пресс-конференции заявил, что еще не читал законопроект о домашнем насилии, но ему подробно о нем рассказывала спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Отношение президента к нему «смешанное».

Путин вспомнил, что раньше с проблемой домашнего насилия обращались в месткомы и парткомы, но добавил, что не знает, давало ли это какой-то позитивный эффект. Действующее законодательство предусматривает наказание за такие правонарушения, отметил президент, и можно пользоваться им. Необходимость нового закона нужно обсуждать спокойно, попробовать спрогнозировать результаты его принятия и после этого принять решение, считает он.

«Это признак очень низкого уровня общей культуры, когда более сильная особь начинает качать свои права с помощью кулаков и грубой физической силы»

Президент также прокомментировал опрос ВЦИОМа, который показал, что 70% россиян считают необходимым принятие закона о профилактике домашнего насилия. «Я не очень понимаю, люди именно за этот закон или против насилия», – сказал президент, подчеркнув, что он против насилия.

В конце ноября на сайте Совета Федерации был опубликован проект закона о домашнем насилии. Матвиенко обещала, что в ближайшее время документ внесут в Госдуму. РПЦ призывала не принимать этот законопроект. Премьер-министр Дмитрий Медведев говорил, что у него пока нет окончательной позиции по этому вопросу.

Путин ответил критикам законопроекта о домашнем насилии

Материалы по теме

http://www.ntv.ru/novosti/2268930/

Владимир Путин прокомментировал законопроект о домашнем насилии

Законопроект о домашнем насилии нужно обсуждать в обществе, всесторонне его изучать, чтобы спрогнозировать результаты его принятия. Об этом на большой пресс-конференции заявил Владимир Путин.

«Законопроект я не читал, но [глава Совета Федерации] Валентина Матвиенко подробно мне о нем рассказывала. Отношение мое смешанное. Силой не заставишь любить. Раньше обращались в парткомы и требовали, чтобы они навели порядок в семье, приструнили какого-то из супругов. Давало ли это позитивный эффект? Не знаю. Но я против любого насилия, в том числе в семье, и прежде всего — к детям, к женщинам. Это признак низкого уровня культуры, когда более сильная особь решает вопросы при помощи грубой силы», — сказал Путин.

Он напомнил, что в ряде правонарушений, случившихся в семье, можно воспользоваться и действующими нормами — когда, например, речь идет о хулиганстве и нанесении побоев.

«Подавляющее большинство опрошенных [ВЦИОМом] за этот закон. Однако я не очень понимаю — они за закон или против насилия? Я тоже против насилия! Нужен ли этот закон? Давайте спокойно это обсуждать. Надо обсуждать [законопроект] в обществе, нужно понять, что написано в его статьях, прогнозировать результаты, а потом принять окончательное решение», — добавил президент РФ.

Ранее премьер-министр Дмитрий Медведев сообщил, что законопроект о профилактике насилия в семье нужно дорабатывать. При этом он отметил, что проблема домашнего насилия в России есть, с этим бессмысленно спорить.

Опубликованы поправки к последней версии законопроекта о домашнем насилии. Главное

29 ноября на сайте Совета Федерации была опубликована последняя версия законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия. Эксперты раскритиковали документ, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке.

Читайте так же:  Мать одиночка какие вычеты

В документе, в частности, говорится о защитных и охранных предписаниях, которые будут выдаваться агрессорам. Предписания, например, запрещают нарушителям вступать в любые контакты с жертвой, помимо этого, абьюзера могут обязать покинуть совместное жилье.

В декабре экспертное сообщество представило поправки к законопроекту. В них, в частности, уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров.

За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам». Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

Согласно недавнему опросу «Левада-центра», каждый третий житель России (31%) сталкивался с домашним насилием в собственной семье и своем ближайшем окружении. По данным МВД, за девять месяцев 2019 года от домашнего насилия пострадала 15 тыс. 381 женщина. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны» показало, что 79% осужденных женщин становились жертвами насилия со стороны тех, кого потом убили.

Авторы законопроекта о насилии в семье обратились к силовикам из-за угроз

Авторы законопроекта о домашнем насилии получают угрозы на электронную почту и в соцсетях, рассказала РБК одна из разработчиков, депутат Госдумы Оксана Пушкина. В связи с этим она и другие разработчики законопроекта на прошлой неделе отправили заявление в «соответствующие федеральные силовые структуры» (депутат отказалась уточнить, в какие именно).

«Фактически всем людям, которые участвовали в этом законопроекте как соавторы, в соцсетях приходят угрозы», — сказала Пушкина. По словам депутата, угрозы в соцсетях кроме нее получают другие участники разработки законопроекта — адвокаты Мари Давтян, Алексей Паршин и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова. Паршин в суде защищает сестер Хачатурян.

«В последнее время участились угрозы мне и моей семье и обращения оскорбительного характера в мой адрес, которые я связываю с моей работой над законопроектом», — сообщил адвокат в обращении к Пушкиной.

Телеведущая отметила, что вокруг принятия закона развернулась «хорошо организованная и финансируемая кампания», схожая с протестами после выхода фильма Алексея Учителя «Матильда», которой надо дать отпор. Она рассказала, что обсуждение законопроекта в Госдуме в октябре было чуть не сорвано «теми же самыми людьми», кто протестовал из-за проката «Матильды», а перед Советом Федерации участников обсуждения встречали выкриками и оскорблениями. При этом депутат пообещала продолжить цивилизованную дискуссию о законопроекте с общественными организациями, такими как Союз многодетных семей.

Ранее 182 региональные православные и родительские организации обратились с открытым письмом к Владимиру Путину с просьбой не допустить принятия закона о домашнем насилии. Авторы обращения назвали его антиконституционным актом и заявили, что законопроект лоббируют иностранные агенты и представители «радикальной антисемейной идеологии феминизма». Движение «Сорок сороков», которое проводило протесты против выхода «Матильды», объявило «всероссийскую акцию сопротивления» принятию этого закона.

Впервые законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям». Позднее уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой, эксперты связали с этим и рост числа случаев жестокого обращения с детьми.

О необходимости разработать и внести закон о домашнем насилии летом заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. «Мы изучим международный опыт в этой сфере, — отметила она, поручив подготовить проект закона к 1 декабря. — Нужно изменить патриархальный менталитет». Ранее о разработке закона говорил бывший глава Совета по правам человека Михаил Федотов.

После этого парламентарии разработали документ, о нем в середине октября писал РБК. Авторы хотят закрепить в законодательстве понятие так называемого защитного ордера, который бы запретил преследователю приближаться к пострадавшему и в исключительных случаях обязывал обидчика покинуть место совместного жительства, передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред. Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также на бывших супругов и усыновленных детей.

Законопроект также предусматривает закрепление понятия профилактики семейно-бытового насилия и описывает его виды: физическое, сексуальное, психологическое и материальное.

Опубликованы поправки к последней версии законопроекта о домашнем насилии. Главное

Депутаты Госдумы, правозащитники и адвокаты подготовили поправки к последней версии законопроекта о профилактике домашнего насилия, которая была раскритикована общественностью. В них, в частности, уточняется расстояние, на которое преследователю будет запрещено приближаться к жертве, подробно раскрыт термин «семейно-бытовое насилие» и перечислены его виды, а также прописаны варианты наказания абьюзеров. «Предполагаются реальные меры защиты жертв насилия и системная работа с агрессором. Мы выступали и будем выступать за работающий закон, который действительно спасет и защитит пострадавших от домашнего насилия», — написала на своей странице в Facebook соавтор поправок, правозащитница Алена Попова.

Основные положения поправок к законопроекту

1. Определение семейно-бытового насилия. Авторы поправок пишут, что семейно-бытовое насилие — это умышленное действие или бездействие в отношении близких, если это деяние причиняет пострадавшему физическую боль, и (или) наносит вред здоровью, и (или) причиняет психические страдания, и (или) причиняет ему имущественный вред. Сюда же относится угроза совершения подобного деяния.

Оговариваются виды домашнего насилия: физическое, психологическое, сексуальное и экономическое. Право на необходимую оборону предлагается не считать семейно-бытовым насилием. Кроме того, уточняется, что если родители, например, не разрешают своему ребенку слишком много времени проводить около компьютера или записали его в спортивную секцию, то они не совершают насилия.

«Более того, важно понимать, что „не купил ребенку трансформера“ или „не купил жене шубу“ также не является ни в коем случае экономическим насилием», — говорится в поправках к законопроекту. Под экономическим насилием предлагается понимать умышленное лишение человека жилья, пищи, одежды, лекарств или иных предметов первой необходимости

К физическому насилию относятся любые умышленные насильственные действия (лишение свободы, понуждение к употреблению психоактивных веществ, причинившие вреда здоровью и физической боли), а также отказ в удовлетворении основных потребностей в уходе, заботе о здоровье и личной безопасности пострадавшего. Психологическое насилие — это, в том числе, оскорбления и распространение клеветы, высказывание угроз, шантаж, преследование, изъятие личных документов. Сексуальное насилие — деяние, посягающее на половую неприкосновенность или половую свободу пострадавшего, в том числе посредством силы, угроз или шантажа.

Читайте так же:  Порядок общения с детьми при разводе

2. Преследование. Еще один термин, который, как и семейно-бытовое насилие, пока не закреплен юридически. Согласно предложенным поправкам, преследование — это действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле. Они могут выражаться в поиске жертвы, попытке выяснить ее место проживания или пребывания, навязчивых телефонных звонках (сообщениях в интернете), в попытках выйти на связь через третьих лиц. Преследование — это также посещение места работы, учебы или лечения пострадавшего.

3. Право на защиту и профилактика. Закон о домашнем насилии должен распространяться не только на формальных родственников, а на всех проживающих совместно, а также бывших супругов, их иждивенцев, близких и свидетелей правонарушения, работников соцслужб, если есть основания полагать, что им тоже может быть причинен вред.

В профилактике домашнего насилия, по мнению авторов поправок, могут принимать участие как органы власти, надзорные органы и полиция, так и общественные и кризисные некоммерческие организации. Меры профилактики нужно предпринимать незамедлительно после того, как к ним поступят заявления пострадавшего или узнавших о факте насилия, решения судов или компетентных органов.

Среди мер профилактики называются индивидуальные профилактические беседы и постановка на учет агрессоров. Законопроект также подразумевает принудительные специальные курсы по работе с гневом для реабилитации абьюзеров. Для пострадавших предусмотрены программы психологической поддержки.

4. Защитные и охранные предписания. Защитные предписания должны выдавать сотрудники полиции. Предписание выносится с согласия пострадавшего и без, если жертва из-за возраста, болезни, инвалидности, материальной зависимости или по какой-то еще причине не может выразить согласие.

Документ запрещает нарушителям преследовать и вступать в любые контакты с жертвой, приближаться к пострадавшему на расстояние ближе, чем на 50 метров. Действовать предписание будет 30 суток, в случае необходимости этот срок может быть продлен до двух месяцев. На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический учет органами внутренних дел.

Охранные предписания будут выдаваться в судебном порядке в случае, если защитное предписание не останавливает нарушителя. Оно может продлеваться максимум на срок до двух лет и предполагает более широкие меры воздействия. Обидчику также нельзя будет контактировать с жертвой, приближаться на расстояние ближе, чем на 50 метров, а еще приобретать и пользоваться любыми видами оружия. Агрессора могут обязать покинуть совместное жилье (независимо от того, кто является собственником жилого помещения, но при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма). Кроме того, абьюзера могут заставить передать пострадавшему человеку личные вещи, которыми он располагает, а также пройти специализированную психологическую программу.

За первое нарушение защитного предписания нарушителей предлагается наказывать штрафом, а за повторное или игнорирование охранного ордера — привлекать к уголовной ответственности, предусмотрев один год лишения свободы. Также могут быть назначены исправительные или обязательные работы.

5. Временное жилье. Авторы поправок считают, что органы власти обязаны «незамедлительно обеспечить» временным бесплатным жильем жертву домашнего насилия, если такая просьба поступила от потерпевшего. Оговаривается срок — минимум на два месяца. Он может быть продлен, если угроза жизни и здоровью потерпевшему не устранена.

Соавторами поправок стали депутаты Оксана Пушкина, Ирина Роднина, Ольга Савастьянова, Елена Вторыгина, Татьяна Касаева, адвокаты Мари Давтян и Алексей Паршин, а также правозащитница Алена Попова. Все они принимали участие в разработке опубликованной Совфедом версии законопроекта.

Обсуждение законопроекта — до 15 декабря

Последняя версия законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия была опубликована на сайте Совфеда 29 ноября. Эксперты раскритиковали документ, заявив, что его положения не были согласованы с рабочей группой, принимавшей участие в его разработке. «Это редакция не просто урезанная и сокращенная, она еще и во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами», — отметила адвокат Мари Давтян.

Дмитрий Медведев прокомментировал законопроект о домашнем насилии

Сейчас опубликованный законопроект — предмет открытого общественного обсуждения, которое продлится до 15 декабря. К размещенному на сайте Совфеда документу уже поступило более 5 тыс. комментариев.

За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества. Генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров. Против закона о домашнем насилии высказываются ультраконсервативные организации вроде «Сорока сороков» и «За права семьи». Они считают, что закон разрушит институт семьи в России, поскольку нарушает пределы вмешательства государства в домашние дела граждан. В РПЦ заявили, что закон о домашнем насилии приведет к «бракоразводным войнам».

Согласно недавнему опросу «Левада-центра», каждый третий житель России (31%) сталкивался с домашним насилием в собственной семье и своем ближайшем окружении. По данным МВД, за девять месяцев 2019 года от домашнего насилия пострадала 15 тыс. 381 женщина. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны» показало, что 79% осужденных женщин становились жертвами насилия со стороны тех, кого потом убили.

Государственная Дума приняла в первом чтении закон о декриминализации домашнего насилия

По этому проекту легкие побои не будут наказываться по уголовной статье. Наказание — штраф или арест на 15 суток.

Разгорелась дискуссия. Что же Госдума разрешает бить жен или, наоборот, мужей? Разрешает физически наказывать детей? «Какая дикость!» — восклицают противники законопроекта. Здесь надо уточнить: административно наказывается только первый случай побоев. Повторное нарушение уже будет расцениваться как уголовное преступление. И наказание, конечно, серьезнее. Кроме того, под декриминализацию попадают только легкие побои. Если же причинен вред здоровью, то это тоже уголовное преступление. Так что никто не призывает безнаказанно избивать своих домочадцев.

Видео (кликните для воспроизведения).

Речь идет о смягчении наказания за легкие проступки. Не сажать сразу нарушителей в тюрьму. Мужа в тюрьму, а жена, написавшая на него заявление, сама же и жалеет о том, что сделала. Таких случаев много. Именно это и имели в виду авторы законопроекта. Относительно не семейного насилия так уже сделано. За легкие побои сразу не сажают.

В России с преступностью происходят изменения. Яркий показатель — это количество самых страшных преступлений — убийств. 80-е годы, конец советской власти. Статистика — 8-9 убийств в год на сто тысяч человек. 1993 год — более 30 убийств на сто тысяч человек. В четыре раза выросло число убийств. И это далеко не только бандитизм 90-х. Неустроенность людей, невозможность приспособится к новой жизни, потеря жизненных ориентиров. Отсюда озлобленность, пьянство, наркомания. Так всегда бывает во времена социальных потрясений.

Читайте так же:  Выплаты матери одиночке на двоих детей

С 2003 года этот страшный показатель неуклонно снижается. Сейчас он достиг примерно советского уровня. Те же восемь убийств на сто тысяч человек. К сожалению, и это много. Но мы видим тенденцию на снижение криминальности нашего общества. И это хорошо. Закон о домашнем насилии лежит в этом русле. Меньше уголовщины — меньше людей в тюрьмах.

Rадры выкладывала в соцсети многодетная приемная мама Светлана Дель из подмосковного Зеленограда. В семье 16 детей. Многие — со сложной судьбой и тяжелыми диагнозами. Сама Светлана работает тренером школы приемных родителей. Ее героизмом восхищались тысячи других женщин.

«Михаил очень хорошо относится к Свете, к детям. Эталон семьи, то есть на них смотришь и ты понимаешь, что эти люди любят друг друга, и любят своих детей», — говорит Мария Эрмель, подруга Светланы Дель.

Но воспитатель детского сада обнаружила у сына Светланы следы побоев на теле. В это сложно было поверить. Всю неделю интернет бурлил флешмобами, и родители даже публиковали фотографии своих детей в синяках. Однако департамент соцзащиты заявил, что дело тут не в случайном ушибе.

«Не один синяк, а множество синяков. Я еще раз подчеркиваю, потому что многие говорят синячок, или синяк. Это не синячок и не синяк, а это многочисленные синяки и кровоподтеки, которые были обнаружены на теле ребенка. После чего органы опеки совместно с УВД выехали на квартиру, и там тоже был обнаружен полный беспорядок и недостаточные условия для нормального проживания детей в этой семье», — сообщил министр правительства Москвы, руководитель Департамента труда и социальной защиты населения г. Москвы Владимир Петросян.

Сложно представить, что такого увидели органы опеки в квартире, что приняли решение немедленно забрать десятерых детей из семьи. Впечатление от внезапной проверки явно не совпало с публичным образом матери-героини. Сама Светлана сейчас продолжает выкладывать кадры детей в «Инстаграм», но уже из приюта.

Всю эту неделю аппарат Уполномоченного по правам ребенка готовил решение об условиях возвращения детей, чтобы все-таки сохранить эту, возможно, и не эталонную, но семью. Однако расследование показало новые факты. Дети посещали кружки, но не ходили постоянно в школу. На родителей ранее жаловались в опеку воспитатели другого детского сада, а еще старшая дочь Светланы.

«Мнение такое, что детей возвращать в эту семью нельзя категорически, потому что абсолютно все дети подтвердили факт того, что их дома бьют. Конечно, самые серьезные претензии были к папе. Они его даже папой не называли, все называют дядей Мишей. При одном его имени многие дети вздрагивали от страха. Одна старшая девочка сказала: я вернусь при одном условии — чтобы я не была там прислугой. Они говорили не моим сотрудникам, чтобы нас потом обвиняли, что наши сотрудники защищают честь мундира. Я принципиально вчера поставил вопрос, что не будут работать специалисты департамента», — сообщил министр правительства Москвы, руководитель Департамента труда и социальной защиты населения г. Москвы Владимир Петросян.

Приемные родители не согласились давать интервью. А адвокат заявил, что факта избиения ребенка вообще не было.

«Никакого насилия в семье не применяется. Не применялось в том конкретном случае с мальчиком, у которого якобы нашли синяки. Хотя сейчас уже идет сомнение, а был ли вообще мальчик с синяками», — сказал Иван Павлов, адвокат Светланы и Михаила Дель.

Против многодетного отца возбудили уголовное дело. Следственный комитет проверяет и органы опеки, которые закрывали глаза на ситуацию в семье. Эта история шокирует своей неожиданностью. Но статистика показывает, что внешне благополучные семьи часто страдают от домашнего насилия.

«Официальные цифры статистики страшные, они пугают. Но, тем не менее, можно смело говорить, что 70-80 процентов случаев оказываются в тени, и женщины о них не рассказывают. И самое страшное — это социально-культурная модель. То есть в нашем обществе пока что это позволено и это считается нормальным — ударить ребенка, ударить женщину. И зачастую в первую очередь именно окружение этой женщины будет говорить о том, что не нужно обращаться в полицию, что ты сама виновата», — говорит соучредитель и руководитель проекта «Насилию.нет», кандидат юридических наук Анна Ривина.

Жертвы домашнего насилия обычно скрывают своих обидчиков. А полиция неохотно расследует такие дела. Отчасти потому, что знают, через пару дней женщина может передумать. Родственники и соседи тоже редко заявляют в полицию. Хотя 95 процентов жертв — это дети и женщины, в том числе беременные.

«В интернете и все обычные люди, которых мы встречаем в жизни, на 100% с уверенностью скажут, что они в такой ситуации не прошли бы мимо, они бы что-то сделали. То есть почти все ваши знакомые скажут, что вмешались бы. На деле мы видим совершенно другую ситуацию», — отметил блогер Николай Соболев.

Блогер Николай Соболев вместе с другом провел эксперимент. В своей квартире на глазах у курьера он разыграл бытовую сцену. Свидетелями избиения стали по очереди 12 посторонних мужчин. Но за четыре дня съемок никто из свидетелей не позвонил в полицию. И только один парень действительно заступился.

Маша и Настя, девушки из объединения феминисток, купили театральный грим и предлагают представить себя на месте жертвы. Но даже искусственный фингал заставляет чувствовать ужасный стыд.

«Мне кажется, тяжело психологически с таким выйти в люди», — говорит корреспондент Екатерина Кибальчич.

Тем не менее все равно выходит в центр Москвы, где прохожие, как правило, стараются обойти девушек стороной.

«»Нас били в детстве. Мы тоже бьем и ничего страшного». Получается, что насилие передается из поколения в поколение. Сейчас наша задача — эту цепочку разорвать», — говорит автор перформанса Мария.

В среднем цепочка насилия разрывается после седьмого по счету избиения. Считается, что именно столько раз женщина готова терпеть побои. Впрочем, пережить эти семь раз удается не всем. Каждый год около 12 тысяч женщин в России погибает от рук близких. Это жертвы, которых можно избежать, если вовремя сообщать о насилии и наказывать его.

Читайте так же:  Сколько дается материнский капитал за третьего ребенка

В Интернете по запросу «домашнее насилие» можно найти телефон местной службы экстренной психологической помощи. Во многих регионах работают кризисные центры, где можно не только получить юридическую помощь, но и временное жилье.

Путин призвал спокойно обсудить закон о борьбе с домашним насилием

«У меня смешанное отношение к законопроекту о семейном насилии. Силой не заставишь любить», — сказал президент.

При этом он добавил, что, как и 70% граждан России, также против насилия.

«Нужен ли этот закон? Давайте спокойно это обсуждать, в общественности должно пройти проверку. Нужно понять, что написано в каждой из статей закона, попробовать прогнозировать результаты, которые могут получить после его принятия и в результате правоприменительной практики, потом принять окончательное решение», — сказал Путин.

Ранее премьер-министр России Дмитрий Медведев прокомментировал подготовку законопроекта о борьбе с домашним насилием. Он сказал, что это резонансная тема, но добавил, что у него пока нет окончательной позиции касательно инициативы.

29 ноября на сайте Совета Федерации был опубликован законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, подготовленный сенаторами и депутатами Госдумы.

Опубликован проект закона о домашнем насилии в России

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия в России, который в ближайшее время направят в Госдуму, опубликован на сайте Совета Федерации в пятницу, 29 ноября. Ранее спикер верхней палаты парламента Валентина Матвиенко заявила, что это необходимо для «открытого обсуждения» закона.

Авторы законопроекта предлагают ставить на профилактический учет виновных в семейном насилии, а также задействовать семьи в профилактических программах. Кроме того, суд может предписать виновному в домашнем насилии покинуть место проживания с жертвой и прекратить общение. Предлагается выдавать агрессорам предписание о запрете приближаться к пострадавшему на срок до одного года.

Материалы по теме

http://lenta.ru/news/2019/11/29/zakon/

Свердловские общественники и полиция жестко раскритиковали законопроект о домашнем насилии

Сегодня в Общественной палате Свердловской области обсудили резонансный законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», который был разработан депутатами Госдумы, сенаторами и экспертами. Уральские общественники обрушились на документ с критикой, которая в итоге вышла за пределы разумного. Вместе со вполне справедливыми замечаниями о размытости формулировок, о необходимости финансирования и о небольших противоречиях с федеральным законодательством участники круглого стола утверждали, что закон навязывают стране из-за рубежа, а цель его — дать заработать «феминизированным особям», разрушить семьи и уничтожить Россию. Подробности — в репортаже Znak.com.

«Это часть глобалистского проекта по сокращению народонаселения»

Первой на встрече выступила Людмила Виноградова — член Общественной палаты РФ, эксперт движения «Суть времени» Сергея Кургиняна и лидер «Родительского всероссийского сопротивления». Она сказала, что законопроект ни в коем случае нельзя принимать, потому что его текст «дефектный», он приведет к коррупции, к желанию заинтересованных НКО нажиться на гражданах России, а также ко вмешательству во внутренние дела семьи. «Лоббисты» закона, к которым она относит политолога Екатерину Шульман, общественницу Алену Попову и «других представителей феминистского сообщества», продвигают инициативу на деньги Евросоюза, уверена она.

«Проводились общественные мероприятия. И Крым, и Кавказ высказались ну просто очень отрицательно против этого законопроекта, — заверила Виноградова, а затем неожиданно сделала категоричное заявление. —

Когда-то Виноградова занимала должность председателя Красногорского районного суда Каменска-Уральского. По ее словам, в ее практике все конфликты супругов были связаны не с насилием, а с деньгами. «Женщины обращаются [в полицию] только в те моменты, когда не могли решить вопрос о разделе имущества: „Либо ты дашь мне машину и квартиру, либо я заведу на тебя уголовное дело“. Никогда в других случаях жена не ходила в суд и не заявляла о привлечении к ответственности. Никогда не было такого, чтобы один супруг ударил другого и они пошли в суд», — сказала она.

В своей речи Виноградова упомянула и декриминализацию побоев в семье, сказав, что она «послужила на руку полиции» и «сократила преступность». С этим согласилась представитель свердловского главка МВД Лилия Будкевич.

Патриарх Кирилл считает, что закон о домашнем насилии насаждается из-за рубежа

«Количество особо тяжких и тяжких преступлений, совершенных в быту, у нас сокращается. За 2019 год их стало меньше на 7,5%, всего 147 таких случаев. Связана ли декриминализация с этим или не связана, но большинство дел заканчиваются примирением», — отчиталась она.

Сотрудница МВД заверила, что правоохранители и так работают над профилактикой семейно-бытового насилия, причем успешно. Нарушителей ставят на учет, им также выдают официальные предостережения. Отдельной статистики по предостережениям, впрочем, нет, как нет и цифр о правонарушениях в семье — отдельной отчетности по ним также не ведут.

«Я скажу однозначно: это (законопроект — прим. Znak.com) нарушение конституционных прав. Никогда органы внутренних дел не пойдут на то, чтобы без судебного решения ограничивать в конституционных правах других людей, даже временно. Такой закон не может быть принят, это однозначно!

— заявила Будкевич. — В документе описывается какое-то виртуальное насилие. Это, по сути, не насилие». На последних словах двое сурово смотрящих мужчин плотного телосложения, сидящих на местах для гостей, зааплодировали.

С обличительной речью выступила общественница из Санкт-Петербурга Ольга Баранец. Она продолжила слова Виноградовой о том, что законопроект навязывают нам из-за рубежа, сообщив, что все делается по требованию Совета Европы.

«Хотела бы донести до вас сенсационные вещи, откуда ноги растут. Еще при Брежневе наша страна присоединилась к конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Россия обязана отчитываться перед комитетом по этой конвенции. И комитет недоволен, он настоятельно призывает Россию внедрить комплексную стратегию, чтобы искоренить стереотипы о роли и обязанностях женщин и мужчин в семье и в обществе.

Этот закон направлен на уничтожение семьи! Еще они просят легализовать проституцию и принять секспросвет в рамках этого закона» — заявила она.

Предыдущих ораторов горячо поддержал председатель совета общественного движения «Мужской путь» Андрей Брезгин. «В этом законе хозяином семьи будет НКО. Будут феминизированные особи, которые делают все, чтобы извлечь из этого деньги. Они будут насаждать свои порядки, свое видение. Секспросветы введут в школах, проституцию легализуют.

Есть шутки о заговоре. Почитаешь про „Римский клуб“, про деньги, понимаешь, что это серьезно все. Мягкой рукой за наши деньги будут уничтожаться семьи!» — взволнованно говорил он.

Читайте так же:  Замена птс при смене фамилии после замужества

Самой спокойной и аргументированной была речь протоиерея Максима Миняйло, также выступившего против законопроекта. Он напомнил о том, что РПЦ считает документ разрушительным для семьи. И хотя священник также бросил несколько обвинений в сторону Запада, главным его опасением стала квалификация людей, которые бы занялись помощью и реабилитацией жертв насилия.

«Семья — это тонкая вещь, регулирование должно быть самым деликатным. И даже сейчас я сюда ехал, мне мой священник рассказывал, что он, человек с высшим математическим, педагогическим образованием, имел серьезные проблемы, когда пытался примирить семью. Это сложная, деликатная тема. Нужно быть большим профессионалом и человеком с большим опытом, чтобы не навредить. А навредить очень просто», — сказал он.

«Все они обращались в ОВД и не получили помощи»

С предыдущими ораторами не согласилась советник уполномоченного по правам человека в регионе Ирина Литвинова. В пику представителю полиции она заявила, что ситуация с бытовым насилием даже в отдельно взятой Свердловской области «действительно просто страшная». Она рассказала об исследовании, которое социологи провели в колонии ИК-6. Там опросили 36 женщин, убивших сожителей, и еще трех из тех, кого осудили за покушение на убийство.

«Все они признавали, что система профилактики не работает. Все они обращались в ОВД и не получили помощи. Трое из них обращались в полицию в день преступления — и также не получили помощи. Женщины сказали, что бесполезно обращаться в соцполитику. Страшная картина», — сказала Литвинова.

Описывать жестокие реалии продолжил уполномоченный по правам ребенка в регионе Игорь Мороков. «Есть факты, когда действительно преступление не совершается, но так домогаются, что просто невозможно. Три случая я отобрал, в двух — бывшие мужья не дают жизни, в одном случае — дама. Ситуация с ней такая — по суду детей поделили, оставили с отцом. Но часть доли в жилье принадлежало даме. Она все время селила туда кого-то, чтобы навредить. Отец не успевает отбиваться, замки менять. Проблема существует, и позиции, озвученные в законопроекте, могут иметь место быть, может, в административном производстве», — сказал он.

Но ни Мороков, ни Литвинова не поддержали законопроект. Детскому омбудсмену не понравились формулировки, отсутствие конкретных мер профилактики, а не наказания. Также он выступил против «защитных предписаний». Литвинова сообщила, что привлеченные уполномоченным по правам человека в Свердловской области эксперты заявили о дефективности проекта.

Свердловский депутат Госдумы раскритиковал законопроект о домашнем насилии

Уральский депутат Госдумы Максим Иванов, выслушав уполномоченных, сразу же загорелся желанием настроить уже существующую систему профилактики преступлений и правонарушений. Но перспектив у законопроекта он не видит. «Я думаю, что его никто не примет. Президент что на послании сказал? Вопросы семьи, верховенство нашего права. То, что у них за рубежом, не надо принимать у нас», — заявил Иванов.

Единственным голосом за законопроект был голос Ларисы Лазаревой, президента общественной организации помощи семьям «Аистенок». Она зачитала коллективное обращение от 33 НКО, в котором указано, что вопросов к закону много, но его надо принять хотя бы для начала процесса по защите членов семьи от насилия. «В случае принятия закона жертва хотя бы будет защищена государством, а не самой жертве придется собирать доказательства», — пояснила активистка.

Лазарева единственная из всех вызвала оживление зала, который до этого, казалось, особо и не слушал докладчиков. Это был гул негодования. Поднялась женщина, назвавшая себя учителем школы, и задала вопрос, который начинался с «как работает такой закон в Европе», а заканчивался «ведь, насколько я знаю, в Европе практически разрушен институт семьи».

Возмутилась и Баранец. Вступив в перепалку с Лазаревой, она буквально высмеяла ее. «Я вот сейчас над вами учинила психологическое насилие. Причем три раза. Я смотрела вам в глаза, я повышала интонацию, я махала руками в вашу сторону. В европейском законе это прописано как психологическое насилие. И где уверенность, что в закон, который под копирку слеплен по западному образцу, не потащат и такие же инструкции?» — выступала она.

«Негативные последствия для общества и государства»

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия планируют внести в Госдуму в конце января 2020 года. Последнюю его версию разработали представители Федерального Собрания РФ. За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества, генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

Против выступают радикальные патриоты, представители РПЦ. К этому списку присоединится и Общественная палата Свердловской области.

Проект ее общественной экспертизы, в котором критикуется законопроект, был составлен еще до обсуждения. Первым пунктом в нем выражено мнение, что «законодательное предложение нарушает пределы вмешательства государства в семейные отношения». Общественники осуждают понятия, используемые в законопроекте, говорят о том, что они слишком размыты. Палата также не согласна с нормами о защитном предписании и судебном защитном предписании, считая, что они нарушают Конституцию РФ. Интересно, что все тезисы согласуются со словами Виноградовой.

Отдельно общественников возмутило «создание „законопроектом“ (почему-то это слово в документе заключено в кавычки — прим. Znak.com) правовых основ и условий для частного бизнеса». Опасения слабо аргументированы, все сводится лишь к тому, что в законопроекте для профилактики планируют задействовать широкий круг социальных организаций. Это не помешало заявить, что проект нацелен «на обеспечение и сопровождение частных коммерческих, идеологических и иных интересов неких „общественных объединений“».

«С учетом того, что „насилие“ по обсуждаемому „законопроекту“ включает в себя обычные житейские ситуации и воспитательные меры, „угрозы“ создания таких ситуаций имеются в каждой квартире», — также говорится в проекте документа.

В заключение указано, что принятие законопроекта повлечет «рост социальной напряженности, распространение семейных конфликтов, разрушение существующей системы профилактики правонарушений и преступлений, негативные последствия для общества и государства». «Действующих нормативных правовых актов в Российской Федерации в целом достаточно для защиты жертв домашнего насилия и наказания виновных лиц», — резюмировали там.

Видео (кликните для воспроизведения).

К этим пунктам добавятся выдержки из сегодняшнего заседания. Дополнения будут принимать еще три дня.

Источники

Закон о домашнем насилии путин против
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here