Закон об основах профилактики домашнего насилия

Мы подготовили ответы на вопросы по теме: "Закон об основах профилактики домашнего насилия" с комментариями специалистов. Уточнить данные на 2020 год можно у дежурного консультанта.

Новое в российском законодательстве (ежедневно)

2 декабря 2019 года

БЕЗОПАСНОСТЬ И ОХРАНА ПРАВОПОРЯДКА

Законодателями предложен комплекс мер по защите прав лиц, подвергающихся семейно-бытовому насилию

Согласно законопроекту, семейно-бытовое насилие представляет собой умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления.

Законопроект направлен на защиту супругов, в том числе бывших, лиц, имеющих общего ребенка (детей), близких родственников, а также совместно проживающих и ведущих совместное хозяйство иных лиц, связанных свойством. Нарушителем является лицо, достигшее восемнадцати лет, совершившее или совершающее семейно-бытовое насилие.

Профилактика семейно-бытового насилия включает в себя оказание помощи лицам, подвергшимся насилию, выявление и устранение причин и условий его возникновения, пресечение насилия как явления, привлечение к ответственности виновных лиц.

Профилактическое воздействие осуществляется в формах правового информирования, профилактической беседы, учета и контроля, помощи в социальной адаптации и реабилитации лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, применения специализированных психологических программ, выдаче защитного предписания, а также судебного защитного предписания. Одновременно могут применяться несколько форм профилактического воздействия.

К примеру, защитным предписанием нарушителю может быть запрещено совершать семейно-бытовое насилие, вступать в контакты, общаться с лицом, подвергшимся насилию, в том числе по телефону, с использованием сети «Интернет», предпринимать попытки выяснять место пребывания лица, подвергшегося насилию, если это лицо находится в месте, неизвестном нарушителю. Неисполнение защитного предписания влечет ответственность, установленную законодательством РФ.

Нарушители обязаны участвовать в профилактических мероприятиях, получить вынесенные в их отношении защитные предписания, соблюдать установленные запреты.

В законопроекте приводится перечень субъектов профилактики семейно-бытового насилия, а также определены их полномочия в осуществлении мер профилактики.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Полный текст законопроекта, подготовленного членами Совета Федерации и депутатами Государственной Думы, опубликован на сайте Совета Федерации для общественного обсуждения.

Законодателями предложен комплекс мер по защите прав лиц, подвергающихся семейно-бытовому насилию

Согласно законопроекту семейно-бытовое насилие представляет собой умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления.

Законопроект направлен на защиту супругов, в том числе бывших, лиц, имеющих общего ребенка (детей), близких родственников, а также совместно проживающих и ведущих совместное хозяйство иных лиц, связанных свойством. Нарушителем является лицо, достигшее восемнадцати лет, совершившее или совершающее семейно-бытовое насилие.

Профилактика семейно-бытового насилия включает в себя оказание помощи лицам, подвергшимся насилию, выявление и устранение причин и условий его возникновения, пресечение насилия как явления, привлечение к ответственности виновных лиц.

Профилактическое воздействие осуществляется в формах правового информирования, профилактической беседы, учета и контроля, помощи в социальной адаптации и реабилитации лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, применения специализированных психологических программ, выдаче защитного предписания, а также судебного защитного предписания. Одновременно могут применяться несколько форм профилактического воздействия.

К примеру, защитным предписанием нарушителю может быть запрещено совершать семейно-бытовое насилие, вступать в контакты, общаться с лицом, подвергшимся насилию, в том числе по телефону, с использованием сети «Интернет», предпринимать попытки выяснять место пребывания лица, подвергшегося насилию, если это лицо находится в месте, неизвестном нарушителю. Неисполнение защитного предписания влечет ответственность, установленную законодательством РФ.

Нарушители обязаны участвовать в профилактических мероприятиях, получить вынесенные в их отношении защитные предписания, соблюдать установленные запреты.

В законопроекте приводится перечень субъектов профилактики семейно-бытового насилия, а также определены их полномочия в осуществлении мер профилактики.

Полный текст законопроекта, подготовленного членами Совета Федерации и депутатами Государственной Думы, опубликован на сайте Совета Федерации для общественного обсуждения.

Проект закона о профилактике семейно-бытового насилия

Обсуждение концепции законопроекта на официальном сайте Совета Федерации, как и было предусмотрено, продолжалось две недели.

Дискуссия вызвала значительный интерес со стороны общества. Поступило 11 186 комментариев, представляющих различные точки зрения. Все они будут проанализированы, конкретные предложения по корректировке концепции законопроекта будут переданы рабочей группе на рассмотрение.

Благодарим за проявленный интерес. Планируем продолжить практику общественного обсуждения социально значимых законодательных инициатив на официальном сайте Совета Федерации.

Народ пришел в ужас от нового законопроекта о семейно-бытовом насилии

29 ноября на сайте Совета Федерации опубликовали текст законопроекта о «семейно-бытовом насилии». Граждане ознакомились с ним — и не смогли сдержать возмущение.

Не все понимают, зачем нужен отдельный законопроект, ведь наказание за любое насилие уже есть в действующем законодательстве РФ.

«Пусть сторонники принятия закона почитают действующий УК РФ, ст. 105, 115, 117, 119 для начала. По данным МВД в последние годы происходит постоянное снижение насилия. А для дальнейшего сокращения необходимо восстановить то, что было разрушено: вытрезвители, лечебницы», — написал Владимир (орфография и пунктуация авторов сохранены).

Некоторые сразу увидели возможности злоупотреблений — например, если жена решит выгнать своего мужа из дома, применив к нему «судебно-защитное предписание».

«Принудительное выселение))) Огонь! Согласно закону в никуда не могут выселить — должны предоставить жилье! Согласно конституции каждый гражданин имеет право на получение жилья — как вы пишите законы, которые могут нарушить конституцию? В правительстве никто не знает, что есть Конституция РФ?».

Другие отмечают, что привлечение в дело третьей стороны в виде НКО выглядит достаточно сомнительно. Также не до конца ясно, что собой представляют некоммерческие объединения. Ведь по закону они не должны проходить никакие аккредитации и проверки. Получается, что вопросы семьи смогут решать любые люди, даже уголовники или педофилы.

Alex Miklas отмечает: «Обязанность НКО по примирению» — это означает только то, что договариваться о стоимости «примирения» и условиях оплаты «примирения» придётся не только с «жертвой насилия», но и с НКО».

«НКО, признанные иностранными агентами и наши некоторые депутаты ГД и СФ проталкивают данный закон, который окончательно разрушит семью, даст возможность отбирать квартиры у их собственников, похоронит понятие презумпции невиновности. Данные по семейному насилию, которые приводит центр «Анна“ — иностранный агент не просто завышены, а чудовищно лживы и эти данные потом тиражируют наши «правозащитники». По их данным в семье в 2015 г. погибло 14 000 женщин, а по данным МВД всего погибло 9 800, включая ДТП, ошибки врачей и т. д. В семье погибло 304 женщины. Это о лживости таких персонажей, как упомянутая, Шульман», — написал пользователь Владимир.

Читайте так же:  Алсу личная жизнь муж дети развод

Люди справедливо интересуются, что будет с семьей после вмешательства, которое допускается законопроектом о СБН.

Иван И.: «Отличный закон, открывающий двери в любую семейную жизнь для шантажа».

Алена Р.: «У благополучных семей будут отбирать детей и недвижимость».

Владимир Ф.: «В нынешнем законодательстве достаточно механизмов, чтобы защитить пострадавших. Закон о СБН несет в себе совсем другие цели, а именно узаконить феминизм и гендерную идеологию, а значит закон о СБН АНТИСЕМЕЙНЫЙ, направлен на разрушение семьи и вместе с этим государства в целом»!

Юрий Б.: «После вступления в силу данного Закона, покажите мне мужика кто сам пойдёт в ЗАГС, или захочет иметь ребёнка.))) Вырождение страны не за горами!»

Граждане недоумевают, что законотворцы имеют в виду, говоря о психологическом насилии. В опубликованной редакции не дается определения психологическому насилию, а его лишь включают в состав понятия «семейно-бытовое» насилие. Это дает волю для его интерпретаций в корыстных интересах. В комментариях люди хоть и утрируют, но передают суть серьезной проблемы.

Антон Егоров: «Вынеси мусор» — «Отстань, дай футбол посмотреть» — это относится к «бездействию, вызывающему психические страдания»?

Serg Nik: «Если оставят в законе причинение «психического страдания“ — жёнам капут! ;)».

akerensky: «Жена напишет заявление на физическое насилие, а муж — на психологическое. Как будет выкручиваться фемида? Кому выписывать охранный ордер»?

Алена Р.: «Интересно, а по новому закону: ребенок, шлепнутый по попе, за шалость или непослушание — это жертва домашнего насилия»?

Ирина Б.: «Почему именно домашнее насилие? Существует просто насилие. Вот, например, попросил ребенка помыть за собой тарелку, а он не согласился и ты не разрешил ему пойти на улицу с друзьями — это уже насилие… Мужа почистить картошку, а он не захотел и ты ему обед не сварила — тоже насилие… Тогда надо принимать Закон о насилии в лифте, Закон о насилии парках и скверах, Закон о насилии на работе и других общественных местах… Вот видите, сколько можно принять законов. А чем плохи те законы, что у нас есть»?

Заявление Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства в связи с обсуждением проекта Федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации»

29 ноября 2019 года Совет Федерации опубликовал для общественного обсуждения законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации». Ознакомившись с его текстом, Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства считает необходимым заявить следующее:

1. По нашему мнению, законопроект содержит целый ряд правовых дефектов, что делает его принятие недопустимым. Его нормы:

– противоречат общепризнанным правовым принципам разумности, справедливости и равенства, а также общеизвестному принципу «разрешено все то, что не запрещено законом», вступая тем самым в противоречие с основаниями российского права;

– нарушают конституционное требование правовой определенности, что создает «возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит — к нарушению принципов равенства и верховенства закона» [1] ;

– при применении на практике могут привести и приведут к грубому и массовому нарушению прав граждан и семей, защищаемых Конституцией Российской федерации, нормами российского и международного права, таких как:

  • право на неприкосновенность жизни, личную и семейную тайну [2] ;
  • право на защиту информации о частной жизни граждан (и семей) [3] ;
  • право на частную собственность и свободу пользования ею (включая право не подвергаться лишению собственности иначе, чем по решению суда) [4] ;
  • право на жилище (включая право не подвергаться произвольному лишению жилища) [5] ;
  • право на конституционную презумпцию невиновности [6] ;
  • право на конституционную защиту семьи, материнства и отцовства (включая конституционную презумпцию добросовестности родителей) [7] ;
  • право на свободное воспитание детей родителями в соответствии со своими убеждениями и национальными традициями [8] ;
  • право на уважение к семейной жизни и т.п.

– содержат положения явно коррупциогенного характера (коррупциогенные факторы в смысле, определенном ст. 1 ч. 2 Федерального закона от 17.07.2009 N 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов») [9] , что «создает условия для проявления коррупции» [10] .

Фактически, законопроект направлен на создание новой системы правовых норм, параллельных существующим нормам уголовного законодательства и законодательства об административных правонарушениях (защищающим граждан от реального противоправного насилия).

Эта новая система правовых норм предполагает существенное поражение граждан в их правах (в том числе семейных), сравнимое с ограничениями, налагаемыми на преступников и людей, совершающих административные правонарушения, и даже их превосходящее. При этом она исходит из фактической презумпции виновности лиц, объявляемых «нарушителями», не предполагает для них никаких процессуальных гарантий, стандартов доказывания предполагаемой вины. Это представляется совершенно недопустимым.

В силу неопределенности норм законопроекта практически любое нормальное человеческое действие может быть признано «семейно-бытовым насилием», любой совершеннолетний человек может быть произвольно объявлен «нарушителем» и подвергнуться «мерам профилактики» имеющим откровенно репрессивный характер.

2. Наряду с этими правовыми дефектами, законопроект содержит серьезные концептуальные дефекты, делающие его несовместимым с традиционными российскими духовно-нравственными ценностями.

В частности, он имеет явную антисемейную направленность, умаляя права и свободы людей, избравших семейный образ жизни, рождение и воспитание детей в сравнении с остальными. Несправедливо обременяя семейных людей и родителей, законопроект, тем самым, фактически вводит особое «наказание за семейную жизнь».

Такой подход выглядит крайне странным в ситуации, когда на государственном уровне делаются заявления о необходимости решения демографических проблем, повышения рождаемости, защиты и укрепления семьи, возрождения традиционных семейных ценностей.

Законопроект создает условия для разжигания внутрисемейных конфликтов, в частности «бракоразводных войн» (в которых положения аналогичных законов широко используются в зарубежных странах). Предлагаемые им подходы и его расплывчатые нормы неизбежно поведут к уничтожению нормальных семейных и родственных отношений, природа которых предполагает опору на взаимное доверие и уважение.

Читайте так же:  Налоговый вычет раздел имущества

Создается ситуация, когда каждый сможет в любой момент, без реальных оснований, воспользоваться возможностями системы «профилактики семейно-бытового насилия» против своих близких. В такой ситуации межличностными отношениями начинают править не доверие и взаимопомощь, не любовь и уважение, а взаимный страх и подозрительность. Все, что сказано или сделано в семье, между близкими людьми в любой момент может быть использовано ими друг против друга. Такая ситуация разрушительна для семейного образа жизни и традиционных семейных и духовно-нравственных ценностей.

Помимо этого, в сочетании с уже существующими нормами российского законодательства (некоторые из которых далеко не совершенны), законопроект создает новые возможности для произвольного отстранения родителей от воспитания детей, разлучения детей и родителей [11] .

Положения законопроекта противоречат основам российского семейного права, а также Концепции демографической политики РФ на период до 2025 года [12] и Концепции семейной политики в РФ на период до 2025 года [13] , которые указывают на необходимость укрепления семьи, сохранения традиционных семейных ценностей, повышения авторитета родителей в семье и обществе [14] .

Это крайне опасно, поскольку, как справедливо отмечает Конституционный Суд РФ, «семья, материнство и детство в их традиционном, воспринятом от предков понимании представляют собой те ценности, которые обеспечивают непрерывную смену поколений, выступают условием сохранения и развития многонационального народа Российской Федерации, а потому нуждаются в особой защите со стороны государства» [15] .

3. Особую озабоченность вызывает то, что многие соавторы и сторонники законопроекта добиваются его принятия, широко используя заведомую ложь. Наш народ убеждают, что российская семья – это просто мрачный застенок и пыточная камера для женщин и детей. Чтобы создать это впечатление, распространяются данные, которые выдаются за статистику, но, в действительности, не имеют под собой никаких реальных оснований.

Нас пытаются уверить, что в России 40% тяжких преступлений совершаются в семьях, что ежегодно 14 тысяч женщин убивают мужья, что каждый год от семейного насилия страдают 16 миллионов женщин и т.п. Но при внимательном изучении оказывается, что эти данные слабо или вообще никак не связаны с реальностью [16] .

С помощью подобных ложных утверждений неблагонамеренные люди манипулируют общественным мнением, воздействуя на эмоции доверчивой публики. Они старательно создают у общества впечатление, что брак и семья – это зло, источник угрозы и опасности для женщин и детей. Между тем хорошо известно, что это неправда. Реальные статистические данные убедительно показывают, что брак и основанная на нем семья – это основная защита женщин и детей от всех реальных угроз, с которыми они могут столкнуться.

Добиваясь принятия закона о профилактике именно «домашнего» или «семейно-бытового насилия», эти люди игнорируют реальные причины настоящего насилия. Между тем, они хорошо известны – это кризис нравственного сознания, невнимание к традиционным семейным и духовно-нравственным ценностям (и пропаганда, откровенно направленная против них), потребительское отношение к жизни, а также связанные со всем этим эрозия семейного образа жизни, алкоголизм и наркомания. Повышают риски реального насилия и стрессовые факторы – такие, как стесненные жилищные условия семей и экономические потрясения.

Видео (кликните для воспроизведения).

Вместо решения реальных проблем общественность убеждают, что источник насилия – дом и семья. Собственно именно ради этого исторически понятия «домашнего» и «семейного насилия» и были сконструированы представителями радикальных антисемейных идеологий, таких, как феминизм, которые сознательно ставили перед собой цель деконструкции семьи, семейной жизни и всех связанных с ними традиционных ценностей. Использование подобных понятий лишь затрудняет понимание и анализ реальных причин социальных проблем.

Антисемейная пропаганда не поможет решить эти проблемы, снизить количество насильственных преступлений и правонарушений в быту, в том числе и семейном, по-настоящему защитить их жертвы. Напротив, она содействует росту уровня насилия в обществе, подрывая его основу – семью. Такого рода пропаганда безнравственна, разрушительна и опасна не только для общественной жизни, но и для национальной безопасности.

4. На этом фоне не вызывает удивления тот факт, что предлагаемый законопроект активно поддерживают организации, связанные с радикальными антисемейным идеологиями («ЛГБТ»-идеология, феминизм), а также значительное количество организаций, официально получающих иностранное финансирование. В его поддержку также активно выступают некоторые средства массовой информации и международные структуры, не скрывающие антироссийского характера своей деятельности.

При этом представители множества организаций, работающих в сфере защиты семьи и прав родителей, традиционных российских духовно-нравственных ценностей, обеспокоены этим законопроектом и считают недопустимым его принятие. Считаем, что законодателям следует обратить внимание на их позицию [17] .

5. Как отмечают специалисты, предлагаемые законопроектом меры неэффективны в предотвращении реального противоправного насилия. Опыт зарубежных стран показывает, что они едва ли способны предотвратить преступные действия, одновременно приводя к массовому нарушению прав невиновных, законопослушных граждан[ 18] .

Действительно существующие в обществе проблемы, связанные с реальными насильственными преступлениями и правонарушениями, необходимо решать совершенно иными методами. Эти методы должны соответствовать принципам справедливости и разумности, традиционным российским семейным и духовно-нравственным ценностям, нашей культуре. Они должны быть свободны от влияния антисемейных идеологий, не наносить вреда семье и не нарушать основополагающие права родителей.

Учитывая все сказанное, очевидно, что законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» неприемлем как с правовой, так и с концептуальной точки зрения. Патриаршая комиссия просит законодателей отказаться от его рассмотрения и принятия.

Закон о профилактике домашнего насилия прошел парламентские слушания

Какие меры предлагается применять в отношении агрессора?

Работа с агрессорами ложится преимущественно на полицейских. С нарушителем должны будут провести профилактическую беседу, в ходе которой полицейский будет выяснять причины его поведения, разъяснять возможные последствия и убеждать в необходимости законопослушного поведения.

Если полиция установит факт совершения домашнего насилия, выписывается защитное предписание — с согласия пострадавших. Этот документ может запретить совершать семейно-бытовое насилие, вступать в контакт с пострадавшим или пытаться выяснить его местопребывание. Срок действия защитного предписания — 30 суток, но может быть продлен до 60. На этот период агрессора должны поставить на профилактический учет и контроль — наблюдать за его поведением. Согласно предлагаемым поправкам в КоАП, идущим «в пакете» с законопроектом, за нарушение предписания предусмотрен штраф в размере до 3 тыс. рублей или арест до 15 суток.

Читайте так же:  Доверенность на ребенка без сопровождения

Если есть опасения, что обычное предписание не позволяет обеспечить безопасность пострадавшего, полиция может обратиться в суд за судебным защитным предписанием. Оно предусматривает те же ограничительные меры, а также может обязать нарушителя пройти специализированную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с пострадавшими (при условии, что у него есть возможность проживать в ином жилом помещении), вернуть пострадавшим их личное имущество и документы. Судебный ордер выдается на срок от 30 суток до одного года. За его нарушение грозит штраф до 5 тыс. рублей, арест до 15 суток или обязательные работы.

Как планируется помогать пострадавшим?

Пострадавшие от семейно-бытового насилия смогут обращаться в полицию с заявлением. Его должны принять, рассмотреть и, если нужно, направить человека в медицинские организации или кризисные центры. Также пострадавшие могут прийти за помощью в органы соцзащиты, кризисные центры, центры психологической помощи или медицинские учреждения. Эти организации должны будут сообщить в полицию о фактах семейно-бытового насилия, если у них есть соответствующие подозрения. Этот пункт депутаты Госдумы во время обсуждения проекта называли спорным, отмечая, что без желания потерпевшего нельзя обращаться в полицию, так как это может нарушить его права.

В специализированных центрах для пострадавших должны разработать индивидуальную программу, в соответствии с которой они смогут получить социально-бытовые, психологические, медицинские, правовые, экономические и педагогические услуги. Создание таких центров поддержала уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. «Есть очень хорошее положение о кризисных центрах, куда может жертва насилия, будь то женщина или мужчина, ребенок или старик, прийти в момент конфликта и получить и финансовую поддержку, и помощь психолога, и просто секунды тишины, чтобы осмыслить всю ситуацию», — сказала она.

Зачем нужен закон о профилактике семейно-бытового насилия?

По данным исследования, проведенного Санкт-Петербургским государственным университетом (СПбГУ) по заказу Госдумы, каждый 40-й опрошенный в течение последнего года страдал от насилия, примененного членом семьи. Жертвами в 75% случаев становятся женщины. О пережитом в детстве насилии рассказали 16% респондентов. Как правило, пострадавшие не получают необходимой защиты, что приводит к усугублению ситуации, к убийствам.

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявляла, что правительство и российский парламент считают, что в РФ нужны дополнительные меры по борьбе с домашним насилием. «Закон о профилактике насилия — это, если хотите, выражение государственной политики, необходимость бороться с этим злом, социальными пережитками. Это формирование в обществе неприятия любых форм насилия», — сказала она.

Что такое семейно-бытовое насилие?

Как следует из текста проекта, под семейно-бытовым насилием подразумевается угроза или деяние, которое причиняет физическое или психическое страдание или наносит имущественный вред. При условии, что это деяние не содержит признаки административного правонарушения или уголовного преступления.

Под агрессорами в проекте понимаются только совершеннолетние. Под пострадавшими — бывшие и нынешние супруги; близкие родственники; те, кто связан общим ребенком; проживающие вместе и ведущие совместное хозяйство лица, связанные свойством.

Что такое профилактика бытового насилия и кто за нее будет отвечать?

Как следует из текста проекта, предполагается создание системы, которая должна выявлять факты домашнего насилия, не подпадающие под статьи КоАП и УК, защищать пострадавших и привлекать к ответственности агрессоров, устранять причины и условия возникновения бытового насилия. Также планируется информировать население о недопустимости домашнего насилия и о помощи, которую могут получить пострадавшие.

Система профилактики должна затронуть органы исполнительной власти всех уровней, полицию, прокуратуру, органы соцзащиты, медицинские и общественные организации, уполномоченных по правам человека и по правам ребенка.

Заявление может подать только пострадавший?

Нет. За помощью может обратиться и законный представитель пострадавшего (если тот несовершеннолетний, например).

Полиция должна будет отреагировать и если сам полицейский установил факт или угрозу совершения семейно-бытового насилия, и если соответствующие данные поступили от органов власти различных уровней или организаций, и если есть обращение гражданина, которому стало известно о свершившемся факте или угрозах семейно-бытового насилия в отношении лиц, находящихся в беспомощном или зависимом состоянии. А также если есть решение суда.

Рабочая неделя в Госдуме началась с парламентских слушаний на тему семейно-бытовых отношений и преступлений в этой сфере.

Софья Русова

Слушания организовал Комитет по контролю и Регламенту и Комитет по вопросам семьи, женщин и детей, активно занимающийся разработкой законопроекта «Об основах системы профилактики домашнего насилия в Российской Федерации». Сам законопроект обсуждался до этого на круглых столах, конференциях, дебатах, в СМИ и становился предметом ругани в социальных сетях.

По данным социологов, которые представили свои доклады в Госдуме, жертвами насилия в семье в большинстве случаев — до 75% — становятся женщины. Когда речь идет о супружеском насилии, их доля достигает 91%. Если бы закон был уже принят, вероятно, судьба сестер Хачатурян, как и тысяч других, но не получивших известности женщин, сложилась иначе.

И тем не менее, как рассказала депутат Татьяна Плетнева, открывшая слушания, в комитет поступило порядка 300 писем против закона о домашнем насилии, и всего 100 в его поддержку. Правозащитники отмечают, что такая активность связана с тем, что долгие годы государственными структурами поддерживаются движения, позиционирующие себя как патриотические, антизападные и православные одновременно. «Среди них немало агрессивных и невежественных людей, которые даже не читая закона, его осуждают», – рассказал один из участников слушаний.

Активно ведут себя члены Всероссийского Родительского Сопротивления: ходят по всем круглым столам и общественным мероприятиям, рассказывая о ужасах западного мира и о том, как закон может разрушить традиционные семейные ценности и стать «серьёзной угрозой национальной идентичности и безопасности» .

Насилию дали определение

Адвокат, руководитель Центра помощи пострадавшим от домашнего насилия Мари Давтян, выступившая на слушаниях с докладом рассказала, что законы против домашнего насилия существуют в более чем 100 странах мира. Россия – одна из последних стран как в Совете Европы, так и в СНГ, которая еще не приняла своего.

«Домашнее насилие – это системная проблема и решать ее нужно, создавая систему профилактики, которая будет включать в себя и необходимые определения, чтобы не было разночтений у правоприменителей, а также механизм межведомственного взаимодействия для того, чтобы полиция, социальные службы и медицинские организации могли работать вместе как по каждому частному случаю на местах, так и в целом на федеральном уровне. Закон должен оградить потерпевших от новых случаев домашнего насилия защитными предписаниями», – отметила адвокат.

Читайте так же:  Алименты подавала какое время

В законопроекте разработана система мер профилактики домашнего насилия, организация защиты, даны определения основным понятиям.

В частности, определены виды насилия, которым подвергается человек. В качестве меры защиты предполагается введение института защитного предписания сроком от одного месяца до двух, когда на время его действия лицо, в отношении которого оно вынесено, ставится на профилактический учет органами внутренних дел и за ним осуществляется контроль. Защитным предписанием в соответствии с законом лицу, в отношении которого оно вынесено, запрещается: 1) совершать домашнее насилие 2) преследовать пострадавшего 3) предпринимать попытки выяснять место пребывания лица, пострадавшего от домашнего насилия, если это лицо находится в месте, неизвестном лицу, в отношении которого вынесено защитное предписание. Также, согласно законопроекту, государственные соцработники обязаны незамедлительно и бесплатно предоставлять по просьбе пострадавшего временное жилое помещение. Большое внимание в законе уделяется и вопросам организации помощи в социальной адаптации пострадавшим от домашнего насилия.

16 раз писала заявления о побоях

Мари Давтян рассказала, что в год в Центр помощи пострадавшим от домашнего насилия при Консорциум женских НПО, которым она руководит, поступает более 1200 обращений от пострадавших: «Я хочу обратить внимание на то, что наша практика свидетельствует о том, что проблема домашнего насилия – эта масштабная проблема, которую сегодня невозможно решить за счет существующих механизмов. Конечно, конфликты бывают в каждой семье, но тут речь идёт не о них, а именно о систематическом насилие со стороны более сильного по отношению к более слабым. Чаще всего его жертвами становятся женщины, дети и пожилые люди».

Адвокат отметила, что 97% пострадавших, которые обратились в полицию, не получили от полиции помощи: «Это далеко не всегда связано с тем, что полицейские имеют определенное предубеждение к этим делам и не имеют специальной квалификации (хотя эта проблема тоже существует), но сегодня полицейским чаще всего просто нечем помочь потерпевшим. Полицейские признают, что у них нет никаких реальных механизмов защиты пострадавших в ситуациях, когда риск повторного насилия очевиден, но само насилие еще не произошло. Пока нет механизма защитных предписаний, которые могли бы оградить пострадавших от новых случаев насилия, полиция просто вынуждена ждать, когда вместо побоев, которые наказываются в административном порядке, произойдет преступление и будет причинен вред здоровью. Так, например, в прошлом году в Перми, мужчина ранее привлекавшийся к ответственности за побои забил свою пожилую мать до смерти. До этого женщина 16 раз писала заявления о побоях в полицию».

Говоря об определенных мифах, которые распространяются вокруг законопроекта адвокат отметила, что закон против домашнего насилия не имеет никакого отношения к ювенальной юстиции и направлен на другое: он никак не изменяет существующей сегодня системы работы органов опеки и не дает им никаких полномочий.

По словам других экспертов, опасаться массовых злоупотреблений в случае если закон будет принят не стоит. Российская практика жестко карает за ложные доносы, а перспектива спасения жизни человека намного важнее исключительных случаев возможных манипуляций с законом. Безусловно, критика закона в предлагаемом варианте высказывается со стороны некоторых адвокатов. Например, адвокат Алексей Скляренко в интервью «Бизнес ФМ» отметил, что возникает вопрос будут ли правоохранительные органы действительно этими делами заниматься и что делать, если агрессор не будет выполнять предписание. Адвокат из Казани Надежда Муратова высмеяла определение «экономического насилия», назвав его «шедевром». При этом отметим, что в Стамбульской конвенции (международное соглашение Совета Европы против насилия в отношении женщин и насилия в семье) принятой в 2011 году экономическое насилие признается одной из форм домашнего насилия.

«Меня некому было защищать»

Дети, девочки и девочки- подростки часто терпят и скрывают акты насилия в отношении них, которые совершаются дома, в школе, кружках, в компаниях друзей и просто на улице. Говорить о произошедшем не просто даже многие годы спустя.

Алиса (имя изменено) несколько лет подвергалась сексуальному домогательству со стороны старшего брата. Хотя прямого полового контакта между ними не было, осознать произошедшее и признать то, что в отношении нее было совершено, она смогла только к тридцатилетнему возрасту. С братом она не общается, а на вопрос, почему она не рассказала хотя бы маме, ответила, что однажды попыталась, но мама ей не поверила, посчитав это выдумкой.

Елена, которой сейчас больше 40 лет, дважды за один день была изнасилована – в парке и в подъезде своего дома. Заявление в полицию Елена не написала, посчитав, что огласка может повредить ее карьере учительницы.

Еще одна история – это история девочки из хорошей и любящей семьи. В 16 лет Оксана (имя изменено) познакомилась с молодым человеком на 6 лет ее старше. Через какое-то время он пригласил ее в гости, она приехала. Были разговоры, музыка и алкоголь. Оксана была девственницей и не хотела вступать в половые отношения с этим человеком. Она была изнасилована и избита. «Натягивая брюки на свои ноги в кровоподтеках я думала не о себе, а что скажу родителям. Я считала себя виноватой. Он несколько раз мне повторил, что «я сама к нему пришла». Это сейчас я понимаю, что его вообще нужно было посадить. Но я тогда ничего этого не понимала. Прошло немало времени, но я до сих пор не могу рассказать этого родителям и я до сих пор не могу полюбить себя. Думаю, тот эпизод пагубно сказался на мне: я осознаю, что у меня заниженная самооценка, у меня были проблемы в отношениях с мужчинами. Мне не хотелось жить, потому что я не знала, кто бы мог меня защитить».

Необходимость принятия закона, который бы защищал от домашнего насилия любого члена семьи обсуждается много лет, однако сейчас у него есть все шансы быть принятым: в Совете Федерации заявили, что до первого декабря будет подготовлен итоговый вариант регулирующего текста о профилактике домашнего насилия.

Читайте так же:  Строительство домов из бруса за материнский капитал

В конце дня в официальном аккаунте Госдумы во Вконтакте прошло голосование “Нужен ли закон о профилактике домашнего насилия”. По итогам его голосования “за” высказалось 87 %. Осталось немногое — чтобы депутаты Госдумы его приняли.

Опубликован законопроект о домашнем насилии. Что он предлагает?

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл высказал свое мнение о законопроекте о профилактике семейно-бытового насилия. Базовую версию проекта ранее опубликовал Совет Федерации. В течение двух недель сенаторы собирают отзывы и замечания. Рассказываем, какие положения содержатся в законопроекте сейчас.

Кто и почему критикует опубликованный проект?

Некоторые члены рабочей группы по подготовке законопроекта принципиально не согласны с отдельными положениями представленной версии. Депутат Госдумы Оксана Пушкина отметила, что главное замечание — в том, что предложенное определение семейно-бытового насилия не включает деяния, содержащие признаки административного правонарушения или уголовного преступления, то есть все виды физического насилия. И если пострадавшего избили, он не сможет рассчитывать на защитные меры.

Вопросы у соавторов вызывает и мягкость санкций за нарушение агрессором защитного предписания. «Штраф 1–3 тыс. рублей — это бездейственная санкция для такого рода правонарушения. Нарушителю проще будет заплатить и избить жертву снова либо не платить вообще, потому что денег нет», — сказала она. Третье замечание — в числе возможных пострадавших не указаны сожители, которые не связаны свойством. То есть на защиту не смогут рассчитывать люди, состоящие в незарегистрированном браке.

Другая соавтор законопроекта Мари Давтян отметила, что предложенные этим проектом меры не просто неэффективны, но и бесполезны — отчасти из-за невозможности применить их в случае физического насилия. «В ситуациях семейно-бытового насилия особенно важна защита пострадавших и оказание им поддержки (социальной, психологической и т.п.) в период подачи потерпевшим заявлений о правонарушении/преступлении, а также в период проверки указанных заявлений. А исходя из предложенной формулировки, он лишается возможности воспользоваться мерами предлагаемого проекта закона», — написала она.

В принципе против законопроекта выступают несколько общественных организаций, которые считают, что он угрожает традиционным духовно-нравственным ценностям и традиционным семьям, превращает семью в «зону вражды». Они проводили митинги в защиту своей позиции.

Русская православная церковь осуждает насилие в семье, но с сомнением относится к законопроекту. Патриарх Кирилл назвал опасной тенденцию, когда «некоторые пытаются под видом борьбы с семейным неблагополучием узаконить вторжение в семейную жизнь сторонних сил, общественных или государственных организаций, или каких-либо добровольцев, которые якобы призваны помочь урегулировать положение в семье».

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия: общественные слушания

Эксперты опасаются, что проект закона может стать ударом по институту семьи

В Общественной палате РФ 30 октября состоялись общественные слушания на тему «Проблемы насилия в семье в свете общественной безопасности», участники которых обсудили аргументы за и против принятия законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия.

По словам первого заместителя председателя Комиссии Общественной палаты РФ по безопасности и взаимодействию с ОНК Владимира Винницкого, число насильственных преступлений в семейно-бытовой сфере начиная с 2015 года по настоящее время сократилось почти на четверть.

«Наш народ начиная со Средних веков строго подходил к этому вопросу. Наказания за побои членов семьи были введены уже в Уложении от 1649 года. С 1845 года за семейные побои отправляли на каторгу на четыре — шесть лет, с 1903 года — на восемь лет. Побои по отношению к старшим членам семьи карались строже», — пояснил он.

Член Комиссии Общественной палаты РФ по общественному контролю и взаимодействию с общественными советами Людмила Виноградова указала на то, что Уголовный кодекс РФ содержит не менее 40 составов преступлений, отнесенных разработчиками законопроекта к семейно-бытовому насилию. А Федеральный закон «Об основах системы профилактики правонарушений в РФ» содержит гораздо больше профилактических мер, чем зарубежные образцы, сказала член ОП РФ.

Главный эксперт-специалист Главного управления по обеспечению охраны общественного порядка и координации взаимодействия с органами исполнительной власти субъектов РФ МВД России Анатолий Карев сообщил, что проблема профилактики домашнего насилия зациклена на органах МВД, ею занимаются участковые уполномоченные полиции. Колоссальная нагрузка на сотрудников полиции сказывается на качестве проводимой работы, утверждает он.

Кроме того, не достигнуто взаимопонимание с Минздравом России, учреждения которого не предоставляют информацию органам полиции о лицах, состоящих на учете по поводу алкоголизма, наркомании, страдающих психическими заболеваниями; такая информация поступает только при возбуждении уголовного дела, то есть тогда, когда меры профилактики применять поздно, рассказал Карев.

Заместитель руководителя Федеральной службы государственной статистики Марина Сабельникова развеяла миф об отсутствии какой бы то ни было официальной статистики по насилию в отношении женщин, разъяснив, что в Росстате есть полная статистика по работе МВД России, в том числе в отношении отдельных категорий граждан, являющихся потерпевшими от преступлений с насильственными действиями. По ее словам, число преступлений в отношении женщин уменьшается: только за последние два года их количество сократилось в два раза.

Адвокат Анна Швабауэр представила свой доклад о применении законов о профилактике домашнего насилия в США, Испании, Швеции. По ее словам, с введением подобного закона появляется параллельное уголовное право, но без всех гарантий и принципов уголовного права. С точки зрения практики — это удобный способ отобрания детей, собственности, почва для коррупции, с точки зрения профилактики насилия — это ничто, убеждена Швабауэр.

Член Общественной палаты Московской области Людмила Тропина уверена, что проблема с профилактикой домашнего насилия не будет решена путем принятия нового закона. По ее мнению, нужен комплексный подход к профилактике и алкоголизма, и наркомании, кроме того, необходимо пересмотреть подходы к оказанию психиатрической помощи.

Видео (кликните для воспроизведения).

Эксперты сошлись во мнении, что, несомненно, профилактика и предупреждение домашнего насилия заслуживают поддержки. Однако они опасаются, что меры, предусмотренные в законопроекте, могут нанести серьезный удар по институту семьи.

Источники

Закон об основах профилактики домашнего насилия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here