Закон о домашнем насилии в сша

Мы подготовили ответы на вопросы по теме: "Закон о домашнем насилии в сша" с комментариями специалистов. Уточнить данные на 2020 год можно у дежурного консультанта.

Закон о домашнем насилии в США. Как это работает (1 фото)

Закон о домашнем насилии в США . Как это работает.

Если жертва насилия ( а в 97% случаев это- женщины) обращается в полицию, полиция прибывает на дом в течение нескольких минут. Никаких там «да сами разбирайтесь», «милые бранятся- только тешатся». Полиция специально обучена динамике отношений в ситуациях домашнего насилия и относится к подобным звонкам очень серьёзно.

Полиция осматривает жертву на предмет признаков физического абьюза: синяки, кровоподтёки и т.п. Квартиру- на предмет разрушений, проломленных кулаком стен и и.п.
Если находит, абьюзера арестовывают и помещают на 24 часа в jail. За эти 24 часа происходит слушание в суде в присутствии судьи. Даже если жертва забрала заявление- абьюзера продолжает судить штат. Эта поправка вышла к закону, учитывая, что многие жертвы насилия по самым разным причинам забирают заявление обратно.

Обычно на первый раз абьюзер получает предупреждение и обязан пройти 26 сессий терапии: один час по разу в неделю, то есть это продолжается в течение полугода. В каждом штате есть свои вариации, но у нас в Иллинойсе именно так. Согласно иллинойскому протоколу исполнения закона о домашнем насилии.

Терапевт каждый месяц пишет отчёт по «успехам» абьюзера для суда. Потому что через 26 недель суд рассматривает, что делать с абьюзером дальше. Если упёрся рогом и настаивает, что «это она меня довела»- иди в тюрьму.
Если осознал: иди на волю, но попадёшься второй раз- иди в тюрьму.

Терапия абьюзеров обычно проходит в групповом сеттинге, в группе не больше 12 человек.
Формат: не наказывающий, а обучающий, дискуссионный и ни разу не унижающий или высмеивающий.

К абьюзерам и оффендерам относятся так, как хотят, чтобы они относились к своим партнёрам, ставшими жертвами их насилия. Специально обученные сертифицированные терапевты моделируют для офендеров эффективное поведение в ситуациях конфликта. Людей, разрешающих конфликты исключительно через мордобой, учат новым способам разрешения конфликтов.

Комната для терапии оборудована так, что в случае чего терапевт нажимает кнопку и через пять секунд в комнате появляется вооружённый до зубов отряд полиции. И участники терапии об этом знают. Так же они знают и видят направленные на них видеокамеры.

Такую работу обычно проводят только аккредитованные судом агенства, у которых есть всё необходимое оборудование для безопасности терапевтов и самих участников групп.

Я предвижу белые пальто с комментариями: «ах, как примитивно, это же для быдла и тех дур, которые за них замуж выходят».

Как терапевт, который провёл несколько лет в комнате с сигнализацией, поспешу сказать: я имела честь познакомиться с офендерами, которые были лучшими представителями богатых северных пригородов Чикаго : врачами, юристами, риелторами и другими «интеллигентными» профессиями. У меня был клиент, который угрожал жене сделать во сне укол, от которого она никогда не проснётся, если она « хоть одному человеку пизданёт, что он её систематически избивает»- конец цитаты. Муж её был очень уважаемым врачом. Жена и не заявляла на него: заявил гинеколог жены, когда она пришла к нему на приём и он увидел следы насилия на теле. Врач тут же позвонил в полицию, конечно, потому что в Америке представители профессий врача, психолога и учителя являются mandated reporter: они обязаны сообщать властям о признаках любого абьюза. Это часть их договора со штатом, который выдаёт лицензию на практику.

Огромное количество офендеров были эмигранты, выходцы из других стран, в которых не было подобных законов и отсюда- чувство полнейшей безнаказанности. Очень много выходцев из бывшего Союза, Польши , Югославии, Мексики и ряда африканских стран. У половины- высшее образование, почти у всех- безупречная репутация на работе.
Я уверена, что про отца сестёр Хачатурян тоже многие отзывались как об уважаемом человеке.

Как-то один полицейский, с которым я тесно сотрудничала, признался мне, что самые огнеупоротые офендеры- это русскоязычные выходцы из бывшего Союза.

— Приезжаешь такого арестовывать, а он тебе преспокойно: фак ю, и фак твою страну. Кто вы мне такие, чтобы диктовать, что мне делать в моём собственном доме!- рассказывал полицейский.

Кроме обязательного курса терапии, офендерам запрещено жить в своём доме, пока не закончится срок наказания. Если жертва оформляет order of protection, в котором прописано, что она не хочет получать телефонные звонки или имейлы от своего абьюзера, не хочет, чтобы он подходил к ней на расстояние 20 метров, значит он обязан выполнять любые условия, прописанные в order of protection.
Все аресты, защитные ордера, обвинения заносятся в criminal record офендера, а это влияет на нахождение работы, на получение гражданства, карьеру и т.д.

Закон о домашнем насилии- это комплексный подход к проблеме домашнего насилия. В нём участвуют полиция, система судов, психологи, социальные работники, сотрудники приютов для жертв насилия и т.д. Все эти люди проходят специальные тренинги и специально обучаются, чтобы знать, как себя вести в том числе и в самых опасных для жизни ситуациях.

После введения закона в 80-е годы в США количество погибших женщин от рук своих мужей и бойфрендов упало с 10 тысяч до 1.5 тысяч в год ( на 300 млн. населения). Для сравнения в России на сегодняшний день эта цифра просто чудовищна: 14 тысяч женщин в год (на 140 млн. населения).

Сталкивалась со многими судебными процессами в Америке, когда жертва насилия превышала уровень самообороны и доводила дело до убийства своего абьюзера. Защита в таких делах часто использует как раз закон о домашнем насилии. Если жертва докажет, что над ней систематически свершалось насилие, которое довело её до убийства, таких подсудимых полностью оправдывают.

Судьба сестёр Хачатурян- это результат именно того, что в стране отсутствует закон о домашнем насилии. Я прожила 30 лет в Украине и вот уже 22 года живу в США . Я вижу большую разницу в том, как защищена женщина в Штатах и как беззащитна она в странах бывшего Союза в контексте домашнего насилия. В Америке у сестёр Хачатурян было бы намного больше вариантов выбора. У меня нет в этом никаких сомнений.

Россия подготовилась к кризису лучше, чем шесть лет назад

Фото: Евгений Разумный/Ведомости/ТАСС

Рыночные качели заставляют страны принимать беспрецедентные меры для спасения своей финансовой системы. Американский регулятор впервые с 2008 года вливает на рынок беспрецедентные 1,5 трлн долларов. Как Россия готова к шоковой ситуации и вернется ли рубль к 61 за доллар, как прогнозирует американский банк Goldman Sachs? Подробности.

Читайте так же:  Материнский капитал сколько готовится сертификат

Как создать новую теорию успеха России

Фото: Николай Хижняк/РИА «Новости»

Новые положения Конституции России отражают изменения, произошедшие в обществе, и вызовы, которые стоят перед страной. Не менее важно и то, что поправки помогут сформулировать новую российскую государственную идеологию. Все это обсуждалось накануне в Калининграде на семинаре «Государственный суверенитет как конституционная ценность России», организованном Экспертным институтом социальных исследований (ЭИСИ). Подробности.

Коронавирус стал испытанием добродетели верующих

Фото: Петр Ковалев/ТАСС

Католическая Пасха в 2020 году в Ватикане пройдет без прихожан, а папа Римский обратится к своей пастве по видео. В Италии, которая стала эпицентром коронавируса, такие вынужденные «реформы» оправданы. Церковные службы отменяют или переводят в видеорежим по всему миру – католики, протестанты и некоторые православные. Останутся церковные двери в России на Пасху открытыми? Подробности.

Как были придуманы «древние украинцы»

Фото: Юзеф Брандт

«Если бы жителя Киева первой половины XVII века спросили: «Ты на УкрАине живёшь?», он бы ответил: «Да». «А ты украинец? Нет, я руський». Или «Нет, русин». Историк Федор Гайда рассказал газете ВЗГЛЯД о реальном, а не придуманном современными киевскими политиками, происхождении слов «Украина» и «украинец», и объяснил, как возникла фальшивая концепция «Украины-Руси». Подробности.

Людей на празднике блогерши погубил «гигантский огнетушитель»

Фото: mskagency.ru

К трагедии на праздновании дня рождения блогера-миллионника Екатерины Диденко привели законы физики, известные из школьной программы. В результате высыпания в бассейн 30 кг сухого льда появилась удушающая подушка из углекислоты. Сама Диденко, которая потеряла мужа, а всего погибли трое человек, призналась подписчикам, что осознала произошедшее только на следующий день. Кто должен отвечать за произошедшее? Подробности.

Наступает эпидемия информационного и духовного вирусов

Заурбек Хугаев, политолог, руководитель регионального представительства Молодежного отделения Российского общества политологов (МолРОП) в Республике Северная Осетия – Алания

Россия нанесла контрудар по экономике США

Никита Коваленко, политический обозреватель

Кому выгоден «культ личности» Путина

Петр Акопов, заместитель главного редактора газеты ВЗГЛЯД

США заразили Китай коронавирусом?

Как живет опустевший Рим во время карантина

Пандемия коронавируса: главное

Коронавирус опустошил полки европейских магазинов

Италия закрылась на карантин из-за коронавируса

Со дна бухты в Севастополе подняли торпедный катер времен войны

«Tana»: История о том, как открыть производство детской одежды

«Bинoдельня Марченко»: Стартап, который стал делом всей семьи

«Человек планеты»: Как стать чемпионом мира вопреки всему

  • Да
  • Нет
  • Затрудняюсь ответить
  • Штраф
  • Общественные работы
  • Условный срок
  • Тюремное заключение
  • Просто игнорировать

Какие новинки автопрома приедут в Россию в 2020 году

Как хотят ужесточить штрафы для автомобилистов?

Как отличить номера автомобилей спецслужб и правительства?

Главная тема

«удар от союзника»

популярные заблуждения

девушка Бонда

Видео

10 марта в Италии ввели общенациональный карантин из-за коронавируса. В стране закрыты школы, вузы, отменены все футбольные матчи, концерты и прочие массовые мероприятия. Опустел и Рим, обычно наполненный как горожанами, так и толпами туристов.

экспорт оружия

заурядный неудачник

экономический прогноз

международная ситуация

Поправки в Конституцию

Сокрушительный удар

Отставка правительства

викторина

на ваш взгляд

Закон о семейном насилии лишит мужчин невиновности

1 декабря 2019, 10:45
Фото: Maurizio Gambarini/DPA/ТАСС
Текст: Анастасия Куликова,
Оксана Борисова,
Юрий Зайнашев

Закон о семейном насилии в случае принятия введет несколько новых норм, о которых россияне знают только из голливудских фильмов. Например, агрессору могут запретить приближаться к супругу, а могут принудительно отселить. Поскольку общественное мнение готово видеть жертвами семейного насилия в первую очередь женщин, закон воспринимают как защиту именно от мужчин.

Как и обещали глава Совфеда Валентина Матвиенко и депутат Госдумы Оксана Пушкина, до конца ноября нашумевший законопроект о домашнем насилии стал достоянием гласности. В пятницу он появился на сайте верхней палаты – и это, кстати, крайне редкая форма публикации такого рода документов. При этом закон еще даже не внесен в нижнюю палату, а значит представляет собой лишь «черновик».

В то же время среди членов рабочей группы по подготовке закона, опубликованный на сайте СФ вариант вызвал критические отзывы. Адвокат Мари Давтян в своем Facebook назвала версию выхолощенной. «Эта редакция. во многом юридически безграмотная. Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами. И это плохо! Надо было думать не как уважить людей, которые видят в насилии скрепу, а как защитить тех, чьи жизнь и здоровье в опасности», – возмутилась Давтян.


Впервые в России – охранная грамота

Несмотря на обвинения в выхолощенности, «вариант Совета Федерации» в любом случае вызвал большой резонанс, поскольку вводит в бытовую жизнь россиян совершенно новые порядки.

Главное новшество – «защитное предписание», новый вид документа, своеобразный ордер о запрете нарушителю закона о домашнем насилии приближаться к своей жертве. О подобной практике раньше мы знали только из голливудских фильмов. Напомним, что в Штатах подобные вердикты выносят суды, обычно запрещая приближаться к жертве ближе, чем на 300 футов (90 метров). Когда в октябре члены СПЧ передали свои предложения авторам закона, они называли более скромный «запретный радиус» – не ближе 10 метров.

В самом документе «радиус» не указан, зато четко указаны сроки. Охранную грамоту, согласно тексту проекта, сможет выдавать на 30 дней отделение МВД – по просьбе жертвы. При необходимости запрет продлят до 60 дней. Если эта мера не помогает, полиция может обратиться в суд с просьбой выдать «судебное предписание» – сроком сразу на год.

На эту тему

Если виновный в домашнем насилии не будет исполнять вынесенное ему предписание МВД, его оштрафуют на три тысячи рублей. За нарушение уже судебного предписания грозит штраф до пяти тысяч рублей, арест до 15 суток или обязательные работы. Как пишет ТАСС, это следует из рабочей версии поправок в КоАП, которая входит в один пакет с законопроектом.

Председатель Общественного совета МВД, адвокат Анатолий Кучерена убежден, что принимать подобные решения должен только судья. «Необходимо все-таки исходить из того, что велика вероятность злоупотреблений. Есть прокурор, есть адвокат, есть стороны процесса. Пусть они берут на себя ответственность», – сказал он в интервью газете ВЗГЛЯД.

Убежище для жертв

В России, согласно проекту, будут созданы новые организации специализированного социального обслуживания – по сути убежища, общежития, где пострадавшие от домашнего насилия смогут переждать опасность. Подобные центры для женщин действуют и сейчас, но далеко не везде. Например, в столице под эгидой мэрии Москвы открыты два центра.

Теперь, если закон вступит в силу, во всех регионах должны появиться «кризисные центры», в которых жертвам гарантирована в том числе и помощь психологов, и «социальная реабилитация».

Принудительное выселение

Задача открыть «убежища» выглядит несложной на фоне другого пункта закона – о принудительном отселении супруга, обвиненного в агрессии. Судья может принять такое решение даже в том случае, если нарушитель – собственник жилья.

Важная оговорка – выселить можно, если у нарушителя найдется другое жилье. Но другое жилье, согласно проекту, может быть и арендованным. Значит, теоретически суд может заставить драчуна снять себе комнату в коммуналке и на время отселиться.

Читайте так же:  Двойной вычет матери одиночке документы

«Выселить просто так нельзя. Уголовная ответственность отдельно, а гражданская – отдельно. Если я вас побил сто раз, значит сто раз с меня за это спросят, а это не значит, что выселят. Просто бумажки из ОВД подвигнут судью к решению о том, что надо расселять», – пояснил газете ВЗГЛЯД почетный адвокат России Леонид Ольшанский.

Что касается расселения семей, то в таком случае «квартиру надо как-то разменивать, будут тратиться большие деньги на адвокатов, а это суды на долгие годы».

Ольшанский опасается, что в случае принятия законопроекта женщины могут начать злоупотреблять ложными доносами на надоевших мужей, чтобы в итоге оставить квартиру или дом себе. Могут для убедительности «и подруг привести в качестве свидетелей, биться головой об стенку, чтобы посадить себе шишки, ссадины», – рассуждает адвокат.

Адвокат Сергей Жорин указывает на готовность общественного мнения видеть в жертвах в первую очередь женщин. «Как это ни странно, права мужчин очень часто защищены меньше, чем права женщин, потому что есть уже информационная презумпция виновности. Когда женщина публично заявляет о каком-либо насилии в отношении ее, в том числе в СМИ, когда речь касается публичных историй, ей верят безоговорочно», – заявил он газете ВЗГЛЯД.

«Могут пострадать добросовестные, законопослушные мужья в случае, когда их вторая половина хочет повлиять, допустим, на условия расставания или на раздел имущества. Это также может принять форму шантажа. Поэтому к этому надо относиться достаточно деликатно», – предупредил адвокат.

Напомним, что сам Жорин в 2011 году оказался в центре скандала, когда его жена, известная радиоведущая Екатерина Гордон попала в больницу и заявила, что была избита мужем. Полицейские тогда начали проверку. Однако через неделю радиоведущая забрала из полиции заявление, а прессе заявила, что на самом деле попала в больницу из-за последствий ДТП. Они с Жориным опубликовали совместное видео, в котором Гордон заявила, что муж ее не бил. Вскоре пара развелась. Однако спустя несколько лет Жорин и Гордон поженились во второй раз. И спустя несколько месяцев опять развелись. В выступлениях на ТВ-шоу девушка много раз обвиняла бывшего мужа в побоях, однако никаких жалоб в полицию не подавала.

Несмотря на столь бурную предысторию, Жорин в целом приветствует новый закон – в частности, судебный запрет для нарушителя приближаться к жертве. «Иногда это очень важно, особенно когда факты насилия подтверждены», – говорит адвокат.

Жорин призывает вообще жестче наказывать за домашнее насилие. «Фактическая декриминализация 116-й статьи УК РФ (статья о побоях) несколько лет назад еще тогда вызвала у меня очень глубокое недоумение. В нашей стране наказания, связанного с причинением вреда здоровью, если это не тяжкий вред и не смерть, как такового нет», – заметил эксперт. По его мнению, «эти нормы нужно обязательно дорабатывать».

Психологическое сопровождение «агрессора»

Впрочем, новый закон содержит не только карательные меры, есть в нем и «профилактика». Согласно проекту, в России может быть введена такая мера, как «психологическое сопровождение» семейного агрессора. По решению судьи, его могут принудительно отправить на «специализированную психологическую программу». Из текста, правда, непонятно, означает ли это лишь регулярные визиты к психологу или принудительный стационар. В любом случае целью такого сопровождения как раз и названо возможное примирение супругов. Похоже, авторы закона исходят из необходимости не просто карать, а скорее лечить домашних тиранов.

Как писала газета ВЗГЛЯД, обсуждение законопроекта приобрело скандальный оттенок задолго до его публикации. В октябре противники закона выступили с открытым письмом, под которым подписалось около двухсот общественных организаций. Против закона выступил телеведущий Владимир Соловьев, заявив о его ненужности. Одна из авторов законопроекта – зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина – начала получать угрозы в свой адрес. Она попросила главу МВД Владимира Колокольцева проверить на экстремизм высказывания активистов движения «Сорок сороков».

В разговоре с газетой ВЗГЛЯД Пушкина говорила, что против проекта закона выступает прежде всего консервативная часть общества, которая собирает сторонников путем манипулирования в соцсетях. В то же время секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак заявил о поддержке законопроекта партией. Такая позиция руководства ЕР воодушевила Пушкину.

На ваш взгляд

Тем временем глава рабочей группы по подготовке закона, заместитель Матвиенко Галина Карелова пообещала, что в Совфеде соберут отзывы всех заинтересованных сторон, в том числе и критиков инициативы. Сбор поправок продлится до 15 декабря.

Почему закон о домашнем насилии это не угроза семье?

Чудовищная история с убийством девочки в Саратове вызвала большой резонанс, но надо понимать, что случаи, когда ребенок погибает от рук преступника-рецидивиста при подобных обстоятельствах, единичны. Большинство случаев насильственной смерти детей происходят в семьях, от рук родственников или людей, которые живут с ними в одном доме. На одного ребенка, убитого на улице, приходится несколько сотен детей, вынужденных годами жить в опасности, детей, жестоко искалеченных или убитых людьми, которым они доверяли, теми, которые их должны были защищать. Скорбеть о Лизе и выступать против закона о домашнем насилии довольно лицемерно. Мы не можем оставить детей без защиты на том основании, что их убивает не чужой человек за гаражами, а кто-то из близких прямо у них дома.

Когда речь идет о вмешательстве в дела семьи, мы все испытываем понятную тревогу. Закон о домашнем насилии прочно связан в сознании многих со страшными рассказами про «отберут ребенка за шлепок по попе», «подросток наговорит на родителей за то, что отняли компьютер». Но важно понимать, что существующее положение дел создает в этом плане гораздо больше рисков.

Что происходит сейчас, если кто-то предполагает, что ребенок пострадал от насилия в семье? Допустим, в детском саду увидели у него синяки и в ответ на вопрос «Что случилось?» он сказал, что его побили дома. Воспитатель обязан сообщить в опеку. Опека обязана разобраться.

Сотрудник опеки оказывается перед очень неприятным выбором. Возможно, ребенок все придумал или его не так поняли. Возможно, его правда избили. За один день и максимум один разговор с родителем (и то если удалось его застать дома или вызвонить по телефону) это не всегда поймешь. Как быть? Отправить ребенка домой, где его, возможно, изобьют до полусмерти за то, что «настучал»? Или запугают, чтобы больше никому ничего не рассказывал? Или увезут в неизвестном направлении? Мы же не знаем, в каком состоянии тот, кто его побил. Может быть, у него алкогольный психоз, или он жестокий психопат. Это может быть вообще не родитель, а, например, сожитель матери или родственник, страдающий зависимостями. А может быть, ничего страшного нет, и произошло недоразумение, или, даже если ребенка наказали сгоряча, родитель уже сам сожалеет и решил, что больше никогда такого не сделает?

Видео (кликните для воспроизведения).

Врагу не пожелаешь принимать такие решения. Либо сотрудник опеки оставляет ребенка в ситуации, когда он находится в полной власти человека, который гипотетически является насильником по отношению к нему, и человек может сделать что угодно, либо забирает ребенка в приют. Наверное, неудивительно, что в этой ситуации чаще всего принимается решение ребенка забрать, даже если нет уверенности, что угроза очень серьезная.

Читайте так же:  Взыскание алиментов за прошлое время

Происходит очень несправедливая вещь. Мало того, что ребенка избили, после этого его забирают не только от обидчика, но и от его других родственников, которые, может быть, его не обижали! Из его семьи, из его дома, от его игрушек, от его друзей, из его школы – от всего его мира. Его насильственно помещают фактически в место лишения свободы, пусть и комфортное, — именно за то, что его побили. Нынешняя практика, которая существует сейчас – это практика “наказания жертвы”, того, кто пострадал. И нет другого способа его защитить, кроме как изолировать. В довольно частой ситуации – насилие со стороны сожителя матери – ребенок оказывается в приюте, теряя все, а насильник сплошь и рядом продолжает жить где жил, если не заведено уголовное дело.

После этого у опеки есть неделя на то, чтобы подать на лишение родительских прав. Закон обязывает ее это сделать. И через неделю эта же горячая картошка оказывается в руках судьи. У судьи обычно к этому времени недостаточно фактов, чтобы принять решение: было, не было, опасно, не опасно, можно возвращать, нельзя возвращать. Понятно, что сплошь и рядом перестраховываются. Если есть риск вернуть ребенка туда, где, возможно, ему грозит опасность, или ребенка оставить в учреждении – выбирают оставить в учреждении.

Таким образом, сейчас практика такова, что малейшее подозрение, что ребенок в семье подвергается насилию, влечет за собой катастрофические последствия для ребенка и для семьи. Очень трудно потом вернуть обратно, на это не предусмотрено процедуры и никто не хочет брать на себя ответственность. Даже если удалось вернуть ребенка, травма для него и для семьи бывает очень серьезной.

Как же быть, ведь действительно страшно оставлять ребенка в, возможно, опасной ситуации?

Запрет находиться с ребенком должен быть предъявлен взрослому

Для этого и предлагается способ, которым во всем мире разрубается этот мучительный узел. Вместо того, чтобы забирать ребенка из-за подозрений, что какой-то из взрослых в его окружении для него опасен, выносится запрет этому взрослому находиться вместе с ребенком. Конечно, это тоже сложная ситуация: может быть, взрослому обидно, неудобно, неприятно, особенно если, например, он на самом деле этого не делал. Но по сравнению с отобранием ребенка из семьи очевидно, что это гораздо меньшая беда – взрослому найти где-то пожить несколько дней или недель, и дать больше времени, например, той же опеке разобраться. Сам по себе запрет очень мотивирует родителя на контакт с опекой, его не придется отлавливать и упрашивать поговорить, как это нередко бывает.

Да и снять запрет — намного проще, чем вернуть ребенка, если уже его отобрали. Допустим, опека несколько дней разбирается, договаривается о каком-то сотрудничестве и видит, что опасности для ребенка нет, и запрет снимается полицией. При этом запрет на приближение это не судимость, не арест, ничего очень ужасного для взрослого человека он не несет, и даже если тревога окажется ложной или преувеличенной, жизнь семьи легче вернется к норме.

В случаях, когда есть серьезная угроза, что обидчик в неадекватном состоянии вернется, будет угрожать семье, то вступает в силу уже вторая часть этого закона, когда ребенка надо забрать в убежище вместе с другим его близкими взрослым, не разрушая семью, не разрушая их отношения. Таких историй не так много, но они случаются, поэтому убежища должны быть в каждом районе.

Обычно, если у человека сохранился здравый смысл, он не будет нарушать запрет на приближение. Если это все таки происходит, можно и нужно вызывать полицию, не дожидаясь агрессии. Полиция в этой ситуации не может сказать, как они сейчас часто говорят: «Будет повод, тогда вызывайте». Нет нужды ждать, что кого-то уже изобьют и потом снимать побои. Есть прямой запрет на приближение к ребенку, если он нарушен – это основание для задержания, для административного дела. Мировой опыт показывает, что это действует очень охлаждающе. Если известно, что за нарушение запрета тебя, а не ребенка заберут в казенный дом – это отрезвляет, а кому недостаточно окажется – административный арест может добавить здравого смысла и самообладания. И наоборот, если взрослый в этой ситуации демонстрирует законопослушность и адекватность, это аргумент за то, что с ребенком все будет в порядке и после отмены запрета. Не гарантия, но весомый довод.

Конечно, к этому должны быть добавлены программы помощи тем родителям, которые бьют детей под влиянием гнева или беспомощности, но это уже сфера социальной работы и психологии, а не закона.

Еще один страх: ребенок (подросток) будет манипулировать и наговаривать на родителей, например, приемных. Такое нечасто, но случается. Он наговорил, его забрали, в приюте он через два дня пожалел и признался, что наврал, и теперь уже очень хочет домой — но не тут то было. Вернуть ребенка, которого забрали по жалобе на жестокое обращение, очень сложно. Такие истории тянутся месяцами, и часто так и не удается вернуть ребенка в семью. В этом случае запрет на приближение также предлагает более мягкий вариант, хотя, конечно, это все может быть очень тяжело и неприятно для родителя, которого оговорили, но восстановить справедливость будет намного проще.

И только в случае, когда у ребенка есть лишь один взрослый, и именно этот взрослый подозревается в жестоком обращении, и невозможно никого найти, кто пожил бы с ребенком или принял бы его к себе, только тогда он помещается в приют. Понятно, что это не так часто будет случаться

Закон о домашнем насилии не касается наказания

Часто встречается аргумент, что закон о домашнем насилии не нужен, ведь все эти случаи и так подпадают под уголовное законодательство, мол, и так нельзя никого бить головой о батарею. Но закон о домашнем насилии не касается сферы наказания. Есть уголовный кодекс, и если установлено, что ребенка били головой об батарею, наказывать будут в соответствии с ним. Закон о домашнем насилии нужен именно для того чтобы в тех случаях, когда неясно, было или нет, когда сначала сказали, а потом взяли назад свои слова, иметь возможность не принимать необратимые суровые решения.

Это закон, который дает пострадавшему защиту на время разбирательства, поскольку понятно, что в семейной ситуации люди очень сильно связаны друг с другом, и у них амбивалентное отношение друг к другу. Если на нас напал незнакомец из-за угла, у нас нет к нему никаких других чувств, кроме возмущения и желания наказать. С родителями и супругами все гораздо сложнее. Жертва может не хотеть быть избитой, но еще меньше хотеть в детский дом или потерять семью. Закон нужен для того, чтобы снизить эту амбивалентность, чтобы дать возможность просто физически не находиться в одном месте, не подвергаться угрозе давления или дальнейшего насилия.

Читайте так же:  Алименты если есть второй ребенок

И еще один плюс – закон разрешил бы мучительную дилемму, с которой сталкивается каждый, кто слышит или видит, как бьют ребенка. Сообщить – и уже вечером ребенок будет в приюте. Или не сообщать – и ребенка продолжат бить. Это очень плохой выбор.

Закон о домашнем насилии — как это должно работать на примере США

Почему женщины в Америке чувствуют себя более защищенными, чем на постсоветском пространстве? Об этом рассказала психотерапевт Оксана Лексел на своей странице в Facebook.

Как работает полиция США

Если жертва насилия (а в 97% случаев это женщины) обращается в полицию, полиция прибывает по вызову в течение нескольких минут. Никаких «да сами разбирайтесь», «милые бранятся — только тешатся». Американские стражи порядка специально обучены динамике отношений в ситуациях домашнего насилия и к подобным звонкам относится очень серьезно.

Полиция осматривает жертву на предмет признаков физического насилия: синяки, кровоподтеки и т.п. Квартиру — на предмет разрушений, проломленных кулаком стен и т.п.

Если находит улики, подозреваемого арестовывают и помещают в участок на 24 часа. За это же время происходит слушание в суде. И

даже если жертва забрала заявление, нападавшего будет судить штат

Эта поправка вышла к закону именно с учетом того, что многие жертвы насилия по самым разным причинам заявление забирают.

В каждом штате есть свои вариации, но в Иллинойсе, согласно Протоколу исполнения закона о домашнем насилии, именно так.

Комплексный подход

Закон о домашнем насилии — комплексный подход к проблеме. В нем участвуют полиция, суды, психологи, соцработники, сотрудники приютов для жертв насилия и пр. Все они проходят спецтренинги — обучаются, чтобы знать, как себя вести, в том числе и в самых опасных для жизни ситуациях.

После введения закона в 80-е годы в США количество женщин, погибших от рук своих мужей и бойфрендов, сократилось с 10 до 1,5 тыс. в год

(на 300 млн населения). Для сравнения: в России на сегодняшний день эта цифра просто чудовищна: 14 тыс. женщин в год (на 140 млн населения).

Я сталкивалась со многими судебными процессами в Америке, когда жертва насилия превышала уровень самообороны и убивала насильника. В таких случаях защита часто используется как раз закон о домашнем насилии.

Если человек докажет, что насилие над ним свершалось систематически, и это послужило причиной убийства, он может быть полностью оправдан.

Шок для эмигрантов

Огромное количество правонарушителей эмигранты, выходцы из других стран, в которых подобных законов нет. Отсюда и чувство полнейшей безнаказанности. Очень много выходцев из бывшего Союза, Польши, Югославии, Мексики и ряда африканских стран. У половины — высшее образование, почти у всех — безупречная репутация на работе.

Я уверена, что про отца сестер Хачатурян (неоднозначное уголовное дело, рассматривается в Москве — ред.) тоже многие отзывались как об уважаемом человеке.

Как-то полицейский, с которым я тесно сотрудничала, признался, что

самые ярые нарушители закона — русскоязычные выходцы из бывшего Союза

— Приезжаешь такого арестовывать, а он тебе: «фак ю и фак твою страну. Кто вы такие, чтобы диктовать, что мне делать в собственном доме!» — рассказывал полицейский.

Кроме обязательного курса терапии, насильникам запрещено жить в своем доме до окончания срока наказания. Жертва может оформить так называемый запретительный приказ. В нем обычно прописано, что она не хочет получать телефонные звонки или мейлы от насильника, чтобы он подходил к ней на расстояние 20 метров и т. д. И тот обязан выполнять любые условия, прописанные в этом приказе.

Все аресты, защитные ордера и обвинения заносятся в криминальную историю нарушителя, в последующем это может повлиять на получение работы, гражданства, карьеру и т. д.

Не надо ярлыков

Я предвижу комментарии «ах, как примитивно, это же для быдла и тех дур, которые за быдло замуж выходят».

Как терапевт, несколько лет проработавший в комнате с сигнализацией, спешу сказать:

я сталкивалась с домашними насильниками, которые были лучшими представителями богатых северных пригородов Чикаго

— врачами, юристами, риэлторами и представителями других «интеллигентных» профессий. У меня был клиент, который угрожал жене сделать во сне укол, от которого она никогда не проснется, если

«хоть одному человеку скажет, что он ее систематически избивает» — конец цитаты.

Он был очень уважаемым врачом. Жена на него не заявляла. Заявил ее гинеколог, когда женщина пришла на прием и врач увидел на теле следы насилия.

Он тут же позвонил в полицию, потому что

в Америке врачи, психологи и учителя являются mandated reporter, то есть обязаны сообщать властям о признаках любого насилия

Это часть их договора со штатом, который выдает лицензию на практику.

Как проходит терапия

Об «успехах» насильника терапевт ежемесячно отчитывается перед судом. Потому что через 26 недель суд будет решать его дальнейшую судьбу.

Если насильник «уперся рогом» и настаивает, что «это она меня довела» — идет в тюрьму. Если осознал — идет на волю. Но если попадется второй раз — идет в тюрьму

Терапия обычно проходит в группе не более 12 человек. Формат — обучающий, дискуссионный и ни в коем случае не унижающий или высмеивающий.

К насильникам и обидчикам терапевты относятся так, как хотят, чтобы они относились к своим партнерам-жертвам. Специально обученные сертифицированные врачи моделируют эффективное поведение в конфликтных ситуациях.

Людей, разрешающих конфликты исключительно через мордобой и психологическое насилие, учат новым способам их решения.

Комната для терапии оборудована так, что в случае чего врач нажимает кнопку и через пять секунд в комнате появляется вооружённый до зубов отряд полиции. Участники терапии об этом знают. Как знают и о том, что их снимают видеокамеры.

Эту работу обычно проводят только аккредитованные судом агентства, у которых есть все необходимое оборудование для безопасности специалистов и самих участников групп.

Симметричность закона

Судьба сестер Хачатурян — именно результат отсутствия в стране закона о домашнем насилии. Я прожила 30 лет на Украине, уже 22 года живу в США и вижу большую разницу в защите женщины в Штатах и то, насколько беззащитна женщина в странах бывшего Союза. У меня нет никаких сомнений, что в Америке у сестер Хачатурян было бы намного больше вариантов реакции на насилие со стороны отца.

Закон о домашнем насилии симметричен.

Женщина-насильник несет такую же ответственность, как и мужчина. Ведь он тоже может стать жертвой,

хотя по статистике количество жертв-женщин значительно выше.

В перепостах очень много эмоций: «Чтоб они сдохли, чтоб у этих ублюдков/уродов руки-ноги отсохли» и т. д. У меня к таким эмоциональным авторам один вопрос: чем вы отличаетесь от насильников? Своим неумением контролировать эмоции вы ничем не отличаетесь от тех, кого осуждаете.

Оскорбление партнера нехорошими словами — это эмоциональное насилие, дамы и господа!

Как говорят у нас в терапии, ты должен поступать так, как проповедуешь.

Читайте так же:  Заявление на алименты на троих детей

Феминистки в ужасе: в США исключили из понятия «домашнего насилия» т.н. «психологическое насилие»

На фоне вакханалии антисемейно – содомского безумия в Европе и Канаде, в США администрация Трампа вдруг взяла и изменила понятие «семейного насилия», исключив из него главную дубину феминисток – «психологическое насилие», которое победившие на Западе меньшинства готовы разглядеть в 2/3 нормальных семей

Пока в России Оксана Пушкина с Ксюшей Собчак и целым легионом лоббисток разрушения семьи под предлогом защиты женщин от насилия пропихивают в Думу свой, списанный с Запада, законопроектик «О профилактике СБН», а в большинстве стран Европы гомосеки уже открыто считают себя высшей кастой, мировой гегемон – США -– выбросил эту феминистскую дурь как устаревший и ненужный хлам. Притом выбросили тихо, постановлением администрации американского президента, оставив уголовное наказание только за причинение физического вреда, и тем самым лишив десятки тысяч феминисток государственных грантов на борьбу с семьей.

«Определение Департамента юстиции Трампа рассматривает в качестве домашнего насилия только физический ущерб, представляющий собой уголовное преступление или мисдиминор (в уголовном праве США и Великобритании категория наименее опасных преступлений, граничащих с административными правонарушениями, – прим. РИА «Катюша»). Таким образом, другие формы домашнего насилия, такие как психологическое насилие, принудительный контроль и манипуляции больше не подпадают под определение Департамента. При администрации Обамы определение было значительно более широким и учитывало мнение организаций, занимающихся проблемами домашнего насилия. Управление по борьбе с насилием в отношении женщин (OVW), входящее в структуру Департамента юстиции, внесло изменения в свое определение сексуального домогательства, с тем чтобы оно также касалось аспектов уголовного правосудия», – пишет возмущенная «обозревателька» британской Independent Майя Оппенхейм.

Опустим тот момент, что в США уже создана полноценная госструктура, со штатом и зарплатами, которая занимается исключительно поисками жертв домашнего насилия и дабы обосновать свое существование, должна этих жертв находить и постоянно пиарить тему. Главное здесь то, что Трамп понимает недопустимость уголовного преследования за абсолютно размытое понятие «психологического насилия» в семье, по которому преследуют в основном мужчин и под которое можно впихнуть вообще, что угодно, вплоть до банального скандала на тему кому мыть посуду.

Плюс к этому американский президент довольно ловко нанес ответный удар по постоянно организующим антитрамповские митинги и провокации движению феминисток, покусившись на «святое» – государственные гранты. Да, местная оппозиция там тоже любит когда ее возмущение оплачивается из кармана тех, кого они и за людей не очень считают.

«Впервые о поправках правительства Трампа к существующим определениям написала Натали Нанаси – директор юридического центра им. Эльмо Б. Хантера для жертв преступлений в отношении женщин при юридическом факультете Дедмана Южного методистского университета. «Очевидно, что эти, казалось бы, семантические изменения, даже если они еще не закреплены в официальном законодательстве или политике, являются частью более широкой тенденции к девальвации женщин, осуществляемой этой администрацией и этим президентом», – написала Нанаси в статье для американского издания «Slate». По ее словам, новые термины могут означать, что Управление по борьбе с насилием в отношении женщин ограничит предоставление грантов для усилий по борьбе с сексуальным насилием – в результате чего многие пострадавшие могут остаться без ресурсов. Управление может также изменить свои образовательные и учебные ресурсы, чтобы внедрить новое определение, в результате чего некоторые жертвы более не будут считаться таковыми, полагает эксперт», – продолжает рассказ журналистка Independent.

А жертв там нашли считай в каждой американской семье. Всего в США проживают 168 млн женского населения, включая новорожденных и бабушек преклонных лет. Как отмечает ведущее аналитическое издание США Центр Пью, доля взрослых американцев, состоящих в настоящее время в браке, в последние десятилетия несколько снизилась: с 58% в 1995 году до 53% сегодня. То есть, из примерно 130 млн женского взрослого населения замужем примерно 65 млн. И вот тут приходит Управление по борьбе с насилием в отношении женщин и со страниц Independent заявляет, что около 43,5 млн женщин испытывали «психологическую агрессию» со стороны интимного партнера в США. То есть, по мнению чиновников, в их прекрасных США 2/3 семей «неблагополучные». В общем, наш ВЦИОМ нервно курит в сторонке. А феминистски и прочие меньшинства, захватившие власть и СМИ, делают из этих «исследований» выводы что семью состоящую из мужчины и женщины надо запретить немедленно, всех детей отдать в детдома, а уважаемым господам из управления выписать огромные премии. Примерно о том же, к слову, говорил извращенец из Канады, который там возглавляет женскую организацию – все мужики агрессивны по природе и надо их просто запретить.

В Штатах ежегодно выписывается более миллиона т.н. охранных ордеров», большинство из них, по признанию местного Минюста—необоснованно. Неслучайно охранный ордер называют в США «разводом де факто». И эта жуткая жуть, естественно, отнюдь не способствует укреплению семьи —наоборот, волна разводов все нарастает, а равно и количество юношей и девушек которые просто боятся или не хотят создавать семьи. В Европе ситуация еще хуже: там видно невооруженным взглядом как сокращается популяция белого населения -– зато количество всевозможных извращенцев растет на дрожжах, в ряде стран их уже сложно назвать меньшинствами —что, собственно, и показал недавний референдум в Швейцарии.

Трамп, кажется, начал понимать что это тупик. Может быть, потому, что он, как бывший коммерсант, умеет считать деньги, и должен понимать что государству гораздо выгоднее иметь дело с семьями, которые растят нормальных детей и не нуждаются в гос. пособиях для матерей-одиночек, о катастрофическом количестве которых пишет в том же докладе Центр Пью.

Видео (кликните для воспроизведения).

И таких комментариев в статье британской газеты более чем достаточно. Нет, правда, никаких иных, вроде мнения противников данного закона о семейно-бытовом насилии или родителей, чьи дети попали в детские дома из-за ретивости «управления» и активисток, которым надо дать миллионные показатели для выбивания миллиардов на зарплаты и гранты. Но кто же им даст слово в таких «демократических» изданиях. Впрочем, им не нужны статьи в британских газетах от местных светлоликих обозревательниц, менее чем за год до выборов рейтинг президента США Дональда Трампа поднялся до 49%. Это самый высокий показатель одобрения его деятельности за президентский срок. Ранее наивысшим показателем одобрения деятельности действующего главы Белого дома были 46% в июне 2019 года, свидетельствуют результаты исследования американского института общественного мнения Gallup. И это несмотря на целую кучу провалов в международной политике, постоянные попадания в глупые истории и бесконечным перемыванием костей то по «русскому делу», то по «украинскому». А секрет оказался прост – одобрение его экономической политики плюс понимание, что он чуть не единственный кто противостоит миру журналистки Майе Оппенхейм, в котором за толпой феминисток, педерастов и чиновников просто нет места нормальной семье.

Источники

Закон о домашнем насилии в сша
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here