Закон о насилии в семье текст

Мы подготовили ответы на вопросы по теме: "Закон о насилии в семье текст" с комментариями специалистов. Уточнить данные на 2020 год можно у дежурного консультанта.

Народ пришел в ужас от нового законопроекта о семейно-бытовом насилии

29 ноября на сайте Совета Федерации опубликовали текст законопроекта о «семейно-бытовом насилии». Граждане ознакомились с ним — и не смогли сдержать возмущение.

Не все понимают, зачем нужен отдельный законопроект, ведь наказание за любое насилие уже есть в действующем законодательстве РФ.

«Пусть сторонники принятия закона почитают действующий УК РФ, ст. 105, 115, 117, 119 для начала. По данным МВД в последние годы происходит постоянное снижение насилия. А для дальнейшего сокращения необходимо восстановить то, что было разрушено: вытрезвители, лечебницы», — написал Владимир (орфография и пунктуация авторов сохранены).

Некоторые сразу увидели возможности злоупотреблений — например, если жена решит выгнать своего мужа из дома, применив к нему «судебно-защитное предписание».

«Принудительное выселение))) Огонь! Согласно закону в никуда не могут выселить — должны предоставить жилье! Согласно конституции каждый гражданин имеет право на получение жилья — как вы пишите законы, которые могут нарушить конституцию? В правительстве никто не знает, что есть Конституция РФ?».

Другие отмечают, что привлечение в дело третьей стороны в виде НКО выглядит достаточно сомнительно. Также не до конца ясно, что собой представляют некоммерческие объединения. Ведь по закону они не должны проходить никакие аккредитации и проверки. Получается, что вопросы семьи смогут решать любые люди, даже уголовники или педофилы.

Alex Miklas отмечает: «Обязанность НКО по примирению» — это означает только то, что договариваться о стоимости «примирения» и условиях оплаты «примирения» придётся не только с «жертвой насилия», но и с НКО».

«НКО, признанные иностранными агентами и наши некоторые депутаты ГД и СФ проталкивают данный закон, который окончательно разрушит семью, даст возможность отбирать квартиры у их собственников, похоронит понятие презумпции невиновности. Данные по семейному насилию, которые приводит центр «Анна“ — иностранный агент не просто завышены, а чудовищно лживы и эти данные потом тиражируют наши «правозащитники». По их данным в семье в 2015 г. погибло 14 000 женщин, а по данным МВД всего погибло 9 800, включая ДТП, ошибки врачей и т. д. В семье погибло 304 женщины. Это о лживости таких персонажей, как упомянутая, Шульман», — написал пользователь Владимир.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Люди справедливо интересуются, что будет с семьей после вмешательства, которое допускается законопроектом о СБН.

Иван И.: «Отличный закон, открывающий двери в любую семейную жизнь для шантажа».

Алена Р.: «У благополучных семей будут отбирать детей и недвижимость».

Владимир Ф.: «В нынешнем законодательстве достаточно механизмов, чтобы защитить пострадавших. Закон о СБН несет в себе совсем другие цели, а именно узаконить феминизм и гендерную идеологию, а значит закон о СБН АНТИСЕМЕЙНЫЙ, направлен на разрушение семьи и вместе с этим государства в целом»!

Юрий Б.: «После вступления в силу данного Закона, покажите мне мужика кто сам пойдёт в ЗАГС, или захочет иметь ребёнка.))) Вырождение страны не за горами!»

Граждане недоумевают, что законотворцы имеют в виду, говоря о психологическом насилии. В опубликованной редакции не дается определения психологическому насилию, а его лишь включают в состав понятия «семейно-бытовое» насилие. Это дает волю для его интерпретаций в корыстных интересах. В комментариях люди хоть и утрируют, но передают суть серьезной проблемы.

Антон Егоров: «Вынеси мусор» — «Отстань, дай футбол посмотреть» — это относится к «бездействию, вызывающему психические страдания»?

Serg Nik: «Если оставят в законе причинение «психического страдания“ — жёнам капут! ;)».

akerensky: «Жена напишет заявление на физическое насилие, а муж — на психологическое. Как будет выкручиваться фемида? Кому выписывать охранный ордер»?

Алена Р.: «Интересно, а по новому закону: ребенок, шлепнутый по попе, за шалость или непослушание — это жертва домашнего насилия»?

Ирина Б.: «Почему именно домашнее насилие? Существует просто насилие. Вот, например, попросил ребенка помыть за собой тарелку, а он не согласился и ты не разрешил ему пойти на улицу с друзьями — это уже насилие… Мужа почистить картошку, а он не захотел и ты ему обед не сварила — тоже насилие… Тогда надо принимать Закон о насилии в лифте, Закон о насилии парках и скверах, Закон о насилии на работе и других общественных местах… Вот видите, сколько можно принять законов. А чем плохи те законы, что у нас есть»?

Проект закона о профилактике семейно-бытового насилия

Обсуждение концепции законопроекта на официальном сайте Совета Федерации, как и было предусмотрено, продолжалось две недели.

Дискуссия вызвала значительный интерес со стороны общества. Поступило 11 186 комментариев, представляющих различные точки зрения. Все они будут проанализированы, конкретные предложения по корректировке концепции законопроекта будут переданы рабочей группе на рассмотрение.

Благодарим за проявленный интерес. Планируем продолжить практику общественного обсуждения социально значимых законодательных инициатив на официальном сайте Совета Федерации.

Как законопроект о домашнем насилии может повлиять на семейную жизнь россиян в случае его принятия?

Юрист Коллегии адвокатов «Вашъ Юридический Поверенный»

специально для ГАРАНТ.РУ

Одной из самых заметных законодательных новаций конца 2019 года стал проект нового закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» 1 , который представлен на общественное обсуждение Советом Федерации РФ.

Несомненно, потребность в активизации профилактических мер по борьбе с семейно-бытовым или домашним насилием возникла давно. Целый ряд тяжких и особо тяжких преступлений мог бы быть предотвращен, если бы ответственные органы своевременно реагировали бы на сигналы со стороны граждан, занимались бы профилактической работой на надлежащем уровне.

В законопроекте содержится формулировка новой для российского права категории семейно-бытового насилия. Под ним авторы законопроекта понимают «умышленное действие, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического, или психического страдания, или имущественного вреда», которое при этом не подпадает под административную или уголовную ответственность.

Читайте так же:  Меняют ли загран при смене фамилии

Также в законопроекте вводятся новые для России профилактические меры – защитное предписание и судебное защитное предписание, особенности вынесения которых прописаны в ст. 24-25 рассматриваемого законопроекта. Защитное предписание планируется выноситьуполномоченным лицом ОВД на срок до 30 суток с возможностью продления до 60 суток, а судебное защитное предписание – судом на срок до 1 года.

Суть защитных предписаний сводится к запрету совершения семейно-бытового насилия, вступления в коммуникацию с жертвой насилия, включая и коммуникацию посредством средств связи и Интернета, проживания на одной территории с лицом или лицами, пострадавшими в результате семейно-бытового насилия.

Таким образом, в России в случае принятия законопроекта и придания ему статуса закона может появиться законодательная норма, запрещающая лицам, обвиненным в семейно-бытовом насилии, вступать в любые контакты с пострадавшими. Такая норма успешно применяется во многих странах мира, включая страны Западной Европы, и рассматривается в качестве одной из наиболее эффективных профилактических мер, позволяющих снизить риски перерастания семейно-бытового насилия в уголовные преступления.

Однако законопроект вызывает и многочисленные вопросы, связанные, в первую очередь, с возможным влиянием на семейную жизнь россиян в случае его принятия. Ведь государство получает больше возможностей для контроля событий, происходящих в самой приватной части жизни российского общества – в семейной сфере, в отношениях между мужем и женой, родителями и детьми.

Безусловным плюсом принятия данного закона является его высокая профилактическая значимость: лица, склонные к семейно-бытовому насилию, поймут, что в случае дальнейшего подобного поведения им могут запретить любые контакты со своими родственниками, являющимися жертвами этого насилия. Последние, в свою очередь, получат долгожданную реальную защиту, причем не только по принципу «когда будет совершено преступление, тогда и обращайтесь», а защиту превентивную, направленную на предупреждение и предотвращение более тяжких последствий.

Однако следует отметить, что если в той или иной семье ее члены вынуждены прибегать к установленным законом мерам защиты, то данная семья уже по определению является кризисной. Законодательные ограничения могут заставить того или иного члена семьи контролировать свое поведение, не допуская проявлений насилия, но психологический климат в семье они не восстановят и не установят.
Также следует отметить, что во многих семьях семейно-бытовое насилие совершается по причине зависимости одних членов семьи от других, и такие меры как судебное защитное предписание, предполагающие отселение агрессора, могут обернуться новыми проблемами для семьи – проблемами материального характера. Например, по решению суда отцу – кормильцу семьи запретят проживать вместе с семьей на съемной квартире. Он уйдет в другую квартиру, перестав оплачивать аренду, и у жены с детьми встанет вопрос, где брать средства на оплату жилья.

Что же касается отношений между родителями и несовершеннолетними детьми, то здесь все еще сложнее. Ведь ребенок проживать отдельно от родителей не может, поэтому отселение агрессора или агрессоров может означать лишь то, что ребенок будет передан в государственное воспитательное учреждение со всеми вытекающими последствиями. Нужно понимать, что далеко не все дети и подростки способны реально оценивать обстановку в семье, действия родителей. Будучи наказанными за какие-то недочеты в учебе или плохое поведение, они получат возможность пожаловаться на родителей в контролирующие органы, после чего будет запущен соответствующий механизм – вынесение защитного предписания и т.д.

Также не очень понятно, как будет действовать защитное или судебное защитное предписание в том случае, если в роли агрессора выступает отец или мать ребенка, а то и они оба. Ведь если они не лишены родительских прав, то они обязаны заботиться о ребенке, контролировать его школьную успеваемость, повседневную деятельность. Как это сделать при запрете контактов, в том числе и телефонных?
Привлечение третьих лиц к контролю семейной жизни граждан может повлечь за собой и определенные действия, предпринимаемые в собственных интересах: так, различные проверки могут быть инициированы соседями, родственниками, которые по каким-то причинам недоброжелательно настроены к отдельной семье или ее членам. В текущем виде законопроекта обратиться с жалобой о семейно-бытовом насилии в конкретной семье может любой человек, ставший очевидцем насилия. И не исключено, что такой возможностью люди могут злоупотреблять.

Еще один важный нюанс, который требует внимания – семейно-бытовое насилие. Согласно законопроекту, имеет место только в семьях с официально зарегистрированными брачными отношениями, либо в сожительствах с общим ребенком. Семейно-бытовое насилие, происходящее в парах, живущих без оформления отношений, в законе не рассматривается и профилактических мер против такого вида насилия закон не содержит.
Между тем, в Российской Федерации значительное число пар живет в официально неоформленных отношениях. Сам факт того, что отсутствие официального оформления отношений является естественной преградой для возбуждения производства о семейно-бытовом насилии, может стать важной причиной для граждан не регистрировать брак. Пока государство пытается предпринимать, пусть и слабые, но хоть какие-то меры для защиты семьи, сохранения института брака, данные законодательные нюансы объективно работают против брачных отношений.

Таким образом, законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, на мой взгляд, нуждается в дополнительной доработке и корректировке, особенно в перечисленных направлениях: отношения в незарегистрированных парах и сожительствах, защита несовершеннолетних, проверка жалоб о семейно-бытовом насилии со стороны третьих лиц (не имеющих отношения к конкретной семье граждан). В противном случае законопроект при его принятии может влиять на сферу семейно-брачных отношений как в положительном, так и в негативном аспектах.
_____________________________

1 С текстом проекта закона «О профилактике семейно-бытового насилия» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Совета Федерации РФ.

ЖизньСсылка дня: Полный текст законопроекта о бытовом насилии

Который составили правозащитники

В РУБРИКЕ «ССЫЛКА ДНЯ»

мы рекомендуем материалы других изданий на темы, заслуживающие внимания.

Хватит манипуляций, лжи и запугивания родителей! Законопроект предполагает реальные меры защиты жертв насилия и системную работу с агрессором, чтобы агрессор прекратил применять насилие, смог контролировать свой гнев, свои эмоции и не подавлять своих близких. Он направлен на помощь всем пострадавшим от насилия, вне зависимости от пола, возраста, вероисповедания, материального статуса. Законопроект не предоставляет никаких новых полномочий органам опеки и никак не изменяет механизмы защиты прав детей, предусмотренные сегодня семейным законодательством.

Читайте так же:  Какая статья за жестокое обращение с детьми

Правозащитники подготовили специальную страницу на сайте Сети взаимопомощи «ТыНеОдна», на которой подробно объясняют проект закона о профилактике семейно-бытового насилия. Прежде всего, там опубликован текст законопроекта без правок, предложенных Советом Федерации. Напомним, что правозащитники раскритиковали редакцию госоргана, который подверг документ значительным изменениям — они противоречат изначальной цели и в целом делают его «бессмысленным».

Так, в Совфеде посчитали, что законопроект должен быть направлен на примирение сторон и «устранение причин» насилия в семье. Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко призвала участвовать в обсуждении документа всех, кто заинтересован в его качественной доработке, при этом указала на важность услышать мнение религиозных представителей. РПЦ уже выступила против принятия закона, заявив, что вся статистика о насилии «никак не связана с реальностью». А сайт Совета Федерации атаковали комментариями о том (на данный момент их более 6,7 тысячи), что детей будут изымать из семей за «воспитание подзатыльником и повышенный голос».

Чтобы объяснить, почему редакция Совфеда недопустима, в своём первом тексте законопроекта авторы оставили пояснения о важности того или иного положения. Кроме того, на странице можно найти правки, которые правозащитники подготовили для редакции Совета Федерации, — они объясняют, чем грозят предложенные госорганом термины и пункты. В разделе «За и против» можно увидеть, какие общественные и культурные деятели высказываются в поддержку закона о домашнем насилии, а какие, наоборот, требуют не принимать документ. На странице найдутся и материалы, которые используются в кампании против закона о бытовом насилии — правозащитники называют их ложью и поясняют, чему именно противоречат высказывания противников документа.

Законодателями предложен комплекс мер по защите прав лиц, подвергающихся семейно-бытовому насилию

Согласно законопроекту семейно-бытовое насилие представляет собой умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления.

Законопроект направлен на защиту супругов, в том числе бывших, лиц, имеющих общего ребенка (детей), близких родственников, а также совместно проживающих и ведущих совместное хозяйство иных лиц, связанных свойством. Нарушителем является лицо, достигшее восемнадцати лет, совершившее или совершающее семейно-бытовое насилие.

Профилактика семейно-бытового насилия включает в себя оказание помощи лицам, подвергшимся насилию, выявление и устранение причин и условий его возникновения, пресечение насилия как явления, привлечение к ответственности виновных лиц.

Профилактическое воздействие осуществляется в формах правового информирования, профилактической беседы, учета и контроля, помощи в социальной адаптации и реабилитации лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, применения специализированных психологических программ, выдаче защитного предписания, а также судебного защитного предписания. Одновременно могут применяться несколько форм профилактического воздействия.

К примеру, защитным предписанием нарушителю может быть запрещено совершать семейно-бытовое насилие, вступать в контакты, общаться с лицом, подвергшимся насилию, в том числе по телефону, с использованием сети «Интернет», предпринимать попытки выяснять место пребывания лица, подвергшегося насилию, если это лицо находится в месте, неизвестном нарушителю. Неисполнение защитного предписания влечет ответственность, установленную законодательством РФ.

Нарушители обязаны участвовать в профилактических мероприятиях, получить вынесенные в их отношении защитные предписания, соблюдать установленные запреты.

В законопроекте приводится перечень субъектов профилактики семейно-бытового насилия, а также определены их полномочия в осуществлении мер профилактики.

Полный текст законопроекта, подготовленного членами Совета Федерации и депутатами Государственной Думы, опубликован на сайте Совета Федерации для общественного обсуждения.

Проекта закона о домашнем насилии в России в 2019-2020 годах – текст и обзор законопроекта

Закон о домашнем насилии предлагали принять в России уже не один раз. До сих пор отдельный нормативный акт так и не принят. Многие эксперты полагают, что имеющихся на сегодня мер достаточно, чтобы бороться с насилием в семье, и дополнительный закон будет лишним.

Расскажем подробнее, какие нормы планируют ввести власти, и почему новый закон о домашнем насилии в России в 2019-2020 годах (текст законопроекта можно скачать здесь) вызвал волну неудовольствия среди граждан.

Почему в РФ нужен такой закон

Впервые текст закона появился еще в 2016 году (проект Федерального закона № 1183390-6 «О профилактике семейно-бытового насилия» от 28.09.2016). Тогда проект отклонили, а в 2019 году работа снова возобновилась, так как жертвы домашнего насилия в России неоднократно обращались в Европейский суд по правам человека. И ЕСПЧ посчитал, что в России отсутствует механизмы для эффективной защиты граждан от семейного насилия.

Концепция нового закона осталась прежней. Сегодня за домашнее насилие привлекают к административной ответственности (статья 6.1.1 КоАП РФ), если нанесенные физические повреждения не значительны и инцидент произошел впервые.

Ответственность предусмотрена в виде одной из трех мер:

  1. Штраф в размере от 5 000 рублей до 30 000 рублей.
  2. Административный арест до 15 суток.
  3. Обязательные работы до 120 часов.
Видео (кликните для воспроизведения).

Фактически виновник побоев может выплачивать штраф из общего (семейного) бюджета, что лишает наказание смысла. При повторном нападении или нанесении серьезных физических повреждений агрессора привлекают к уголовной ответственности за домашнее насилие (статья УК РФ 116.1 и 117).

Собственно, квалифицированная норма отсутствует, применяются статьи за побои, причинение легкого вреда здоровью. Существующие меры не оказывают должного результата, поэтому соответствующая петиция за закон о домашнем насилии в 2019 году была подписана многими.

На сегодня жертва вынуждена самостоятельно доказывать, что по отношению к ней было применено насилие, и собирать доказательства. В то время как во всем цивилизованном мире этим занимается суд. В России, как правило, и жертва, и агрессор продолжают проживать на одной территории. Закон не предусматривает никаких мер, чтобы обезопасить жертву от дальнейших посягательств.

Чем руководствуются противники нового закона

Законопроект базируется на опыте других стран по данному вопросу, но в РФ нашлось немало тех, кто выступает против закона. Они утверждают, что это попытка разрушить такую ячейку общества, как семья, поскольку госорганы получат право вмешиваться в частную (семейную) жизнь. К тому же, государство будет реагировать не только на физическое насилие.

Читайте так же:  Рассмотрение дел о разделе имущества супругов

Много вопросов возникает по поводу новых для законодательства России способов насилия:

Пока не существует четких критериев, что же это такое. Поэтому противники опасаются, что закон будет работать против тех, кого должен был бы защищать. Ведь агрессором могут признать любого.

В качестве примера критики нового закона приводят следующие ситуации: не купили родители ребенку новый гаджет — это можно посчитать экономическим насилием, и ребенка смогут отобрать у родителей.

В семью нельзя въезжать на тракторе

Ольга Маховская, психолог, сотрудник Института психологии РАН

— Если говорить о принципах возможного правового вмешательства в дела семейные, которые пошли совсем не так, то первым принципом я бы назвала многоэтапность. Закон должен ее предусматривать. Не надо никому сразу вручать этот всех пугающий охранный ордер о неприближении на 20 метров. Некоторым достаточно одного приезда вызванной соседкой полиции, чтобы опомниться. Сначала неблагополучной семье надо оказывать эпизодическую помощь — по звонкам. Полиция, приехав раз, передает данные соцработникам, те, придя в семью раза 2-3, как правило, уже понимают, в чем ее проблемы. Поскольку у нас семейное насилие характерно не только для неблагополучных семей, но тонким слоем размазано по всем социальным типам и уровням (вспомним насилие среди богатых, например, в шоу-бизнесе), то тут очень важна возможность об этом рассказать. Это уже освобождение от травмы. Тот, кто не готов рассказывать об этом публично, может рассказать психологу. Закон — штука универсальная, а работа с семьей должна быть все-таки индивидуальной. И психолог тут очень нужен, чтобы не въезжать в проблемы семьи «на тракторе».

Вообще, если в семье дело дошло до насилия, а в ней дети, да еще, допустим, ребенок-инвалид, то в дело сохранения семьи надо включать всех — родственников, знакомых, друзей. Ведь конфликт может быть вызван и тем, что все дико устали. Но чтобы не искать некоего «размытого» психолога, нужны бесплатные центры психологических консультаций, которые должны работать в онлайн-режиме. Чтобы в любой момент из любого конца страны туда могли дозвониться женщина или мужчина и сказать: «Он (она) на меня замахивается. «. Задача психолога понять, насколько звонящий возбужден, успокоить его, попросить описать подробности. Уже в ходе этого человек поймет, что он не один, и начнет соображать, что же все-таки в его семье произошло. Например, женщина может ненароком понять, что она своим «пилением» провоцирует мужа, а мужчина заново взвесит меру своей ответственности за детей. В семьях, где с осознанием плохо, а с моторикой хорошо, может быть эффективен и визит полиции, а в семьях, где хорошо с осознанием, надо учиться — перестраивать дистанцию с мужем или женой, искать другой взгляд на происходящее, разговаривать с психологом.

И психологи, как правило, понимают, что чревато, а что нет.

Государство в конфликтах больше всего должно быть заинтересовано в том, чтобы сохранить семью — за этой позицией простое и трезвое понимание, что ребенку в семье лучше, чем без нее. И если говорить об иерархии защиты, то на первом месте должен стоять ребенок. На втором — женщина, которая физически, экономически, социально почти всегда слабее мужчины, а уж если начнется реальный физический спарринг, то она вряд ли в нем победит. И на третьем — мужчина. Мужчины, правда, разрешают такие проблемы радикально: забирают детей и уезжают жить в другой город. Алименты ведь можно взыскать и с женщины. Времена не советские, и суды уже часто становятся на сторону отцов.

Реакция на критику

Авторы законопроекта призывают не впадать в крайности. Если ребенок одет и накормлен, никто не расценит экономическим насилием отказ купить новую игрушку. Тем не менее, остаются противники, которые считают, что это антисемейный закон, и направлен он на то, чтобы подорвать существующие устои.

Немало вопросов возникает по поводу охранного ордера. Многие считают, что от такого закона могут пострадать собственники недвижимости.

Например, приводит мужчина сожительницу, она через несколько дней обвиняет его в насилии, а мужчина остается без жилья. Таким способом могут воспользоваться мошенники в корыстных целях.

Сторонники закона утверждают, что это невозможно. Решение о выдаче охранного ордера будет принимать суд, который будет рассматривать сложившуюся ситуацию всесторонне. Сфабриковать факт домашнего насилия будет достаточно сложно.

Уже не один митинг против закона о домашнем насилии прошел в России, хотя проект еще не начали рассматривать. В каком виде он будет принят и будет ли принят вообще, с учетом таких активных протестов общественности, пока неизвестно.

Скачать законопроект № 1183390-6 можно здесь.

Семь я. Одно побитое

Жизнь без «Крейцеровой сонаты»

Роман Сенчин, писатель, лауреат премии «Большая книга»

Роман Сенчин: Я уверен без всяких оговорок: государство обязано защищать своих граждан от насилия: жена ли это, которую изувечил пьяный изверг, или муж, которого охаживает жена. Истязание детей вообще не обсуждается: сразу возбуждать уголовное дело и принимать самые строгие меры. Мне не понятна позиция православной организации «Сорок сороков», которая заявляет, что это в наших традициях наказывать детей. Одно дело — слегка шлепнуть по попе, а другое дело, когда детей избивают до смерти за шалости, в печке их жгут, из окон выбрасывают. Да безобидное «пороть» иногда бывает очень страшным.

Западная модель вам кажется более приемлемой?

Роман Сенчин: Мне претит и позиция «ювенальщиков», которые отбирают детей из семей после обычных семейных инцидентов. У моих знакомых в Финляндии дочка психанула, на родителей нажаловалась и семь лет потом в семью возвращалась через разные интернаты и несколько опекунов. А всего-то и было, что девчонке что-то не разрешили. Такого нельзя допускать. А ведь несколько лет назад такое и у нас происходило повально, причем детей забирали из нормальных семей. Сейчас опеку как-то приструнили, и о таких случаях мы слышим реже.

В советское время семейные разборки, измены, скандалы разрешались просто: жалоба в партком, профсоюз, женсовет, притихшего буяна терзает коллектив. Общество может помочь семье до вмешательства правосудия?

Роман Сенчин: Беда в том, что и коллективов-то сегодня, где интересуются домашней жизнью сотрудников, почти не осталось. Как ни относись сейчас к парткомам, но они действительно могли сдержать семейного хулигана. Помним же мы Высоцкого: «Кто мне писал на службу жалобы? Не ты?! Да я же их читал!». С моей точки зрения, общество должно вразумлять и мирить, на то оно и называлось раньше «миром». А сегодня что может сделать участковый, вызванный на драку в семье? Разве что развести участников в разные комнаты. Мало кто из жен решается пойти дальше. Обычно уже на «стадии» участкового со слезами требуют отпустить. А все эти «забирания» заявлений и мировые к хорошему не приводят.

Читайте так же:  Сколько времени меняется снилс при смене фамилии

Получается, мы сами портим домашних тиранов, стараясь не допускать право и закон во внутрисемейные отношения. Но очень часто стремление не выносить сор из избы приводит к трагедии.

Роман Сенчин: Конечно, случай, когда муж отрубил руки жене, это из ряда вон, но убийства на почве ревности или по другим причинам в семьях случаются. Что за это нужно наказывать, понятно, не ясно, как это предупредить. Неправильно, если в новом законе будут автоматические решения, типа таких: муж ударил жену или жена сковородкой стукнула мужа — автоматом развести и чтобы на сто метров не приближались друг к другу! Так у нас восемь из десяти семей распадутся. Не секрет, что такие конфликты случаются почти в каждой семье. Мне кажется, что в природе мужчин и женщин вечный конфликт, который иногда достигает смертоубийства. И великий Толстой описал его в «Крейцеровой сонате». Автоматически его не прекратить. Нужен очень тонкий и умный правовой механизм.

Основные идеи нового закона

Именно вышеуказанные недостатки и должен устранить новый закон о семейно-бытовом насилии. Нормативный акт, в первую очередь, направлен на профилактику преступлений. Предусмотрена даже работа психологов с лицом, которое выступило агрессором в семейных отношениях. Причем насилие может быть не только физическим, но и психологическим или экономическим.

Самым главным нововведением, которое предусматривает проект Закона о профилактике домашнего насилия в 2019-2020 годах, является охранный ордер.

Он позволяет разобщить жертву и агрессора:

  1. При обращении в полицию по поводу домашнего насилия правоохранительные органы выдают предписание, которое разрешает агрессору находиться на одной территории с жертвой, но запрещает причинять ей насилие.
  2. Предписание действует до принятия судом решения: выдавать охранный ордер или нет.
  3. Если ордер будет выдан, то агрессор будет вынужден покинуть жилье, в котором он проживал с жертвой, даже если он является его собственником.

Предполагается, что такая мера окажется эффективной, чтобы предупредить дальнейшее домашнее насилие в семье.

Заграница нам не поможет

Михаил Барщевский, полномочный представитель правительства РФ в высших судебных инстанциях

— Никакой зарубежный опыт в чистом виде в этой теме переносить на российскую почву нельзя. Это не поможет. Россия — самостоятельный континент с точки зрения менталитета, культуры, религии, идеологии. Нужно подсматривать и зарубежную практику, но в любом случае брать ее для отечественного применения надо, внимательно адаптируя.

К тому же надо понимать, что Россия — это и Кавказ, и Калининград. Разные культурные коды. Впрочем, хотя я и не знаю, как отнесется, к примеру, кавказский мужчина к тому, что к нему в семью могут прийти, но специфика спецификой, а общечеловеческие ценности, в частности неприменение насилия, являются доминирующими.

Закон насильно мил не будет

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко пригласила к диалогу всех, кто заинтересован в качественной доработке законопроекта, в том числе представителей Русской православной церкви и других традиционных конфессий. Матвиенко заверила, что все конструктивные предложения будут учтены. По ее мнению, новый закон должен не только призвать домашних агрессоров к порядку. «Главное, чтобы в сознании нашего общества этот социальный атавизм осуждался, не принимался, чтобы он ушел», — заявила она. «Это только укрепит семью», — считает глава СФ.

После публикации в пятницу на своем сайте Совет Федерации собрал уже тысячу комментариев. Как и следовало ожидать, мнения разделились. «Закон крайне необходим. Те, кто видит в нем навязывание западных ценностей, уводят в сторону внимание от главной проблемы: в российских семьях до сих пор царит домострой XVII века», — пишет Полина Жорова. «Если законопроект примут, это будет сильнейший удар по каждой российской семье, даже той, где о насилии и не думали. Вмешательство по доносам в семейные отношения посторонних организаций без какой-либо их ответственности — это вообще за гранью понимания», — возражает ей Максим Кайнов. Помимо эмоциональных высказываний есть и конкретные предложения, апелляции к иностранному опыту, причем как положительному, так и отрицательному.

«Дискуссия приобретает все более горячий характер. Мне бы очень хотелось, чтобы этот документ стал актом консолидации общества, а не причиной раздора», — заявила Матвиенко, анонсируя публикацию законопроекта.

«Опубликование на сайте Совета Федерации текста законопроекта — это лучший показатель того, что обсуждение вопроса семейно-бытового насилия переходит на новый этап — детальное, предметное обсуждение и внесение на рассмотрение в Госдуму. Замечательно, что Валентиной Ивановной Матвиенко было принято такое решение — обсуждение в публичном пространстве с людьми, которые заинтересованы, чтобы этот процесс был», — заявила «РГ» зампред Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина, которая является автором своей версии документа на этот счет.

Законопроект вводит в правовое поле основные понятия в этой сфере. Прежде всего — само определение «семейно-бытовое насилие». Это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Документ делает акцент именно на профилактику таких случаев. А профилактика семейно-бытового насилия основывается на принципах поддержки и сохранения семьи, индивидуального подхода к каждому случаю, добровольности получения помощи жертвами, соблюдения прав человека, а также соблюдения конфиденциальности.

В числе основных мер защиты пострадавших — защитное предписание и судебное предписание. В первом случае предписание выносят органы внутренних дел. Причем поводом для принятия профилактических мер может послужить не только личное обращение жертвы, но и сообщения о фактах бытового насилия или угрозе его совершения от граждан, организаций соцзащиты и даже медиков. Сотрудники органов внутренних дел могут ограничиться профилактической беседой с нарушителем, но если она не поможет — вынести защитное предписание с согласия пострадавших или их законных представителей. Оно запрещает агрессору совершать насилие в отношении жертвы, контактировать с ней любыми способами — лично, по телефону или через интернет и устанавливать ее местонахождение. Предписание выносится сроком на 30 суток, в случае необходимости оно может быть продлено до 60 суток.

Читайте так же:  Подать на развод в суде советского

В свою очередь у судебного предписания уже другой уровень. Оно предусматривает для нарушителя как вышеупомянутые запреты, так и другие, более жесткие профилактические меры. Например, обязывает агрессора пройти специализированную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с жертвой на срок действия предписания, но только «при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении». Судебное защитное предписание может быть выдано на срок от 30 суток до одного года.

На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический контроль.

Одновременно с этим законопроектом готовятся поправки в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП), которые предусматривают ответственность за нарушение требований защитных предписаний. Ее предполагается прописать в статье 19.3 КоАП («неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции»). Нарушение требований защитного предписания может повлечь штраф в размере до 3 тыс. рублей или арест до 15 суток, а судебного защитного предписания — штраф до 5 тыс. рублей, арест до 15 суток либо обязательные работы.

В Госдуме предлагают уточнить ряд положений опубликованного проекта. Как рассказала Оксана Пушкина, депутаты предлагают изменить формулировку семейно-бытового насилия. В нынешней версии из нее исключены все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т.п.), поскольку содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления. Таким образом, например, жертва домашних побоев или сексуального насилия не подпадает под действие этого законопроекта.

Глава думского Комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников ранее хоть и положительно отозвался о готовящихся изменениях, однако заявил, что их будет недостаточно в борьбе с домашним насилием. В ходе обсуждения темы развития семейного права в Госдуме он заявил, что это комплексная проблема и нужен соответствующий подход. Борьба с насилием в семьях, пояснил он, требует принятия необходимых нормативных актов не только уголовно-правового характера. Кроме того, нужны развитие системы психологической поддержки и более активные действия со стороны компетентных органов, включая социальные службы, полицию. Все свои предложения депутаты Госдумы направят в Совет Федерации.

Татьяна Москалькова, Уполномоченный по правам человека в РФ:

— Конечно, такое явление, как унижения в семье, противоречит развитию демократизации общества и нравственным ценностям. Но закон о противодействии насилию в семье до сих пор не был принят, потому что не было единого мнения по поводу мер, которые могут применяться для противодействия насилию, я об этом много раз говорила, отвечая на вопросы журналистов. Одним из самых «хороших» положений нового законопроекта, направленного против насилия в семье, мне кажется создание центров для поддержки жертв домашнего насилия. Речь о кризисных центрах, куда могут прийти в момент конфликта жертвы насилия (неважно, будь то женщина или мужчина, ребенок или старик), чтобы получить в таком центре и финансовую поддержку, и помощь психолога, и просто секунды тишины, чтобы осмыслить всю ситуацию.

Михаил Барщевский, полномочный представитель правительства РФ в высших судебных инстанциях:

— Если мы исходим из того, что жена, ребенок, другие члены семьи — это не люди, а предметы домашней обстановки, то тогда, действительно, государство не должно вмешиваться в дела семьи. Я против применения силы для разрешении разногласий. Поэтому концептуально, конечно же, я на стороне Оксаны Пушкиной и ее предложений. Но если уж придется государству вмешаться в дела семьи, то сделать это оно должно очень деликатно. Но приоритет нужно отдать защите прав домочадцев. Я считаю, что мужчина, который поднял руку на женщину или ребенка, это не мужчина, а животное, которое использует силу для разрешения конфликта. Другое дело, что в бытность адвокатом у меня в практике было несколько дел, когда мужчину забирала милиция по заявлению жены, которая получила побои. А потом супруга приходила со слезами и просила защищать ее дебошира от уголовного преследования.

Кто-то скажет: сегодня такие женщины, что сами не прочь побить свою вторую половину? Да, известный сюжет, когда жена скалкой мужа охаживает, если он приходит пьяный с работы. Я уверен, что от семейного насилия должны быть защищены все стороны. И мужчина, и женщина. Если дама подняла руку на мужа, ну какая она жена? Какая женщина? Знаете, вы мне в интересный день позвонили. У нас сегодня с женой 44-я годовщина свадьбы. И как-то так получилось, что за 44 года ни я ее не бил, ни она меня не била. Поэтому понять супругов, которые поднимают руку на свою вторую половину, я не могу.

Никакой зарубежный опыт в чистом виде переносить на российскую почву нельзя. Это не поможет. Россия — самостоятельный континент с точки зрения менталитета, с точки зрения культуры, с точки зрения религии, с точки зрения идеологии. Нужно подсматривать зарубежную практику, но в любом случае брать ее для отечественного применения нужно, внимательно адаптируя. К тому же надо понимать, что Россия — это и Кавказ, и Калининград. Разные культурные коды. Впрочем, хотя я и не знаю, как отнесется, к примеру, кавказский мужчина к тому, что к нему в семью могут прийти, но специфика спецификой, а общечеловеческие ценности, в частности неприменение насилия, являются доминирующими.

Видео (кликните для воспроизведения).

И еще. Много говорят о пресловутых метрах, на которые обидчику нельзя приближаться к пострадавшей. Это частности, но над ними нужно серьезно подумать. Ведь если разведенные муж с женой живут в двухкомнатной квартире, как им сохранить эту дистанцию? Надо обсуждать, насколько это все реалистично.

Источники

Закон о насилии в семье текст
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here