Женщина умерла от домашнего насилия

Мы подготовили ответы на вопросы по теме: "Женщина умерла от домашнего насилия" с комментариями специалистов. Уточнить данные на 2020 год можно у дежурного консультанта.

О женщинах, «гибнущих в России», или Как манипулировать статистикой

Перерыв, взятый западной прессой в увлекательном деле «покажи, как в России ненавидят женщин», кончился. Европейские СМИ вновь взялись за свое, стремясь шокировать читателя умопомрачительными цифрами «антиженской» преступности в РФ, временами переходя с «десятков тысяч погибших за год» на «миллионы пострадавших».

Понятно, что проблема бытового насилия существует. Но, между прочим, не только в России. Если внимательно присмотреться к статистике «сторонников европейских ценностей», то в их государствах все далеко не так гладко, как они пытаются представить, старательно замалчивая негативные моменты и тенденции. Именно об этом — размышления, помещенные ниже. Не по принципу «Европа, сама ты дура!», а с дружеским советом: «Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться?» Совет, кстати, не новый — великий русский литератор И.А. Крылов дал его еще в 1815 году (см. басню «Зеркало и обезьяна»), но почему-то наши западные «партнеры» упорно им пренебрегают.

Проговорившиеся

Вступление я бы хотел начать с нелирического отступления. Почему — в процессе чтения станет ясно. Но без этого отступления — никак.

Выборы мне нравятся не за то, что это «высшее проявление демократии» и возможность для рядового гражданина (ленинской кухарки, например) хоть чуть-чуть поуправлять государством, голосуя за того или иного политика. Выборы стоит ценить за имеющийся перед ними период агитации. Не за бессчетное количество обещаний, отдаваемых в это время, а за желание политических партий и спорящих за место под политическим солнцем персон выглядеть лучше конкурентов. Что оборачивается возникновением момента истины, возможно не одного. Не всегда планируемого и не обязательно для кого-то приятного.

Прошедшие полгода назад выборы в европарламент не стали исключением: за несколько дней до голосования испанские кандидаты в европарламентарии здорово поцапались в прямом эфире главного телевизионного канала RTVE, сделав достоянием общественности цифры, которые в обычное время стараются если не полностью замалчивать, то, по крайней мере, сильно занижать. Чтобы соблюдение европейских ценностей не выглядело настолько плохо, как это есть на самом деле.

Выметенный из евроизбы сор (не буду останавливаться на его деталях — не хочу грузить читателя статистикой, которая для рассматриваемой в настоящий момент темы не является ключевой) испанским, немецким и французским СМИ замести под «половичок у входной двери» уже не получится — интернет помнит все. Но можно вывести нечаянно слетевшее с языка и сменившее таким образом категорию «для служебного пользования» на «доступное для всех» из теледискуссий и пресс-дебатов, переведя стрелки на «дежурного виноватого во всем, что случается плохого в мире». На Москву, Кремль и Путина. Именно поэтому в последние полгода наши западные «партнеры» с новой силой озаботились темой семейных отношений в России, вовсю стремясь рассказывать всем и каждому, насколько ужасно положение женщин в «восточном колоссе». Государстве, где мужики, судя по репликам европейских борцов за равноправие и воинствующих феминисток, все свободное (да и несвободное тоже) время проводят, избивая, насилуя и убивая представительниц прекрасного пола. Причем акция, названная последней, происходила в среднем 1 раз в 63 минуты.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Был, правда, в этом бесконечном процессе обличения у западных партнеров небольшой перерыв, пришедшийся на июль-август 2019-го. То ли по причине вновь вспыхнувших дебатов собственно в России, то ли из-за периода летних отпусков у импортных пропагандистов и агитаторов. Но, по всей видимости, силами российских феминисток и соросовских грантоедов ситуацию раскачать в достаточной степени не удалось и потому вернувшиеся к работе отдохнувшие европейские обличители, засучив рукава, вновь взялись за дело.

На днях французская Le Monde Diplomatique, зацепившись за «дело трех сестер» (Ангелины, Кристины и Марии Хачатурян, убивших своего отца) вновь взялась жонглировать цифрами, убеждая цивилизованный мир в том, «как у этих варваров все плохо», начав все с тех же данных об одной убиваемой в российской семье женщине каждые 63 минуты.

Константа «14 тысяч убитых»

Самая популярная цифра в иностранных СМИ по этой тематике — 14 тысяч. Именно такое количество ежегодно погибающих в России женщин от рук любовников, мужей и сожителей чаще всего фигурирует в данных, публикуемых инопрессой, грело душу западного общества на протяжении последних лет двадцати пяти. На фоне официальной статистики Германии, «локомотива Европы» по всем показателям, включая толерантность по отношению к насильникам в статусе беженца, выглядело просто умопомрачительно хорошо и запредельно контрастно. Там до недавнего (предвыборного) времени совершалось «не больше трех убийств и трех самоубийств женщин в неделю». На 82 миллиона населения — вполне приемлемо вроде бы.

Но в ходе избирательной кампании, когда у партий обнаруживаются свои собственные шкурные интересы, заставляющие их плевать на охрану евроценных принципов, вдруг на эту тему неприятная информация потекла, как из дырявого ведра.

«Каждая третья женщина в Европе от 15 лет и старше подвергалась домашнему или гендерному насилию. Каждую десятую пытались изнасиловать, а каждая двадцатая признается, что преступникам это удалось».

Ну да, звучали раньше изредка сообщения типа «зафиксировано, что 35% женщин в мире за год выступают объектами совершения или попыток совершения преступлений». Но тут же следовали и комментарии, в которых выделялось, что это — в мировом масштабе. То есть в «некоторых (варварских) странах этот процент поднимается под 70», а в других (цивилизованных европейских, разумеется) он «в несколько раз ниже среднего уровня».

И тут вдруг неожиданно выяснилось, что только изнасилованных по культурным, образованным и интеллигентным 28 (все еще) странам Евросоюза набегает под 1,3 миллиона. Конечно, ширнармассы могли бы о столь шокирующих показателях и не узнать, но… Предвыборные кампании не щадят никого и развязывают языки похлеще скополамина. И когда немецкие политики не находят лучшего способа для обеления имиджа собственной страны, чем обвинить испанских сожителей по ЕС в «криминальной распущенности, царящей в стране», то долго ждать ответки от ребят с Пиренейского полуострова, которым «за державу обидно», не приходится.

Журналисты из дотошного издания El Confidencial сумели довольно быстро добыть и выложить ошарашившие общественность данные Федерального ведомства уголовной полиции Германии (Bundeskriminalamt — BKA). Из которых следует, что только в 2017 году 113 965 немок подвергались со стороны «своих» мужчин насилию или угрозам применения оного, 147 были убиты и еще 149 совершили самоубийство по мотивам семейных неурядиц. Чтобы читатель не отрывался на поиски в Google, напомню, что население Германии составляет 82 миллиона человек. Калькулятор вам в руки — наверняка в дальнейшем возникнет желание посчитать проценты.

Это количество погибших в Германии женщин в сравнении с российской статистикой выглядело бы просто примером безопасности жизни немецких жен, дочерей, матерей и бабушек. При одном маленьком условии: если бы фигурирующая в иностранных СМИ статистика по России хотя бы приблизительно соответствовала действительности.

Читайте так же:  Матери одиночки воспитывают мальчика

Когда тысячи не впечатляют, переходим на миллионы

Откуда вообще растут ноги у цифры 14 тысяч убитых россиянок за год? Даже на фоне гуляющих по прессе данных Украины (600 в год) с учетом четырехкратного количественного превосходства российского населения над украинским такие показатели выглядят неправдоподобно.

Официальную статистику МВД по убийствам женщин в открытых источниках разыскать весьма проблематично. Впервые словосочетание «14 тысяч убитых женщин» увидело свет в 1994 году, когда, по данным МВД, в России «было зарегистрировано 32 286 убийств и покушений на убийство». Всего, а не исключительно «по семейным обстоятельствам». Но на эти «мелкие детали» почему-то ни СМИ, ни отдельные ответственные лица внимания не обратили. И пошло-поехало. 14 тысяч упоминала в своих выступлениях сенатор Екатерина Лахова, международная правозащитная организация Amnesty International, иностранные средства массовой информации, список которых займет не одну страницу (проявляющие наибольшую любвеобильность по отношению к России The Times, Deutche Welle, Le Monde, радио «Свобода» — в первых рядах).

1994 год был, как отмечалось в официальных документах МВД, «периодом всплеска преступлений против личности». Прошло 25 лет, за которые многое изменилось. Криминальная статистика тоже — показатели ее «скукожились» примерно в четыре раза. Но количество женщин, погибших в результате семейного насилия, в материалах, блуждающих по иностранным, да иногда и российским СМИ остается на редкость стабильным. Все те же 14 тысяч.

Это при том, что общее количество убийств и покушений на убийство в 2018 году, по статистике МВД, составило около 9 тысяч. Прямо «очевидное — невероятное» какое-то.

«У нас нет информации, отражающей реальное положение дел (в этой сфере), мы мечемся от родной цифры к другой. Общественные организации дают какую-то статистику, а у правоохранительных органов ее вообще нет», — признала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко.

После этих слов на Западе поняли, что по теме домашнего насилия в России можно вообще нести любой бред и настаивать на том, что это правда.

Почти тут же радио «Свобода» с удовольствием привело на своем русскоязычном сайте информацию из доклада Управления ООН по наркотикам и преступности, что «87 тысяч женщин в 2017 году стали жертвами убийств, совершенных их партнерами или родственниками». На Европу из этого количества пришлось 3 тысячи. Понятно, что из такой цифры хорошего скандала не раздуешь, поэтому «Свобода» от себя к докладу добавила, что, «по данным Росстата, в 2016 году от домашнего насилия в России пострадали 16 миллионов женщин». С такими данными уже не стыдно было раскручивать тему «семейного варварства в России».

Показатели, оказывается, взяты были совсем не с потолка, а получены в ходе интересных подсчетов, проведенных правозащитницей Аленой Поповой. Расклад такой: в России сегодня примерно 77,1 миллиона женщин. В возрасте от 16 и старше — 65,8 млн. 18% из них подвергаются вербальному насилию, 6% — физическому, 1% — сексуальному, утверждает Попова, «используя расчеты, сделанные на основе отчета «Репродуктивное здоровье населения России — 2011». Сколько представительниц прекрасного пола пострадало от косых взглядов мужей и женихов — неизвестно. Это, безусловно, недоработка общественниц.

Официальная статистика при этом утверждает, что в 2018 году от насильственных преступлений в семье пострадало (не умерло, а именно пострадало) 12 516 женщин. А если вспомнить, что на всю Европу (а в одном только ЕС проживает 510 млн человек) приходится всего три тысячи женщин, погибших в быту, то что же на долю России остается-то? И как это корреспондируется с заявлением Le Monde Diplomatic, приведенным выше?

Да, в общем-то, никак. Зато здорово укладывается в формулу «чем чудовищнее ложь, тем скорее в нее поверят.

Сторонники гипотезы «в России все плохо, женщину вообще за человека не считают», обычно козыряют фразой «большинство пострадавших от насилия в семье в полицию не обращаются». По данным международной организации Human Right Watch, таких набирается 60−70%. В московском кризисном центре «Анна» считают, что это маловато будет, и говорят о 70−90%. Звучит бронебойно и не должно оставлять места сомнениям: в России все жутко, глухо и беспросветно. Убедить может кого угодно. Кроме тех, кто хоть немного знаком с положением дел за бугром. А там, в Европе, по данным упоминавшейся выше El Confidencial, процент женщин, не жалующихся на своих мужчин в правоохранительные органы, примерно такой же — 74,5%.

Как видите, российская картина, если разобрать ее по деталям, оказывается нисколько не хуже европейской. Но наша выглядит в СМИ страшнее и объемнее благодаря искусству манипулирования статистикой и умению авторов публикаций подменять понятия. Задачу опорочить положение дел в российском обществе никто не отменял. Нужную информацию выпятить, ненужную опустить — не сегодня придумано. Как в свое время отмечал известный российский экономист Г. В. Плеханов, «напоминает одного цензора, который говорил: „Дайте мне „Отче наш“ и позвольте мне вырвать оттуда одну фразу — и я докажу вам, что его автора следовало бы повесить“». Не думаю, что в наше время умельцы «правильно» препарировать статистический материал перевелись.

http://eadaily.com/ru/news/2019/11/25/o-zhenshchinah-gibnushchih-v-rossii-ili-kak-manipulirovat-statistikoy

МВД назвало число пострадавших от домашнего насилия женщин

За первые девять месяцев 2019 года в России в отношении женщин совершили более 15 тыс. преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Об этом в МВД России рассказали РБК в Международный день по борьбе с насилием против женщин, утвержденный ООН, 25 ноября.

За весь 2018 год зафиксировали 21 тыс. случаев бытового насилия против женщин. По данным ВОЗ за 2017 год, за свою жизнь хотя бы одному случаю насилия подвергается каждая третья женщина. До 38% убийств женщин совершают их интимные партнеры мужского пола.

Ранее, 18 ноября, депутаты Госдумы России внесли понятие «преследование» в поправках к готовящемуся законопроекту о домашнем насилии. Под этим подразумеваются «неоднократные угрожающие действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле», в том числе поиски человека, устные и телефонные разговоры, контакт через третьих лиц, появление на месте работы или учебы, а также по месту проживания.

В России за первичное совершение побоев в семье установлена административная ответственность, в частности штраф от 5 до 30 тыс. рублей, арест на срок от 10 до 15 суток либо обязательные исправительные работы на срок от 60 до 120 часов.

16 октября в Совете Федерации заявили о намерении совместно с депутатами Госдумы до 1 декабря подготовить законопроект, касающийся семейно-бытового насилия.

В 2017 году президент России Владимир Путин подписал закон о декриминализации побоев в семье. Проект документа был внесен в Госдуму группой депутатов и сенаторов, включая Елену Мизулину.

В июле 2016 года был принят другой закон, установивший уголовную ответственность за побои членов семьи и близких лиц.

Как заявила тогда Мизулина, побои в отношении членов семьи и других близких лиц должны быть отнесены к административным правонарушениям, так как за «шлепок» в семье можно получить до двух лет и клеймо «уголовника» на всю жизнь, за побои на улице — штраф до 40 тыс. рублей.

http://iz.ru/947014/2019-11-25/mvd-nazvalo-chislo-postradavshikh-ot-domashnego-nasiliia-zhenshchin

В России каждые 40 минут от домашнего насилия погибает женщина

Накануне Международного женского дня 8 марта организация «Международная амнистия» и Российская Ассоциация кризисных центров «Нет насилию!» распространили в Москве заявление.

Читайте так же:  Вычет на ребенка отцу в разводе

В заявлении, в частности, говорится, что насилие против женщин является одним из наиболее распространенных и скрытых нарушений прав человека.

По имеющимся данным, ежегодно в России приблизительно 14 тысяч женщин погибают в результате домашнего насилия. По статистике, каждый день 36 тыс. женщин в Российской Федерации избиваются мужьями или сожителями. Каждые 40 минут одна россиянка погибает в результате домашнего насилия.

Статистика, опубликованная российскими организациями по борьбе за права женщин, показывает, как права женщин на жизнь и свободу от насилия ежедневно ставятся под угрозу в семье и как им отказывается в праве на физическую, психическую и сексуальную неприкосновенность, передает ‘МК-Новости’.

По словам исполнительного директора Российской Ассоциации кризисных центров Натальи Абубикировой, «количество женщин, погибающих каждый год от рук мужей и сожителей в Российской Федерации, приблизительно равняется количеству всех советских военных, погибших за десятилетний период войны в Афганистане».

«Мы считаем, что насилие против женщин — это проблема национальной важности. 53% населения России — женщины, и мы не должны терпеть безразличия, с которым общество и государство относятся к этой проблеме», — отметила Наталья Абубукирова.

«Международная амнистия» призвала российские законодательные власти выделить домашнее насилие в качестве отдельного уголовного преступления. Правозащитники также предлагают ввести специальную программу, чтобы обучать сотрудников правоохранительных органов выявлять случаи насилия против женщин и наказывать за него, особенно это касается домашнего насилия и торговли женщинами.

«Международная амнистия» считает, что 2003 год должен стать годом принятия российскими властями конкретных шагов для защиты женщин и демонстрации того факта, что насилие не будет допускаться.

Самые жестокие мужья — медики и юристы

Как свидетельствует статистика, на примере отдельно взятого российского города Екатеринбурга можно утверждать, что домашнее насилие не имеет культурных, социальных и экономических границ. Насилие может процветать как в неблагополучной, так и в обеспеченной и семье.

Ежегодно в екатеринбургский кризисный центр «Екатерина» обращаются около 2 тыс. женщин, которые подвергаются в семье психологическому или физическому насилию. По статистике, 80 процентов обратившихся в центр имеют высшее образование.

Как удалось установить специалистам, только в 50 процентах случаев домашнее насилие происходит под воздействием алкоголя. В половине случаев муж или сожитель поднимает руку на женщин в своей семье, находясь в трезвом и вменяемом состоянии.

Статистика установила, что самые искушенные и жестокие семейные тираны — медики и юристы, сообщает Regions.Ru.

Это происходит в силу их профессиональной искушенности. Врач, избивающий жену и детей, старается бить так, чтобы никаких следов насилия не оставалось. Провести медицинское освидетельствование в этих случаях практически невозможно. Еще сложнее привлечь к ответственности мужей-юристов, которые прекрасно знают российское законодательство и всегда имеют стопроцентное алиби.

Ситуация осложняется тем, что многие женщины стыдятся сообщать о пережитом, полагая, что тем самым, они предают свою семью. Многие опасаются мести и агрессии со стороны обидчиков. В 30 процентах случаев обращения в кризисный центр связаны с сексуальным насилием в семье, с фактами инцеста.

http://www.newsru.com/crime/07mar2003/nasilije.html

Масштабы домашнего насилия в России шокируют: гибнет все больше женщин

16 миллионов жертв ежегодно: с этим надо что-то делать

29.07.2019 в 17:01, просмотров: 5443

Масштабная акция #Я не хотела умирать, которая была запущена в сети 19 июля, призвана в очередной раз напомнить об огромном числе случаев домашнего насилия и о том, что с этим надо что-то делать. Уже многие годы все остается на своих местах – женщины гибнут от рук мужей, причем нередко на глазах у собственных детей, а сотрудники правоохранительных органов задвигают подальше в стол заявления несчастных, не заводят никаких дел, пока не дождутся страшного исхода. Правозащитники приводят цифру, правда, из неофициальных источников: от 12 до 14 тысяч женщин в России ежегодно погибают от насилия в семье.

На сегодняшний день к флешмобу присоединилось более 11 тысяч женщин и мужчин. Они выкладывают на своих страницах собственные изображения с нанесенным на лицах гримом «побоев», призывая подписчиков бороться с домашним насилием. Увидев в сетях эту акцию, женщины со всей России принялись выкладывать фото своих реальных побоев, нанесенных их благоверными, и рассказывать о жутких случаях насилия в своей семье.

Правозащитница, один из авторов флешмоба Алена Попова привела чудовищную цифру – по данным Росстата, каждый год в стране фиксируется 16 миллионов жертв домашнего насилия. И только 51 тысяча дел, по ее словам, доходит до суда, – по данным департамента Верховного суда.

Вообще, у наших правоохранительных органов установка одна: жертвы домашнего насилия сами во всем виноваты. Именно поэтому полицейские не спешат защищать таких женщин, считая случаи их обращений «невинными семейными разборками».

При этом, по мнению правозащитников, существует и еще одна вопиющая несправедливость: женщин, которые смогли дать отпор обидчикам в собственном доме и спасли свою жизнь, сажают потом за убийство. То есть не по более мягкой статье «за превышение необходимой самообороны», а именно «за убийство».

– Огромное количество женщин в нашей стране сидят за убийство агрессора, который их избивал, – заявила автор акции, блогер Александра Митрошина. – В этом суть нашей акции: они не хотели умирать, им пришлось защищать себя.

Председатель Экспертного совета по взаимоотношениям граждан с правоохранительными ведомствами Антон Цветков предложил, во-первых, провести ревизию кризисных центров в регионах, куда могут обратиться женщины и прожить там какое-то время, а, во-вторых — внедрить охранные ордера, которые приняты в международной практике, и которые, по его словам, действуют на территории стран СНГ. «Смысл охранного ордера: когда жертва подает в суд на насильника, то суд выносит решение о запрете приближаться к жертве на определенное расстояние», – пояснил он.

Цветков также предложил привлекать к охране женщин, страдающих от издевательств мужей, помимо сотрудников полиции еще и представителей Росгвардии.

Кажется, правозащитникам удалось достучаться до властей: буквально на прошлой неделе спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко создала рабочую группу в СФ по изучению «достаточности законодательства по защите жертв насилия». Возможно, лед тронулся, и у избиваемых мужьями женщин забрезжил свет в конце тоннеля: когда-нибудь государство ужесточит меры по борьбе с домашним насилием.


http://www.mk.ru/social/2019/07/29/masshtaby-domashnego-nasiliya-v-rossii-shokiruyut-gibnet-vse-bolshe-zhenshhin.html

«Меня насилует муж!»: Сбежавшие от своих мучителей нижегородки рассказали о домашнем насилии

На протяжении 17 лет в кризисный центр на Заярской, 18 обращаются женщины, столкнувшиеся с домашним насилием или оказавшиеся в острой кризисной ситуации (умер близкий человек, настигло смертельное заболевание и прочее).

— Как правило, эти люди не умеют принимать самостоятельные решения, не контролируют свою жизнь и испытывают нехватку друзей и знакомых. Зачастую им просто не к кому обратиться за помощью, — заявила директор Нижегородского женского кризисного центра Анастасия Ермолаева в беседе с «Комсомольской правдой».

По большей части в центр приходят или звонят женщины в возрасте от 25 до 35 лет, хотя встречаются клиенты и старше 60-ти (в частности, пенсионерки, над которыми издеваются родные дети).

— Ошибочно полагать, что за помощью обращаются лишь неблагополучные женщины. Наоборот, наши клиентки работают и хорошо зарабатывают, иногда настолько, что обеспечивают мужей, проживая с ними на своей территории. Тем не менее некоторым сложно выстроить границы и как-то защитить себя, — добавила психолог, координатор телефона доверия Анна Смирнова.

Читайте так же:  Как снять поручительство по ипотеке после развода

Март только начался, а на личном приеме у психолога уже побывали 19 человек. В среднем же за месяц клиентами кризисного центра становятся до 40 женщин, в той или иной степени столкнувшиеся с домашним насилием.

— По количеству звонков на всероссийский телефон для женщин, пострадавших от насилия в семье, Нижний Новгород занимает третье место после Москвы и Санкт- Петербурга . Но это свидетельствует об информированности в нашем регионе, а не о количестве случаев насилия, — подчеркнула Анастасия Ермолаева . — Просто нижегородки стали больше говорить о своих проблемах!

5 марта 2020 года Нижегородскому женскому кризисному центру исполнилось 17 лет. По этому случаю «Комсомольская правда» публикует пять историй нижегородок, которые сбежали от своих мучителей.

«Мам, а когда ты умрешь?»

В 2018 году в центр обратилась женщина, которая не понимала, что с ней происходит. Когда она находилась дома, вдруг ни с того ни с сего загоралась проводка аккурат над входной дверью — так, что она не могла выбраться наружу. Через некоторое время на ходу отказали тормоза в автомобиле, отчего женщина попала в ДТП , но чудом выжила. Оправившись, обратила внимание на странный привкус в еде, которую потребляла. А потом начала находить блистеры от таблеток. Пустые, разумеется. Последней каплей стал разговор с маленьким сыном перед сном.

— Мам, а когда ты умрешь? — поинтересовался мальчуган.

На вопрос обескураженной матери «Почему ты об этом спросил?», ребенок ответил: «Папа уже познакомил нас с новой мамой».

Тогда-то картинка в голове женщины сложилась. До нее дошло, что все случайности не были случайными. Дожидаться, пока ее сживут со свету, не стала. Собрала вещи, взяла детей да сбежала из дому.

— Мы поселили ее в кризисную квартиру. Муж, конечно, принялся разыскивать жену с детьми, даже заявление в полицию написал. Но поскольку мы взаимодействуем с ГУ МВД России по Нижнему Новгороду, сами связались с правоохранителями и сказали, что искать женщину не надо. Она находилась в кризисной квартире под защитой государства, — вспоминает юрист, заместитель председателя Нижегородского женского кризисного центра Елена Прохорова.

Закончилось все тем, что детей разделили по суду. И это, по словам юриста, было наилучшим вариантом, потому как женщине грозила реальная опасность.

«Брал кухонный нож и резал пальцы»

Однажды на пороге кризисного центра появилась женщина, которая сходу заявила: «Меня насилует муж!» На тот момент она уже сбежала из дома, и податься ей было особо некуда.

— Многие думают, что, когда женщина в законном браке, с ней можно делать все что угодно. Но это не так! — настаивает Елена Прохорова .

Поначалу ее клиентка пыталась сопротивляться. Тогда муж брал кухонный нож и резал ей пальцы, приговаривая: «Ты резала капусту и поранила палец. Какая полиция? Куда ты пойдешь?» А затем снова и снова принуждал немолодую жену к физической близости, причем в особо изощренной форме.

Порой муж-извращенец избивал мать своих взрослых детей так сильно, что она буквально лезла на стенку от боли. Но делал это мастерски, потому ни синяков, ни ссадин на теле женщины не было. Отчаявшаяся нижегородка подалась в полицию и прокуратуру. Вдруг помогут? А там рассмеялись пострадавшей в лицо: «Это ваши любовные утехи. Хотите — разводитесь».

— Мне пришлось выйти за нее в суд, потому что клиентка не могла прийти самостоятельно. Настолько боялась своего мужа, — рассказала юрист кризисного центра.

Поняв, что больше не сможет причинять физическую боль своей супруге, мужчина принялся за ее клиентов (она — самозанятая). Скидывал им интимные фотографии жены, порочащие ее честь и достоинство.

— Мы поселили ее в кризисной квартире, и она жила там до тех пор, пока их с мужем не развели. Сейчас с ней все хорошо, — добавила собеседница «Комсомолки».

«У меня сломаны ребра»

«Помогите мне, пожалуйста! У меня сломаны ребра. Я не могу выйти из дома — во дворе гуляют огромные собаки. У мужа-предпринимателя есть станки, перерабатывающие мясо. Не знаю, доживу ли до утра», — такое сообщение пришло в мессенджере юристу Нижегородского женского кризисного центра в 2019 году, когда та находилась на конференции в Москве.

Пострадавшая охотно рассказала, где именно находится и какую опасность представляет для нее гражданский супруг, отмотавший срок по статье «Убийство». При этом слезно умоляла не сообщать о ней в правоохранительные органы. Последнее сообщение от нее гласило: «Если со мной что-то случится, знайте, что я жила в этом доме».

— Мы обсудили эту ситуацию с председателем нашего центра и решили как можно скорее рассказать обо всем полиции. Хотя клиентка уверяла, что у сожителя там все куплено, — вспоминает Елена Прохорова. — И все же я позвонила в Главк с просьбой выслать наряд по такому-то адресу и вызволить оттуда женщину.

По возвращении домой юрист узнала, что никто не кинулся помогать нижегородке со сломанными ребрами. Тогда сотрудница кризисного центра решила самостоятельно вызволить пострадавшую из логова сожителя.

— Мы выждали, когда гражданский муж покинет дом. Я встретила ее у ворот и отвезла к нам на Заярскую. Теперь с женщиной все хорошо. Она жива и здорова, — заключила собеседница «Комсомолки».

«Она лишилась обоих родителей»

Влюбленные поженились и стали жить вместе в доме ее родителей. Отец и мать отдали молодоженам добрую половину особняка. Потом жена забеременела. И все было хорошо, пока на свет не появился малыш. Начались каждодневные скандалы, изматывающие и ее, и его. Поразмыслив немного, молодая мать решила сбежать от мужа- тирана .

— Так больше продолжаться не может. Я не хочу с тобой жить, — выпалила однажды жена.

В тот же миг отец семейства схватил годовалого ребенка и полоснул ножом по крохотной ножке. Прибежавшая на подмогу теща попыталась выхватить внучка из рук взбесившегося зятя, за что поплатилась жизнью. Мужчина вонзил кухонный нож прямо в сердце старушки, отчего та скончалась на месте.

— На женские крики прибежал и тесть, но также получил ножевое ранение. Через три дня пожилой мужчина скончался в реанимации, — добавила юрист кризисного центра. — В итоге с матерью младенца все хорошо. Но она лишилась обоих родителей. Сейчас идут судебные разбирательства. Ее муж заявил, что находился в состоянии аффекта… Посмотрим, чем все закончится.

«Папа пинал по голове и животу»

Видео (кликните для воспроизведения).

А вот из недавнего. В декабре прошлого года к специалистам обратилась женщина, которая призналась, что ей больше не к кому обратиться. Оказалось, муж-деспот третирует не только ее, но и двух несовершеннолетних сыновей. В попытке воспитать настоящих бойцов мужчина заставлял их убираться по дому, готовить и выполнять прочую домашнюю работу. О том, чтобы дарить детям игрушки или водить в кино, речи не шло.

— Папа вас бьет? — поинтересовалась судья у мальчишек.

В ответ дети замотали головой, мол, нет, не притронулся ни разу! Но судья продолжила: «Как же не бьет? А толчки? А пинки?»

— Он бил меня лишь однажды, когда я не смог отжаться сто раз. Папа пинал меня по голове и животу. Было больно, — потупил взор 9-летний мальчик.

Читайте так же:  Развод через мировой суд сроки

У прокурора и судьи волосы встали дыбом. Получается, мальчик не считал пинки и затрещины физическим насилием. Юрист кризисного центра заявила, что никогда прежде не видела, чтобы дети настолько боялись родного отца.

— На вопрос судьи «Ты любишь папу?» дети ответили: « Любим . Но мы хотим общаться с ним, если он изменится». То есть они жили в постоянном страхе. А на все возражения матери глава семейства говорил: «Я делаю из мальчиков солдат! Воспитываю мужество!» Эта история пока продолжается. Чем она кончится, не знаю, — заключила собеседница «Комсомолки».

КОНКРЕТНО

Что нужно знать и делать, если вы — жертва домашнего насилия?

— Первым делом надо знать телефоны, по которым следует звонить в такой ситуации (см ВЫРЕЖИ И СОХРАНИ);

— необходимо договориться с родственниками и соседями о сигналах, которые вы подадите им в случае, когда нужно вызвать полицию;

— также специалисты советуют заранее собрать так называемый «чемоданчик безопасности», куда следует положить документы, ценные вещи, деньги, ключи от машины, ювелирные украшения, которые можно продать и прочее;

— стараться не находиться с агрессором в закрытом помещении вроде ванной или кухни, где имеются режущие предметы;

— нужно знать, куда можно сбежать в случае необходимости;

— если ситуация нагнетается и нет возможности прихватить с собой какие-то вещи, надо бежать! Есть угроза вашей жизни и жизни ваших детей.

ВЫРЕЖИ И СОХРАНИ

Обратиться к специалистам Нижегородского женского кризисного центра можно:

— по телефонам (831) 413-84-32, +7-920-253-84-32 (по будням с 9.00 до 18.00);

— по бесплатной горячей линии 8-800-700-06-00 (по будням с 7.00 до 21.00);

— по телефону 102 (в любое время, когда женщине угрожает опасность или ей необходима медицинская помощь).

Консультации психолога и юриста для женщин и детей, пострадавших от насилия, а также находящихся в сложной жизненной ситуации, оказываются бесплатно.

Консультации юриста проводятся по вторникам и пятницам с 14.00 до 17.00.

Консультации психолога проводятся с понедельника по пятницу с 14.00 до 17.00.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Почему закон о домашнем насилии расколол общество на тех, кто сильно «за» и резко «против»?

Вокруг инициативы, которую в России еще только собираются принять, уже схлестнулись либералы и патриоты, феминисты и домостроевцы. Страсти кипят (подробности)

Оксана Пушкина о жертвах домашнего насилия: Мы живем в мире, где можно бить баб и детей

Зампред Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина рассказала, как ей угрожают из-за работы над законопроектом о домашнем насилии (подробности)

Закон о домашнем насилии: защитит или окончательно разрушит семью?

В эфире программы «Доживем до понедельника» Радио «Комсомольская правда» Максим Шевченко и Тина Канделаки обсуждают со слушателями и экспертами закон о домашнем насилии, который может быть принят в России (подробности)

К ЧИТАТЕЛЯМ

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам!

Вы можете написать нам в личные сообщения группы ВКонтакте или позвонить по телефону (831) 200-33-40.

http://www.nnov.kp.ru/daily/27101/4176130/

«Меня насилует муж!»: Сбежавшие от своих мучителей нижегородки рассказали о домашнем насилии

На протяжении 17 лет в кризисный центр на Заярской, 18 обращаются женщины, столкнувшиеся с домашним насилием или оказавшиеся в острой кризисной ситуации (умер близкий человек, настигло смертельное заболевание и прочее).

— Как правило, эти люди не умеют принимать самостоятельные решения, не контролируют свою жизнь и испытывают нехватку друзей и знакомых. Зачастую им просто не к кому обратиться за помощью, — заявила директор Нижегородского женского кризисного центра Анастасия Ермолаева в беседе с «Комсомольской правдой».

По большей части в центр приходят или звонят женщины в возрасте от 25 до 35 лет, хотя встречаются клиенты и старше 60-ти (в частности, пенсионерки, над которыми издеваются родные дети).

— Ошибочно полагать, что за помощью обращаются лишь неблагополучные женщины. Наоборот, наши клиентки работают и хорошо зарабатывают, иногда настолько, что обеспечивают мужей, проживая с ними на своей территории. Тем не менее некоторым сложно выстроить границы и как-то защитить себя, — добавила психолог, координатор телефона доверия Анна Смирнова.

Март только начался, а на личном приеме у психолога уже побывали 19 человек. В среднем же за месяц клиентами кризисного центра становятся до 40 женщин, в той или иной степени столкнувшиеся с домашним насилием.

— По количеству звонков на всероссийский телефон для женщин, пострадавших от насилия в семье, Нижний Новгород занимает третье место после Москвы и Санкт- Петербурга . Но это свидетельствует об информированности в нашем регионе, а не о количестве случаев насилия, — подчеркнула Анастасия Ермолаева . — Просто нижегородки стали больше говорить о своих проблемах!

5 марта 2020 года Нижегородскому женскому кризисному центру исполнилось 17 лет. По этому случаю «Комсомольская правда» публикует пять историй нижегородок, которые сбежали от своих мучителей.

«Мам, а когда ты умрешь?»

В 2018 году в центр обратилась женщина, которая не понимала, что с ней происходит. Когда она находилась дома, вдруг ни с того ни с сего загоралась проводка аккурат над входной дверью — так, что она не могла выбраться наружу. Через некоторое время на ходу отказали тормоза в автомобиле, отчего женщина попала в ДТП , но чудом выжила. Оправившись, обратила внимание на странный привкус в еде, которую потребляла. А потом начала находить блистеры от таблеток. Пустые, разумеется. Последней каплей стал разговор с маленьким сыном перед сном.

— Мам, а когда ты умрешь? — поинтересовался мальчуган.

На вопрос обескураженной матери «Почему ты об этом спросил?», ребенок ответил: «Папа уже познакомил нас с новой мамой».

Тогда-то картинка в голове женщины сложилась. До нее дошло, что все случайности не были случайными. Дожидаться, пока ее сживут со свету, не стала. Собрала вещи, взяла детей да сбежала из дому.

— Мы поселили ее в кризисную квартиру. Муж, конечно, принялся разыскивать жену с детьми, даже заявление в полицию написал. Но поскольку мы взаимодействуем с ГУ МВД России по Нижнему Новгороду, сами связались с правоохранителями и сказали, что искать женщину не надо. Она находилась в кризисной квартире под защитой государства, — вспоминает юрист, заместитель председателя Нижегородского женского кризисного центра Елена Прохорова.

Закончилось все тем, что детей разделили по суду. И это, по словам юриста, было наилучшим вариантом, потому как женщине грозила реальная опасность.

«Брал кухонный нож и резал пальцы»

Однажды на пороге кризисного центра появилась женщина, которая сходу заявила: «Меня насилует муж!» На тот момент она уже сбежала из дома, и податься ей было особо некуда.

— Многие думают, что, когда женщина в законном браке, с ней можно делать все что угодно. Но это не так! — настаивает Елена Прохорова .

Поначалу ее клиентка пыталась сопротивляться. Тогда муж брал кухонный нож и резал ей пальцы, приговаривая: «Ты резала капусту и поранила палец. Какая полиция? Куда ты пойдешь?» А затем снова и снова принуждал немолодую жену к физической близости, причем в особо изощренной форме.

Порой муж-извращенец избивал мать своих взрослых детей так сильно, что она буквально лезла на стенку от боли. Но делал это мастерски, потому ни синяков, ни ссадин на теле женщины не было. Отчаявшаяся нижегородка подалась в полицию и прокуратуру. Вдруг помогут? А там рассмеялись пострадавшей в лицо: «Это ваши любовные утехи. Хотите — разводитесь».

Читайте так же:  Обидела ребенка и переживаю

— Мне пришлось выйти за нее в суд, потому что клиентка не могла прийти самостоятельно. Настолько боялась своего мужа, — рассказала юрист кризисного центра.

Поняв, что больше не сможет причинять физическую боль своей супруге, мужчина принялся за ее клиентов (она — самозанятая). Скидывал им интимные фотографии жены, порочащие ее честь и достоинство.

— Мы поселили ее в кризисной квартире, и она жила там до тех пор, пока их с мужем не развели. Сейчас с ней все хорошо, — добавила собеседница «Комсомолки».

«У меня сломаны ребра»

«Помогите мне, пожалуйста! У меня сломаны ребра. Я не могу выйти из дома — во дворе гуляют огромные собаки. У мужа-предпринимателя есть станки, перерабатывающие мясо. Не знаю, доживу ли до утра», — такое сообщение пришло в мессенджере юристу Нижегородского женского кризисного центра в 2019 году, когда та находилась на конференции в Москве.

Пострадавшая охотно рассказала, где именно находится и какую опасность представляет для нее гражданский супруг, отмотавший срок по статье «Убийство». При этом слезно умоляла не сообщать о ней в правоохранительные органы. Последнее сообщение от нее гласило: «Если со мной что-то случится, знайте, что я жила в этом доме».

— Мы обсудили эту ситуацию с председателем нашего центра и решили как можно скорее рассказать обо всем полиции. Хотя клиентка уверяла, что у сожителя там все куплено, — вспоминает Елена Прохорова. — И все же я позвонила в Главк с просьбой выслать наряд по такому-то адресу и вызволить оттуда женщину.

По возвращении домой юрист узнала, что никто не кинулся помогать нижегородке со сломанными ребрами. Тогда сотрудница кризисного центра решила самостоятельно вызволить пострадавшую из логова сожителя.

— Мы выждали, когда гражданский муж покинет дом. Я встретила ее у ворот и отвезла к нам на Заярскую. Теперь с женщиной все хорошо. Она жива и здорова, — заключила собеседница «Комсомолки».

«Она лишилась обоих родителей»

Влюбленные поженились и стали жить вместе в доме ее родителей. Отец и мать отдали молодоженам добрую половину особняка. Потом жена забеременела. И все было хорошо, пока на свет не появился малыш. Начались каждодневные скандалы, изматывающие и ее, и его. Поразмыслив немного, молодая мать решила сбежать от мужа- тирана .

— Так больше продолжаться не может. Я не хочу с тобой жить, — выпалила однажды жена.

В тот же миг отец семейства схватил годовалого ребенка и полоснул ножом по крохотной ножке. Прибежавшая на подмогу теща попыталась выхватить внучка из рук взбесившегося зятя, за что поплатилась жизнью. Мужчина вонзил кухонный нож прямо в сердце старушки, отчего та скончалась на месте.

— На женские крики прибежал и тесть, но также получил ножевое ранение. Через три дня пожилой мужчина скончался в реанимации, — добавила юрист кризисного центра. — В итоге с матерью младенца все хорошо. Но она лишилась обоих родителей. Сейчас идут судебные разбирательства. Ее муж заявил, что находился в состоянии аффекта… Посмотрим, чем все закончится.

«Папа пинал по голове и животу»

А вот из недавнего. В декабре прошлого года к специалистам обратилась женщина, которая призналась, что ей больше не к кому обратиться. Оказалось, муж-деспот третирует не только ее, но и двух несовершеннолетних сыновей. В попытке воспитать настоящих бойцов мужчина заставлял их убираться по дому, готовить и выполнять прочую домашнюю работу. О том, чтобы дарить детям игрушки или водить в кино, речи не шло.

— Папа вас бьет? — поинтересовалась судья у мальчишек.

В ответ дети замотали головой, мол, нет, не притронулся ни разу! Но судья продолжила: «Как же не бьет? А толчки? А пинки?»

— Он бил меня лишь однажды, когда я не смог отжаться сто раз. Папа пинал меня по голове и животу. Было больно, — потупил взор 9-летний мальчик.

У прокурора и судьи волосы встали дыбом. Получается, мальчик не считал пинки и затрещины физическим насилием. Юрист кризисного центра заявила, что никогда прежде не видела, чтобы дети настолько боялись родного отца.

— На вопрос судьи «Ты любишь папу?» дети ответили: « Любим . Но мы хотим общаться с ним, если он изменится». То есть они жили в постоянном страхе. А на все возражения матери глава семейства говорил: «Я делаю из мальчиков солдат! Воспитываю мужество!» Эта история пока продолжается. Чем она кончится, не знаю, — заключила собеседница «Комсомолки».

КОНКРЕТНО

Что нужно знать и делать, если вы — жертва домашнего насилия?

— Первым делом надо знать телефоны, по которым следует звонить в такой ситуации (см ВЫРЕЖИ И СОХРАНИ);

— необходимо договориться с родственниками и соседями о сигналах, которые вы подадите им в случае, когда нужно вызвать полицию;

— также специалисты советуют заранее собрать так называемый «чемоданчик безопасности», куда следует положить документы, ценные вещи, деньги, ключи от машины, ювелирные украшения, которые можно продать и прочее;

— стараться не находиться с агрессором в закрытом помещении вроде ванной или кухни, где имеются режущие предметы;

— нужно знать, куда можно сбежать в случае необходимости;

— если ситуация нагнетается и нет возможности прихватить с собой какие-то вещи, надо бежать! Есть угроза вашей жизни и жизни ваших детей.

ВЫРЕЖИ И СОХРАНИ

Обратиться к специалистам Нижегородского женского кризисного центра можно:

— по телефонам (831) 413-84-32, +7-920-253-84-32 (по будням с 9.00 до 18.00);

— по бесплатной горячей линии 8-800-700-06-00 (по будням с 7.00 до 21.00);

— по телефону 102 (в любое время, когда женщине угрожает опасность или ей необходима медицинская помощь).

Консультации психолога и юриста для женщин и детей, пострадавших от насилия, а также находящихся в сложной жизненной ситуации, оказываются бесплатно.

Консультации юриста проводятся по вторникам и пятницам с 14.00 до 17.00.

Консультации психолога проводятся с понедельника по пятницу с 14.00 до 17.00.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Почему закон о домашнем насилии расколол общество на тех, кто сильно «за» и резко «против»?

Вокруг инициативы, которую в России еще только собираются принять, уже схлестнулись либералы и патриоты, феминисты и домостроевцы. Страсти кипят (подробности)

Оксана Пушкина о жертвах домашнего насилия: Мы живем в мире, где можно бить баб и детей

Зампред Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина рассказала, как ей угрожают из-за работы над законопроектом о домашнем насилии (подробности)

Закон о домашнем насилии: защитит или окончательно разрушит семью?

В эфире программы «Доживем до понедельника» Радио «Комсомольская правда» Максим Шевченко и Тина Канделаки обсуждают со слушателями и экспертами закон о домашнем насилии, который может быть принят в России (подробности)

К ЧИТАТЕЛЯМ

Стали свидетелем интересного события? Сообщите об этом нашим журналистам!

Вы можете написать нам в личные сообщения группы ВКонтакте или позвонить по телефону (831) 200-33-40.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.spb.kp.ru/daily/27101/4176130/

Женщина умерла от домашнего насилия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here